Faerun: The Neverending Story

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Faerun: The Neverending Story » Фанфикшн » Истоки, ч. 1


Истоки, ч. 1

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Истоки, ч. 1
Автор: Ms_Rusalka

Соавторы: Amarth

Фэндом: Забытые Королевства (Forgotten Realms)

Пэйринг или персонажи: эльф/человек

Рейтинг: R
Жанры: Гет, Романтика, Юмор, Драма, Фэнтези
Предупреждения: Мэри Сью (Марти Стью), ОМП, ОЖП
Размер: Макси, 239 страниц
Кол-во частей: 22
Статус: закончен

Описание:
Лунная эльфийка Эвели, ставшая Учеником Дракона, пытается избавиться от своего наследия, губящего ее тело и душу. Она отправляется на поиски Эльфийского Источника, исполняющего практически любое желание, по пути собирая разношерстную команду приключенцев. Любовь, вспыхнувшая между ней и колдуном Фьерном, помогает преодолевать препятствия, но неожиданно возникший у них на пути юный друид Койрэ вносит сумбур в их планы.

https://ficbook.net/readfic/3208619

Продолжение вот этого фанфика https://ficbook.net/readfic/2883611
Тоже по форумной ролевой игре http://forums.playground.ru/neverwinter … pg-565485/

0

2

Глава 1.
- О, скажи, скажи, мой король,
Почему же так быстро тают
Синих льдинок кусочки
В твоих холодных глазах?
Почему же твой взгляд манит
И тепло весны обещает?
Почему не искрится снег
На твоих застывших губах?

- Льдинки тают не потому,
Что весны приближенье чуют,
Просто с ними больно смотреть
В необъятные небеса.
Знаю я, ты любишь цветы...
Моё сердце по ним тоскует:
Лепестки их очень нежны,
И так прохладна роса.

- Почему не веешь, скажи,
Ты в лицо мне ветром холодным?
Синий шарф, повелитель бурь,
Ты давно закрыл на замок.
Почему не гуляет метель
По снежным полям бесплодным?
Почему грустишь лишь теперь,
Хоть всю жизнь ты был одинок?

- Ветер мой и резок, и груб -
Он растреплет твою причёску.
А метели я в эти дни
Слишком много стал позволять.
Будет мягкой твоя постель,
Ведь на льдине спать очень жёстко.
Что потребуется - проси,
Не смогу ни в чём отказать.

- Но скажи мне, король, зачем
Ты меня здесь так долго держишь?
Может, лучше было б тебе
Насовсем меня отпустить?

- Ледяной... Без сердца... Но я,
Как и все в этом мире, грешен:
Я люблю тебя! Но о том
Не имею сил говорить...

(с) Гайдукова Л.А.


*

      Закатное солнце золотило купола и шпили прекрасной южной Аткатлы, а город жил своей шумной торговой жизнью, продавая и покупая товары и услуги. Веселье и радость, смерть и опасность... Всё сплеталось на его улицах воедино и порой сложно было определить - где заканчивается одно и начинается другое.
      На одной из улиц, выходящей к Дому Ваукин - огромному рынку прибрежного города, находился небольшой магазинчик торговавший магическими свитками и книгами. Одна из посетительниц - невысокая лунная эльфийка, укутанная в серебристый плащ так, что был виден лишь кончик бледно-малиновой юбки и серые сапожки, выбирала книги из множества, стоящих на полках. Взяв, наконец, одну из них - в старом потрёпанном переплёте, она прошла к прилавку. Продавец мельком взглянул на книгу. Он давно уже забыл о ней и удивился, что она кому-то понадобилась. "Истоки магии" - гласило название. Торговец взял деньги и попытался разглядеть покупательницу, но женщина схватила книгу и быстро вышла из лавки. Он успел заметить лишь бледное лицо и большие синие глаза, обрамлённые пушистыми чёрными ресницами. Тем не менее, лицо почему-то врезалось ему в память, и он подумал, что не часто ему доводилось видеть такие красивые лица в этом замшелом магазинчике.
      Эвели вышла из лавки, прижимая книгу к груди и осмотрелась. У неё оставалось ещё несколько часов до отплытия корабля. Наконец-то ей удалось найти место... Конечно, название не слишком вдохновляло - "Морской Дракон", но выбирать не приходилось. Она и так потратила неделю, пытаясь уплыть из Аткатлы, держась как можно не приметнее, так что заработать денег было невозможно, а те, что были - подходили к концу.
      Девушка двигалась по улице, направляясь к порту, желая поскорее видеть корабль, который увезёт её из этого города. Когда она только оказалась в Амне, могла ли она подумать, что ждёт её здесь? И что придётся задержаться так надолго. Сейчас она всем сердцем желала поскорее уплыть как можно дальше, оставить воспоминания за бортом корабля, хотя знала, что они будут преследовать ее еще долго.
      Проходя мимо лавок, на которых грудами лежали украшения, девушка невольно коснулась мочки уха и с грустью вспомнила, как гуляла по этим улицам с колдуном, и как он купил для неё серьги. Одну из них она потеряла, даже не заметив когда это случилось. Наверное, в этом был своеобразный знак... Всё же вторую серьгу бард сентиментально сохранила, сделав из неё подвеску, которую повесила на тонкую серебряную цепочку и носила не снимая.
      По другой улице Аткатлы, низко опустив голову, брела юная девушка. Заходящее солнце оставляло на её каштановых волосах огненные искорки. Если бы кто-нибудь из прохожих присмотрелся поближе, то обнаружил, что девушка совсем молода, а её нижняя губа дрожит. Добравшись до Аткатлы, Эйя почти окончательно пожалела о своём побеге из дома. Вчера её ограбили посреди рыночной площади, хорошо, что она додумалась не хранить все сбережения в одном месте. Несколько раз какие-то негодяи предлагали купить её любовь за деньги. И, в добавок ко всему, сегодня утром на неё напала бродячая собака и выдрала клок из жилетки. Говорящий амулет лежал в кармане, перевязанный на всякий случай платком. Надо же было в конце концов заткнуть его! Иначе, от его нотаций, девушка бы точно разревелась прямо на улице. И в самом деле, как можно было так неосмотрительно оставить свою привычную жизнь? Дома казалось, что она уже взрослая, и готова к приключениям. А на деле вышло наоборот. И всё ради чего? Ради лунного братца-полукровки, который её и видеть-то не захочет. И до которого, признаться, ей почти не было дела. Так, погруженная в свои мысли, Эйя не заметила, как налетела на встречную прохожую.
      - Простите, я… - девушка забормотала извинения.
      Эвели двигалась к докам, задумчиво глядя себе под ноги, пытаясь отделаться от невыносимо терзавших её мыслей. О Фьерне. О том, что они могли бы попрощаться по-другому. Наверное, не стоило уходить так, толком ничего не объяснив. Но тогда она слишком испугалась... Эти сны совершенно поглощали её рассудок. В последнюю неделю она усердно молилась своему богу, словно какая-то монашка или жрица. Лишь бы он дал ей сил справиться с безумием, которое приносила ей кровь. Задумавшись, эльфийка не заметила препятствие и, столкнувшись с девушкой, выронила книгу.
      - Смотри куда идёшь, - фыркнула бард, в ответ на извинения. Она подняла книгу с земли, бросив взгляд на неуклюжую девицу. "Человек... Ну ещё бы..." Девушка в ответ уставилась на неё большими зеленоватыми глазами. Неожиданно Эвели стало не по себе - вдруг её узнают и снова отправят в гарем. Она отвернулась и быстрым шагом пошла дальше, надеясь вскоре увидеть корабль.
      Эйе стало жутко неудобно за свою неловкость. Её щёки вспыхнули, и она уже наклонилась, чтобы помочь поднять книгу, но незнакомка её опередила. Резкий тон девушки не задел Эйю: ей не раз приходилось ругаться с недовольными клиентами в лавке своей матери. Бурча под нос, Эйя двинулась дальше по улице.
      "Нечеловеческая изящность и плавность движений... Красивые синие глаза... Роскошные черные волосы... Заостренные уши... Черные волосы! Заостренные уши!" - уставший мозг девушки включился не сразу. - "Эльфийка! Настоящая лунная эльфийка!"
      Со всей своей полудетской непоследовательностью, Эйя сразу же решила, что наверняка именно эта эльфийка должна знать по меньшей мере половину всех лунных эльфов, проживающих в Фаэруне, а значит, может быть полезна в её поисках. Девчонка развернулась и со всех ног побежала за удаляющейся незнакомкой.
      - Стойте! Остановитесь!!! - подбежавшая Эйя схватила эльфийку за локоть, чуть не толкнув ее снова. Резко обернувшись, Эвели вырвала руку у нахальной девчонки и сверкнула на неё глазами.
      - В чём дело? - С виду девчонка была не опасна, но в Аткатле даже младенец порой мог причинить неприятности. Барду совершенно не хотелось привлекать лишнее внимание и, заметив, что на них уже пялится несколько местных типов, скучающе сидящих в тени своих белокаменных домов, она повернулась и снова пошла в сторону доков, на ходу обращаясь к девушке. - Ну так какие проблемы-то?
      Эйя засеменила рядом с эльфийкой и, пытаясь отдышаться, быстро-быстро заговорила.
      - Я... это... Вы же лунная эльфийка? У меня тоже брат… эльф..., в смысле полуэльф. Я сбежала из дома. У Вас же есть знакомые эльфы... лунные? Да? Я хочу его найти, и подумала, может вы расскажете мне что-нибудь. Эльфы же между собой общаются? - девчонка поняла, что несёт полнейший бред и опустила голову. - Ну и вот... поэтому я Вас и догнала.
      Серебряная эльфийка надменно посмотрела на девушку, собираясь послать её куда подальше. Но тут послышался странный шум, словно к ним неслось стадо баранов. Эвели подняла голову, глянув сквозь толпу. В её синих глазах промелькнул ужас, когда она увидела бегущих, во главе отряда был Корин-Змей. Это значило, что он покинул Гриммор. «Как неудачно... А теперь эта мелкая дурочка привлекла внимание его людей...»
      А может это тот торговец, столь подозрительно рассматривавший девушку. Теперь Корин догадался, что она жива... Эвели резко подхватила юбки и бросилась бежать по направлению к докам - благо, оставалось недалеко. Только бы быстрее найти корабль. А там уже капитан, на которого вполне можно положиться, защитит её. Она специально проверила его связи с Ворами Теней. Их не было.
      Эйя задержалась на месте. Она не совсем отдавала себе отчет, в том, что собирается делать, но какой-то внутренний голос подсказывал ей, что сейчас самое время проявить свои магические способности. Девушка сосредоточилась, сжала кулак, затем резко выбросила правую руку вперед, и в главу преследователей ударила молния. Правда, из-за долгого подавления магии, она получилась довольно хилая, но это смогло задержать бегущую толпу на короткое время. Эйя взвизгнула от восторга и через несколько секунд уже вовсю неслась рядом с эльфийкой.
      - Вы видели? Видели? У меня получилось! Я никогда раньше на живых существах не тренировалась! - захлёбываясь выпалила девчонка.
      Эвели тяжело дыша - из-за подавления крови ее самочувствие несколько пошатнулось - мельком глянула назад, а потом на девушку и ничего не ответила, продолжая бежать. Несколько преследователей и слегка пострадавший Корин все еще гнались за ней, а теперь еще и за мелкой дурочкой. Впереди показались корабли - эльфийка высматривала среди них лазурный корабль капитана Дэниэлса. Увидев красавец-корабль с резной фигурой дракона на носу, бард побежала быстрее, отчаянно махая рукой, стоящему возле борта капитану. Тот, казалось, все понял и принялся отдавать необходимые команды для отплытия. Разборки с Ворами Теней его совсем не прельщали, но Эвели очень хорошо заплатила и обещала выступления для его пассажиров в течение плаванья. Бард взлетела по трапу, кивнула капитану и нырнула в трюм, намереваясь спрятаться в каюте.
      "П... Подожди! Куда так быстро?!" - Эйя бежала следом за Эвели. Волосы нещадно лезли в глаза, а от быстрого бега покалывало в боку. Девушка со всего разбега влетела в капитана, который только что пропустил на корабль лунную эльфийку. Бывалый моряк стоял, подобно морскому утёсу, и Эйя отлетела от него, как от стенки горох.
      - А ты-то куда? - прогремел капитан, уперев руки в бока, полностью отрезая путь к спасению.
      - Я? - Эйя растерялась. Но только на мгновение. - Я с ней, с той лунной эльфийкой. Она вам не сказала? - девушка приподнялась на цыпочки, пытаясь заглянуть за плечо капитана и найти глазами черноволосую.
      - Хм, она ничего не говорила, ну, раз такое дело... - прежде, чем капитан договорил, девчонка уже прошмыгнула на корабль.
      А Эвели уже забыла про нее, спустившись в трюм, в свою каюту. Она оказалась просторной, как и обещал капитан - широкая кровать, шкаф, стол и кушетка. Девушка швырнула книгу на кровать, туда же полетели и сумки. Она сняла плащ и сапоги, теперь можно было расслабиться и больше не скрываться. Эльфийка выглянула в окно и с облегчением отметила, что корабль плывет.
      На счастье Эйи капитан ей поверил, да и не до нее ему было, работа требовала внимания. Корин с прихвостнями остались на берегу, потрясая кулаками и что-то крича, но к ним уже направлялась стража. Кажется, Воров собирались обвинить в незаконном применении колдовства и вряд ли им поверят, что это дело рук какой-то девчонки. Змею предстоял несладкий допрос. Узнав об этом, Эвели и Фьерн были бы весьма довольны.

**

      Холод... Больше всего в жизни он не любил холод, который сковывал движения, затуманивал мозг, погружал в странное и неприятное коматозное состояние, когда все мысли спутываются в единый морозный клубок. Но вокруг него был только проклятый, ненавистный холод, которым веяло от окружающих его камней, от толпы бродящей вокруг, от статуй и памятников, от торговых шатров и лавок. И это несмотря на жару, характерную для климата Аткатлы. Эльф с явной неприязнью выходил из широких дверей таверны "Лунный Зал", расположенной в городе, одном из самых ненавистных для него мест. Койрэ старался скрывать свою нелюбовь к городам, так как понимал, что здесь он не на своей территории, однако, ему хотелось как можно скорее убраться отсюда.
      «Города... Как здесь вообще можно жить? Камень, пропитанный холодом, да бревна, от которых несет мертвечиной... Как можно находиться среди трупов? Пусть это и не человеческие тела, но тела загубленных дубов и сосен!»
      Эльф печально выдохнул, продолжая пробиваться сквозь толпу. Он не мог дождаться того момента, когда сможет ступить на корабль, плывущий далеко на север, во Врата Балдура, а оттуда на другом корабле, отправится на восток. И тогда, Койрэ, наконец, сможет посетить место, куда он хотел попасть очень давно, но случая никак не представлялось. Теперь, когда в Круге Змеи ему больше нечего было делать, эльф решил, что пришло время для его встречи с Говорящими Рощами, где каждый друид может найти свое душевное спокойствие и продолжить важнейшее в их пути занятие - самопознание.
      Наконец, Койрэ добрался до порта Аткатлы, места, где городской холод овладевал им не так сильно, как на улицах или в таверне, на рынке и в лавках мастеров. Гордый и величественный корабль лазурного цвета был готов отправиться в далекое плавание. На палубе суетились матросы и маячили торговцы, пытающиеся соотнести количество погруженного товара с товаром, записанным на бумаге. Эта сумбурность и некоторая хаотичность заставили Койрэ снисходительно ухмыльнуться.
      - Корабль "Морской Дракон" отправляется через два часа, - прогремел глашатай, чей голос, по всей видимости, был заколдован на усиление громкости. Койрэ немного удивился, услышав, что "Морской Дракон" отправляется только через два часа. Эльф, по какой-то причине, был практически уверен, что чуть ли не опаздывает, но, как оказалось на практике, времени у него еще был целый воз. Осторожно пройдя между огромными ящиками, друид нырнул в узкий проход между двумя зданиями, затем свернул налево и оказался в крохотном тупике.
      «Кажется, это единственное место в Аткатле, где можно найти уединение. Нет, и все-таки, я не понимаю, как можно жить в городах?»
      Друид присел на корточки и провел ладонью по воздуху, тихо прошептав:
      - Акха, здесь никого нет, ты можешь появиться...
      Серебристая нить скользнула по воздуху и исчезла. Через мгновение она вновь появилась и стала переплетаться, образуя забавный, но бессмысленный узор. Лишь чуть позже стало понятно, что узор складывается во что-то, отдаленно напоминающее зверя. Раздался приглушенный хлопок и силуэт тут же превратился в красивую волчицу с серебристо-серой шерстью. Она подняла морду, чтобы посмотреть на эльфа, а затем протяжно, но тихо заскулила.
      - Тише, Акха, я тебя понимаю, но нам придется подождать, я тоже терпеть не могу города, особенно такие, как этот, - Койрэ заправил за ухо непослушную прядь своих длинных каштановых волос. - Ты проголодалась? - Волчица кивнула. - Я специально купил тебе мяса, - Койрэ открыл свою заплечную сумку и вынул оттуда приличный кусок говядины. - Правда, он тоже пропах городом, но что поделать?
      Акха тут же принялась есть, не поднимая морды. Койрэ заботливо улыбнулся, а затем трепетно погладил волчицу по спине. Он совсем не заметил, как быстро пролетело время, а приглушенный голос глашатая объявлял, что до отправления корабля осталось десять минут.
      - Прости, Акха, но мне придется тебя отозвать... - друид виновато посмотрел на свою лучшую подругу. Волчица жалобно заскулила, но покорно склонила морду. В это же мгновение, Акха рассыпалась на множество тонких серебряных лент, которые тут же стали растворяться в воздухе. Эльф выбрался из крошечного тупика, вновь вернувшись в порт. Буквально за пару шагов Койрэ достиг трапа, по которому тут же поднялся на борт корабля.
      - День добрый, - протянул друид, кивнув капитану, стоящему на палубе. Полный, с неряшливой щетиной, мужчина кивнул эльфу в ответ. Не заметив переполоха, возникшего на причале, Койрэ направился к своей каюте, которую ему показали ранее, когда он договаривался плыть на этом корабле во Врата Балдура. Друид немного устал, город вымотал его и парень чуть не валился с ног. Каюта его была совсем не богатой, но простой и уютной. В углу стояла кровать, у стены напротив стол, стул и платяной шкаф. Еще имелся небольшой сундук и мутное зеркало на стене. Эльф зевнул и лег на кровать. Полежав немного, он взмахнул левой рукой, вновь призывая свою волчицу. Акха, появившись, тут же прыгнула на кровать к хозяину. Уткнувшись мордой в его щеку, волчица многозначительно фыркнула.
      - Ну, что ты вечно всем недовольна? В городе тебе душно, здесь укачивает! Хочешь, чтобы я снова отозвал тебя? - друид возмущенно закатил глаза. Волчица грозно зарычала. - Ты мне еще угрожать будешь? - Койрэ рассмеялся, делая вид, что собирается заставить волчицу исчезнуть. Акха тут же замолчала и жалобно спрятала морду. - Вот так бы сразу. - Друид быстро поднялся с кровати, решив, что стоит прогуляться по палубе. - Тебе нельзя, - заявил Койрэ. - Ты же хищница, пусть и самая добрая во всем Фаэруне! Все от тебя шарахаться будут.
      Волчица понимающе кивнула. Эльф улыбнулся ей и покинул каюту.

