Faerun: The Neverending Story

Объявление

Введите здесь ваше объявление.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Faerun: The Neverending Story » Фантастические Миры » Дорога за предел


Дорога за предел

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Редания, Новиград. 1239 год, середина октября.
Ведьмаков нанимают, как правило, с одной целью - извести чудище лесное, али болотное из мест населенных, кое своими пакостными деяниями приводит к бедам людским. Так было, есть и будет. Но порой люди, особенно влиятельные, хотят упредить смерти близких своих, и нанимают ведьмаков заранее, предугадывая события.
Ведьмак Роберт, которого судьба снова занесла в Реданию, соглашается быть сопровождающим для знатной купеческой дочери, отец которой выложил не малую сумму за такой эскорт.
Упыри и вурдалаки, нежить и обычные, рядовые мародеры - что еще ждет Роберта и Виолу на этой Дороге?...

Участники: Виола, Роберт.

0

2

Осень, наконец, заиграла яркими красками на осенних лапах леса. Казалось, еще недавно совсем зеленые, сейчас листья играли множеством оттенков красного, оранжевого и золотого. Вечерняя дымка окутала низину, затмевала взор. Ведьмак придержал коня, издалека заслышав стук копыт загнанной лошади. Он мог бы свернуть в лес, как делал обычно, предпочитая быть незамеченным. Но любопытство взяло свое, ведь кому-то он понадобился, что за ним послали гонца.
«Или не гонца вовсе, а проклятия на голову», - хмыкнул мужчина, сдерживая норовящего продолжить движение жеребчика.
Гонец, наконец, догнал ведьмака, неуклюже слез с лошади. Запыхавшийся, он стоял, согнувшись, с минуту, прежде, чем начал говорить. Из плохо связанного монолога ведьмак понял, что в поселке, мимо которого он проезжал не ранее, чем четыре часа назад, его ожидает представитель какого-то знатного купеческого рода, которому позарез нужен был ведьмак.
- А кто завелся в землях-то? – решил уточнить на всякий случай ведьмак. Ему уже несколько раз доводилось браться за работу, которую он, по легкомыслию своему и неопытности, считал посильной. Результаты таких чудесных экспериментов красовались на шее и спине на веки вечные.
- Это, милстадрь, мне не ведомо. Сказали томко: ведьмака на серой в яблоках кобыле догнать. Назад привезти и, ежели ведьмак усомнится в серьезности намерений благородных господ, выдать ему, стал-быть, мешочек – как залог.
- И при себе этот мешочек-то? – ведьмак кривовато ухмыльнулся, поглаживая Инея – серого красавца в белых звездах, который, вопреки мнению простецкого мужика, кобылкой-то как раз не был и возмущенно заржал, пытаясь укусить кмета за рукав, вытянув шею.
- Э… - паренек – а гонцу было от силы девятнадцать годов – пошарил по карманам мешковатой одежды, выудил, наконец, из бесконечных серо-коричневых складок мешочек темной кожи и отвязал от пояса. – Вот. Томко вы должны слово дать, что со мной поедите. А то мне, понимаете, головы не сносить. – И парень поежился, вжимая голову в плечи.
- Дело столь важное, как погляжу, - ведьмак протянул руку за мешочком, - а кого убивать – так молчок. – Он хмыкнул, взвесив небольшой, по его прикидкам, гонорар.
- Извиняемся. Только все подробности у посланца благородного купца. Он мчал к нам аж пыль столбом по дороге, коня до третьего пота загнал, так позарез вы нужны ему были. Конь сейчас в стойле, кожа да кости, аж ноги ходуном. Да и сам посланец, как с коня-то свалился, уже боле не сел. Не королевский гонец же, чтобы стальную задницу иметь.
Ведьмак улыбнулся шире известной шутке. Она гласила, что королевские гонцы должны иметь две золотые вещи – голову и задницу. Первая нужна была для того, чтобы слово в слово передавать послания, которые посылали друг другу короли. Золотая же задница нужна была воистину, ибо порой гонец проводил в седле более суток, доставляя срочные известия. Не все, далеко не все, следовало передавать через магов и их средства связи.
- Ясно. Ну что же, - ведьмак еще раз взвесил «гонорар» в руке и спрятал мешочек в карман. – Значит, едем в обратный путь.
Туман сгущался, проникая влажными нитями под одежду. Ведьмак выпустил в воздух клубок пара и плотнее закутался в плащ.
***
Уже за полночь он сидел в уютном доме, скинув плащ и протягивая руки к печи, ерзая по скамье увы, совсем не «золотым» задом и разминая гудящие ноги, рассматривая помещение: деревянный потолок был увешан запасами на зиму – косички лука, чеснока и моркови свисали с бревен, наводили на мысли о вампирских суевериях. Деревянная изба была теплой и уютной, пахло молоком и хлебом, пивом и луковым супом, за тарелку которого ведьмак готов был отдать – в прямом смысле слова – тот кошель, что получил залогом. Ждать купца долго не пришлось – не успел еще ведьмак собрать остатки лукового супа, поданного вместе с хлебом ему полненькой дамой с милой улыбкой, как в сени вошел хозяин этого дома. Ведьмак поднялся и легким поклоном поблагодарил за хлеб-соль. Не каждый день доводилось ему отведать горячей еды перед заданием.
- Благодарю за хлеб-соль, хозяин, - он выпрямился, разглядывая стоящего перед ним невысокого полненького мужчину средних лет. Шикарные усы украшали лицо с добрыми глазами. Ведьмак не любил встречать по внешности, но почему-то сейчас этот мужчина к себе располагал.
- На здоровье. Надеюсь, мы не слишком потревожили вас, милсдарь, и не оторвали от очень важных дел.
Ведьмак уловил иронию.
«То есть от просто «важных дел» вы бы меня оторвали, не раздумывая», - усмехнулся он про себя, не считая нужным отвечать.
- Увы, дела вынуждают искать помощи у вас. Ваше имя…
По затянувшемуся молчанию ведьмак понял, что это был вопрос.
- Роберт.
- Из…?
- Из ниоткуда. Итак, в чем же состоит суть вашей… просьбы?
Мужчина покрутил пальцами мельницу, глядя в окно.
- Мое имя Витольд Лайнэ, - начал он, поглядывая на ведьмака. – Так, ясно, мое имя вам ни о чем не говорит. – Усмехнулся он, Роберт слегка склонил голову на бок, словно извиняясь. – Я купец, советник иерарха Новиграда, в общем далеко не самый последний в Новиграде по значимости и влиянию. Не так давно мне стало известно, что… мой брат занимается магией. Культ Вечного Пламени не терпит язычников и богохульников! А что, как ни рьяное богохульство есть магия? Магия есть зло! Люди, связывающие себя с магией, отдают свою душу Хаосу. Вечный огонь не в силах спасти их презренные души. – Купец сделал большой глоток из жбана с пивом, стоящего на столе, вытер губы и усы платком и сделал жест в сторону скамьи, предлагая присесть. Ведьмак послушно сел, поигрывая серебряным медальоном с ощерившимся волком.
- В общем, Роберт, есть у меня веские основания полагать, что миру в моей семье пришел конец.
Роберт хотел было уже возразить, что люди – даже будь они чертовыми богохульниками и магиками – не являются созданиями Хаоса, за которыми он охотится. Пусть даже они и продали свою душу в пользу служения таланту.
- Есть у меня дочь, - прервал готовые сорваться с губ ведьмака слова купец Лайнэ. – За нее переживаю. Свой крах переживу, но ее – ее я хочу уберечь.
Помолчали. Ведьмак решил не спешить с выводами.
- Я хочу отправить ее к дальним родственникам в Доль Ангре. Конечно, я выделю девушке эскорт и охрану. Но много всего я слышал про леса Заречья, в… Роберт. – Купец в упор глядел на ведьмака. – Говорят, там и утопленники, и гули на кладбищах, и эти… как их…
- Лешие? – подсказал ведьмак, кривовато улыбаясь, что совсем не делало его симпатичнее – скорее наоборот.
- Во-во. Да и мало ли еще гадской живности в лесах! В общем, думаю я, что нужен еще ведьмак. Чтобы сопровождать и защищать. Потому как парни мои, хоть и учились с детства железкой махать, но супротив существ Хаоса словно эти малые дети и будут.
Один из, очевидно, этих детей малых, стоящих в дверях, вытянулся в струну, аж сапоги скрипнули по полу, и крепче прижал к себе древко копья, что не ускользнуло от внимания и ведьмака, и купца, который погрозил мужчине пальцем. Выглядело это достаточно комично со стороны. Роберт кашлянул.
- В общем так, милсдарь ведьмак, не иначе Боги мне вас послали – накануне я про брата-то узнал. Гонорар вы получили? Вот еще пя… семь таких же, если доставите мою дочь в целости и сохранности куда надо. А насчет путешествия не переживайте. Скажите, что вам надобно в пути – все подготовим, и не обидим ни едой, ни теплом. А как доведете дочь до места, так там вольны идти на все четыре стороны. Награда же будет поделена на семь частей. Соответственно с пройденным расстоянием, ибо знаю я, что вам и эликсиры варить надобно всякие, и прочие амуниции докупать.
- Да вы знаток ведьмачьего дела, - не без сарказма заметил Роберт, - такие познания.
- А как же. Не даром купцом довелось мне стать. Знаю, на что у вашего брата спрос, знаю, какие вещи вы себе ищите, какие покупаете в путь, какие на стоянках. Вот еще что – ежели вам чего надобно, вы лучше сразу мне скажите. Найдем первого качества. И со скидкой. Даром для себя же и надо, душевного ради благополучия.
- Вы говорите так, милейший, словно я уже согласился, - спокойно отозвался ведьмак, переставая вертеть медальоном и выпрямляя спину.
- А чего ради отказываться-то? Эта сделка обойдется мне в раз пять дороже, чем любая другая. Но когда на кону – жизнь единственного ребенка, я готов заплатить любую цену. И теперь ваш ход, Роберт. Называйте ее. Свою цену.
Ведьмак хмыкнул, подумал немного и назвал. Глаза купца Витольда Лайнэ округлились, он нервно облизнул губы и несколько раз энергично кивнул, радостно улыбаясь, а ведьмак вдруг понял, что продешевил. Жизнь купеческой дочки – это вам не мантихора в пещере убить.