***

      Дождь. Снова дождь. Он хлестал по листьям, по траве, по камням и песку. Холодная тяжелая стена воды... Но лёд холоднее. Пустота в груди холоднее льда.
      «Ауриль, я не верю, что это ты, это не может быть твоим прикосновением. Ибо твои морозы - часть цикла жизни. А это - смерть... Противоестественность...»
      Капли дождя хлещут по лицу, по раскинутым рукам... Невидящие серо-стальные глаза устремлены в небо. Сил нет, только холод. Откуда-то сбоку доносится лошадиное ржание, он не поворачивает головы, но мимоходом осознает, что это Черный под ветвями раскидистого дерева. Пустота где-то в груди. Она почти болит. Наверняка болит, просто холод поглощает все остальные чувства... Отчаяние. Темная бездна. Сколько времени прошло? День? Два? Неделя? Месяц? Какая разница. Она ушла. Оставила его, насмешливо, дразня выбросив сережку. Стоит ли искать дальше… Сил нет, да и дождь смыл все следы. Дождь... Небо столь же свинцовое, как и его глаза... Кажется, что он растворяется в этом дожде...
      Так он и уснул, утомленный многими днями бесплодных поисков, магическая битва, отгремевшая в старом храме Кореллона так порвала и перепутала магические нити, что проследить путь девушки по серьге не удавалось. Обрывки чар водили колдуна в разных направлениях, но каждая из найденных нитей пока заканчивалась пустотой. К тому же через день шел дождь, когда сильнее, когда слабее, но... из-за дождей, смывших все следы, даже ушлый Иней не мог найти дорогу, по которой ускакала Эвели.
      Фьерн не мог спать. Стоило ему сомкнуть веки, как он видел ее искрящиеся глаза и обворожительную улыбку. В ушах звучал её смех, кожа словно вновь ощущала на себе прикосновение пальчиков эльфийки. Но несколько бесконечных - Фьерн сбился со счета - дней бесплодных поисков и бессонных ночей подкосили колдуна, лишили всяческих сил, так что сейчас он просто лежал на траве под дождем, раскинув руки, стараясь не думать ни о чем и проваливаясь в бессознательную пустоту.
      То ли усталость поборола отчаяние и боль потери, то ли что-то еще, но некоторое время сон Фьерна был абсолютно черен, Эвели не появлялась и не тревожила эту темную яму сознания. Но её потревожил кто-то другой, тот, с которого всё началось... Вессалор возник во сне Фьерна и это был не просто обрывок воспоминания. Лицо солнечного эльфа было серьезным и сосредоточенным, лазурные глаза смотрели со смесью сочувствия и укора. В памяти колдуна, когда он проснулся, остался этот взгляд и три слова. "Берегост. Я помогу". Стоит ли говорить, что проснувшись, Фьерн погнал Черного в направлении Аткатлы.
      Через несколько часов бешеной скачки, колдун спешился, ведя коня за повод, и высматривая место для короткого привала. Иней, устроившийся в седле, недовольно фыркал и нервно помахивал хвостом. В некоторых местах под сапогами Фьерна причмокивала вязкая жижа. Чтобы избавиться от навязчивой духоты, колдун привычно призвал ледяную ауру.
      Наступила ночь, в темно-синем небе Амна рассыпались серебряные звезды. Сегодня встала полная луна, заливая место стоянки колдуна перламутровым светом. Стояла пронзительная тишина, в которой чудилось нечто тревожное. Фьерн не спал, не мог спать. После памятного видения, в его сны вновь вернулся образ Эвели, туманящий разум своей яркостью и четкостью. Колдун отчаянно спешил, но не настолько, чтобы не понимать, что Черному нужен отдых. Он обратил внимание на противоестественную тишину, в которой не было ни шелеста ветвей, ни стрекота цикад, ни прочих звуков ночной жизни леса. Нахмурившись, Фьерн прочитал заклинание обнаружения магии. Воздух вокруг колдуна слегка зазвенел - это его заклятие обнаружило магический источник поблизости. Несколько теней выступили перед Фьерном. Две лунные эльфийки и один эльф.
      - Позвольте присоединиться к вашему привалу? - хрипловато-вкрадчивым голосом спросила одна из женщин - темноволосая. Вторая - с длинными, белыми волосами, облизнула алые губы. Мужчина молча взирал на колдуна.
      Фьерн незаметно очертил охранный круг между собой и тенями. Строго говоря, он и сам сейчас походил на тень более, чем на живого.
      - Отчего же нет? - несколько дней молчания сделали его голос непривычно хриплым. - Если вы пришли с миром.
      Тени двинулись вперед, и на их бледной коже что-то блеснуло. Фьерн тут же узнал символ здешней ячейки Элдрет Велуутра. Он уже видел такой у эльфийки в сгоревшем доме, в Гримморе. Только у той цепочка была разорвана. Эмблема Организации не вызвала в нем никаких эмоций. Маг мертв. Страница перевернута.
      Беловолосая женщина приблизилась к защитному кругу и застыла. Ее глаза полыхнули алым, завораживая колдуна, словно омуты. Вампиры были не так сильны в очаровании как суккубы, но тоже вполне умело вызывали сладострастие, причем независимо от пола жертвы.
      - Пропусти нас ближе, - раздался вкрадчивый голос.
      - Зачем мне это? - бесцветным голосом отозвался колдун. Он смотрел в алые глаза, но полированный свинец его взгляда оставался недвижимым, все тепло из которого можно было бы раздуть пожар, похитила и унесла с собой Эвели. Вернее не похитила - нет, он сам вложил свое сердце в ее изящные ладони. Прежде он бы просто укрыл свой разум чарами, однако сейчас в этом не было нужды.
      - Мы нашли тебя по запаху, - прорычал мужчина, его глаза тускло светились красным, а сам он начал стремительно оборачиваться гигантской летучей мышью, продолжая говорить. - Ты один из тех, кто убил нашу великую госпожу... Лишил нас укрытия!
      В глазах женщин мелькнуло недоумение, когда они поняли, что их чары не действуют. Они злобно улыбнулись, обнажая длинные белые клыки. Иней зашипел и вздыбился. Черный прянул в сторону, едва не нарушив круг, но был крепко привязан за повод.
      - Мстящие тени... - произнес Фьерн, поднимаясь со ствола поваленного дерева. - Она сделала вас, гордых эльфов жалкой нежитью... И как вам живется в этих шкурах? - колдун язвительно фыркнул. - Или существуется?
      В глазах его загорелась прежняя смертоносная ледяная искра. Он вскинул руки, по которым венами зазмеились лучи ослепительного белого света. Они тянулись к линии защитного контура, напитывая ее новой силой. Несколько биений сердца и контур испускает магический удар, что рвет вампиров на части. Ауриль порой дает очень много силы своим последователям. Темнеет. Фьерн опирается на бок Черного, отвязывает повод и отправляется дальше.

****

      Зоилит сидела на подоконнике, глядя куда-то в сумрак улиц Врат Балдура. Вот-вот должно было взойти солнце, о чем красноречиво говорила полоска светлеющего неба на востоке. Полуэльфийка любила ночь, хотя каждый раз радовалась восходу солнца - он напоминал ей о детстве, когда мать будила ее и братьев, впуская в комнату утреннее лучи. Хоть она и не любила цепляться за прошлое, это воспоминание было с ней всегда.
      Сегодняшняя вылазка оказалась более чем удачной. Она улыбнулась, вспоминая, как ловко ей удалось вскрыть один из замков, на небольшом сундучке, одном из многих, что стояли на том оружейном складе. Но улыбка быстро слетела с ее губ, когда девушка вспомнила, что этот противный Кирс лишил ее законной добычи. Чудесный зачарованный колчан арбалетных стрел - вот жемчужина, лежавшая на дне того сундучка. А он прибрал его к рукам. И грозился продать.
      - Эй, Зайка, где ты там? Прыгай ко мне, - раздался голос сзади. Зои закатила глаза, но, поправив простыню, в которую она завернулась, направилась к постели, на которой вальяжно развалился Кирс. Он не любил повторять дважды.
      - Я здесь, - игривым тоном отозвалась девушка, усаживаясь рядом и проводя рукой по обнаженному торсу мужчины. У него был один излюбленный способ отмечать ночные победы, а Зоилит и не возражала.
      Позже Зоилит проснулась и села в кровати, щурясь от полуденного солнца. Она задумчиво посмотрела на Кирса, похрапывающего рядом. С годами он становился все скучнее и зануднее, и ей это совсем не нравилось. Он был человеком, и за эти несколько лет постарел. Он уже не был тем Кирсом, который поразил воображение юной Зои. А теперь он еще стал жадничать. Раньше он отдавал девушке всю ее добычу. Теперь же придирчиво перебирал все, что она находила. Впрочем, это касалось и остальных членов банды. Зоилит выскользнула из постели, неслышно оделась и вышла в коридор. Все спали, как обычно. Лишь у двери в хранилище дежурил Овитс.
      - Эй, Зайка, что не спишь? - позвал он.
      - Просто не спится, - пожала плечами девушка, подходя ближе. - Хотела еще раз глянуть на последнюю добычу - богатый был улов.
      - Это точно, - ухмыльнулся Овитс, потом нахмурился. - Но Кирс приказал никого не пускать. Особенно тебя.
      - Вот как? - внутри у Зои все вскипело, но виду она не подала. - Ну, пожалуйста, Овитс, - протянула Зоилит, мило улыбаясь. - Я буду очень благодарна. Я только посмотреть. А то потом продадут же все...
      Овитс задумался, затем огляделся по сторонам.
      - Ладно. Только быстро.
      Вор отпер дверь, пропуская девушку внутрь. Зоилит прошлась по хранилищу. Полки и сундуки, стойки для оружия и доспехов. Ей здесь всегда нравилось. Набор вещей постоянно менялся, но изредка хранилище набивалось до предела. Как сейчас. Они ограбили склад, куда привезли товар, собранный из разных уголков Фаэруна каким-то предприимчивым торговцем. Вот только с охраной он сплоховал. Жалкая дюжина наемников против их десяти, натренированных на совесть, не выстояла. Да и замки были довольно хлипкими.
      Девушка коснулась тщательно выделанной кожи доспеха, провела рукой по тугой дуге лука из сумеречного дерева и остановилась перед полкой, на которой лежал желанный предмет - чудесный зачарованный колчан из кожи, украшенной затейливым узором. Из него торчали наконечники стрел. Зоилит взяла его в руки, медленно достала стрелу. В колчане что-то едва заметно вспыхнуло, и количество стрел осталось неизменным. Стрела была хороша - ладная и ровная. Зоилит огляделась, сняла с полки легкий арбалет из темного дерева с серебристым узором, приладила стрелу. Было очень удобно. И ей ужасно не хотелось отдавать эти вещи неизвестно кому.
      Неожиданно ее острый слух уловил шаги в коридоре, и тут же раздался легкий стук в дверь. Она вздрогнула. Кто-то идет! Зои прижалась к стене, не выпуская арбалет из рук. Снаружи раздались голоса. Кирс! Он был очень сердит. Раздался звук удара и кто-то упал. Затем дверь распахнулась.
      - Зоилит! Ну-ка, иди сюда, негодная девчонка! - рявкнул главный вор. Волосы его были всклокочены, и одет он был наспех. - Я запретил тебе сюда ходить!
      Зои еще сильнее вжалась в стену, прячась в тенях. В ней поднималась ярость. "Девчонка" - как же ей надоело, что с ней обращаются как с ребенком!
      Кирс двинулся вперед.
      - Ну-ка хватит прятаться! Все равно я тебя найду, - продолжал Кирс. - Думала, охмурила Овитса, и можешь стащить у меня все, что хочешь?
      - Здесь не только твое! - прошипела Зои, делая шаг вперед и направляя заряженный арбалет на Кирса. - Мы все работали!
      - Э… поосторожнее с этой штукой, - проговорил мужчина, и в его голосе скользнул страх. - Что это ты удумала?
      - Я собираюсь забрать свою долю, ясно? И ты мне не помешаешь!
      - Что-о? Воровать у воров? - Кирс громогласно расхохотался. - Я ценю твое чувство юмора. Давай, положи арбалет, и пойдем обратно в кровать.
      - Нет! Пропусти меня!
      - Глупая девчонка! Я тебя высеку, так и знай! - Кирс сделал шаг к Зоилит, но та решительно спустила стрелу. Мужчина завопил, прижимая руку к раненому плечу. Удар заставил его пошатнуться и упасть на колени.
      Зои проскользнула мимо, не забыв захватив волшебный колчан и кинула на прощание:
      - Больше ты никогда не посмеешь поднять на меня руку, ясно?

0

3

Глава 2.
*

      На палубе было жарко, поэтому Эвели вышла из каюты босиком. Ее маленькие ножки осторожно ступали по нагретым солнцем доскам. Девушка подошла к борту, положив на него руки и вглядываясь в постепенно удаляющуюся Аткатлу. Тонкие пальцы до боли вцепились в дерево. Теплый ветер развивал черные волосы эльфийки и ее бледно-малиновую юбку, поясом которой служил повязанный платок из серебристых нитей. Белая кофта без рукавов с глубоким вырезом сменила надоевшие рубашки и плащ, на шее поблескивала подвеска из лунного камня. Глаза эльфийки приобрели задумчивое выражение, когда она прощалась с южным городом. То что она чувствовала… словно натягиваются нити, связавшие ее сердце с Фьерном. Чем дальше она будет уплывать, тем туже они натянутся, вырывая из сердца по кусочку, оставляя кровоточащие раны. От печальных раздумий ее отвлек подошедший толстяк капитан.
      - Госпожа Неррель, - учтиво обратился старый морской волк, одобрительным взглядом окидывая девушку, - у меня больше нет мест на корабле, так что вашей помощнице придется жить с вами.
      - Кому? - бард приподняла черную бровь, ничего не понимая.
      - Девушка, что прибежала с вами...
      Эвели вспомнила и досадливо поморщившись кивнула, намереваясь пойти поскорее разыскать "помощницу". Тем временем Эйя перегнулась через борт, вглядываясь в зеленоватые волны и наслаждаясь долетавшими до неё прохладными брызгами. Раньше она никогда не плавала на корабле, поэтому за первыми восторгами не сразу сообразила, что понятия не имеет, куда, собственно, держит путь это судно. А какова будет реакция капитана, когда он узнает, что Эйя наврала ему? Наверное, просто высадит на первой же пристани.
      "Ну, раз на этом корабле у меня только одна знакомая... Нет, не знакомая, я даже имени её не знаю, надо её поискать", - эта мысль приободрила девушку, и вскоре она заметила лунную эльфийку, стоящую у другого борта корабля. Эйя потопталась в нерешительности, но потом всё-таки подошла и встала рядом, искоса поглядывая на незнакомку. Синие глаза с золотистыми искорками насмешливо разглядывали девушку в ответ.
      - Ты понимаешь, что капитан может просто выкинуть тебя за борт или вздернуть на рее, если узнает о вранье? - спросила Эвели беззлобно. Взгляд девчонки напомнил ей котенка Инея, когда тот виновато опускал голову. Эвели облокотилась на перила, продолжая разглядывать "помощницу", раздумывая, может ли та быть ей чем-то полезной.
      - Понимаю, - девчонка бросила на эльфийку быстрый взгляд и снова отвела глаза. Эйя внезапно обнаружила, что испытывает странную робость в присутствии незнакомки. - Только какая мне разница? Эти, там - на берегу, которые погнались за нами... ой, за вами, всё равно бы меня прикончили. Я ещё не достаточно владею магией, чтобы справиться с такой толпой, - Эйя вздохнула. Вдруг её осенила какая-то мысль, и она посмотрела на лунную эльфийку широко раскрытыми глазами. - А откуда вы узнали, про вранье?
      - А как ты еще могла сюда попасть? - небрежно пожала плечами Эвели. - Капитан спрашивал про тебя... - она сделала паузу, прищурившись и наблюдая за лицом девушки, - я не стала разубеждать его... Я давно не наслаждалась роскошью, а сейчас мне это особенно необходимо. Я больна и возможно скоро умру. Мне пригодится помощница, особенно владеющая магией. Ты можешь выбрать - плавание до Аткатлы по волнам Моря Мечей в виде объеденного крабами трупа либо прислуживание мне до прибытия в Даггерфорд.
      - Вы, получается, меня спасли? - лицо Эйи вытянулось. Несколько секунд она в немом восхищении рассматривала свою спасительницу, даже забыв закрыть рот. Резкий удар волны о борт привел её в чувство. - Конечно-конечно, я буду вам помогать! - затараторила девушка. - Да я теперь просто обязана... Только вы не думайте, что только поэтому, я сама хочу! - не в силах сдерживать свою природную эмоциональность, Эйя схватила эльфийку за руку. - У меня есть магические способности, я уже многое умею, а ещё у меня есть… вот, - девчонка запустила руку в карман и достала какой-то свёрточек. - Это амулет, он говорящий, только сейчас спит, - Эйя перешла на шепот. - По-моему он эльфийский. Хотите взглянуть?
      Эвели поначалу опешила от такой прыти, а затем выдернула руку.
      - Тише, тише... Такие вещи не показывают прилюдно. Пойдем в каюту... Как тебя зовут?
      Не дожидаясь ответа, она быстрым шагом направилась вниз. Войдя в свою уютную каюту, Эвели подошла к окну и встала там, сложив на груди руки и окидывая взглядом девушку. Она была чуть выше самой эльфийки, но на вид - сущее дитя.
      - Меня звать Эйя. Моя мама говорит, что это значит "удачливая", - девушка последовала за эльфийкой. Эйя уже открыла рот, чтобы, в свою очередь, спросить: "А вас как зовут?", но вовремя одумалась и промолчала. В каюте был полумрак, так что глаза девушки не сразу привыкли. Эйя подошла ближе. - А сейчас можно показать его? Только он, как бы сказать, немного несдержан, - предупредила она, разворачивая свёрточек.
      - А ты и правда удачливая, - хмыкнула эльфийка, против воли ощущая любопытство. - Иначе бы Корин с дружками сейчас уже развлекались с тобой. - Ожидая пока Эйя развернет сверток, бард села на кровать, убрав оттуда книгу и положив ее на стол. - Меня зовут Эвели, - добавила она. Эльфийка почувствовала голод и задумалась, когда она в последний раз ела. После расставания с Фьерном у нее почти пропал аппетит, но видимо пробежка по свежему воздуху немного вернула его.
      - Мне нужно называть вас "госпожа Эвели"? - Эйя вопросительно посмотрела на эльфийку, и, не дожидаясь ответа, осторожно развернула платок. Внутри оказался довольно тяжелый амулет в форме головы льва. Девушка слегка щёлкнула пальцем прямо в львиный нос.
      - Ухх... До чего же я ненавижу, когда ты так со мной поступаешь! - противный скрипучий голосок доносился прямо из амулета. - Сколько ты протаскала меня в кармане? Сутки? Двое? Где мы находимся?
      Не слушая возмущения львиной головы, девушка поднесла ее поближе к Эвели:
      - Это Лайнхарт. Не обращайте внимания, он всегда всем недоволен, поэтому я ношу его в кармане. В нём есть сила, только я не уверена какая... Он принадлежал одному лунному эльфу. Может, вы что-нибудь поймете?
      Эвели на секунду задумалась, ей захотелось, чтобы девчонка называла ее "госпожа". Давно у нее не было своей прислуги. Но потом бард решила, что с таким обращением будет чувствовать себя старухой. А ведь она еще так молода... во всяком случае для эльфа. Поэтому девушка сдержала порыв и ответила:
      - Ты можешь называть меня Эвели и обращаться на "ты", но будешь выполнять мои распоряжения... - она дотронулась прохладным пальцем до амулета. - Я слышала о таких. Обычно в них томится душа какого-нибудь глупца, например волшебника, посягнувшего на знания более могущественного коллеги... - она помолчала, разглядывая тонкую работу. - О своем могуществе может догадываться лишь он сам.
      - Я вижу, что кто-то очень умный смог увидеть меня насквозь! Моя тайна раскрыта! Что же мне делать?! - львиная мордочка растянулась в улыбке от уха до уха и показала эльфийке длинный язык. - Б-е-е-е-е-е-е!
      Лицо Эйи залилось багровой краской - она тут же схватила амулет и обвязала его платком.
      - Как ты себя ведешь! Как последняя скотина! Простите его - он такой дурак! - на глазах девушки от стыда даже выступили слезы. Львиная голова что-то промычала из-под повязки, захихикала сдавленным смешком и тут же была отправлена в карман, бубня при этом уже совершенно другим, жалобным голосом. Бард чуть улыбнулась, ей было наплевать на глупый, говорящий амулет, и без него проблем хватало.
      - Давно должны были принести еду... - раздраженно заметила девушка, ни к кому не обращаясь. - Сходи-ка на камбуз, спроси - в чем дело и принеси чего-нибудь нам поесть. Мне сегодня еще петь, а я ненавижу делать это на пустой желудок, под аккомпанемент своего живота.
      Отдав распоряжение, Эвели принялась разбирать свои сумки, откуда выудила мандолину, проверяя, как настроен инструмент.
      - О!.. Конечно!.. Сейчас! - Эйя выскочила из каюты, опрокинув стоящий на дороге стул.

      Койрэ выбрался на палубу и невольно поморщился - было очень жарко, эльф быстро вернулся в каюту и оставил там свой плащ и кольчугу. Второй выход на палубу стал более приятным. Легкий ветерок играл с локонами Койрэ, поочередно перебирая их, словно чья-то ласковая рука. В хлопковой рубахе и кожаных штанах было не так жарко, как в доспехе, тепло вдруг даже стало приятным и желанным. Направившись к носу судна, друид думал только об одном - о Говорящих Рощах. Он слышал о них много различных россказней, среди которых, наверняка, была и правда и ложь. Кто-то молвил, что это место сводит с ума и лишает рассудка, превращает любого в своего раба, марионетку. Другие твердили, что Говорящие Рощи способны помочь познать истину, достичь необыкновенных высот во всем, что связано с природой и жизнью, они могут дать могущество, но в то же время обучить ответственности. Друид решил не верить ни тем, ни другим, пока он самолично не посетит это воистину загадочное место Фаэруна.
      Выбрав на носу судна место поудобнее, Койрэ сел скрестив ноги и попытался сконцентрировавшись, найти общий язык с морем, которое рассекал "Морской Дракон". Эльф прикрыл свои глаза, задержал дыхание и услышал тихий, едва различимый шепот. Он не мог понять ни слова, как вдруг на него снизошло озарение. Это был не один голос, а миллионы голосов, которые заглушали друг друга, пытаясь докричаться до друида. Койрэ прекрасно понимал, что в этом хаосе содержится самый четкий порядок, - это была гармония жизни. Эльф растворялся в собственных мыслях, чувствуя, как силы природы наполняют его. Всеобъемлющее единение с окружающим миром - это ли не блаженство? Внезапно, от медитации его отвлек чей-то неприятный, хриплый голос.
      - Господин... - прохрипел пожилой матрос, почесывающий брюхо. - Я собирался мыть палубу в этой части... Вы могли бы куда-нибудь перейти?
      Друид слегка поморщился и ничего не ответив, направился в другую часть корабля. Желание погружаться в себя больше не было, оставался лишь легкий осадок на душе. Бросив взгляд на красивого дракона, расположенного на самом носу корабля, эльф ускорил шаг, желая уйти как можно дальше. Одноглазый Белый Дракон вновь всплыл в его воспоминаниях. Мощный, непоколебимый, колоссальных размеров ящер... Койрэ все еще помнил крик своей матери, до сих пор помнил уход своего отца. А затем эльфа охватило воспоминание битвы с этим чудовищем. Обжигающий холод, боль, слабость... Он так и не мог понять, как ему удалось одолеть Дракона. Койрэ облокотился о борт корабля, вглядываясь в морскую гладь.
      «Жизнь странная штука, что бы ты не делал, все возвращается к нулевой точке, к истокам. Наяву, во сне, в мыслях... Все движется по кругу... Не в этом ли есть идеальный баланс и всемирное равновесие?»
      Наконец, Койрэ решил вернуться в свою каюту. Проходя по палубе, друид заметил двух беседующих девушек - эльфийку и человека. Кажется, младшая была немного испугана, но друид решил не лезть в чужие дела. Спустившись вниз, он открыл дверь в свою каюту и замер. Вся комнатка была засыпана перьями, а на кровати лежала Акха с разодранным куском ткани в зубах.
      - О, Силванус, что ты сделала с подушкой, Акха? Кто это будет собирать?! - друид тяжело вздохнул, прикрыв ладонью лицо. - Откуда ты взялась на мою голову? Был бы у меня нормальный кролик или барсук! Так нет, у меня ужасная волчица, которая не может даже в каюте спокойно посидеть! Ты меня провоцируешь, да? Хватит прятать морду!!
      Волчица спрыгнула с кровати и отбросила кусок ткани в сторону. В ее жалобном взгляде читалось искреннее раскаяние.
      - А убирать ведь все равно мне! - воскликнул друид, принимаясь собирать перья. - Когда-нибудь я не выдержу и прикончу тебя. - Волчица заскулила, как уличная собака. - Да-да, и не дави на жалость, двуличная псина! - в голосе Койрэ не было злости, слишком сильно он был привязан к ней, да и никого более близкого у него не было. Все угрозы друида были пустыми, Акха отлично это понимала и пользовалась этим из раза в раз. Лишь спустя довольно продолжительное время Койрэ наконец закончил уборку. Акха, тем временем, устроилась возле платяного шкафа и виновато смотрела на то, как эльф собирает плоды ее "игры" с подушкой.
      - Ты ведь видела мою шапку из волчьей морды? - спросил друид, подбирая последнее перышко. - Так вот, следующая будет сделана из тебя. - Волчица фыркнула. - Не веришь мне? - друид рассмеялся. - Ну посмотрим, посмотрим.
      Раздался стук в дверь.
      - Акха! - шепотом воскликнул Койрэ. - Быстро под кровать! Ну же прячься!!
      Волчица лениво поднялась на лапы и поплелась в сторону кровати, а затем так же лениво забралась под нее и с хлопком шлепнулась на пол. Друид, быстро схватил разорванную наволочку и спрятал ее за спину, а затем открыл дверь. На пороге стояла полная женщина, одетая в коричневое платье из дешевой ткани. На поясе у нее висел белый кружевной фартук, в руках она держала поднос с двумя тарелками и стаканом.
      - Ваш обед, - сообщила женщина, оставляя поднос на столе. - Приятного аппетита.
      Койрэ глянул в сторону принесенной пищи. Уха и рыбная котлета с картофелем. В кружке был холодный чай. Все, как он и просил.
      - Спасибо, - отрезал эльф.
      Служанка кивнула, развернулась и направилась к выходу из каюты. Акха протяжно зарычала под кроватью. Женщина тут же обернулась и посмотрела на Койрэ.
      - Что это было? - спросила она, прищурившись.
      - Ничего, - растерянно ответит друид. - Ничего не было.
      - Вы только что рычали, - служанка взмахнула своим пухлым указательным пальцем. - Вы рычали, как маньяк.
      - Я не рычал! - воскликнул эльф, разводя руками. - Вам, должно быть, послышалось.
      - Знаете ли, я приличная женщина! И ваши ролевые игры меня совсем не заводят! - служанка резко развернулась и вышла из каюты, хлопнув дверью.
      - Акха!!! - прохрипел Койрэ, подходя к кровати. - Ты что творишь? Теперь она считает, что я какой-то извращенец!! Что значит, тебе ее нога показалась аппетитной? Все, мне это надоело! Нет, я тебя отзову. И не подумаю. Нет, я сказал!! - друид взмахнул рукой, из-под кровати полился серебристый свет, который через пару секунд потух. Эльф покачал головой, сел за стол и принялся обедать.
Закончив трапезу, Койрэ вышел из своей каюты и вновь направился на палубу, чтобы подышать свежим воздухом. Жара уже спала, но все еще дул теплый ветерок. Эльф прошелся вдоль палубы, а затем увидел капитана.
      - Койрэ, верно? - капитан внимательно посмотрел на эльфа. - Как тебе каюта?
      - Все замечательно, капитан Дэниэлс, - друид дружелюбно улыбнулся. Капитан довольно кивнул, ему явно льстило, когда пассажиры оценивали его судно по достоинству.
      - Ах, да, чуть не забыл! - воскликнул Дэниэлс. - Сегодня вечером на палубе будет выступать одна эльфийка, она бард и так чудно поет! Можешь прийти послушать.
      Койрэ кивнул. Его не особо тянуло слушать музыку, но других занятий у него все равно не намечалось.
      - Хорошо, спасибо за то, что сообщили мне! - эльф вежливо кивнул капитану и продолжил свою прогулку по палубе.
      «Эльфийка? А не та ли самая эльфийка, которая разговаривала здесь с человеческой девушкой? У них что, совместный ансамбль? Что же, надеюсь, что она хорошо играет. Хорошая музыка всегда расслабляет...»
      Помимо Койрэ по палубе сновали матросы, выполняющие команды старпома. На секунду Эйя, выбежавшая по приказу барда, засмотрелась на этих рослых красавцев - щеки ее раскраснелись. Опустив глаза, девушка пробежала к камбузу. Толстый кок в фартуке готовил рагу с мясом. От таких запахов у Эйи потекли слюнки.
      - Здра..! - сказала девушка, запнулась и тут же залилась краской. - Здравствуйте! Моя госпожа просила передать... чтобы я передала... что она давно ждет, когда ей принесут еду!
      Эйя выпалила все это на одном дыхании и уставилась на кока. Тот, подумал немного, очевидно деля на порции сказанный набор слов, затем улыбнулся, плеснул в две глубокие тарелки по большому черпаку вкусного варева, налил в две большие кружки красного вина, водрузил все это на поднос и передал девушке.
      - Передайте своей госпоже мои глубочайшие извинения! - повар выдернул из стоящей перед ним вазы прекрасную белую лилию и положил ее между кружек с вином.
      - Спасибо! - Эйя пошла обратно, гордо неся поднос перед собой. Войдя в каюту, девушка поставила поднос на стол. Несколько капель выплеснулось из тарелок и угодило на одежду Эвели.
      - Боже мой, сейчас я вытру! - Эйя кинулась вытирать одежду эльфийки своим рукавом. Эвели раздражённо закатила глаза и отпихнула ее:
      - Не надо, оставь... Садись лучше ешь...
      После ужина эльфийка подошла к шкафу и принялась переодеваться, ничуть не смущаясь присутствия своей новой помощницы. Идеальное тело барда с гладкой белоснежной кожей, словно светилось в полумраке каюты. Давно уже стемнело, но эльфийские глаза не заметили этого, а Эйя видимо постеснялась зажечь свет. Грязную юбку она бросила в угол комнаты, собираясь потом отправить Эйю в прачечную на нижнем ярусе корабля. Посмотрев на развешенные платья, Эвели выбрала чёрное с корсетом-сердечком и без рукавов. Тонкий серебристый пояс обвивал талию девушки. Оторвав у лежащей на подносе лилии стебель, эльфийка закрепила бутон нежного цветка за острое ухо. На груди всё также поблёскивал её новый талисман из лунного камня. Бросив на девушку короткий взгляд, бард позвала её на палубу, взяв с собой мандолину.
      Там уже расставили лавки для слушателей, которые восхищённо наблюдая за приближающейся серебряной эльфийкой, принялись аплодировать. Представление началось. Вопреки своим обычным выступлениям - полным огня и веселья, на сей раз Эвели не была способна радоваться жизни. Корабль плыл в пустоту Моря Мечей, освещённый слабыми зеленоватыми огоньками, трепещущими в лампадах, развешанных по бортам. В нём чудилось нечто необыкновенное - словно истинно эльфийская магия оплела корабль своими чарами вместе с изумительным голосом барда. Ночь рассыпала звёзды, подмигивающие слушателям с небосвода и создающими романтический ореол всем предметам в подлунном мире.
      В этот раз Эвели полностью отдалась музыке, даже не пытаясь, против обыкновения, наблюдать за слушателями, подмечать их реакцию или делать собственные выводы о каждом. Перед глазами эльфийки то и дело возникало суровое лицо человека, с холодными сине-стальными глазами. Вся тоска, снедавшая её на протяжении последнего времени, выливалась в прекрасные мелодии, тонко выплывающие из-под пальцев барда, и усиленные её магией они проникали в душу каждого.
      Койрэ, прогуливаясь по палубе, услышал приглушенные звуки музыки и чей-то прекрасный голос, редкое меццо-сопрано.
      «Это же выступление эльфийки, о котором мне говорил капитан... Послушать, что ли?»
      Эльф направился вперед, туда, откуда нежный, волшебный женский голос разливался по палубе. Койрэ мгновенно почувствовал расслабленность и наслаждение, не только эстетическое, но и физическое. Эта музыка словно окутывала его, завораживая. Сам друид петь не умел, да и не являлся особым ценителем искусства струн и песни. Тем не менее, эльфийка пела настолько хорошо, что эльф даже решил задержаться здесь. Он сел на самую отдаленную от барда лавку и прикрыл глаза.
      «В ее голосе чувствуется тоска, будто бы она потерла очень близкого ей человека... Отца? Мать? Может быть любимого? Или брата? Сестру?» Внезапно, Койрэ поймал себя на том, что его мысли, странным образом, вращались вокруг этой девушки. «Барды... Забавно, только и поют всю свою жизнь. Единственное, что радует: нет от них ни вреда, ни пользы, а значит, они не представляют никакой угрозы и... недостойны моего внимания».
      Эльф поднялся с лавки и направился в свою каюту. Закрыв комнату на ключ, Койрэ лег на кровать, а в его голове все еще крутились мотивы, исполненные эльфийкой.

**

      Дальнейший путь колдуна прошел без стоящих упоминания происшествий и вскоре Фьерн вернулся в Аткатлу. Как ураган промчался по территории порта и довольно быстро нашел корабль, идущий в сторону Кэндлкипа, от которого до Берегоста - нынешней цели человека - было рукой подать. Оставалось лишь гадать, что Вессалор нашел в этом приграничном захолустье, но отчего-то колдуну думалось, что это неспроста.
      Ему предстояло провести дни в безделье, наедине со своими воспоминаниями об Эвели. Поначалу это было невыносимо и мучительно, но вскоре выяснилось, что у Фьерна есть талант в парусном деле, и колдун с раннего утра до глубокой ночи пропадал над палубой как простой матрос. Наряженная работа позволяла ненадолго отвлечься от тягостных воспоминаний, Фьерн намеренно изматывал себя до предела, чтобы добравшись до каюты падать без сил, но мысли все равно возвращались к прекрасной лунной эльфийке.
      Острый нос корабля бодро резал морскую гладь, отмеряя милю за милей по дороге на север. Жгучее южное солнце, словно чуя, что корабль скоро уйдет в более прохладные широты, стремилось поджарить экипаж и пассажиров, однако загорелым до цвета темной бронзы матросам все было нипочем. Фьерна же спасала его магия.
      Морское путешествие колдуна завершилось быстро, не встретив серьезных препятствий и вот Фьерн подгоняет коня на восток по бездорожью, не желая делать крюк по Львиной Дороге. Вдалеке по левую руку виднеются острые шпили крепости Кэндлкип, озаренные кровавым закатным солнцем. До цели оставались считанные мили.
      Колдун подъехал к городу, когда солнце уже село за горизонт. Ворота были опущены и двое стражников сурово смотрели на подъехавшего мужчину. Хотя приглядевшись, Фьерн понял, что это были стражницы. Причём уставшие за день и, явно давно не слыхавшие доброго слова от прохожих. Женщины мрачно взирали на колдуна, не собираясь поднимать решётку.
      Фьерн спешился, взял Черного за повод и твердым шагом направился к воротам. Выглядел он при этом, мягко говоря, жутковато: драный плащ, растрепанные от скачки черные волосы, частично выбившиеся из заколки и падавшие на бледное лицо, запавшие щеки и глаза, в придачу обведенные темными кругами и сверкавшие в темноте сталью.
      - Ночи спокойной, - поприветствовал он стражниц, подходя к воротам, и голос его походил на воронье карканье. - Какова въездная пошлина для всадника без товаров?
      Стражница помладше уставилась на колдуна, чуть приоткрыв рот - видимо за весь день не увидела ничего столь же интересного. Вторая стукнула копьём, которое держала в руке, о землю и, окинув человека придирчивым взглядом, ответила:
      - После заката в город не пускаем. Такой приказ в последние две недели. На дорогах неспокойно, на нежить жаловались. Так что иди, путник, тут направо по дороге таверна. Правда, до неё ещё часов пять ехать...
      Колдун подошел к женщине совсем близко, так что она ощутила еще остававшийся на Фьерне дух корабельной смолы и морской соли, смешавшиеся с пылью дороги и запахом промасленной кожи. Эти две фигуры являлись неожиданной и досадной помехой на его пути.
      - Мне нужно в город, - твердо ответил он. - Дело не терпит отлагательств.
      - И что же это за важное дело? - хмуро спросила стражница, чувствуя себя неуверенно, но, не отходя ни на шаг от ворот. Вторая отступила, словно уловив нечто опасное в голосе колдуна. Опасное, даже для неё - тренированной и хорошо вооружённой.
      - От этого зависит сохранение жизни, - не запнувшись, преувеличил колдун. Конечно, он был доведен до крайности, но пока еще помнил, что угрожать страже - не самый хороший вариант добиться своего, потому что приведение угроз в силу чревато неприятными последствиями, что мешают заниматься своими делами. - Меня вызвали, чтобы я помог замкнуть заклинание, от которого зависит слишком многое, - на ходу, не меняясь в лице, сообщил он. Морозное обаяние Фьерна подействовало на стражницу и она смягчилась.
      - Ну, хорошо, проходи. Только не говори никому. Тэрна, подними решётку, - приказала она другой девице. И снова посмотрев на колдуна, добавила. - Тебе самому явно лекарь нужен. Он живёт возле кузницы. Мимо не пройдёшь.
      - Спасибо тебе, благородная дева - я буду нем как могила, - ответил Фьерн, входя в город. Черный заржал, словно подтверждая слова стражницы о необходимости колдуна показаться лекарю, желательно специализирующемуся на душевных хворях. Ворота снова сомкнулись за его спиной, но колдун не оборачивался, он шел к центру города, где самые дорогие гостиницы и самая бурная жизнь.