0

3

В очередной раз, перечитав бумаги, стопкой лежащие на рабочем столе отца, Виола устало вздохнула и, отодвинув тяжелое резное кресло, с мягкой пурпурной обивкой, встала и подошла к окну. Раздвинув тяжелые темно-коричневые занавеси, она выглянула на улицу. К вечеру пошел дождь, и сейчас в неверном свете фонарей можно было разглядеть лишь фигуры редких прохожих, спешащих поскорее добраться до теплого трактира или уютного дома, прикорнуть у камелька, наесться чесночной похлебки и раскурить трубочку.
Девушка нахмурилась, различив в темноте стоящего напротив особняка какое-то неуловимое движение. Ее глаза немного привыкли к полумраку – в кабинете горел лишь камин, да тяжелый позолоченный подсвечник на столе и она различила фигуру в шляпе и плаще, стоящую у ограды соседского дома. Вроде бы ничего особенного – очередной прохожий, но он выглядел как-то неестественно, неподвижно стоя под струями холодного осеннего дождя. У Виолы возникло ощущение, что он наблюдает за домом, и хотя было слишком далеко для того, чтобы различить не то что глаза, но даже само лицо, ей показалось, что незнакомец увидел ее и пристально разглядывает.
Она быстро отодвинулась от окна, плотно задергивая шторы и с удивлением ощутила, как вспотели ладони, а по позвоночнику поползли мурашки, добираясь до шеи и пробегая дальше – по темно-каштановым волосам, убранным  в пучок, закрепленный черепаховым гребнем.
Отец часто уезжал по делам, и она привыкла бывать одна. Вышколенные слуги бесшумно скользили по дому, а ее чопорная горничная, почти всегда молчаливая, тощая и прямая, словно сухая ветка, безмолвно сидела за вышиванием или чтением молитв Вечному Пламени. Порой Виоле казалось, что она единственная живая душа в этом огромном особняке, а остальные люди – лишь бестелесные призраки бывших жильцов. Отец купил этот особняк много лет назад и все детство, как и жизнь  Виолы, прошло в стенах этого дома, за исключением редких выездов на балы и в гости к друзьям отца.
Девушка погасила свечи на тяжелом канделябре, и взяла маленький подсвечник, чтобы пройти в свою спальню. В коридорах было пусто, сумрачно, но она не боялась темноты, зная дом, как свои пять пальцев.
Поднявшись на третий этаж, в котором располагались спальни и гостевые комнаты, Виола прошла мимо небольшой картинной галереи, мельком взглянув на портрет матери – это действие за многие годы стало таким же привычным, как молитва у символа Вечного Пламени.
В ее спальне жарко потрескивал огонь в камине, заботливо разведенный Магдой – горничной, что бесшумно возникла из смежной комнаты, когда девушка вошла, и тихо поприветствовав хозяйку, помогла справиться с платьем и жестким корсетом, а зачем расчесала ей волосы у высокого, старинного, мутного зеркала, доставшегося в наследство от прежних владельцев дома.
Переодевшись в скромную ночную рубашку белого хлопка – застегнутую под самое горло и спускающуюся до щиколоток, Виола улеглась в кровать, и отпустила Магду. Сон никак не шел, она заложила руки за голову, поудобнее устроившись на подушках прохладной постели и смотрела на балдахин кровати, расшитый бордовыми розами и позолотой. Она думала о том деле, что заставило отца спешно покинуть дом, едва только он вернулся от своего брата Люциуса. Отец выглядел крайне обеспокоенным и задумчиво-встревоженным. Пообещав, что все объяснит ей, как только вернется, и что, скорее всего, Виоле придется на некоторое время уехать, он попросил дочь ни с кем не общаться до своего возвращения, за исключением Магды и слуг, которых она знала всю свою жизнь.
Дядя Люциус и его сын Арчибальд, тоже Лэйны, единственные, кроме Виолы, наследники торгового бизнеса ее отца... Несколько лет от них не было ни слуху, ни духу, они путешествовали где-то вдали от Новиграда, но вот вернулись и зачастили к ним в гости. Отец не стал скрывать от Виолы намерений выдать ее за кузена, чтобы оставить семейное дело в руках Лэйнов, однако с тревогой отнесся к тому, что дочь восприняла это предложение крайне негативно.
Виолу передернуло при воспоминании о кузене Арчибальде. Она сама не могла понять, что с ней творится в его присутствии. Его можно было назвать привлекательным мужчиной, он был так же высок и строен, как и его отец, и черты его лица так же напоминали высеченные резчиком каменные лики статуй. Но девушке становилось плохо, как только она входила в помещение, где находился кузен, и однажды она едва не упала в обморок, когда он попытался взять ее за руку.
Несмотря на строгое воспитание, Виола не боялась мужчин, тушуясь перед ее влиятельным и богатым отцом, они никогда не совершали по отношению к девушке каких-либо бестактных действий в те редкие разы, когда она оказывалась в их обществе. Так что причину ее отвращения к Арчибальду следовало искать не в психологических, а в физических причинах.
День, проведенный за чтением отцовских торговых бумаг измотал Виолу и даже тревожные мысли, вызванные внезапным отъездом отца, растворились в навалившемся на девушку тяжелом сне.