***

      Зоилит шла по улицам Врат Балдура, накинув капюшон на приметные рыжие волосы, а в ушах все еще звучали проклятия, что ей вслед слал Кирс, пока она бежала по тихому коридору их дома.
      «Вот и вся любовь», - думала она. А поначалу - как он за ней ухаживал. Дарил украшения, заботился, учил... Зоилит помотала головой, отгоняя невеселые мысли. Оставалось теперь понять, что ей делать дальше. У нее на поясе был мешочек с небольшой суммой золотых, но надолго их не хватит. К тому же во Вратах Балдура оставаться нельзя - Кирс и его банда теперь охотиться за ней будут. Ну, почти вся банда... Некоторые из них любили ее куда больше, чем Кирса. Может, они даже рискнут ей помочь.
      Голубоглазая воровка была укрыта влажным туманом с дождём, который в этом сезоне просто обрушивался на Врата Балдура, смывая всё живое и неживое с улиц города. Проходя мимо узких зданий с высоко расположенными окнами-щелями, девушка слышала, как захлопывают ставни хозяева домов, чтобы дождь не заливал комнаты. Зоилит промокла насквозь, и погруженная в свои мысли, даже не сразу это поняла. Но когда с капюшона закапала вода, она подумала, что надо бы где-то высушиться. Оглядевшись, девушка осознала, что забрела в дальний район города, оказавшись почти у самой стены. Перед ней была крошечная таверна, на ней даже названия не было - вывеску сорвало ветром или чьей-то рукой, только крепления и остались. Она бывала здесь раньше. Тут можно было выпить чего-нибудь горячего, да и комнатки сдавались. Так что Зоилит решительно шагнула внутрь. Даже если ее будут разыскивать, высохнуть и собраться с мыслями она успеет.
      Таверна оказалась теплой и уютной: в камине весело потрескивал огонь, несколько посетителей попивали эль из больших деревянных кружек. Кое-кто поднял голову, рассматривая вошедшую, но затем вернулся к своим напиткам и разговорам. В дальнем конце, возле окутанной сумраком стойки сидел мужчина в тёмном плаще. Со спины было видно лишь вьющиеся каштановые волосы, спадающие ему на плечи. Он о чём-то разговаривал с трактирщиком - худым высоким человеком, протиравшем тряпкой стойку. Зоилит почудилось нечто смутно знакомое в сидящей у стойки фигуре. Она стряхнула капли с плаща, откидывая капюшон, и направилась к бару, разглядывая сидящего там мужчину.
      - Будьте добры глинтвейн и немного тушеных овощей, - попросила она трактирщика. Затем села за столик так, чтобы иметь возможность незаметно рассматривать мужчину у стойки. Трактирщик подмигнул девушке и отправился на кухню, сообщить заказ. Он уже видел рыжую плутовку пару раз и она ему нравилась. Обернувшись на голос полуэльфийки, сидящий рядом мужчина окинул её взглядом прищуренных карих глаз.
      - Зоилит? – вдруг спросил он хрипловатым голосом. - А ты совсем не изменилась.
      Теперь, когда мужчина повернулся к ней, Зоилит его узнала.
      - Солтис? - воскликнула воровка. Она не видела его уже много лет. Это с ним полуэльфийка уехала во Врата Балдура изучать магию. Когда Зои связалась с Кирсом, они еще пересекались пару раз, виделись вот так же, случайно. А потом он совсем пропал из виду. - Как же мы давно не виделись! Где ты пропадал? Как твоя магическая учеба? - закидала девушка его вопросами. Она на самом деле была очень рада его видеть. Он по-прежнему был для нее другом.
      - Как видишь... не совсем удачно, - усмехнулся маг, продолжая разглядывать Зои, - раз я сижу в подобной забегаловке... А ведь помнишь мы, когда-то мечтали... Ну да ладно… - он махнул рукой и отхлебнул пива. Воцарилась неловкая тишина, каждый предался воспоминаниям о прошлом. Появился трактирщик, собственноручно неся Зои её заказ и дополнив его сладким пирожком - за счёт заведения.
      - Спасибо, - Зоилит мило улыбнулась трактирщику. Потом снова повернулась к Солтису. - Что же произошло? Расскажи, пожалуйста. Ты куда-то уезжал? Выполнял задание мага... как его звали... Рамазит? Он всегда говорил, что у тебя талант к магии, не то что я... - Она с удовольствием отпила глинтвейна, и горячее вино приятно согрело ее изнутри. Солтис фыркнул, слегка брызнув пивной пеной.
      - Рамазит... да этот хлыщ помер. Сгорел от собственного неудачного заклинания... Из-за него-то я и попал в неприятности... В общем, он подговорил меня на одно дельце... - мужчина покачал головой, словно удивляясь собственной глупости. - Умыкнуть несколько могущественных артефактов у одного сильного мага, Сатиэрдала - ты должна его помнить. С тех пор, пришлось уехать и начинать всё с нуля... Но здесь у меня уже есть, где жить и работёнка кое-какая имеется. А как твои дела?
      - О... значит, Рамазит мертв, - Зои рассеянно покрутила в руках кружку. - Странно как-то. Да, Сатиэрдала я помню и очень хорошо, - ухмыльнулась она воспоминаниям. - А кем ты сейчас работаешь? - спросила девушка, намеренно избегая разговоров о своей жизни. Солтис думал, что она просто работала наемным магом у торговца, он не знал, чем именно занимается Кирс.
      - В данный момент предоставляю магическую охрану некоторым домам и организациям, - пожал плечами мужчина. - Ничего особенного, но денег на жизнь хватает. Так как твои-то дела? Выглядишь ты немного помятой. Никак сбежала от кого-то? - Он усмехнулся, отворачиваясь и прося у трактирщика счёт. Поняв, что от ответа ей никуда не уйти, Зоилит вздохнула.
      - Какой ты проницательный... - усмехнулась она. - Да... я от Кирса ушла. Мы с ним поругались. Боюсь, я наговорила, чего не следует. И теперь, наверное, он меня по всему городу разыскивать будет. Мне надо залечь на дно на некоторое время... - Девушка вопросительно посмотрела на Солтиса. Раз уж так все сложилось, почему бы не попросить помощи у старого друга, тем более, что он терпеть не мог Кирса и по-прежнему наверняка любил Зои.
      Глаза Солтиса сверкнули, когда он вновь посмотрел на Зоилит. Он окинул её многозначительным взглядом, давая понять, что за подобную услугу ей придётся расплатиться. Но ведь это не стало бы проблемой для поклоняющейся Селюн, не так ли? Просто бурная встреча старых друзей...
      Мужчина заплатил за еду девушки и, кивнув на выход, накинул плащ на плечи, приготовившись выйти в проливной дождь. Зоилит вздохнула с облегчением, надевая капюшон и выходя вслед за Солтисом в непогоду. В конце концов, как бы он ни изменился за эти годы, все же он был ее другом. И все еще очень привлекательным. За прошедшие годы Солтис только возмужал, что придало ему особый шарм. И он был полуэльфом, как и сама Зои. Быть с ним гораздо лучше, чем оставаться одной и прятаться от Кирса.
      На улице погода превратилась в настоящий ураган. Ветер норовил сорвать капюшоны плащей и залить головы прохожих обильной порцией дождевой воды. Под завывания ветра, Зоилит и её старый приятель пересекли несколько кварталов, не самых бедных, но и не особо шикарных. Свернув в подворотню, они прошли мимо мусорных баков, в которых, несмотря на дождь, рылись несколько котов, и направились к чёрному ходу кирпичного здания.
      - Я бы не хотел, чтобы нас заметили вместе, - сказал Солтис, открывая ключом дверь и пропуская девушку внутрь.
      Зоилит проскользнула в дом, снимая капюшон и вновь стряхивая воду с плаща. Она была рада вновь оказаться в помещении, отгородиться от непогоды крепкой кирпичной стеной. Хорошо, что Солтис сам прекрасно понимал, что их не должны были видеть вместе. Как будто ее здесь и нет - пусть Кирс ищет сколько душе угодно. Девушка с любопытством огляделась. Солтиса всегда отличал неплохой вкус.
      Полуэльф взял ее плащ и повесил в небольшой шкаф. Его дом представлял собой гостиную, совмещенную с кухней, плюс купальню на первом этаже и две комнаты в мансарде второго. Ничего особенного, но тут было тепло и уютно. Как и в большинстве домов этого города - узкие окна плотно закрыты ставнями. В тёмной гостиной было сумрачно, и мужчина принялся разжигать огонь.
      - Мой дом, твой дом, Зои, - он подмигнул девушке. - Разберёшься, что к чему. Можешь пользоваться всем, чем душа пожелает. Надеюсь, ты ещё не разучилась также замечательно готовить.
      - А ты неплохо устроился, - улыбнулась Зоилит, оглядываясь. - Куда лучше нашего первого жилища в этом городе.
      «Хотя не так шикарно, как в Гильдии воров», - подумала она. Но не стала говорить ничего вслух. В конце концов, это не покосившийся сарай, и Солтис сейчас казался ей куда привлекательнее Кирса. Она шагнула к нему, в ее глазах загорелись веселые огоньки. - Готовить я, конечно, не разучилась, и с удовольствием что-нибудь приготовлю, - сказала она игривым тоном. - Но разве ты сейчас голоден?
      Уловив в глазах полуэльфийки столь хорошо знакомый ему блеск, Солтис рассмеялся.
      - Нет, поесть можно и позже.
      Он подхватил девушку на руки и понес наверх, в свою спальню. Любовь Солтиса была обжигающе сладкой, совсем не похожей на то, что происходило у них с Кирсом. Зоилит полностью отдалась нахлынувшим чувствам... уж это она прекрасно умела. Лишь к вечеру она заставила себя вернуться в реальный мир. Дождь и ветер все так же били в ставни, но в комнате было тепло и уютно. Солтис лежал рядом, поигрывая ее рыжими локонами.
      - Хорошо, правда? Как будто и не было этих лет, - проговорила Зои, поглаживая его по лицу.
      - Да, крошка. Хотя ты стала еще опытнее, - усмехнулся довольный мужчина, любуясь девушкой. - Намного опытнее и красивее... За это я даже сам накормлю тебя ужином... - Он встал и, натянув штаны, вышел из комнаты, направляясь на кухню. Зоилит сладко потянулась, затем уже привычным движением завернулась в простыню - она не любила расхаживать голышом, даже если в доме никого не было, и спустилась вниз. Солтис орудовал на кухне. Девушка подошла сзади, приобняла, шепнула: "Я в купальню" и чмокнула мужчину в затылок. Вскоре Зои нежилась в горячей воде, ожидая, когда ее позовут ужинать.

0

4

Глава 3.
*

      Когда Эвели закончила выступление, и вернулась в каюту, было уже далеко за полночь. Увидев, что Эйя уснула прямо на узенькой кушетке, стоящей у окна, бард не стала зажигать свечу - да и не было необходимости с ее эльфийским зрением. Она переоделась в тонкую, полупрозрачную рубашку, приятно холодившую тело и легла в постель, которая оказалась тоже прохладной.
      После выступления девушка чувствовала полную эмоциональную истощённость и на глаза эльфийки навернулись слёзы. Она прикусила кулачок, чтобы не зарыдать в голос. За эти одинокие ночи она так и не привыкла к его отсутствию... И как так получилось, что человек, чья жизнь столь скоротечна, ворвался в её судьбу, перемешав и спутав все планы, разрушив укрепления, которые как ей казалось, она возвела вокруг своего сердца. За исключением любви к приключениям у них было так мало общего. Разные расы, разная культура, разная магия. Она столь эмоциональная, весёлая и открытая и он столь замкнутый, ироничный и спокойный. Интересно где он сейчас, искал ли её... Девушка вспомнила их разговор о его бывшей любви. Эвели не знала причину, из-за которой они расстались, но ту девушку он не искал. Скорее всего, он понял то, что хотела донести до него лунная эльфийка, всю опасность, исходящую от её крови и решил держаться подальше. Как бы ей не хотелось в глубине души, чтобы это было не так, Эвели знала, что всё было правильно.
      Среди ночи ей стало плохо. Проснувшись после болезненно-навязчивого сна, в котором лицо Фьерна переплеталось с кошмарными кровавыми видениями, насылаемыми кровью, она почувствовала, что в каюте очень душно. Эвели захотела попить воды, но из-за сильной слабости даже не смогла поднять руку.
      - Эйя... - прошептала девушка, но изо рта вырвался лишь хрип и она начала задыхаться. Жар стал охватывать тело Эвели, которое мгновенно покрылось испариной. Судорожно пытаясь вдохнуть воздух, эльфийка постаралась спуститься с кровати, но упала, свалив поднос с грязной посудой, стоящий на столе. Грохот разбудил спящую на кушетке девушку, и она подбежала к барду, испуганно хватая Эвели за плечи. Лунная эльфийка подняла бледное лицо, и девушка в испуге закричала. В глазах барда пылало пламя, а ее тело начало раскаляться, посылая волны жара, которые вполне могли спалить всю каюту. Вскоре Эйя уже кричала от боли, но крик длился недолго, девушка вспыхнула, словно живой факел, ее слабенькая магия была не в состоянии справиться с силой, пронизывающей сущность барда. Эвели в ужасе смотрела, как от хорошенькой девушки осталась лишь горстка пепла на полу. Дракон получил свою кровавую жертву и немного затих, довольно урча где-то в глубине подсознания Эвели.
      В своей каюте Койрэ проснулся от крика погибающей Эйи. Друид присел на кровати, считая вопль частью своего недавнего сна. Ему опять снился белый дракон. По причине, которую сам Койрэ не мог объяснить, он весь вечер чувствовал в воздухе тревогу и какую-то опасность. Эльф не мог понять, откуда она исходит. Весь корабль был пропитан этим чувством, но в то же время оно было слабым, отчего Койрэ не мог вычислить кто или что является его источником.
      «Все началось сразу после того, как я ушел с выступления этой эльфийки. Наверное, кто-то из зрителей заколдован, или упаси нас всех Силванус, проклят. Мне бы не хотелось, чтоб "Морской Дракон" пошел ко дну посреди моря. Я, конечно, смогу выжить, воспользовавшись своими умениями, но, сколько людей погибнет зря. Надо уничтожить того, над кем висит это проклятие, но как же его вычислить? Может быть, стоит помедитировать?»
      Эльф сел, скрестив ноги, пытаясь сосредоточиться на своей цели. Это было довольно сложно, так как у него даже не было предположений, кто может стать виновником гибели стольких людей. В любом случае, скорость, с которой это его предчувствие усиливалось, неумолимо росла.
      Койрэ поудобнее устроился на кровати, погружаясь в раздумья. Это морское путешествие было ему намного приятнее того времени, что он провел в Аткатле, но тем не менее, душа его, как и разум, рвались в лес, где высокие деревья тянутся к небесам, а листва на них так мелодично поет под дуновение ветра. Шум за дверью отвлек друида от его медитации.
      Парень вскочил с кровати, чувствуя, как разгорается огонь в каюте напротив. Это было не обыкновенное пламя, а незримый огонь чувств, огонь боли, которую кто-то испытывал. Койрэ рванул в коридор, а затем распахнул незапертую дверь соседней каюты. На полу лежала та самая эльфийка, которая давала концерт этим вечером. Воздух вокруг девушки был накален до предела, и эльф понял, от кого так обильно исходила угроза, кто несет внутри себя огромную, колоссальную опасность. Не обратив внимания на странную кучку пепла, Койрэ подхватил девушку на руки и осторожно положил на кровать. Казалось, что она умирает.
      «Девять Проклятых Кругов, я не смогу сейчас спасти ее, но я могу помочь ей хотя бы на время...»
      Эльф провел ладонью по горящему лбу девушки, приговаривая заклинание Исцеления Болезни. Друид не был уверен, что это именно то, что требовалось применить сейчас, но, по крайней мере, жар должен был спасть, а боль утихнуть.
      Эвели испытывала ужасную, мучительную боль, готовую вскоре перерасти в агонию. Немного воздуха ещё проникало в её легкие, превращаясь там в бушующий пожар. От заклинания друида эльфийку затрясло как в лихорадке, невероятная температура тела начала постепенно спадать, принося с собой горячечный бред. Она ощутила лишь небольшое облегчение боли, но в глазах было темно. Через какое-то время возник смутный силуэт.
      - Фьерн? - прошептала она в полузабытьи.
      Друид слегка улыбнулся, когда понял, что кожа девушки постепенно остывает.
      «Получилось...»
      Теперь Койрэ заботил другой вопрос. Что делать с девушкой? С одной стороны, она была очень слаба, и ей следовало бы помочь, попытаться исцелить, придать энергии - он был способен на все это. Но с другой стороны, угроза, исходившая от эльфийки, не утихала. Пока она была слаба, ее можно было убить, тем самым защитив остальных пассажиров. Равновесие. Баланс. Однако эльф почувствовал, что он не сможет убить эту женщину сейчас, когда она беззащитна, как ребенок.
      «Нет, не сейчас... Надо дать ей немного отдохнуть, чтобы бой был равным. Нельзя убивать слабых. Это тянет к злу».
      - Нет, здесь нет никакого Фьерна, - холодно ответил друид, глядя на эльфийку. «Симпатичная... И такая хрупкая. Собственно, как и все эльфы. Но ее душа отравлена ядом. От нее несет злом».
      Сквозь муть перед глазами эльфийка видела незнакомого мужчину. Эльфа.
      «Волосы до плеч и глаза цвета тёмного мёда... Странные ассоциации, но у бардов и не такие бывают... Что за бред в голове... Фьерна нет и ничего больше нет... Тогда зачем вообще всё это нужно?..»
      - Позвольте мне умереть, - попросила эльфийка, глядя на незнакомца затуманенными синими глазами. Сейчас она казалась спокойной и вполне серьезной.
      Койрэ удивленно округлил глаза.
      «Она просит меня о смерти? Это ирония судьбы. Разве могу я ей отказать, тем более, если от этого всем станет только лучше. Что же, стоит наложить на нее заклинание Усталости, чтобы она не могла бороться с жаром, и организм не выдержит. Она сама сожжет себя изнутри при такой температуре…»
      Друид взял девушку за руку, чтобы сотворить заклинание, как вдруг что-то толкнуло его в ноги. Эльф обернулся и увидел Акху, смотрящую на него глазами, полными сожаления и сочувствия.
      - Что? Как ты здесь... - эльф не успел закончить вопрос, как ответ сам пришел ему на ум. - Ах ты, наглая притворщица! Ты просто засветилась! Ты не исчезла, когда я пытался тебя отозвать после визита служанки, и все это время пряталась под кроватью...
      Койрэ прищурился. Взгляд волчицы твердил ему, что эльфийка в отчаянии, и убить ее - значит совершить низость.
      «Я не могу... Не могу это сделать. Сейчас...»
      Друид крепче сжал ладонь барда, а затем тихо прошептал заклинание Сопротивляемости, помогая ее организму бороться со слабостью. Эвели погрузилась в тяжкий, болезненный сон, но жар постепенно начал спадать. Каждый вдох давался эльфийке с трудом, но организм продолжал бороться. Молодое крепкое тело совсем не хотело умирать, несмотря на тяжкие мысли барда. Впрочем, хандрить долго она не умела, и следовало ожидать, что жажда жизни вернётся к ней, как только она почувствует себя немного лучше.
      Койрэ решил дождаться, пока эльфийка окончательно придет в себя. Подобрав с пола поднос и посуду, он осторожно поставил их на стол, а сам уселся на стул, немного придвинув его к кровати. Акха улеглась возле своего хозяина, уткнув пасть ему в ногу. Затем волчица протяжно завыла.
      - Тише, - прошептал друид, пихнув волчицу. - Она, кажется, заснула. Не надо ее будить сейчас. - Акха снова завыла, но немного потише. - Я сказал замолчи! Да понимаю я, что тебе ее жалко, но тогда не мешай ей набраться сил, - эльф бросил взгляд на барда. Желание убить ее прямо сейчас было велико, но здравый смысл боролся с этим желанием так, как только мог.
      Лунная эльфийка проснулась от ужасной тошноты. Это удивило девушку - она видела над собой корабельные переборки и прекрасно осознавала, что лежит в каюте. А ведь раньше Эвели никогда не страдала морской болезнью. Бард помнила лишь, что закончила выступление и легла спать, а дальше - сплошной провал в памяти. И слабость... настолько сильная, что она еле могла пошевелить пальцами.
      - Эйя... - выдавила эльфийка, надеясь, что её новая нерадивая помощница окажется в залитой солнечным светом каюте. Повернуть голову, и посмотреть самой просто не было сил.
      Койрэ молча сидевший рядом с бардом, пока девушка спала, прислушался к ее голосу.
      «Странная эта девушка, то она в обмороке, то очнется, назовет чье-то имя, потом вырубится, а затем все снова по кругу...»
      - Здесь только я, - отозвался друид. - Вам нужна помощь? Может быть, вы хотите воды? - Эльф так и не поднимался со стула, Акха приподняла морду, чтобы посмотреть на эльфийку, но все еще продолжала лежать рядом с Койрэ.
      Эвели услышала незнакомый мужской голос и усилием воли повернула голову, рассматривая его носителя. При виде волчицы ее глаза расширились... «Вот так явление».
      - Кто вы? - требовательно спросила эльфийка и сглотнула новый приступ тошноты. Пить ужасно хотелось, но сначала нужно было все выяснить.
      Койрэ взял пустой стакан, а затем, взмахнув над ним рукой, мгновенно заполнил кристальной чистоты водой.
      - Меня зовут Койрэ, - представился эльф, протягивая девушке стакан. - Но я думаю, что мое имя вам о многом не скажет. - Друид едва заметно улыбнулся. Волчица приглушенно рыкнула. - Тебе обязательно сейчас лезть? - тихо спросил Койрэ, а затем повернулся к эльфийке. - Это моя волчица, ее зовут Акха. А можно поинтересоваться, как вас зовут?
      Эльфийке удалось, справившись со слабостью, приподняться на постели и взяв дрожащими руками стакан, выпить немного воды. Тошнота отступила и Эвели откинулась на подушки, чувствуя раздражение. Она ненавидела проявлять слабость, особенно - в присутствии незнакомцев.
      - А я Эвели, - представилась девушка, пытаясь сообразить, насколько ужасно сейчас выглядит. Ей было любопытно, что эльф делает в ее каюте, но с чего начать разговор, она не знала. Если у нее был очередной приступ, могли возникнуть неприятности. Под изучающим взглядом парня, бард чувствовала себя неуверенно, что бывало с ней редко. Наконец она нарушила молчание. - А где Эйя, моя помощница?
      Койрэ пожал плечами.
      - Я не знаю, о ком вы говорите, но когда я здесь появился, никого кроме вас не было, - эльф пытливо разглядывал свою собеседницу. Она была симпатичной, даже красивой, но что-то в ее облике отталкивало его. Возможно, дело было даже не столько во внешности девушки, сколько в том, что было у нее внутри. - Я сидел с вами всю ночь, но никто не появился. Ни Эйя, ни Фьерн. - Акха ловко запрыгнула на кровать рядом с Эвели и лизнула ее щеку. - Акха! - крикнул Койрэ. - Немедленно слезай оттуда. Ты не видишь, что нашей новой знакомой плохо?
      Волчица печально опустила морду, но осталась на кровати. Услышав имя колдуна, Эвели болезненно вздрогнула. Наверное, ночью у нее был бред... Как ни странно, присутствие большой и теплой волчицы подействовало на девушку успокаивающе. Та, похоже, была совсем ручной. Эвели запустила пальцы в густую шкуру зверя, поглаживая волчицу. Она любила животных. Они были честнее и привязчивее, чем люди. Акха высунула язык и быстро задышала, как довольная собака. Эльф слегка смутился. С одной стороны, ему было стыдно за поведение своей волчицы, но с другой стороны, Эвели, кажется, была не против.
      - Вы в ужасном состоянии, - внезапно произнес Койрэ. - И вы очень опасны. Очень. Не потрудитесь мне объяснить, по какой причине у меня голова разрывается каждый раз, когда я пытаюсь медитировать рядом с вами? - Эльф был серьезен, в отличие от своей волчицы, которой, кажется, Эвели очень понравилась. Эльфийка посмотрела на мужчину.
      - Возможно, вы просто не привыкли к обществу красивых женщин? - усмехнулась она, продолжая гладить волчицу, которая смотрела на нее умными, понимающими глазами.
      Койрэ почувствовал, как заливается краской.
      «Да что она себе позволяет? Какое ей дело? Пусть спасибо скажет, что я ее не прикончил, пока она лежала здесь беспомощная и обессиленная».
      - Я думаю, вас не должно это волновать, - выдавил эльф, пытаясь скрыть свое смущение. Друид не мог смотреть на Эвели, чтобы окончательно не стать подобным помидору, но смотреть в пол было бы еще более стыдно. Поэтому Койрэ уставился на Акху. «Ах ты, предательница! Нет, чтобы сидеть рядом со мной, так ты полезла к этой наглой певичке».
      Глядя на заливающегося краской лесного эльфа, в котором она опознала друида, эльфийка почувствовала, как к ней возвращается хорошее расположение духа. Она всегда считала друидов немного ненормальными и диковатыми, хотя не могла не признать, что этот экземпляр был довольно забавен и мил.
      - Что ж... Мне было приятно познакомиться и поболтать. Возможно вы со своей прекрасной спутницей, - она покосилась на Акху, - еще навестите меня здесь. Или увидите на палубе, где я буду петь почти каждый вечер... - эльфийка замолчала, ожидая, что Койрэ попрощается и выйдет из комнаты.
      - Может быть, и навестим, но я не собираюсь никуда уходить, - друид немного прищурился, наблюдая, как эльфийке становится все лучше и лучше. - Я говорил серьезно, вы излучаете огромное количество неконтролируемой энергии, природа боится вас. - Акха посмотрела на друида с некоторым испугом, а затем отстранилась от Эвели и спрыгнула на пол. - Я хотел вас убить, пока она, - друид кивнул в сторону волчицы, - не убедила меня в обратном. Если вы сейчас же мне все не расскажете, я сотворю задуманное. - Эльф грозно посмотрел на барда, медленно поднимаясь со стула.
      Эвели прищурила глаза, мгновенно став серьезной. Она оценила угрозу, исходящую от эльфа и свои возможности. Нет, сейчас бард была слишком слаба. Но потом... Раньше бы она просто соблазнила симпатичного эльфа, и к концу плаванья он бы уже плясал под ее дудку. Но теперь к своему неудовольствию, лунная эльфийка поняла, что ей это не интересно. Несмотря на то, что Фьерна она больше никогда не увидит, девушке показалось, что это было бы изменой. Рассердившись на собственные непривычные мысли внезапно проснувшейся совести, эльфийка зло ответила:
      - Я сдерживаю свою драконью кровь и на этом корабле все в безопасности! В крайнем случае, сможешь выкинуть меня за борт! Но лучше дать мне доплыть до Даггерфорда и отпустить, чтобы я смогла излечиться!
      - Мне кажется, что ты слишком самоуверенная! Насколько я знаю, наследники драконов, как вы себя называете, никогда не ограничивались рамками, - друид сжал руки в кулаки, причем настолько сильно, что пальцы начали неметь. «Кровь дракона?.. Я ненавижу драконов». - Я рад, что ты сказала, что у тебя драконья кровь, - Койрэ вынул из своего сапога изящный кинжал, бежать за мечом было совсем некогда. - Я смогу убить тебя с большей легкостью. Ты слишком опасна для этого мира, ты можешь все нарушить.
      Эльфийка с ненавистью глянула на друида, стараясь передвинуться к дальнему краю кровати. Сил на магию – любую - больше не было. Она едва могла двигаться.
      - Значит, я прошла через столько испытаний, чтобы погибнуть от лап дикаря-убийцы... - Ей стало грустно и обидно, но страха не было, на него тоже не осталось сил. – Ну, что ж, давай... Я жду твоего удара.
      Друид возмущенно поднял брови.
      - Как ты меня назвала? Дикарь-убийца? Да как ты смеешь! Это за тобой тянется кровавый след, а не за мной. Каждое убийство, которое я совершил, все это только ради равновесия, чтобы сохранить мировой баланс, а ты... ты просто убивала, - эльф не говорил, он уже кричал. Слова девушки задели его очень сильно. Акха испуганно завыла. - Ты вообще не лезь! - огрызнулся Койрэ. - Хватит ее защищать!
      Волчица зарычала, друид посмотрел на нее и опустил нож, а затем вовсе убрал его. Он не знал почему, но он не мог убить эльфийку. Акха, поняв, что Койрэ не собирается проливать кровь, подошла к хозяину и стала тереться мордой о его ногу. Эвели смеялась.
      - Ты ничего не знаешь обо мне и не можешь судить. Думаешь, если раз встретил дракона - всех их знаешь? Тем более я и не дракон, а серебряная эльфийка... - Она прикрыла глаза, неожиданно ощутив, как нечто внутри нее, отпустило струну, мелодичным звоном отозвавшись в сердце. - Да, я эльфийка... - повторила она, словно самой себе. Койрэ молча смотрел на Эвели. Его возмущал смех девушки, но ничего поделать он не мог. Что-то внутри него с огромной силой мешало вновь достать кинжал и перерезать ей горло.
      - Я не могу глаза закрыть, - произнес друид, - как сразу вижу гибель сотен людей. Ты не представляешь, сколько потом мне придется сделать дел, чтобы восстановить баланс. Я тысячу раз пожалею, что оставил тебе жизнь. И для чего? - Койрэ тяжело вздохнул, понимая, как глупо он поступает.
      Эвели вновь взглянула на эльфа, убрав улыбку с лица:
      - Ты можешь не убивать меня, а вести под конвоем. Дай мне шанс попробовать все исправить.
      Койрэ пристально смотрел на эльфийку.
      - И куда мне придется тебя вести? - голос эльфа был немного утомленным, но в то же время заинтересованным. «Уж лучше так, чем позволить ей уничтожить какую-нибудь деревню или взорвать корабль. Хм, кажется, поездка в Говорящие Рощи откладывается на неопределенный срок. Замечательно». Эльф снова присел на стул. - Расскажи мне о себе подробнее, - попросил он. Ему хотелось знать о ней намного больше, чем просто то, что она эльфийка, бард, наследник дракона.
      - Расскажу, - пообещала эльфийка. - Но для начала я бы хотела позавтракать и переодеться. Как видишь - но мне лишь ночная сорочка... - Эвели многозначительно приподняла бровь и продолжила. - Так что ты можешь побыть милым рыцарем и принести девушке завтрак в постель. Или собираешься смотреть, как я буду переодеваться? Я никуда не сбегу. Некуда...
      Койрэ немного нахмурился, а затем его взгляд ненароком скользнул по груди девушки. Только сейчас друид заметил, что ночная сорочка эльфийки была полупрозрачной. От неожиданного открытия, эльф резко развернулся и собирался уже метнуться в сторону двери, однако, он совсем забыл, что у его ног вилась Акха. Запнувшись о волчицу, друид упал на колени. Тихо чертыхнувшись, парень поднялся на ноги, его лицо пылало, как огненный шар.
      - Да, конечно, я принесу тебе постель... тьфу, то есть завтрак... - друид пулей вылетел из каюты, а Акха осталась с эльфийкой и по-королевски распласталась по полу. Вслед друиду донесся серебряный смех с примесью ландышевого яда.
      Эвели посмотрела на волчицу и подмигнула. Та, казалось, тоже улыбалась. С горем пополам добравшись до шкафа, Эвели извлекла нежно-голубое платье со спущенными на плечах рукавами, приятно гармонирующее с ее глазами и освежившее лицо эльфийки. Девушка с наслаждением умылась, расчесала волосы и небрежно заплела их в косу. Сев на кушетку, она взяла со стола книгу, листая ее в ожидании эльфа.
      Койрэ вернулся примерно через четверть часа. В руках он держал поднос, на котором лежали два тоста, стояла небольшая тарелочка с джемом и стакан с апельсиновым соком.
      - Там еще кашу предлагали, но я отказался, ты ведь не любишь манную кашу? - друид поставил поднос на стол. - Платье красивое, - сухо заметил он. – Всяко лучше той ночнушки.
      - Что друиды понимают в ночнушках? - скептически приподняла бровь Эвели, принимаясь за еду. - А манную кашу я очень люблю. С чего ты взял, что нет? Правда самой варить лень, а в тавернах она редко бывает... - Про себя девушка подумала, что всё равно больше пары тостов в неё сейчас не влезет. Она принялась размышлять, что именно можно рассказать Койрэ, а что нет.
      - Может быть, ничего и не понимают, - ответил ей парень. - Но одеваться так развратно - это... достойная девушка так бы никогда не оделась. - Эльф старался процеживать свою речь, чтобы не ляпнуть что-нибудь такое, отчего снова придется краснеть.
      Барду захотелось расхохотаться на наивные слова друида. «Сразу видно - из леса вылез». Но она сдержала себя, лишь кончики губ слегка дрогнули, но она тут же их плотно сжала.
      - Итак, ты переоделась, и еду я тебе принес, теперь расскажи, куда ты направляешься и зачем, - голос друида прозвучал требовательно.
      Девушка не спешила и сначала, как следует подкрепилась - не говорить же с набитым ртом, и только после этого решилась рассказать Койрэ кое-что. Вкратце она описала получение своих новых сил, а также возникшую проблему (не упоминая любовной связи с алым драконом) и закончила тем, что собирается вернуться в Холмы Серого Плаща, чтобы как сказал ей мудрец из Аткатлы - "вернуться к корням". Девушка собиралась посетить один из Полночных Прыжков - праздников её бога и обратиться к нему с молитвой. Койрэ внимательно выслушал эльфийку, но, ни на секунду его не покидало ощущение, что Эвели многого не договаривает.
      - Хорошо, а теперь расскажи мне о тех, кого ты звала в бреду. Кто такие Эйя и Фьерн? – друид немного наклонился вперед. Рассказ показался ему довольно интересным, теперь хотелось заполнить в нем белые пятна. «Почему она так странно себя ведет? Кажется, в ее поведение есть что-то ироничное, несерьезное... Неужели она не воспринимает меня всерьез? Зря».
      Эльфийке не хотелось рассказывать подробности своей личной жизни Койрэ, и она, чтобы отвлечь, пригласила его на прогулку по палубе, сославшись на то, что от духоты ей нехорошо. Выйдя из каюты, она вдохнула свежий морской воздух, чувствуя, как уставшие за время ночной борьбы лёгкие наполняются йодом. Ветер выхватил несколько прядей её волос, и эльфийка помахала рукой капитану, стоящему у штурвала. Тот ответил ей глуповато-счастливой улыбкой - во время своего выступления, девушка покорила весь состав корабля - начиная с юнги, который сейчас драил палубу и заканчивая капитаном Дэниэлсом.
      Койрэ не возражал, когда Эвели пригласила его на прогулку.
      «Да уж, на корабле действительно хоть вешайся от скуки. Это уже какая моя по счету прогулка по палубе? Третья? Четвертая?»
      Ветер сразу же подхватил густые каштановые волосы Койрэ. Он отметил, что все пассажиры и моряки, проходящие мимо них, восхищенно смотрели на девушку.
      - Ты действительно неплохо играешь и поешь, - заметил друид. - Правда, я не разбираюсь во всех этих песнях и танцах.
      Найдя тенёк, Эвели уселась на свёрнутые канаты. Здесь было тепло, но солнце не припекало её светлую кожу. На некоторое время она позволила себе наслаждаться плаваньем, слушая плеск волн и крики чаек.
      - Ну это не удивительно. Я довольно долго училась, изучала разные варианты песен и танцев... У меня очень богатый жизненный опыт, - чуть улыбнувшись, ответила эльфийка, разглядывая друида. - А ты куда направляешься? И зачем?
      Койрэ ухмыльнулся.
      - Я направляюсь с тобой, как мы уже уяснили, буду пытаться спасти мир от тебя. А до этого планировал доплыть до Врат Балдура, а оттуда на восток в Говорящие Рощи. Ты когда-нибудь слышала об этом месте? - Друид был уверен, что Эвели никогда там не была, а все, что доходило до ее ушей оставалось на уровне необоснованных баек. - Возможно, тебе неприятно об этом говорить, но ты так и не сказала мне ничего про Фьерна и Эйю, - напомнил Койрэ.
      Эвели небрежно пожала плечами и надменно ответила:
      - Меньше всего на свете меня интересовали друиды и их дела. Кроме того, насколько я знаю, вы прекрасно умеете охранять свои тайны. И можете спокойно убить того, кто сунет свой нос, куда не следует - ради сохранения первозданности мира и нелепого баланса... Так что у меня совсем не было ни времени, ни желания путешествовать по местам сборищ друидов...
      Эти слова задели и оскорбили Койрэ.
      - Ты слишком низкого о нас мнения, к тому же, не все из нас заботятся о сохранении нейтральности по всему миру, только самые ответственные, - эльф немного нахмурился. - И, к слову, мы не такие однобокие, как ты думаешь. Только друиды могут оценить красоту мира, понять его так, как следует. К тому же, мы очень умные... Знаешь, ты меня обидела, - последнюю фразу друид произнес, улыбнувшись.
      - Прости, - сладко улыбнулась девушка. Но по глазам было видно, что ей совсем не жаль. Может это была маленькая месть за то, что он напугал её в каюте. Не очень сильно, но всё же напугал. - Возможно за время этого скучного, но столь расслабляющего плаванья, ты успеешь просветить меня насчёт великого ума и прочих талантов друидов.
      Понимая, что нужно будет что-то все же ответить, эльфийка некоторое время смотрела на лазурные воды Моря Мечей, задумчиво покусывая щёку. Она так и не вспомнила ничего о гибели девушки, а кучку пепла, оставшегося на полу каюты, даже не заметила.
      - Эйя моя помощница. Девчонка, увязавшаяся за мной в порту. Впрочем, если она предпочла отправиться на корм рыбам - это её дело... А Фьерн это мой любимый мужчина, - честно ответила девушка.
      Ничего интересного про Эйю и Фьерна Койрэ для себя не выяснил, разве что у него возник еще один вопрос.
      - Если он твой любимый, то почему его нет рядом с тобой тогда, когда тебе это нужно больше всего? - эльф не знал, что случилось между ними, но сейчас она была одна. И это был факт.
      - А его со мной нет, потому что я опасна, - не моргнув глазом, выпалила эльфийка.
      - Уж не смеши меня, что ты решила уберечь его от себя и так далее, - эльф расхохотался. - Все твое тело пропитано чужой кровью, ты убивала стольких людей и эльфов, а один парень, пусть даже тот, которого ты полюбила, стал для тебя таким значимым... Нет, мне в это плохо верится.
      «Хотя, возможно, я и не прав. Но это же очевидно, что ее сердце черство. Она злой эльф, а злые, не могут полюбить. Возжелать - да, но полюбить...»
      Эвели ничего не ответила, ведь в его словах была доля правды. Возможно, она просто обманывала себя всё это время? Просто получила то, что хотела и скоро успокоится... Но в груди так сильно заныло, что захотелось встать, подойти к краю борта и броситься в море... Не может быть, чтобы это чувство было лишь страстью. Страсть возникала и раньше, но это были лишь жалкие отголоски того, что она испытывала с Фьерном.
      - Мы очень многое умеем, - заявил Койрэ, переходя на тему о друидах, после недолгого молчания. - Особенно я. Безусловно, я не самый сильный из нас, но способен на очень многое...
      Эльф провел ладонью по деревянному полу. В то же мгновение раздался звук не то треска, не то шелеста. Тонкий стебелек нежного зеленого цвета стал прорастать прямо из доски. Затем из стебелька сформировался бутон, который тут же распустился. Посреди палубы выросла живая, неотразимая алая роза. Койрэ сорвал ее и протянул Эвели.
      - Это, собственно, основы, - друид широко улыбнулся. Девушка взяла розу, не обращая внимания на то, что шипы больно укололи ей ладонь. На белой коже показалась капелька крови.
      - Спасибо... - глаза эльфийки слегка потеплели. Конечно, это был просто фокус, которым друид хотел показать свою силу, но всё же ей было приятно. Эвели неожиданно задумалась - когда в последний раз ей дарили цветы?
      - Я бы мог вырастить здесь целый куст, но капитану это вряд ли бы понравилось, - эльф почесал затылок, но затем понял, что это выглядит довольно глупо, и снова решил поддержать разговор. - Говорят, барды тоже кое-что умеют, ну кроме песен. Хотя, вряд ли вы выращиваете цветы прикосновением, иначе ты бы не смотрела на эту розу так, словно ты не видела ее сестер уже сто лет. - Возможно, речь Койрэ звучала немного странно, но все друиды привыкли, что растения тоже живые и к ним стоит обращаться, как к живым.
      - Да, в последнее время не до цветов как то было... - ответила девушка, любуясь розой. - Хотя не так давно, на моих похоронах, я была вся усыпана лепестками лучших амнских роз.
      Она со смехом рассказала друиду про свои приключения в гареме и удивительное спасение. Сейчас вспоминая об этом, девушке уже было забавно, все страхи остались далеко позади. Тогда она впервые почувствовала вкус губ колдуна и вместо участи наложницы Салима, оказалась в постели своего спутника. Их общение началось так спонтанно... Возможно ли, что результат возникших чувств - всего лишь отражение пережитых совместных опасностей, адреналина и взаимного притяжения?.. Они никогда не говорили о будущем, было как-то не до этого. Эвели понравилась в Фьерне его любовь к путешествиям и приключениям, но теперь она подумала, что хотела бы получить нечто большее от отношений. Возможно, когда-нибудь в будущем она ещё встретит такого мужчину. Если доживёт...
      Койрэ выслушал рассказ Эвели, он показался эльфу немного странным и диковинным, но в то же время, друид верил девушке, в настоящее время такие вещи, как гарем вполне могли быть в ходу у определенных психов.
      - А расскажи мне, каково это - все время путешествовать по городам, устраивать концерты... Просто, понимаешь, я не любитель всей этой городской суеты, и очень неуютно себя чувствую в таких условиях, Акха так вообще не переносит весь этот камень и холод, - эльф поморщился. - Ты, кстати, любишь природу? Лес, луга, поля, рощи?
      Они услышали звук гонга, сообщающий, что можно пойти забрать обед. Эвели вздрогнула – оказывается, прошло уже так много времени. За разговорами она и не заметила... Может теперь путешествие станет не таким тоскливым. Хотя следовало быть настороже, ведь друид вполне мог притвориться успокоенным, а на самом деле всё ещё хотел убить ненавистную "драконицу". Эльфийка усмехнулась и предложила отправиться за едой. На камбузе пожарили свежепойманную морскую рыбу - в этих водах она была очень крупной, красивой и вкусной, а также дополнили её молодым картофелем. Эвели попросила немного эля и довольная, принялась за еду, отметив, что аппетит возвращался. Продолжая уже в каюте, прерванный разговор, эльфийка ответила:
      - Я люблю природу, она, безусловно, прекрасна, безжалостна и опасна - мои любимые качества. Но я бы не смогла посвятить ей всю жизнь - вдали от общества и городов я начинаю скучать и томиться от скуки. Поэтому я предпочитаю путешествия. Каждый год новые лица и имена, новые впечатления и приключения. Меня такая жизнь вполне устраивает... Правда, я мечтаю кое о чём ещё... - Она замолчала, закрыв свой болтливый рот кружкой с элем.
      Койрэ был не особо голоден, но решил составить компанию Эвели, поэтому ел он с небольшой охотой, больше внимания уделяя общению, нежели поглощению пищи.
      - Я не представляю, как можно скучать в лесу, там очень интересно, - эльф заговорщицки улыбнулся. - Просто нужно знать, как получить удовольствие от нахождения там. - Друид выпил немного сока, который он взял вместо эля, алкоголь он совсем не любил и старался ограждать себя от его употребления. - И что за мечта, если не секрет?
      - Возможно, когда-нибудь я расскажу об этом, - туманно ответила эльфийка, попивая эль. - Может, если ты будешь себя хорошо вести и не попытаешься меня убить...
      Время за разговорами пролетело быстро, и вот уже наступил вечер. Эвели отправилась обыскать корабль в поисках Эйи. Исчезновение девушки очень удивило барда. Возможно, девчонка свалилась за борт. Или этот её волшебный талисман был не так прост. А может она умела создавать порталы. Капитан тоже не прояснил ситуацию и сам был удивлён.