Отредактировано Виола (2015-09-15 11:42:36)

0

4

Выехали с первыми лучами солнца.
Вопреки ожиданиям Роберта, свита купца не была голодранцами, как он успел ненароком подумать вчера вечером: вели себя тихо и вполне пристойно; один даже подогнал свою гнедую кобылу, поравнявшись с конем ведьмака, и тактично осведомился, дескать, готов ли уже список товаров, потребных ведьмаку в дорогу. Роберт пообещал дать ответ по приезду к дому, где, как он надеялся, ему выпадет шанс, во время всеобщей суеты и прощаний по случаю отъезда, подумать хорошенько. Конечно, базовый набор он прикинул еще вчера, но раз выпала ему такая оказия, стоило подумать и в перспективе. Вот например, совершенно точно, что сапоги требуют ремонта, особенно ввиду предстоящей зимы, которую он, в отличие от многих, в Замке пересиживать не собирался. Да и в конце концов, разве сидя в замке, сможет он заработать на овес Инею? Он успел привязаться к коню, и мысль о том, что того придется продать, заставляла его морщиться. Конь как конь, конечно, но было в них что-то родное, близкое. Например – оба жутко не любили, когда ими командуют. Иной раз ведьмаку приходилось даже применять силу, далеко не только физическую, чтобы обуздать животное.
Размышляя о коне, на котором ехал, ведьмак прозевал момент, когда золотые башни Новиграда показались из-за кромки леса, а заметил лишь, когда стены города выросли, словно грибы после теплого дождя – буквально под его носом. Купец Лайнэ, под приветственные выкрики и поклоны стражников, миновал ворота города на солидного вида карете, запряженной парой меринов. Его свита, в хвосте которой пристроился ведьмак, казалась менее приметной за позолоченными резными выступами кареты. Ведьмак, опустив голову, разглядывал людей, спешащих по своим делам, торговцев, везущих товары на рынок, препирающихся со стражниками горожан, детишек, спозаранку начинающих шалить, матерей этих самых детей, с воплями и криками пытающихся поймать нерадивых чад, собак, поднявших лай при виде конных, снующих между ногами людей гусей и уток, и прочую живность. Что и говорить – Новиград, столица культурной жизни, но по утрам, пока эта самая культурная жизнь не разбрелась по своим делам, этот город ничем не отличался от всех прочих городов.
- Тпруууу! – возница натянул поводья, карета, привлекающая внимание горожан и стражников, остановилась перед внушительного вида домом. Ведьмак поднял глаза и тут же прищурился, так как смотрел уже против солнца. Работу за него сделали зрачки – моментально сузились, глаза перестал обжигать белый шарик на небе.
- Милсдарь Роберт, - окликнул его Витольд Лайнэ, - прошу сюда.
Ведьмак не заставил себя долго ждать, шагнул в тень гостеприимно распахнутой двери. Их встретила прислуга, а пока Роберт озирался по сторонам, купец о чем-то успел пошептаться с лакеем. Конвой же купца оставался в дверях – как и полагается, по двое: двое встали снаружи двери, двое вошли внутрь и занятии такие же позиции.
- Вы голодны? Ах, что же я спрашиваю. Изабелла, подай нашему гостю завтрак. Виола еще у себя? Хорошо, я пойду к ней, а вы пока, Роберт, отведайте… чем хата богата. – Развел руками купец, и направился по лестнице наверх.
Роберт проводил его задумчивым взглядом, и лишь потом заметил на себе испытывающий, полный подозрения взгляд женщины, которую Витольд назвал Изабеллой. Он попытался улыбнуться, чтобы разрядить обстановку, но понял свой промах моментально – это вам не Кавир со своими шуточками по поводу шрамов, украшающих морду.
- Прошу за мной, - сухо отозвалась женщина, развернувшись и, казалось, даже не глядя на гостя.
- Минуточку! – уже знакомый ведьмаку мужчина поднял руку, чтобы задержать того, но вовремя опомнился, только кашлянул в кулак. – Список, сударь. Потребного.
- И в самом деле, - ведьмак жестом попросил женщину подождать, отошел на несколько минут. В ходе тихой беседы мешок, добытый накануне из мешковатой робы паренька, перекочевал в руки стражника с заверением, что этой суммы вполне хватит на все потребное. Ведьмак кивнул, обращая все свое внимание, наконец, на ожидавшую его Изабеллу. Скорее из закона вежливости и гостеприимства, нежели из чувства голода, Роберт последовал за ней. В конце концов, когда непосредственно его присутствие понадобится, его вызовут.