**

      - Я тебе давно говорил, что иногда ты ведешь себя как дурак? - в мелодичном голосе Вессалора смешались сочувствие и укор и они же явно проступали в огромных лазурных глазах барда, смешанные с озабоченностью состоянием колдуна.
      - Года два назад, - хмуро припомнил Фьерн, опуская взгляд в кружку с грогом.
      - Ну вот сейчас как раз такой случай, - вздохнул солнечный эльф, - а я уже тешил себя мыслью, что ты исправился...
      Как и ожидал, Фьерн нашел друга в самой дорогой, относительно города, конечно, таверне. Только против обыкновения тот не пел, а ждал, сидя за крайним столиком в глубине зала. Бард не раз путешествовал по этим местам и довольно точно рассчитал время, что понадобится Фьерну на путешествие. То, что Вессалор не отправился за ним в Амн, имело под собой ряд весьма веских причин, но глядя сейчас на друга, матерый путешественник думал, что, пожалуй, надо было вмешаться раньше. Они сидели в комнате Вессалора, и Фьерн только что завершил свой рассказ. За окном светало. Бард слушал, не перебивая, и только по окончании рассказа произнес единственное замечание.
      - И что теперь? - спросил Фьерн.
      - Судя по тому, что ты мне рассказал, я примерно представляю её действия и её маршрут. Но чтобы успеть - надо будет поторопиться, насколько мне известно, открывать порталы на корабли слишком ненадежно. Я кое-что выясню, чтобы уточнить, конечно... Но времени у нас в обрез...
      Вессалор отправил Фьерна спать, не желая слушать никаких возражений, а сам спустился вниз и кое с кем побеседовал. Лазоревоглазый бард умел получать нужные ему сведения. Очень хорошо умел.
      Фьерн проспал три часа как убитый, сказалась напряженная дорога, а потом Вессалор разбудил его и они вдвоем направились на другой конец Берегоста. Колдун кое-что припоминал об этом городе и вскоре понял, что они идут в направлении руин старой магической башни, но там они не задержались и направились дальше. Наконец эльф указал на один из холмов неподалеку, на котором высился... ну до замка и даже башни строение явно не дотягивало, однако для дома было слишком претенциозно.
      - Нашему любезному чародею, - сказал бард, - не дают покоя лавры основателя Башни, что ныне лежит в руинах...
      - И он построил дом, чтобы видеть из окна результат, которого достиг тот, но... не повторить его ошибки? - заметил Фьерн.
      - Очень на то похоже, - кивнул Вессалор и они стали подниматься на холм.
      Дверное кольцо было выполнено в форме головы горгульи. Колдун стукнул им в дверь пару раз и друзья стали ждать. Ждали они довольно долго - и уже почти решили, что им никто не откроет, как вдруг распахнулась дверь, чудом не задев барда, и на пороге возник... дворф. Причём довольно необычный - удивительно худой, даже тощий - для дворфа, он был одет в мантию цвета охры, подпоясанную золотым поясом - в цвет пронзительных глаз. Образ благообразного мага дополняла борода, заплетённая в аккуратную косу и седые волосы, завязанные в хвост.
      - А вот и вы Вессалор, - голос дворфа оказался глубоким и приятным, но в нём чудился небольшой оттенок вредности. - Я уже заждался - думал, не придёте... Заходите.
      В доме оказалось богато, даже роскошно. Ноги утонули в мягких коврах, а с позолоченных картин на гостей взирали портреты предков хозяина дома. Маг провёл мужчин в свой кабинет и уселся за стол красного дерева, сложив руки перед собой.
      - Моё имя Сатиэрдал, - представился он Фьерну. – Кое-кто доложил мне, что у тебя срочное дело, бард, - дворф снисходительно смотрел на эльфа, словно дедушка на непослушного внука. - Знаю я твои дела. Как обычно - карты, деньги, женщины...
      - Вы забыли о музыке, - ответил Вессалор, тряхнув густыми, непослушными волнами золотых с рыжинкой волос, - и о магии. Я, конечно, не претендую на место в гильдии, но кое-что знаю и умею. Однако в данном случае моих знаний и умений явно не хватает, так что мы с другом решили обратиться к вам, уважаемый Сатиэрдал. Это мой лучший друг, Фьерн Маррун, - представил он колдуна, который казалось, лишь частью сознания присутствовал сейчас в этом мире. - И ему надо найти человека. Женщину. И только вы можете помочь в этом.
      Фьерн предоставил слово Вессалору. Во-первых, тот все это затеял, во-вторых, язык у барда был куда лучше подвешен, чем у самого Фьерна. В-третьих…, в-третьих, если это действительно поможет найти Эвели... Перед глазами вновь возник её утонченный облик, он был столь близок и далек одновременно, что сердце колдуна болезненно сжималось.
      Сатиэрдал окинул Фьерна насмешливым взглядом, словно бы говоря, что ничуть не сомневался в причине, что привела их сюда. Однако суровый и отстранённый взгляд колдуна заставил дворфа поперхнуться ехидными словами, готовыми уже сорваться с его губ. Маг задумался.
      - Маррун... - пробормотал он, словно услышав нечто знакомое в этой фамилии. – Впрочем, ладно. Найти кого-то обычно не так уж сложно. Особенно для обладающего способностью Предвидения. Этот человек... А она человек? Мне нужно имя и желательно какой-либо личный предмет - так сразу будет намного проще и чётче. - Внезапно дворф подозрительно посмотрел на друзей. - Кстати, если это что-то незаконное - например, похищение чьей-то жены, то я сразу пойму, как, только увижу её и далее помогать вам не буду!
      Не было ничего удивительного в том, что фамилия Фьерна показалась провидцу знакомой. Отец колдуна был широко известен среди магов, вот только сын, сбежав из дома и не желая быть слишком узнаваемым, стал пользоваться укороченным вариантом. Вессалор, пристроившийся на подлокотнике кресла посмотрел на товарища, предлагая самому прояснить вопросы личной вещи и законности.
      - Она не замужем, - ответил Фьерн. - И не обручена. Так что с этой стороны вопросов быть не должно. Она - лунный эльф и у меня есть принадлежавшая ей вещь. - Он вынул из поясной сумки серьгу и показал дворфу. - Каковы твои условия, провидец? - колдун пристально посмотрел магу в глаза. Дворф взял серьгу, и, рассматривая, ответил:
      - У меня есть одно задание для тебя. Вернуть вещь, которая пригодится и для создания портала к девушке. - Внезапно маг замолчал, словно погрузившись в транс, глядя на украшение в своей руке. Через некоторое время он очнулся и изумленно взглянул на мужчин. - Удивительно... Эта вещь настолько пропитана магией бывшей владелицы, что мне даже не понадобилось имя... Я четко увидел черноволосую эльфийку с бледным лицом и темными, запавшими глазами. Кажется, она больна. И девушка в каюте корабля. Портал на корабль это очень рискованно... Но к тому времени, как вы найдете оберег, она может уже оказаться на суше...
      Услышав о том, что Эвели больна, Фьерн нахмурился, рука, лежавшая на колене, сжалась в кулак до побелевших костяшек, ногти впились в ладонь.
      - Да, это она, - кивнул он. - Где мне искать этот оберег?
      Дворф вернул серьгу колдуну и встал из-за стола. Подойдя поближе и оказавшись Фьерну по пояс, маг важно произнес:
      - Два наивных идиота украли у меня несколько магических артефактов. Один сбежал, но он не унес ничего важного. А вот второй... М-м-м... В общем, когда я нашел его, он случайно взорвался на собственном огненном шаре... Мне пришлось спешно убраться оттуда, чтобы не возникло недоразумения... Но мой артефакт... Он остался в том доме... Дом полон охранной магией, но это ерунда для меня. Хотя следствие еще ведется, и я не могу появиться там и потребовать свою вещь... Пойдут слухи...
      - Значит, - подвел итог колдун. - Нужно войти в тот дом, не привлекая к себе внимания и забрать артефакт. - Он переглянулся с Вессалором - "незаметно от властей" было по большей части в компетенции барда. Эльф кивнул Фьерну.
      - Что это за предмет и как он выглядит? - уточнил Вессалор у дворфа.
      Маг немного смутился, а затем пожал тощими плечами:
      - Сам предмет вам видеть совсем не обязательно. Он лежит в шкатулке из синего бархата с золотой руной «Л». Такая... Немного женская шкатулка.
      Услышав о женской шкатулке синего бархата с руной "Л" на крышке, Вессалор, пока дворф смотрел на Фьерна, выразительно выгнул рыжеватые брови, закатил лазурные глаза и одними губами прошептал: "Любовь-любовь". Несмотря на всю серьезность ситуации, Фьерн в ответ на пантомиму барда не сдержал кривоватую улыбку, что на его изможденном лице смотрелось довольно жутковато.
      - Где находится этот дом и чего нам там ждать? - спросил колдун провидца.
      Старый маг ехидно ответил, что если бы он знал чего там ждать - справился бы и сам. Он объяснил, что дом находится на окраине города: окруженный старым садом особняк из бревен, довольно необычной архитектуры, напоминающий жилища варваров Рашемена.
      Покинув провидца, друзья отправились на городской торг, прикупить кое-чего полезного для вылазки. Колдун и бард решили не откладывать добычу артефакта в долгий ящик и отправиться ближайшей ночью. Вскоре инвентарь был подготовлен, лазутчики потратили остаток вечера на сон, чтобы не клевать носом в ответственный момент и когда в окно заглянула луна, они вышли на улицу. К окраине пробирались задворками, и наконец, им открылся искомый дом с садом. Дом действительно представлял странноватое для здешних мест зрелище - построенный целиком из бревен, с резными наличниками, он утопал в зеленом, одичавшем саду. Двери были опечатаны стражей, а на окнах мерцали ловушки, оставшиеся от хозяина.
      Старый заросший сад был залит лунным светом. Две юркие тени скользили по едва заметным тропинкам, обходя многочисленные магические секреты и ловушки. Пару раз Фьерну и Вессалору не получалось обходить западни и приходилось временно рассеивать магию собственными заклинаниями, к тому же бард держал наготове заклинания Очарования и свитки Роспуска. Мало ли какие гадости могут вылезти, если спровоцировать какой-нибудь хитрый секрет. Не желая нарушать покой опечатанных дверей и окон, лазутчики заприметили небольшое чердачное окошко. Развеяв ловушку, что караулила неосторожных взломщиков сначала бард, а потом и колдун пролезли внутрь и оказались на чердаке.
      - Демонов дворф не сказал точно, где искать его женскую шкатулку, - хмуро сказал Фьерн, расплетая чары на крышке люка ведущего вниз.
      - Надеюсь, это не какой-нибудь хитрый тайник, - отозвался Вессалор, изучая завалы старого хлама. Лунного света было вполне достаточно для глаз солнечного эльфа. Дом внутри оказался довольно прост. Спустившись с чердака, эльф и человек обнаружили просторную мансарду, явно предназначенную для магических экспериментов. В одном углу комнаты, на полу, их глазам предстало жирное чёрное пятно. Видимо это и было последствие взрыва неудачника мага. Судя по состоянию предметов мебели, помимо взрывной волны, здесь также явно поработала стража и следователи. Всё было перевернуто вверх дном и наиболее ценные предметы, скорее всего, унесли. Оставалось действительно искать тайник или сейф. Одно лишь зрелище погрома могло привести в отчаяние, но Фьерн твёрдо взялся за каминную кочергу и принялся простукивать потолок.
      «В конце концов, это ничтожная цена за возможность встретиться с Эвели».
      Вессалор, глядя на колдуна, со вздохом тоже поднял какую-то железяку и взялся за стену. Простукивание результатов не дало. Они убили почти все свои заклинания снятия чар, в попытках найти иллюзии. Обнаружение скрытых дверей нашло только какую-то каморку, где выстроились шеренги забальзамированных мозгов. Восток небосвода уже начал светлеть, когда Фьерн обратил внимание на картину на стене. Женщина в синем, бархатном платье, а на манжете вышивка - "Л". Шкатулка была спрятана в картине.
      Обследовав находку на ловушки, друзья забрали её и уже в полдень стояли у двери дворфа-провидца. Шкатулка была не заперта, и они не побороли искушение заглянуть внутрь. На чёрной бархатной подушечке сверкал довольно безвкусный золотой браслет в виде цепи с шармом-сердцем. На сердце была выгравирована надпись: "Милому Сатиэрдалу от Любомиры". Видимо дворф в молодости был далеко не промах.
      Старик сердечно приветствовал друзей. Выхватив шкатулку из рук Вессалора, он подозрительно покосился на барда, словно раздумывая - не открывал ли тот её. Лицо Вессалора выражало самую, что ни на есть святую простоту и невинность.
      - Мы свою часть выполнили, - сказал Фьерн, едва они вошли в кабинет. - Теперь твой черёд, провидец.
      Сатиэрдал прижал коробочку к груди и забормотал:
      - Да-да, проходите, проходите, располагайтесь... Я мигом.
      С удивительной для такого старика прытью, он убежал, видимо прятать своё сокровище. Уже было ясно, что данный предмет совершенно не требовался для создания портала. Вессалор и Фьерн расположились в кабинете, дожидаясь старика, который возник перед ними странно повеселевший. Кажется, он выпил что-то горячительное. И точно - он притащил бутыль крепкого дворфийского коньяка и тарелку с лимоном.
      - Друзья мои, я вам очень благодарен! - сообщил раскрасневшийся дворф. - Выпьем же за счастливую судьбу, что привела вас ко мне! И за удачу!
      - За удачу, - поднял бокал бард, колдун молча к нему присоединился. Фьерну не верилось, что сейчас после долгих бесплодных поисков его отделяет от Эвели лишь шаг портала.

***

      Проведя в купальне довольно продолжительное время, Зои не дождалась Солтиса, запропастившегося где-то на кухне. Внезапно её натренированный слух уловил странный звук, похожий на резко оборвавшийся крик. Звук Зои не понравился и внутри все похолодело. Она тихонько выбралась из воды, быстро завернувшись в простыню. Оставалось только пожалеть, что кинжал остался наверху. Девушка как тень двинулась в сторону кухни, надеясь, что Солтис просто обжегся.
      На кухне было тихо, лишь что-то капало на пол, может быть дождь проник сквозь плохо прикрытый ставень. Тишина царила во всём доме, но воровка кожей ощущала нечто опасное в воздухе. Зои не привыкла строить радужные иллюзии и сейчас ожидала худшего. В голове возникло заклинание Магических Зарядов. Оно было не слишком мощным, но могло сбить противника с толку. Оставалось надеяться, что оно не пригодится. Девушка все еще пряталась в тенях, и разглядеть ее можно было только с помощью особого заклинания, а шаги услышал бы далеко не каждый.
      Глядя со своего места в кухонный проём, Зоилит с ужасом заметила лужу крови, расплывающуюся по полу. Возможно, это была кровь Солтиса и он нуждался в помощи. Первым порывом девушки было кинуться вперед. Но воровские инстинкты заставили ее двигаться медленно и осторожно. Кто бы ни лишился столь обильного количества крови, выпустивший ее мог быть еще там. Прижавшись к стене, Зои очень осторожно заглянула на кухню. На деревянном столе поникло тело Солтиса, чьё горло было перерезано, а из ужасной раны ручьём стекала кровь, заливая пол. На кухне никого не было - ставни плотно прикрыты, дождь всё ещё барабанил за окном. Тихая тень скользнула за спиной девушки и схватила её за горло. В ухе раздался голос:
      - Зайка, Кирс ищет тебя... Я хочу получить награду...
      Давно выработанная реакция - когда хватают за горло, с губ срывается заклинание Шокирующая Хватка, и руки на секунду превращаются в шаровые молнии. Зоилит лишь коснулась ими напавшего на нее вора, и того пронзил электрический разряд, заставив выпустить девушку.
      - Поищи награду в другом месте, Дэрит, - прошипела она, впечатывая босую ножку в самую болезненную точку. Хорошо знакомый ей вор согнулся от боли, заскрипев зубами и выронив кинжал. Но второй клинок всё ещё был у него.
      - Скоро придёт Марти, я сказал ему, чтобы меня подстраховали, - прохрипел он, пытаясь подняться и угрожающе взмахивая кинжалом. Но видно было, что ему всё ещё жутко больно.
      - Спасибо за предупреждение, - отозвалась Зоилит голосом, полным яда. Она легко увернулась от кинжала, благо он направлялся слабой от боли рукой, и еще одним ударом выбила его из руки. Девушка шепнула заклинание, и Дэрит погрузился в магический сон. Следовало торопиться - Марти мог заявиться в любую секунду. Зоилит задержалась лишь на мгновение, скользнув печальным взглядом по Солтису. Он был хорошим другом и прекрасным любовником. Жаль, что так вышло. Ей хотелось остаться с ним еще немного, попрощаться, но она лишь шепнула: "Прости" и тенью взлетела по лестнице на второй этаж в спальню. В мгновение ока оделась, взяла оружие и сумку - хорошо еще, что Солтис потащил ее наверх, как есть, лишь старый плащ остался в шкафу. Но его было не жаль. Магический плащ лежал у нее в сумке, она доставала его лишь в особых случаях.
      Зои открыла ставни, придерживая их рукой, чтобы не стукнули, выскользнула наружу, тихонько прикрыла окно и стала осторожно продвигаться по широкому карнизу - это у нее всегда неплохо получалось. Пару раз нога предательски соскальзывала с мокрого карниза, но все же Зои удалось успешно добраться до конца и спрыгнуть на какой-то ящик, а затем на землю.
      Шагая по улице, она лихорадочно пыталась придумать, что делать дальше. Во Вратах Балдура оставаться было нельзя - Кирс ее всюду найдет, это было очевидно. А самый быстрый способ оказаться как можно дальше от города - это корабль. Дом Солтиса был совсем недалеко от Гавани, и вскоре Зоилит уже была на месте. Но у причала стоял всего один корабль, который, по словам дежурившего на нем матроса, отплывал из Врат Балдура только через три дня. В отчаянии Зои бродила по причалу, вновь вымокая до нитки. Но она не хотела идти в портовую таверну - там ее могли узнать.
      - Эй, девочка... - вдруг донесся голос из полумрака. Приглядевшись, Зоилит разглядела какого-то старика.
      - Вы это мне? - на всякий случай спросила она.
      - Тебе, тебе... - прохрипел голос в ответ. - Ты подойди-ка поближе, не бойся... Вижу, ты хорошая малышка и поможешь старому морскому волку монеткой-другой, а я тебе в ответ кое-что расскажу.
      Зоилит сделала пару нерешительных шагов вперед. Старик был совсем дряхлым, в каких-то грязных рваных лохмотьях и без одной руки. Такого нечего было бояться. Может, он, и правда дельное что скажет?
      - Держите, - сказал Зои, протягивая старику пять монеток.
      - Спасибо, спасибо, - забормотал старик, мигом пряча деньги. - А ты вот что... если подождешь до полуночи, увидишь, как прибудет корабль из Аткатлы... "Морской Дракон" зовется... он здесь долго не задержится, уж это точно.
      - С-спасибо за информацию, - проговорила Зои. - А откуда вы узнали, что мне нужен корабль?
      - Я многое вижу, и многое знаю... - прохрипел старик. - А теперь ступай... ступай...
      Зоилит растерянно кивнула и пошла вглубь порта, надеясь укрыться от непогоды под каким-нибудь навесом. Повезло? Может быть... Оставалось дождаться полуночи.

0

5

Глава 4.
*

      На следующий день, Койрэ решил заглянуть к Эвели и посмотреть, как поживает "миледи-ходячая-опасность-а-если-быть-точным-ужасная-наследница-дракона". Акха, само собой, увязалась за хозяином.
      - Добрый день, - поздоровался друид, проходя в каюту девушки. В руках он держал небольшую тарелку, наполненную малиной. - Еще один фокус друидов. Ты ведь любишь малину?
      Улыбнувшись, парень поставил тарелку рядом с бардом. Эвели лежала на кушетке. На ней было вчерашнее голубое платье, но она подвязала его серебристым кушаком, а бессменный талисман лунного камня тускло поблескивал на шее. Бард читала книгу, которую купила в Аткатле. Девушка настолько погрузилась в описываемые там легенды и мифы, что даже не заметила как скрипнула дверь и не услышала голос друида.
      «Волшебное кольцо Дейдри, золотая лютня Хназара? Эльфийский Источник Желаний... Хм... Если бы хотя бы часть из этого была правдой...» Девушка почувствовала запах малины и удивлённо посмотрела на Койрэ.
      - С этим ты угадал, в отличие от манной каши, - она взяла несколько крупных, ярких ягод. - И как ты только догадался! Действительно, люблю. Оказывается магия друидов не такая уж бесполезная... - Эльфийка лукаво улыбнулась, увидев выражение его лица. Ей очень нравилось выводить парня из себя.
      В таком ключе и проходили все последующие дни. К радости барда, приступы пока не повторялись. Она продолжала выступления по вечерам, а днём находилась под зорким присмотром Койрэ. Даже когда ей хотелось улизнуть и, спрятавшись в теньке почитать книгу или написать несколько новых мелодий - Эвели ощущала на себе пристальный взгляд друида. С одной стороны её забавляло его серьёзное отношение к жизни, она пользовалась этим, бесконечно подтрунивая над ним и дразня. А с другой - девушка чувствовала, что он не так прост как кажется, в нём действительно бурлило много магических сил, которые он пока что держал под контролем. И природа ему помогала, наделяя частью своего стихийного могущества.
      "Морской Дракон" с каждым днем все ближе и ближе подбирался к Вратам Балдура, где он должен был сделать остановку на сутки, чтобы пополнить запасы продуктов, пресной воды, принять новых пассажиров и распрощаться с некоторыми из старых. Койрэ уже привык к неприятной морской качке и запаху рыбы, который, как казалось эльфу, с каждым днем становился все сильнее. Свое свободное время, за исключением ночи, друид проводил с Эвели. Большую часть из совместного времяпровождения, девушка старалась подколоть эльфа, но все ее шутки, со временем, все меньше задевали парня и все больше забавляли его самого. Акха, как казалось Койрэ, все сильнее привыкала к Эвели, и это было удивительно.
      «И что она в ней находит? Хотя, судя по тому, что моя Акха ненормальная, все вполне объяснимо...» - иногда думал эльф.
      В ночь прибытия во Врата Балдура лунной эльфийке не спалось, что было частым явлением до того как она стала Учеником Дракона - лунные эльфы обожали ночное время. Накинув тонкую, но тёплую шерстяную шаль серо-сиреневого цвета, девушка вышла на палубу. Сейчас можно было не чувствовать на себе следящих глаз Койрэ и она спокойно смотрела на звёзды, подмигивающие ей с тёмного неба. Эвели облокотилась о борт корабля, вглядываясь в чёрную воду, размышляя о том, что ей делать дальше.
      "Может попытаться сбежать от друида, когда будет остановка в городе. Но тогда до Эверески придётся добираться гораздо дольше, а мне время дорого".
Вздохнув, она посмотрела на мерцающий огнями приближающийся берег.
      Вскоре "Морской Дракон" вошел в гавань и даже в темноте было видно, как изящен этот лазурный корабль. Дождь закончился, а корабль будто принёс тёплый бриз с моря. Все пассажиры спали крепким сном.
      Уходя с палубы, Эвели видела, что они скоро причалят и собиралась прогуляться по городу, но не ночью, а днём, после того как отдохнет как следует. С утра Койрэ постучал в дверь Эвели. Ему казалось, что эльфийка уже не спит, в любом случае, он был готов подождать ее пробуждения.
      - Можно? - робко спросил друид, заглядывая в ее каюту.
      «Надеюсь, она не в своей развратной ночной сорочке. Иначе я опять как идиот раскраснеюсь. Вот зачем девушки так одеваются? Чтобы доставлять мужчинам... неудобство?»
      Каюту Эвели уже заливал яркий свет, и она нежилась в постели, поглядывая на солнечных зайчиков, танцующих на досках пола. Она чувствовала приятное возбуждение - возможность покинуть корабль ненадолго и прогуляться по улочкам нового города. Поэтому увидев друида, эльфийка широко улыбнулась. Разумеется, она была в очередной прозрачной сорочке.
      - Привет! Ты чего такой красный? Не бойся, я не голая. Хотя вообще больше люблю спать обнажённой, но с этими приступами лучше не рисковать... Мало ли что.
      «О, боги! Немедленно замолчи, похотливая ведьма!!»
      Койрэ со всей силы боролся со смущением, но ничего не мог поделать. Эвели лучезарно улыбалась, но друид боялся посмотреть в ее сторону, так как был уверен, что он увидит там что-нибудь лишнее.
      - Скоро завтрак. Скоро придет служанка, я уже договорился с ней, - отчеканил Койрэ, глядя в пол. - Кстати, "Морской Дракон" зашел в порт Врат Балдура... Я думал, может ты захочешь прогуляться по городу? Я, конечно, лучше бы остался на борту корабля, но я не могу оставить тебя одну. Так что если ты собираешься в город, я пойду с тобой.
      - Конечно, захочу! А к тебе я уже привыкла, - девушка откинула одеяло, ничуть не смущаясь полупрозрачной рубашки, и спустила ноги на тёплый пол. Она подошла к оконцу, выглядывая в него и наслаждаясь солнцем. Разумеется, свет ещё больше осветил её фигуру, практически сведя наличие ткани на нет.
      Как только Эвели отбросила одеяло, Койрэ поперхнулся воздухом. Лицо эльфа горело цветом спелого помидора.
      «Да что она себе позволяет... Так, не смотри... Все... О, боги!!!» - друид пошатнулся, когда солнечный свет, льющийся из небольшого окна, осветил фигуру барда. - «О, Силванус, только не это...»
      Эльф тут же уселся на стул, закинув левую ногу на колено правой, и немного наклонился вперед. «Так, ложись, дружок, ложись... Ну, давай, успокойся. Ты и не такое у дриад видел... Так, я кому сказал лежать?.. Ах ты... Предатель..."
      - Эм, правда? - за своими мыслями Койрэ потерял нить разговора, поэтому произнес довольно глупую фразу, которая, однако, могла помочь ему протянуть время и вспомнить тему их беседы. Эвели обернулась к друиду и сложила руки на груди, с трудом сдерживая смех при виде его смущения.
      - Собираешься всё-таки смотреть как я буду одеваться в город? - поинтересовалась эльфийка.
      - Нет, я не буду смотреть, - Койрэ крепко зажмурил глаза. – Я, правда, ничего не вижу.
      «Так, вставать ни в коем случае нельзя, иначе она увидит... В общем, лучше я просто закрою глаза.
      - Скажешь, когда переоденешься, - попросил Койрэ, сжимая веки настолько сильно, что у него заболели глаза, но открывать их он в любом случае не собирался, пока Эвели не будет одета. Одета в нормальную, закрытую одежду, а не в это.
      Тихо смеясь, Эвели переоделась в замшевую коричневую кофточку, скорее напоминавшую корсет и такой же ткани юбку до щиколоток, по подолу которой шла вышивка из мелкой бирюзы. Светло-голубые замшевые сапожки завершили её нехитрый наряд, не считая талисмана из лунного камня на груди и малюсеньких бирюзовых серёжек. Длинные иссиня-чёрные волосы так и остались распущенными, но заблестели после того, как она провела по ним гребнем. Она с усмешкой косилась на жмурившегося друида, собирая маленькую сумку, что прикреплялась к ремню на поясе.
      Позавтракав, Эвели и Койрэ поднялись на палубу. После нескольких дождливых дней погода в городе внезапно наладилась. Солнце светило очень ярко, воздух пропитался его теплом, поэтому было немного жарко. Друид оставил свои доспехи в каюте, а меч, на всякий случай, захватил с собой. Волосы он собрал в тугой хвост, чтобы ветер не задувал их ему в лицо. Матросы и пассажиры, находившиеся на палубе, суетились, куда-то спешили и о чем-то неустанно болтали. Капитан стоял у трапа и вел беседу с мужчиной, по всей видимости, желавшим отправиться отсюда в Даггерфорд. Эвели и Койрэ спустились по трапу, оказавшись, наконец, во Вратах Балдура.

**

      Дворф крякнул, выпив залпом, и закусил лимоном.
      - Ну-с, теперь можно и приступать. Кто из вас собирается в портал? - он окинул оценивающим взглядом обоих мужчин. Затем потребовал, чтобы ему снова дали серьгу и прошёлся по комнате, погасив свет, оставляя лишь пару свечей, объяснив, что так ему легче сосредоточиться. Сатиэрдал встал в центре комнаты, сжимая в вытянутой руке серёжку Эвели и закрыл глаза. Внезапно, маленький дворф показался значительно выше - сначала выросла его тень, а затем, словно и он сам увеличился в размерах. Внутри этого старика явно была накоплена огромная масса магической энергии. Невозможно было не почувствовать энергетические вибрации, словно волны, расплывшиеся в разные стороны от центра помещения. Воздух над полом слегка задрожал, скрывая очертания мага. Фьерн решительно отставил бокал и встал из-за стола.
      - В портал пойду я. Ты не сможешь отдать мне серьгу? - спросил он. Сейчас это маленькое украшеньице казалось Фьерну осколком, частью самой Эвели. Вессалор вскочил следом и мужчины крепко обнялись, не зная, когда теперь встретятся снова.
      Дрожащий воздух образовал воронку, в которую смутно проглядывала часть иной местности. Там была ночь, и мерцали огни. До барда и колдуна донеслись запахи моря и плеск волн. Видимо портал вёл на пристань. Старый маг обошёл портал и вернул серёжку колдуну.
      - Девушка, видимо, небогата. Серебро и лунный камень... - как бы между прочим заметил он. - Я не знаю, куда ведёт портал, но это ближайшая к девице суша. Если она на корабле, значит это город, куда плывёт корабль. Портал продержится ещё семь минут.
      «Небогата...» - подумал про себя колдун, - «ты хороший маг, дворф, но ты ничего не смыслишь в истинных драгоценностях... подчас простой полевой цветок может оказаться дороже золотых гор...».
      Попрощавшись с провидцем и Вессалором, которому еще раньше наказал позаботиться о Черном, Фьерн шагнул в портал. На спине зашевелилась сумка. Иней чувствовал сильную магию. Портал Сатиэрдала вывел Фьерна прямёхонько в гавань Врат Балдура. Ему повезло - дождь как раз закончился. Можно было побродить и узнать какой корабль следует из Аткатлы. Было несложно выяснить, что лазурный "Морской Дракон", который только что причалил, скорее всего, и вез эльфийку. Трап должны были скинуть наутро.
      Иней, привлечённый мириадами новых запахов и звуков выбрался из сумки, и по-хозяйски водворился на фьерновом плече. Влажная брусчатка пристани не слишком привлекала белого котёнка. А вот для самого колдуна значение имела только Эвели, он и без расспросов понял, где она, ощутил отголоски её магии. Сердце Фьерна болезненно сжалось. Только сейчас он понял, что не знает, что ей сказать... И что будет, если он увидит в её глазах ту холодную пустоту, что терзала его душу. Подставляя лицо ветру, он встал у края причала, ожидая высадки.

      Зои нашла укрытие под каким-то навесом, где примостилась на пустом ящике. Он немного спасал от дождя, но все равно было мокро, противно и немного страшно - все-таки не каждый день на тебя идет охота, и нужно прятаться и убегать. Когда же долгожданный корабль вошел в гавань, дождь совсем прекратился, и стало теплее. Зоилит никогда не путешествовала на корабле и обрадовалась тому, что ей предстоит плыть на таком красавце. А то, что она на нем поплывет, девушка не сомневалась. Хоть в трюме, но поплывет.
      Корабль причалил, а трап все не спускали. Зои как могла удобно расположилась на своем насесте и не спускала глаз с корабля.
      «Наверняка с восходом солнца трап спустят», - решила она. И действительно, стоило первым золотистым лучам коснуться мачт и верхушек домов, как на палубе зашевелились матросы, и с глухим стуком трап коснулся причала. Наверху появился человек, отдававший приказы остальным, возможно, это был капитан. Зоилит быстро поднялась и сделала несколько шагов к кораблю, но тут ее взгляд уловил знакомые фигуры. Чуть поодаль, глядя на корабль, стояли Юли и Асфар, из банды Кирса. Уж эти двое были преданы главарю воров как никто и пощады от них ждать не приходилось. Она быстро юркнула обратно под навес, надеясь, что ее не заметили.