0

5

Проснувшись с первыми лучами солнца, Виола быстро позавтракала теплой выпечкой и овсяной кашей с ветчиной, и одевшись в простое, наглухо застегнутое темно-зеленое платье, с нетерпением ожидала возвращения отца. Высматривая его в окна третьего этажа, девушка внимательно наблюдала за прибытием кареты и эскорта. Впрочем, особо много ей разглядеть не удалось и в ожидании, когда отец поднимется наверх, она нервно ходила по комнате, привычная к тому, что спускаться вниз не следовало до специального отцовского распоряжения. Услышав его грузные шаги и тяжелое, затрудненное от поспешной ходьбы дыхание, девушка нетерпеливо распахнула дверь спальни.
С удивлением она заметила облегчение в глазах отца, когда он окинул ее взглядом и коротко, но крепко обнял. Пройдя в комнату, и захлопнув за собой дверь, он отослал прочь Магду. Горничная скрылась за дверью, ведущей в смежную комнату, в которой обитала сама, неслышная как приведение.
- Как я рад, что все обошлось, дочка. Все прошло именно так, как и планировалось.
- О чем ты говоришь, отец? Тебя что-то крепко обеспокоило в последние дни и я все гадала...
Витольд заложил руки за спину, отвернувшись к окну и с минуту постоял так, глядя в никуда. Затем, тяжело вздохнув, обернулся к Виоле:
-  Буду говорить без обиняков, потому что у меня дурное предчувствие. Ты знала, что я собираюсь выдать тебя замуж за Арчибальда. Несмотря на твое к нему отношение, мне трудно было подобрать более удобную кандидатуру. Не возражай мне, дорогая, дослушай... Несколько дней назад я к своему горю узнал весьма постыдную вещь. Люциус продал душу темной силе. Он отверг веру в Вечное Пламя, столь драгоценно лелеемую в нашей семье и все эти годы занимался  темным колдовством.
Широко распахнув серые глаза, Виола потрясенно уставилась на отца. Она даже представить не могла, каким шоком это открытие стало для отца - верного последователя политики Иерарха Новиграда. Сама она не испытывала столь сильное отвращение к магам, хотя сочетание слов ,,темная магия,, вызвало у нее мороз по коже. На секунду она задумалась, не с этим ли связаны ее ощущения от присутствия кузена в непосредственной близости.
- Что ты собираешься предпринять, отец?
- Подробности этих мер тебе знать ни к чему, однако, я считаю, что какое-то время моя семья... вернее ее ,,чистая,, незагрязненная магией часть, может подвергнуться опасности. Ты молода и плохо представляешь себе, какие кошмары способна создать магия. Тебе придется уехать из дома, отправишься к родственникам. Я подобрал тебе подходящий эскорт, с собой возьмешь только Магду. И я нашел ведьмака. Они знают как бороться с темной магией и ее порождениями, поэтому я хорошо ему заплачу за твою безопасность. Он ждет внизу, идем, чтобы дважды не повторять одно и то же, я поговорю с вами обоими.
Отдав приказ Магде, чтобы собрала вещи, потребные хозяйке в путешествии, Витольд грузным, но уверенным шагом отправился на первый этаж. Привыкшая практически во всем бесприкословно подчиняться отцу Виола, безропотно отправилась следом.
Пока они преодолевали двойные лестничные пролеты, девушка обдумывала слова отца, пытаясь примириться с внезапной и резкой переменой в жизненном укладе. Она никогда еще не путешествовала на далекие расстояния без отца и сейчас ей было крайне не по себе. Она вошла в комнату, следом за отцом, нервно сжимая руки и покусывая губы, не зная, что ожидать от ведьмака, который до сих пор был лишь предметом нянькиных сказок, столь далеким от ее реальной жизни.

Отредактировано Виола (2015-09-16 16:35:32)

0

6

Остатки овсяной каши, собранные со дна огромной кастрюли, со шкварками от дна, как ни странно, пришлись весьма кстати – только ощутив вкус еды Роберт понял, что проголодался, а добрая кружка молока – чем черт ни шутит? – пришлась кстати на закуску. Окончание же завтрака венчала порция эликсиров. Он вдруг вспомнил, что давно не вливал в организм дозы, примерно с прошлого полнолуния. Было пора. Его чуткий слух улови движение на лестнице, скрип ступеней господина Лайнэ, и более легкую поступь рядом. В молчании, он поднялся из-за стола, поблагодарив хозяйку кивком и приблизился к двери, оперевшись плечом о косяк.
«А вот и твоя новая подопечная», - подумал он, рассматривая женщину, сопровождающую купца. – «А я-то думал…»
Что и говорить, он явно думал увидеть маленькую, лет четырнадцати – не больше! девочку, которой, по вполне понятным причинам, нужно было сопровождение и внимание. Купец не упоминал возраста своей дочери, в то ж время, старым он вовсе не казался, видимо, от этого и возник каламбур. Почти сразу Роберт отчитал себя за эти мысли. Ведь женщины и дети – именно та категория, которую он призван защищать от чудовищ. Какая разница, ребенок или женщина будут им спасены?
«Никакой», - закончил он ход своих мыслей, продолжая рассматривать спускающуюся даму. Она была интересной – по-своему, но слишком уж замкнутой, как подумалось ведьмаку. Платье, неприметного, отталкивающего цвета, вопреки нынешней моде на яркие цвета, застегнутое на все пуговицы до горла, длинные рукава, длинный подол. На плечо ниспадала толстая коса. Когда они практически уже спустились, она подняла голову и стрельнула в ведьмака взглядом, полным недоверия. Мужчина хмыкнул, не отводя глаз и принимая вызов, губы растянулись в легкой усмешке.
Он был рад. Рад, что она носила такую одежду, словно желая подчеркнуть строгость, сдержанность. Что от нее не шел приятный запах трав в сочетании с запахом аконита и волчанки. Что она не надевала светлые, легкие платья, ее волосы были темными, а не светлыми, как спелая рожь. Что она скорее всего не играла на лютне и не пела у костров на майский праздник Беллетейн. И уж наверняка не была волчицей.
- Виола, - заговорил Витольд, заметив Роберта в дверях, - это Роберт, ведьмак. Роберт, это моя дочь, Виола Лайнэ.
Купец подошел ближе, женщина же осталась на некотором расстоянии позади него, слегка сжав губы и рассматривая Роберта.
- Милсдарыня, - ведьмак кивков поприветствовал Виолу. Почему-то он инстинктивно ощущал, что целование рук будет более чем неуместно, потому ограничился характерным знаком приветствия у северных народов.

0

7

Да, такого она не ожидала - вполне себе обычный, привлекательный мужчина, со шрамом, разумеется, как и положено представителю его профессии, судя по тем байкам, что она слышала, но ничего особенного и пугающего, как ей казалось по пути сюда. Перестав хмуриться, Виола не сдержала усмешки, слегка дернув уголками губ, заметив слегка удивленный взгляд ведьмака. Видимо, он также представлял ее совсем иначе.
Желая отвадить вероятных претендентов на ее руку и папочкино богатство, Виола привыкла одеваться скромно и нарочито безвкусно, впрочем, тряпки никогда не были предметом ее воздыханий. В отличие от большинства знакомых ей женщин она предпочитала тратить деньги на книги.
Подойдя к Роберту ближе, она почувствовала странную дрожь, пробежавшую по телу, но это было не похоже на то, что происходило с ней в присутствии кузена, однако ладони почему-то укололо сотней мелких иголочек и она вытерла их о юбку платья, протягивая руку в мужском варианте приветствия.
- Рада познакомиться.