      Едва ступив на деревянный настил, Эвели ощутила странное беспокойство, словно за ней кто-то наблюдал. На причале было много народу, некоторые встречали пассажиров, прибывших из Аткатлы. Девушка всмотрелась в толпу, прекрасно зная, что здесь не может быть знакомых лиц, но странное чувство не проходило. На эльфийку часто смотрели, и она к этому привыкла, но здесь было нечто другое. Взгляд обжигал, словно очень-очень холодный лёд.
      Выйдя в толпу, Койрэ почувствовал неприятный холод, который сковал все его тело. Друид сделал шаг вперед, а затем на мгновение остановился, пытаясь сосредоточиться.
      - Ты чувствуешь, как резко похолодало? - спросил эльф у Эвели. - Как будто мы в Рашемене, а не на Побережье Мечей... - Койрэ скрестил руки на груди.
      «Холод искусственный... Это не природа, а кто-то... Кто-то у кого холодная душа, замерзшее сердце... Ужасное ощущение...»
      Колдун лавировал среди пассажиров, несмотря на копьё за плечами, либо просто расталкивал народ на своём пути, не замечая гневных выкриков, летящих ему в спину. Едва она показалась на трапе... мысли исчезли, толкая Фьерна вперёд к ней. По незнакомому эльфу с каштановыми волосами в хвосте, колдун лишь скользнул взглядом. Он видел только её. Наконец он вышел ей навстречу и замер в двух шагах.
      - Эвели... - только и произнёс он, впиваясь взглядом в её глаза.
      Лунная эльфийка застыла на месте, словно заледеневшая статуя. Потом сделала шажок назад, натыкаясь на следующего за ней друида. Сначала девушке показалось, что перед ней призрак - таким печальным и измождённым было лицо колдуна с тёмными кругами вокруг стальных глаз.
      "Как он здесь... Это же совпадение?.. Искал меня?.." Мысли вихрем проносились в голове Эвели, пока она смотрела на Фьерна. Девушка сделала несколько шагов вперёд, лихорадочно раздумывая, что сказать.
      - Ты как здесь оказался? - наконец выдавила она.
      Койрэ недоуменно смотрел на них. Он отчетливо понимал лишь две вещи. Первая - Эвели и этот мужчина знакомы, а вторая - леденящий холод исходил именно от него.
      «Колдун... Разрушители, не люблю их. Но, с другой стороны, их магия не так противоестественна, как магия волшебников или чернокнижников...» Друид решил, что пока не стоит вмешиваться в разговор, но, тем не менее, он не стал отходить, держась от Эвели на минимальном расстоянии.
      Предательские слова рассыпались осколками сквозь пальцы, цепляясь звуками за язык, таяли и снова замерзали, но никак не желали произноситься... Иней чувствовал возникшее напряжение, и это сбивало его с толку. Как ни хотелось котёнку стереть с Эвели чужие запахи, он оставался с человеком. Для непоседы это напряжение было невыносимо, и он жалобно мяукнул, переводя разные глаза с человека на эльфийку и обратно. Голос питомца словно встряхнул Фьерна.
      - Почему? - только и смог прошептать колдун.
      Оглянувшись на друида, девушка отошла от того подальше, приблизившись к колдуну и прошептала, глядя ему прямо в глаза:
      - Потому что я люблю тебя. И я опасна. Я написала тебе в письме. Надеялась, что ты понял. Мы не можем быть вместе.
      Сейчас ей было трудно. Очень трудно. Хотелось обнять его, почувствовать знакомый и любимый запах холодного снега и горных вершин. Но она не могла себе этого позволить, если хотела, чтобы он оставался жив. А Фьерну хотелось прижать ее к груди, и так и держать, чтобы она снова никуда не делась. Глаза его чуть смягчились.
      - Жизни без тебя и смерти с тобой я предпочту смерть, ибо беспросветная бездна стократ хуже. Не делай за меня выбор, красавица, я люблю тебя, и теперь, когда нашел, больше не отпущу.
      Его слова бальзамом проливались на бедное измученное сердце Эвели. Волна безграничного счастья и любви нахлынула на эльфийку. Она обняла человека, все еще не веря, что он рядом.
      - Тогда и не отпускай, - чуть не плача, прошептала девушка. Колдун крепко-крепко прижал Эвели к себе, вдыхая аромат ее волос.
      - И не пущу, - прошептал он, чувствуя, что свинцовые тиски отпускают сердце, что снова может дышать полной грудью, будто, наконец, нашел недостающую часть себя.
      Койрэ удивленно приоткрыл рот.
      «Что? Это и есть любовь всей ее жизни?.. Нет, то есть он вроде симпатичный, но такой холодный... Но что самое ужасное... человек? Эвели была с человеком? Хм, теперь понятно, почему она сбежала от него. Эти люди такие... глупые. Их долго не вытерпеть». Друид хотел сказать это вслух, но решил, что потом скажет это Эвели наедине. Подальше от него.
      Лесной эльф с непонимание наблюдал за происходящим. С одной стороны, ему было все равно, связь между Эвели и Фьерном не причиняла ему никаких неудобств. Единственное, что не нравилось друиду, так это то, что ему все время придется терпеть этот ужасный холод, исходящий от колдуна.
      - Кхм, вы так и собираетесь стоять здесь? - спросил эльф, подходя к влюбленной парочке. Безусловно, он сделал это совершенно зря и не к месту, но Койрэ никогда никого не любил, поэтому он не понимал, что сейчас происходило в сердцах Эвели и Фьерна. Услышав вопрос друида, колдун поднял ставшие ярко-голубыми глаза на Койрэ.
      - А тебе какое дело, парень? - беззлобно спросил колдун. Эвели неожиданно вспомнила о друиде и, продолжая крепко прижиматься к Фьерну, обернулась.
      - Отстань. Я никуда не спешу. А ты можешь пойти прогуляться, - улыбнулась эльфийка. Иней перебрался с плеча колдуна к ней и теперь терся носом о ее шею, принюхиваясь к знакомым запахам сиреневых духов. Койрэ бросил на Фьерна взгляд, полный презрения.
      - Хм, как бы объяснить на понятном тебе, смертному, языке... Эвели умирать. Я пытаться ее спасать, чтобы она не умереть, - друид начал смеяться, как вдруг на него налетела рыжеволосая девчонка.
      Корабль был большим, а толпа вокруг - приличная. И это означало, что в ней можно прекрасно затеряться, проскользнув незамеченной мимо Юли и Асфара. Зоилит змейкой скользнула между людьми, подбираясь все ближе к кораблю. Хорошо, что она была довольно маленького роста, и ее рыжая голова не маячила среди толпы, которая была очень плотной, особенно на трапе. Зоилит все никак не могла понять причину этой толкучки, пока не увидела, что где-то посередине стоит троица - двое мужчин и женщина, мешая остальным нормально двигаться. А уж двигаться в обратном направлении, на корабль, было вообще почти невозможно. Она упрямо пробивалась вперед, не обращая внимания на возмущенные возгласы. В какой-то момент она оступилась, запнувшись о чей-то баул, и налетела на одного из троицы - эльфа. Чтобы не упасть, она уцепилась за него.
      - О, простите, - проговорила воровка, поднимая виноватые голубые глаза. Это выражение всегда придавало Зои особое очарование, и не простить ее мог разве что самый черствый человек.
      - Ничего страшного, - протянул эльф, поддерживая девушку. - Не стоит носиться сломя голову сквозь толпу...
      - В такой толпе не побегаешь, особенно учитывая все эти тюки и баулы, - отозвалась Зои, с улыбкой заглядывая в янтарные глаза эльфа.
      «Такой цвет нечасто встретишь», - подумала она, кидая любопытный взгляд на его собеседников.
      Койрэ уже отвернулся от нее и глянул на вцепившуюся в колдуна Эвели.
      - Нет уж, никуда я не пойду, а то ты еще уничтожишь половину города, а мне потом мучиться, что я позволил этому случиться. Нет уж, я на шаг от тебя не отойду, - Койрэ посмотрел в глаза барда. Затем парень снова смерил взглядом колдуна. С тем же успехом друид мог бы сейчас поливать презрением каменную глыбу или айсберг. Фьерну было абсолютно все равно.
      - Хм… я имел в виду, какое тебе дело до того, что мы тут стоим, эльф. А если моя красавица решит уничтожить целый город, хм, если на то будет причина я ей даже помогу. - Колдун заглянул в сапфировые глаза эльфийки: - Родная, о чем он? Несясь от меня сломя голову, ты мимоходом сожгла его родную деревню?
      Койрэ ухмыльнулся. Ему не понравилась интонация Эвели, но еще больше ему не понравились слова Фьерна.
      «Так, понятно, что злобной эльфийке понравилось в этом колдуне. Кто бы мог подумать, что парень с такой заледеневшей душой окажется самым обыкновенным подкаблучником? Это плохо, он опасен, даже больше, чем Эвели. Та, хотя бы, старается бороться со своей темной половиной, а этот готов помочь ей сойти с ума... Кхм, интересно, он в нее влюбился, когда она перед ним тоже в прозрачной пижаме ходила?»
      Эльф рассмеялся про себя, и вдруг увидел странных людей в толпе. Они были переполнены негативными эмоциями, но друид не мог понять к кому именно. Сначала не мог.
      Тем временем, воровка, рассматривавшая троицу, удивленно округлила глаза.
      - Русалочка? - воскликнула она, глядя на черноволосую эльфийку. - Это я, Зоилит, помнишь меня?
      Фьерн как раз подхватил барда на руки, вознамерившись отнести в самый роскошный трактир Ворот. Однако появление незнакомки на некоторое время это оттягивало.
      - Ты её знаешь? - спросил Фьерн у Эвели. Лунная эльфийка обвила руками шею колдуна и с трудом оторвав от него мутный от счастья взор, обернулась. Она узнала рыжую воровку и удивленно приподняла брови.
      - Зоилит? Оказывается у меня много знакомых лиц в этом городе. Мы ненадолго останавливались здесь со Змеем и познакомились с воровской шайкой, - с усмешкой объяснила она Фьерну. - Зои, мне сейчас некогда, заходи вечером на корабль, скажешь, что ты ко мне. А пока познакомься вот с Койрэ... - и эльфийка, забыв о друиде и воровке, вновь повернулась к Фьерну, притягивая к себе колдуна для поцелуя. Фьерн приник к губам Эвели, как к живительному источнику, который единственно мог утолить его жажду. Жажду любви и жизни. На эти мгновения все вокруг для него словно перестало существовать, поцелуй прервался лишь за необходимостью вдоха.
      Не заметив странных людей в толпе, колдун понес Эвели на руках прочь от пристани. И от её недовольного надзирателя. Не обращая внимания на любопытные взгляды прохожих, лунная эльфийка положила голову на плечо колдуна, иногда обжигая его шею теплым дыханием и щекочущими поцелуями.
      - Куда ты меня несешь, милый? - улыбаясь, тихо спросила девушка. - Не тяжело?
      - В самый роскошный трактир этого города, - широко улыбнулся Фьерн, - надеюсь ты расскажешь мне где он, - колдун на миг изобразил растерянную мину. - А что до тяжести - так ты легче перышка... того и гляди возьмешь и улетишь. - Фьерн шутил, но в его словах слышались отголоски прежней тоски.
      Койрэ нахмурился, увидев, как парень уносит эльфийку. Сначала друид хотел пойти за ними, но потом решил, что это было бы вмешательством в их личную жизнь и он замер на месте. Но влюбленной парочке не дал остаться наедине. Взмахнув ладонью, друид призвал свою любимую волчицу Акху. Появившись, она тут же ткнулась мордой в ногу эльфа, а затем посмотрела ему в лицо.
      - Ты любишь Эвели? - тихо шепнул друид. Волчица кивнула в ответ. - Отлично, тогда беги за ней, и не отставай. Не оставляй ее одну ни на секунду, понятно? - Волчица снова кивнула. - А главное, остерегайся этого колдуна, он очень опасен для тебя... - друид прищурился. - И для Эвели.
      Акха рыкнула, будто сообщая о полной готовности выполнить задание, а затем побежала за эльфийкой и человеком. Койрэ, тем временем, заметил, что странные люди приближаются к нему и той, кого Эвели назвала Зоилит.
      - Кажется, это твои знакомые, - сказал ей друид, делая шаг назад.
      Зои замерла на месте. Юли и Асфар ее заметили, и к ним еще присоединился Ро, один из новеньких членов гильдии, который уже успел положить глаз на Зоилит... и не только глаз. Воровка лихорадочно думала, что ей делать. Ее уже видели, это факт, и убежать через эту толпу не представлялось возможным.
      - Это мои знакомые, да, - проговорила девушка. - Но никак не друзья.
      Ее рука скользнула к незаметным ножнам на бедре, в которых прятался маленький отравленный кинжал. Она не собиралась сдаваться без боя.
      Койрэ сжал руки в кулаки.
      «Отлично, только этого мне не хватало. Я вообще-то, не обязан помогать этой девчонке, так как первый раз ее вижу. Но с другой стороны, если ее убьют, проблем будет больше. Ну, Эвели, молодец, так меня подставить...»
      Друид совершил пас руками, призывая лютого вепря. Толпа удивленно отреагировала на это, и некоторые стали шарахаться в сторону. Хрюшка пронзительно визгнула, подходя к эльфу.
      Асфар шел через толпу, небрежно расталкивая людей. Он был высок и широкоплеч, настоящий амбал. Следом за ним шла его подруга Юли, с вечно растрепанными короткими красными волосами, по ее лицу блуждала злобная ухмылка. Ро выглядел несколько растерянным, словно сам не желал делать то, что делает. При виде вепря группа воров остановилась, немного не доходя до трапа.
      - Что, Зайка, нашла себе защитника? Ради него ты от Кирса сбежала? - язвительно сказала Юли.
      - Не ваше дело, почему я его бросила, - отрезала Зои. - Идите своей дорогой. Я все равно с вами никуда не пойду.
      - Не пойдешь? А нам и не надо. Кирс сказал, что головы ему будет достаточно, - расхохотался Асфар, выхватывая из ножен катаны, и бросаясь вперед. Толпа завизжала, бросаясь врассыпную.
      Друид сделал пас рукой, посылая лютого вепря вперед. Через мгновение Койрэ уже вынул свой тонкий меч, который больше походил на шпагу.
      - Думаю, что ситуацию можно уладить и миром, - грозно произнес эльф, взмахивая свободной ладонью. Катаны в руках Асфара вспыхнули огнем, и ему пришлось отбросить их в сторону, чтобы не обжечь свои ладони. - Иначе вы сами понесете свои головы своему предводителю. - Койрэ прикрыл глаза, читая заклинания. Плитка, которой был выложен порт, дала трещину и ноги преследователей Зои оказались опутаны тонкими, но цепкими корнями. - Уходите, либо я вас убью, всех.
      «Надо бы поскорее от них отвязаться, не люблю я все эти потасовки. Эх, треклятые города!!!»
      Зоилит кинула удивленный взгляд на эльфа - он не только вступился за нее, но и оказался хорошим колдуном.
      - Слышали? Уходите! - сказала она ворам. - Расстанемся мирно. Я просто уеду отсюда навсегда. Передайте это Кирсу.
      Асфар и Юли с ненавистью смотрели на Зоилит и Койрэ.
      - Друиды... - Юли выплюнула это слово как ругательство. - Ладно, сейчас мы уйдем, но если еще тебя встретим - пощады не жди.
      Асфар дернулся, пытаясь освободиться.
      - Убери свои коряги, - прорычал он, но в следующее мгновение получил ощутимый тычок от вепря, и согнулся от боли.
      - Хватит, пойдемте отсюда, - уговаривал Ро, кидая испуганные взгляды на эльфа. Он еще был совсем юным, и любое проявление магических сил пугало его. Койрэ взмахнул рукой, уничтожая призванные им корни.
      - Немедленно убирайтесь, а вместо ее головы, отнесите своему Кирсу это... - друид достал из стоящей рядом бочки кочан капусты, произнес какие-то слова, и через секунду вместо кочана в его руке была окровавленная голова, точная копия головы Зоилит. Кинув ее Ро, друид щелкнул пальцем, отзывая вепря. Преследователи девушки взяли фальшивую голову, и ушли восвояси.
      - Не спрашивай меня, зачем я отдал им капусту, - эльф ухмыльнулся. - Я просто не хочу вызывать лишнего движения, если их лидер разозлится, начнет накатываться как снежный ком, а виноват во всем буду я. Мне такая ответственность за нарушенный баланс не нужна.
      - С-спасибо, - немного растерянно сказала Зоилит. Она не ожидала, что незнакомец не только вступится за нее, но и даже поможет хотя бы на время заставить Кирса перестать ее искать. Если Асфар, Юли и Ро не проговорятся, конечно. Она вообще была удивлена, что воры так спокойно ушли. Уж парочка-то не терпела унижений, ни в каком виде. Стоило Зоилит об этом подумать, как натренированный глаз уловил блеск металла в воздухе.
      - Берегись! - воскликнула она, кидаясь к Койрэ, и в следующее мгновение, метательный кинжал, направленный меткой рукой Юли в друида, воткнулся Зои в плечо, чуть пониже левой ключицы. Девушка застонала, оседая на землю.
      - Это вы зря, - прошептал друид, и тихо произнес какие-то слова. Со всех сторон, в сторону эльфа, стали слетаться различные насекомые - осы, комары, шмели... Того, кто кинул кинжал, друид не видел, но это было не обязательным. - Догоните их, и убейте, - шепнул он насекомым.
      Рой тут же устремился вверх, а затем в толпу. Койрэ наклонился к Зои и резким движением вырвал кинжал из плеча девушки, а затем закрыл рану ладонью. Зои вскрикнула, перед глазами на мгновение потемнело от резкой боли, но почти сразу целительная энергия приглушила ее. Девушка открыла глаза.
      - От тебя одни проблемы, - протянул парень, заживляя ее рану. Несчастная толпа, только пришедшая в себя после предыдущей демонстрации магии, вновь с возгласами кинулась врассыпную - им же не было ведомо, что рой имел конкретную цель.
      - Я спасла тебе жизнь - этот кинжал летел тебе прямо в сердце, Юли никогда не промахивается, - проговорила Зои, поднимаясь на ноги. - Если это недостаточная благодарность, позволь поблагодарить тебя другим способом, - Зои подняла на друида свои ясные голубые глаза, слегка улыбаясь. Может, дело было в том, что он ей помог, может, в его необычных янтарных глазах, но этот эльф понравился Зои, и она не хотела просто так оставлять его. К тому же, может, он собирался плыть на корабле дальше?
      Койрэ посмотрел на девушку, а затем по слогам проговорил.
      - Это я спас тебе жизнь, если бы я не вмешался, они бы убили тебя, а все остальное - последствия, - друид посмотрел в ту сторону, куда ушли Фьерн, Эвели и Акха. Похоже, они не собирались пока что возвращаться. - И как же ты собираешься меня благодарить?
      Ответ Койрэ не особо интересовал. Эльф отвернулся от девушки и направился в сторону корабля, ему хотелось быть хоть немного, но подальше от города. Зои быстро нагнала друида.
      - Хорошо, хорошо, я же и не спорю, что твое вмешательство меня спасло, - сказала она. - А что ты примешь в качестве благодарности? Ты собираешься продолжить путешествие на корабле?
      Друид стал медленно подниматься по трапу.
      - Я думаю, что тебя не должно это волновать, девочка. Мои планы с твоими никоим образом не соприкасаются, - эльф остановился и посмотрел на нее. - Так что иди своей дорогой, хорошо? И, так уж и быть, благодарности не надо.
      Зоилит немного растерянно посмотрела ему вслед, замедляя шаги. Она не привыкла к тому, чтобы отказывались от возможности что-то получить в ответ на спасенную жизнь. Несколько раз оказавшись на волосок от смерти, ей приходилось расплачиваться частью добычи или ответной услугой или... своим телом. Но, может быть, дело в том, что все эти люди были ворами. А Койрэ - друид. Девушка до этого никогда не общалась с друидами. «Странный они народ», - подумалось ей.
      Воровка поднялась на борт корабля и разыскала капитана. К счастью, ей хватило денег, чтобы оплатить путь до Даггерфорда, конечной остановки "Морского Дракона". Пришлось немного доплатить - капитан видел, что произошло у трапа, и не хотел поначалу брать пассажирку, за которой охотились воры. Но Зоилит смогла его уговорить. Каютка ей досталась не особо шикарная, но девушку это мало волновало. Зоилит заперла дверь и окно, упала на кровать и погрузилась в беспокойный, чуткий сон, измученная недавними событиями.
      Оказавшись в каюте, друид понял, что ему ужасно скучно. Не хватало Акхи, но Койрэ твердо решил не призывать ее к себе. Будет намного лучше, если она останется с Эвели и как можно сильнее досадит этому колдуну, который вызывал у эльфа букет отрицательных эмоций.
      «Надо будет поговорить с Эвели, насчет него, когда они вернуться».

      Фьерн и сам не знал, куда именно они шли, настолько все происходящее за последний час, кружило голову. Когда он сказал про самый хороший трактир города, девушка немного подумала, копаясь в своих познаниях о Вратах Балдура.
      - Самый хороший «Алые Уста», но до них ты меня точно не донесешь, любимый, - лукаво улыбнулась бард. - Проще поймать экипаж. - Фьерн легко нес ее по улицам города, свежевымытым после вчерашнего дождя. Эвели уловила тоску в его голосе, и у нее сжалось сердце. Она снова отметила, какие усталые у него глаза и ощутила сильный прилив вины. Она добавила: - Я больше не улечу... Если ты сам не захочешь.