Отредактировано Виола (2015-09-16 20:47:20)

0

8

Ведьмак усмехнулся краешком рта и уверенно пожал протянутую руку. Она оказалась узкой, но рукопожатие вышло крепким.
- Взаимно, - почему-то проговорил он, все еще не спуская взгляда с девушки.
- Кхе-кхе, итак, - нарушил затянувшееся молчание и игру в «гляделки» Витольд. – Время, кхм, не терпит. Роберт, я хочу обсудить с вами маршрут и показать на карте, куда нужно доставить мою дочь. Прошу к столу.
Они направились в одну из боковых комнат, служившую, кажется, еще и кабинетом. Пока гость входил, купец успел, несколько более суетливыми, чем следовало, движениями убрать со стола письма, вексели и штампы. Ведьмак понимающе глянул на мужчину, а тот слабо улыбнулся ведьмаку: обоим будет лучше, конечно же, если секретные бумаги не попадутся на глаза слишком уж внимательному гостю. Впрочем, кое-что Роберт все же успел ухватить зрением – и суммы в письмах были указаны далеко не маленькие.
Покончив с очисткой стола, Витольд покопался на полках, заваленных книгами и свитками, извлек оттуда длинный сверток и разложил на столе. Один край он прижал чернильницей, второй – углом книги счетов, третий оказался зажат подсвечником, а четвертый – линейкой. Старательно разгладив карту руками, купец ткнул пальцем на жирную точку, обозначающую Новиград.
- Итак, мы тут. Конечная цель – Доль Ангра, а вернее пересечение ее границ со Стоками. – И пухлый палец уверенно ткнул карту прямо под одним из выступов гор Амелл. Глаза ведьмака скользнули немного левее, туда, где Нэви выходила из горного ущелья. Там, в серебристых потоках воды, блестел городок Ридбрун.
«Слишком много воспоминаний», - подумал он, отрывая взгляд и вглядываясь в маршрут. Не близкое, ох и не близкое путешествие его ожидало.
- В Темерии сейчас спокойно, говорят, король даже бригады разбойников прищучил, теперь там и комар носа не подточит. В Соддене после кончины кого-то из королевской семьи тоже все поутихли. – Говорил купец, ведя пальцем по карте. – Оплакивают и скорбят, а за красного петуха карают смертью, колы наточили. Охотников и поубавилось. Кажется, королевскую особу как раз кто-то на большаке и настиг. Но подробности до нас еще не дошли.
- Самый опасный район – в ведьмачьем плане, - Роберт потер рукой в перчатке висок, - Заречье. Говорят, друиды из Каэд Дху снова начали охоту на людей, досаждающих природе, а о болотах Ийстрита и речи не идет. Мы свернем на границе Соддена и дойдем до устья Яруги, перейдем на ту сторону, до границ с Цинтрой, пройдем по ее окраинам и, когда приблизимся к горам, поравняемся с ними и дойдем до Доль Ангра. Кто-то из ваших людей знает в точности, где искать этих ваших родственников?
- Я знаю, - подала голос Виола. Неожиданно, он оказался звучным и уверенным в себе.
- Вот и славно. – Одобрительно кивнул ведьмак, скользнув по ее лицу изучающим взглядом. – Думаю, в среднем темпе мы доберемся до указанного места за сорок-пятьдесят дней. Хотя если дороги разнесло от дождей, то путь станет вдвое дольше. Плюс, скорее всего, мы не успеем до зимы, а идти вдоль гор зимой – сомнительное приключение. Горные перевалы скользкие, кони не смогут пройти там. – Ведьмак вопросительно поднял глаза на купца.
- Хм, хм, вы правы, правы… хмм… что же, - он задумался, постукивая пальцами по карте и глядя в одному ему ведомом направлении. – Есть несколько вариантов. Безопасных. Первый – перезимовать в замке Тигга, там у меня есть связи. Второй – в Ридбруне, местная магичка задолжала мне за оперативную отправку ей магических декоктов.
- И как, - голос Роберта был ледяным, - зовут эту магичку?
- Хм, запамятовал. – Купец задумался, а Роберт считал удары собственного сердца. Раз, два… - Сиррэ или как-то так. А что, вы знакомы?  Могли бы ее уговорить помочь?
- Нет, - с легким оттенком облегчения отозвался Роберт. – Не знаю никого с таким именем. Вы же знаете, у нашего брата с магами не очень хорошие отношения.
- В самом деле.
- Мы постараемся успеть, господин Лайнэ, хотя бы до Саовины добраться до Тигга. Если нет – что же, меня тоже кое-где знают, попробуем перезимовать.
- Добро. Что же, пора собираться в путь. Виола, твои вещи собраны? – отец посмотрел на дочь, та кивнула. – Тогда, Роберт, вы уже сказали Францу, что вам необходимо? Да? Отлично. Я проверю коней, выберу лучших, снаряжение и так далее, и так далее… - бормоча еще что-то себе под нос, он направился прочь из комнаты, Виола последовала за ним, а Роберту не оставалось ничего, кроме как ждать. Его вещи всегда были упакованы и приторочены к вьюкам на коне.

Отредактировано Роберт (2015-09-17 17:23:19)

0

9

Пока ведьмак разговаривал с ее отцом, Виола исподволь наблюдала за ним, как за некой диковинкой. Хотя Роберт оказался не таким уж пугающим, как она представляла раньше, тем не менее, он казался ей очень интересным, не похожим на тех, с кем ей довелось общаться прежде.
Поднимаясь по лестницам, вместе с отцом, она думала о том, как скоро ей удастся вернуться в родной дом. Маршрут, который обсуждали мужчины, произвел на нее сильное впечатление. Все эти названия были знакомы Виоле лишь по картам и книгам, но вскоре мир должен был стремительно расшириться для купеческой дочки. Впрочем, если она собиралась в дальнейшем следить за торговым делом отца, ей было полезно немного попутешествовать. Возможно удастся завести полезные знакомства, и увидеть своими глазами, что из себя представляют дороги, по которым проходят торговые пути.
Вновь оказавшись в спальне, она увидела уже собранную в дорогу Магду.
- Госпожа, я собрала ваш новый саквояж. Хотите проверить все ли в порядке? - тихо и сухо спросила женщина, поднимаясь со стула, на котором сидела так прямо, будто проглотила аршин.
Виола бросила взгляд на дорожную сумку - последний писк моды в Новиграде, названную саквояжем. Ее было удобно носить за ручку, а мягкая коричневая кожа делала этот полезный предмет весьма вместительным. Поскольку девушка вела довольно аскетичный образ жизни, ей не требовалось много вещей и она покачала головой, полностью доверяя Магде в вопросе сборов.
Однако, подойдя к своему комоду, вытащила из кармана цепочку с ключами и выбрав маленький серебряный ключик, открыла шкатулку темно-синего бархата. Здесь хранились драгоценности покойной матери Виолы и девушка почему-то захотела взять их с собой. Ей не хотелось думать об опасности, которая могла грозить отцу, пока она будет в отъезде, ведь для человека с его связями в Новиграде было доступно очень многое. Однако, его нервное поведение и тревожный взгляд подействовал на нее угнетающе. Быстро достав украшения, девушка сложила их в бархатный мешочек, - золотое кольцо с рубином, бриллиантовые серьги, клипсы из сердолика, ожерелье, украшенное мелкими изумрудами и гребень к нему в комплект, а так же маленькое золотое кольцо с сердцем бледно-розового камня. На кольце взгляд девушки задержался чуть дольше - это было помолвочное кольцо ее матери, с обручальным мать похоронили, а его оставили для Виолы. Представив как это кольцо надевает ей на палец Арчибальд, Виола мысленно передернулась и убрала кольцо в мешочек, спрятав его в потайной карман платья.
Глубоко вздохнув, она надела темно-коричневый кафтанчик с рукавами и капюшоном, подпоясав его кожаным ремешком довольно изящной выделки - Виола любила изделия из качественной кожи. Поскольку осень вступила в свои права, она так же сменила домашние туфельки на кожаные полусапожки.
Окинув прощальным взглядом свою комнату, Виола спустилась на первый этаж и попрощалась с Изабеллой, которая сунула девушке в руки мешочек вкусно пахнущий свежей выпечкой - на дорогу.

Отредактировано Виола (2015-09-17 22:05:35)

0

10

Солнце уже клонилось к горизонту, когда малоприметная для стен Новиграда компания из семи человек покинула городские стены. Распрощавшись с теплом и уютом домашних постелей, домашней выпечкой по утрам, теплом очагов вечерами, они направлялись на бездорожье, туда, где спать придется – в лучшем случае, в сарае какого-то кмета, на жесткой соломе, в компании коз, коров и прочего скота, туда, где изысканность завтраков будет возможна только по очень-очень благоприятному стечению обстоятельств.
Ехали рысью, кони, запряженные в неприметную карету, в которой ехали женщины, храпели, фыркали, пока солнышко не закатилось за кроны деревьев, ознаменовав тем самым конец приключения на сегодня. Конечно, местные леса могли похвастаться только бандитами, и Роберт это отлично знал. Но знал он также и то, что командовать в этом странном путешествии не ему – Витольд отрядил, помимо Магды, служанки Виолы, уже известного ему мужчину, который за несколько часов до отъезда привез в телеге все, что заказывал Роберт. Звали его Анри. Анри был личным рыцарем купца, его телохранителем, провожатым, посыльным – в общем всем, кем купец поделает его видеть. Анри же принял на себя командование их нехитрой компанией, как главное доверенное лицо. Кроме него, рядом держались еще три мужчины при оружии, которые мало чем друг от друга отличались, как во внешности, так и в именах, а звали из Крам, Брам и Винсент. Последний – не только именем. Крам и Брам были единокровными братьями, как и многие привычные к оружию люди – большие, квадратные и неразговорчивые. За все эти несколько часов они обменялись – причем исключительно друг с другом – всего парой-тройкой малопонятных всех остальным слов. Третий же, Винсент, тоже якобы был их братом, но видимо, мать загуляла, потому что третий – младший сын, отличался весьма привлекательной внешностью, подтянутой фигурой и совершенно не закрывающимся ртом, сейчас он вел карету, а его лошадь с поклажей тащилась следом, явно недовольная таким понуканием. Все эти два часа Винсент активно рассуждал о жизни простого люда, которому, видите ли, тесно в стенах больших городов, а надобно бы селиться, значит, селами вокруг, за воротами, и что проблемы простого обывателя не должны, дескать, мешать благородным господам мыслить трезво и отвлекаться на пустяки. Что…
Дальше Роберт не слушал. Остальные были либо привычны к манерам охранника, либо также не обращали внимание, только Анри, ехавший с ним бок о бок, перебрасывался иногда парой-тройкой замечаний касательно «люда». Остальные ехали молча.
Наконец, сделали привал, расседлали лошадей, карету замаскировали в листве и ольховнике, для дам разбили палатку, прихваченную кем-то из двух угрюмых братьев. Остальные же, пока Виола и Магда приводили в порядок внутренний обустрой палатки, еще немного пахнущей хлевом и не оставляющей сомнения в своем месте пребывания, разожги костер. Ведьмак уселся возне него, оперевшись спиной о седло и принялся точить стальной меч.
- Говорят, - внимательно глядящий на него Анри, блеснул улыбкой из под бороды, украшающей его лицо, - серебряный меч для чудовищ, а стальной для людей.
- Ерунду говорят, - немного погодя отозвался ведьмак, вытирая лезвие кожаным лоскутом. – В этих лесах серебряный врядли понадобится, только и всего.
- Хммм, то есть и серебряный меч против людей хорош?
- Любой меч хорош против людей, - Роберту не нравился этот разговор. – Если уметь держать его с нужного конца.
- Ладно-ладно, не сердитесь, это простое любопытство, - миролюбиво развел руками Анри.
- Любопытство кошку сгубило, - буркнул Роберт, но так, чтобы его не услышали.
Между тем, на костре уже закипала вода, в которую оруженосцы добавляли мясо, специи и овощи. Судя по запаху, все это делалось весьма правильно.
- Ужин готов! – окликнул Винсент женщин в палатке. – Выходите, госпожа Лайнэ, да прихватите приправы какие, ежели у вас есть!

Отредактировано Роберт (2015-09-20 09:56:40)

0

11

Виола предпочла бы переночевать в карете, если бы в той не было очень тесно, так что пришлось смириться с дурнопахнущей палаткой, в которой они с Магдой обустроили себе лежанки под контролем Анри. Мужчина показал как из собранной травы и лапника сделать что-то вроде матраса, сверху прикрыть плотным шерстяным покрывалом, простыней и укрыться опять же покрывалом, но уже из более мягкой, овечьей шерсти. У женщин были с собой пара маленьких подушек и Виола сразу же положила под свою маленький атласный мешочек, наполненный лавандой, чтобы перебил запах хлева, помог уснуть, да и возможных насекомых отогнал. Девушка любила лаванду, ее резковатый, но очень свежий аромат ассоциировался у нее с полевыми просторами и свободой, которой у дочери купца Лайнэ было так мало. Поэтому она всегда покупала эти мешочки или засушенные букетики лаванды, прокладывая ими одежду и белье в платяном шкафу. Это нравилось ей гораздо больше, чем мускусно-тяжкие запахи духов или популярных притираний.
Она выглянула из палатки, выходя к костру и с помощью Магды ополоснула в сторонке лицо и руки. Все происходящее было для нее в диковинку - ветер,  колышущий ветви деревьев порождал странный, таинственный гул, темнота, искры костра и непривычно большая компания мужчин нервировали Виолу, но она постаралась взять себя в руки. Если такова была ее судьба, значит надо было следовать по пути Предназначения. И да защитит ее Вечное Пламя.

Отредактировано Виола (2015-09-21 12:07:52)

0

12

Ведьмак искоса наблюдал за действиями женщин, прикрыв глаза. Пламя костра лизало его ступни, разгоняя тепло по телу. Ему было интересно, как чувствуют себя его подопечные. Конечно, о рыцарях речь не шла – те, даже не будучи бывалыми воинами, привыкли спать где судьба прикажет, пить, что получится, и врядли они могли испытывать бОльший дискомфорт, недели он сам, но девушки… Судя по тому, что успел узнать Роберт о Виоле, врядли ее могли отпускать куда-то дальше продуманных и безопасных прогулок на пикник, недалеко от дома, как правило приставив пару человек конвоя. Что ощущает она, вынужденная спать под песни ветра, в палатке, хранящий запах мест, далеко не столь приятных, как ее спальня? Его интерес граничил с сочувствием, впрочем он всячески отгонял от себя эту мысль – ему какое дело? За нее все решили родители, его дело не хитрое.
- Похоже, приправ нам не светит, - горестно вздохнул Винсент, качая головой и помешивая деревянной ложкой наваристый бульон, варившийся в походном котелке.
- У меня есть соль, - подал голос Роберт.
- Это, господин ведьмак, у нас тоже в избытке. – Хмыкнул Винсент. – Нам бы кориандра, иль лаврового листа. Для запаха, пощекотать вкус. А то перепелка-то пресная. Что с нее возьмешь!
Ведьмак пожал плечами, полируя сталь клинка куском телячьей кожи. Его набор трав не подходил для того, чтобы им приправляли пищу.
- Садитесь, госпожа, - Анри постелил на свое седло овечью шкуру, распинал ботинком, по его мнению мешающиеся, ветки. – Ужин не богатый, зато питательный.
- И хорошо, что не енот какой! – вмешался, как обычно, в разговор Винсент, возясь в бурдюке с чарками. – Еноты, говорят, жесткие что кожа борова.
- Брешешь. Где ты тут этого ёнота своего нашел? – Крам перестал стругать прутик ветки, критически осмотрел.
- А вот хоть бы и у реки. У бабки моей, когда я, значит, карапузом бегал на речку, белье вырывал из рук! Серый такой, в полоску. Шустрый, енотья мать!
- Точно брешешь! Из рук! Да баба как в тряпку вцепится, не отпустит ни в жисть!
- Господа, сбавьте обороты, - кашлянул Анри. – Еноты-не еноты. А сейчас у нас есть конкретный бульон из перепела, в который я еще пару картошин кинул. И мнится мне по запаху, что бульон готов!
- Так что же ты молчишь-то! Наливай! Да куда ты лезешь, Брам, госпоже Виоле первой, ну! Простите, сударыня, этого хама, - Винсент, когда было нужно, был чертовски галантен. Склонившись в поклоне, он протягивал чарку с ложкой женщине с милой улыбкой на лице.
Ведьмак улыбнулся краешком рта, наблюдая за ней. Она казалась такой потерянной среди их компании. Конечно, ей тут было не место, но раз судьба занесла ее в компании конкретных людей…
- Сударыня, - проговорил он, заметив на себе ее взгляд, - вам впервые приходится бывать в таких условиях?  - Он перехватил протянутую Анри чарку, но приступать к трапезе не спешил, ожидая ответа и не спуская с Виолы изучающего взгляда.

Отредактировано Роберт (2015-09-22 20:02:07)

0

13

Устроившись поближе к костру, Виола протянула к огню слегка замерзшие руки. Пальчики девушки были тонкими, а кожа такой светлой и прозрачной, что казалось, будто огонь просвечивает сквозь них. Она уже взяла себя в руки и озноб вызванный нервирующей обстановкой и осенним холодом, полностью прошел.
- Простите, что разочаровала вас, милсдарь Винсент, но мне не пришло в голову, что я должна захватить с собой приправы и специи, учитывая, что вам было заплачено как раз за то, чтобы все было в наличии, - заметила девушка, и в ее голосе прозвучала прохлада, как бы давая понять, что она не собирается терпеть фамильярности и напоминая о дистанции между работодателем и работником. Виола не была таким уж снобом, но отец объяснил ей, что если платишь кому-то за работу, то лучшего результата следует ждать именно при таком отношении к делу, хотя разумеется, требовалось оставаться вежливым и верным своему слову и оговоренной цене. Помимо этого, Виола не слишком жаловала болтливых не по делу и Винсент раздражал ее всю дорогу, заставляя в очередной раз убедиться в правильности выбора горничной - Магда роняла слова скупо, порой даже слишком, но зато и не жаловалась. Сейчас служанка пристроилась рядом с госпожой, как молчаливая тень и неодобрительно оглядывала мужчин, окружающее их пространство и время от времени нервно вздыхая.
Проголодавшись за день, Виола, которая никогда не была гурманом, с удовольствием съела весь суп, поблагодарив своих спутников за кулинарные способности.
Отпивая из кружки горячий грог, девушка поймала на себе взгляд ведьмака - очевидно ему было так же любопытно как и ей, каково это - выдержать подобное путешествие для кисейной барышни.
- Впервые, да, - ответила она тихо, не желая, чтобы другие приняли участие в их разговоре. - А вам, сударь Роберт, уже доводилось сопровождать подобные компании? Скучновато, должно быть, после ведьмачьих рабочих будней?

Отредактировано Виола (2015-09-23 00:05:23)

0

14

Ведьмак ухмыльнулся, но так, чтобы никто не видел. Выпад девушки был понятен, а по лицу Винсента было видно, как глубоко проникли ее слова. Особенно если учитывать, что занимался покупкой всех вещей не он, а Анри. Тот же, в свою очередь покашляв в кулак, прятал толи улыбку, толи негодование. Роберт пока что не научился по его лицу распознавать эмоции. Впрочем, многие люди так умело их скрывали, что догадаться было бы не просто.
Между тем, вопрос Виолы заставил его вспомнить о том, что нужно было бы сделать сразу – поговорить со всеми, но пока что он обратился только к девушке, краем глаза наблюдая как Винс высказывает свое недовольство Анри, а тот, со стоической миной мученика, кивает.
- В таком случае, я искренне советую вам, сударыня, не предпринимать самостоятельных вылазок в лес. Даже по … хм.. личным надобностям. Берите с собой кого-то из мужчин. Предвижу ваш вопрос, - заметив, что она собирается возразить, добавил он. – Личная территория в условиях леса означает крайне мало, а вот кишащие тут бандиты, разбойники, да и тварей всяких хватает, думаю, не посмотрят, что вы девушка и беззащитная, прямо скажем – скорее всего вовсе наоборот. Я говорю это вам лично, но позднее повторю для всех. Хоть и не имею никакого права навязывать вам свое мнение, однако, как сопровождающий вас, обязан предупредить. Ради вашего же блага.
- Что же касается второго вопроса, то отвечу так: гораздо приятнее и полезнее для здоровья ехать по прямой дорожке, с осознанием того, что вечером ждет ужин хотя бы из перепелки, и терпеть, как вы назвали это, «скучноватый» образ жизни, нежели спать, жить и есть что и где попало. Так что как-нибудь перетерплю скуку, - он улыбнулся, в попытке сделать свои слова звучащими мягче и внимательно глядя в лицо собеседнице.

0

15

- Что ж, недаром мне сразу показалось, что вы - разумный человек, не из тех, кто бахвалится своими возможностями и военными навыками, кидаясь в битву с каждым встречным, и нарываясь на неприятности в дебрях. Спасибо за совет, я рада, что вы с нами, - серьезно ответила девушка, прямо глядя на Роберта светло-серыми глазами, в которых отражались отблески костра. Она допила грог и спросив у Магды, наелась ли та, позвала горничную в палатку. - Спокойной ночи, милсдари.
Девушка скрылась в палатке, и почти упала на свое жесткое ложе, потому что после сытного ужина, на нее навалилась усталость. Виоле казалось, что она уснет быстро, так она вымоталась за день, однако никак не могла устроиться поудобнее, чувствуя буквально каждую веточку, проложенную под импровизированный матрас, впивающуюся в нежное тело. Запах лаванды немного перебивал запах хлева и хоть так можно было отвлечься от неприятных ассоциаций. Виола подумала, что ей наверняка будут сниться поросята, и принялась считать их, вместо овечек, чтобы поскорее заснуть. Тут захрапела Магда и издав тихий, несчастный стон, купеческая дочка, перевернулась на другой бок, надев на голову капюшон теплого кафтана, прижимая его к ушам.

Отредактировано Виола (2015-09-24 20:14:18)

0

16

Еще какое-то время у костра шел разговор. Преимущественно он касался будущего путешествия и возможных проблем, которые они могут встретить на пути. Роберт еще раз выслушал полевую обстановку на территории тех государств, через которые они путь держали, поразмыслив над тем, что упустил купец Витольд в своем кратком вводе. Телохранители же, в свою очередь, стали задавать вопросы о монстрах, обитающих в этих землях, о средствах борьбы с ними, о том, видел ли ведьма самолично оных, а если не видел - не пускает ли он пургу в глаза простому люду (как окрестил своих Крам). Роберт пожал плечами - он не любил спорить и что-то доказывать. В конце концов, не его заботы - верят ему или нет. Легли сильно за полночь, натаскав лапника и сухих веток и устроив из этого себе лежанки. Чем не походный ночлег. Роберт, подложив руки под голову, глядел на просветы в елях. В них виднелись звезды, далекие и мерцающие, обманывающие своей чистотой.
"Чего-то не хватает," - думал он, вслушиваясь в подвывания ветра между елей. - "Этой сказочной песне не хватает слов."
...
Рассветный свежий ветерок поднял их с импровизированных постелей спозаранку. Позавтракав кашей из овсянки и солониной, двинулись в путь, стараясь не выбирать широкие тракты, по максимуму перемещаясь невидимыми тропками. Птицы, еще не улетевшие в теплые страны, ловили на растопыренные крылья скупое солнечное тепло.
Ведьмак поравнялся с каретой, в которой ехала Виола и, воспользовавшись тем, что окно открыто и девушка как бы с неохотой осматривается на местность, заговорил:
- Госпожа, вы можете рассказать мне еще что-то дельное об этом маге? Если я верно понял, для вас это была такая же новость, как и для меня. И все же, я не много что знаю про Культ Вечного огня, но не мало знаю о магах как таковых. Темная магия запрещена как таковая, ее практикуют тайно, причем в сильной противосканерной блокаде, потому как темные маги преследуются и караются смертью. Были ли какие-то знамения, что ваш родственник занимается чернокнижием? Понимаю, что вопрос не простой, но вы видели его? Заметили ли что-то особенное в нем? Может быть, он как-то странно себя вел? Я задаю эти вопросы не потому, что собрался в судью играть. Хочу лишь подумать о возможных дополнительных опасностях на пути.

Отредактировано Роберт (2015-09-28 21:15:50)

0

17

После ночи наполненной храпом Магды, сквозняками, запахом хлева и жесткой постелью, настроение Виолы было весьма сумрачным. Она без аппетита позавтракала тем, что назвали "солдатской кашей" и снова погрузила свое не отдохнувшее тело в карету. Учитывая, что выбирали не наезженные дороги, карету трясло нещадно и девушка успела сотню раз пожалеть, что не едет верхом, как ее спутники, впрочем, Магда не имела даже такого скромного ездового опыта как Виола и для нее подобная поездка превратилась бы в пытку.
Услышав вопрос ведьмака, девушка с радостью отвлеклась от хмурых осенних пейзажей, и высунулась в окошко кареты:
- Для меня это все стало полнейшей неожиданностью. Мы редко общались с семьей дяди Люциуса, он с сыном долгое время путешествовал в дальних краях и отец мало что рассказывал о них. Когда они вернулись в свой новиградский дом, отец несколько раз навещал их, иногда брал меня с собой. Мне было там... некомфортно, - она вздрогнула, вспоминая о своих ощущениях. - Особенно, вблизи от кузена Арчибальда. Наши отцы, судя по всему, собирались нас поженить, мой папа присматривался, а Люциус, словно уже все решил для себя. Арчи привлекательный парень, но... мне становится очень плохо в его присутствии, я практически готова потерять сознание, и это вовсе не потому что мне настолько сильно не хочется замуж, - ляпнула Виола и тут же осеклась. Говорить с ведьмаком было проще, чем с ее обычными собеседниками, поскольку они были мало знакомы и не имели никаких планов относительно друг друга. Но все же слишком уж откровенничать не следовало. - По видимому, - продолжила она после заминки, - отец каким-то образом узнал о тайне дяди, и это его сильно напугало. Учитывая его тесные взаимоотношения с Иерархом, он разберется с этой проблемой, хотя это будет непросто. Не знаю, почему он удалил меня из города - из страха перед дядей, или же чтобы лишний раз никаких толков не велось вокруг нашей семьи, и меня в частности.

0

18

Ведьмак смотрел, как солнечные зайчики, отражающиеся от золотой облицовки кареты, прыгают по стенкам и потолку, изредка попадая – когда карета особенно сильно подскакивала на кочках – на угрюмое и недовольное лицо служанки Виолы, имени которой он как-то не припоминал. Ему показалось странным, что служанка позволяет себе при госпоже проявлять свои негативные эмоции в отношении него и других мужчин компании в частности. Ведь, по сути, как и эти же самые мужчины, она также ходила в услужении у купца и его дочери, а значит, они были на равных. Вот и сейчас женщина косилась недобрым глазом на ведьмака, а тот только шире улыбнулся, как бы показывая, что ему безразличны и ее мнение, и мысли о нем. Зато прямо перед ним подрагивало на кочках улыбающееся лицо Виолы, которое, как он теперь признавался себе, было вполне себе симпатичным, на свой манер красивым. Кажется, девушка симпатизировала ему больше, чем ее служанка. Он внимательно выслушал рассказ Виолы, сдерживая рвущегося за патрульными конями в рысь Инея.
- Хм, странно. Никогда не слышал, чтобы люди так реагировали на присутствие магов. Насколько я знаю, простые люди не улавливают ауру, ни магов, ни других, необычных, людей. – Он в задумчивости потер перчаткой подбородок, который начала покрывать серая тень щетины. – Возможно, причина не в этом. Либо вы – вовсе не обычная девушка, - без тени иронии заметил он, - а какая-нибудь скрытая магичка. Хотя врядли. Магические способности обычно появляются к созреванию... хмм... – Девушка отрицательно качнула головой. – Значит, дело в другом. Может быть, он принимал какие-то особенно ядовитые духи, - с иронией дополнил он. - Знаете, у аристократов такое бывает. - Тут он остановил поток красноречия, чтобы не сболтнуть лишнего, и улыбнулся, пытаясь тем самым прикрыть неудачную шутку.
- Но возвращаясь к нашей проблеме, - продолжил он, - думаю, что ваш отец поступил правильно, отослав вас. Для вашей же безопасности. Я видел множество мест, где маги доказывали свои права. – Видя, вопрос в глазах девушки, он добавил. – В этих местах не оставалось целых вещей. Мебели, иногда даже целых построек. Горы хаоса. Так что, если ваш отец решил отослать вас, это доказывает, что и он знает, на что способны маги в бешенстве. О, вижу, вы обеспокоены. Уверяю вас, это Новиград, культурная столица, с кучей охранников, да еще и центр Культа. Внутри стен ему не угрожает опасность.

0


Вы здесь » Faerun: The Neverending Story » Фантастические Миры » Дорога за предел


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC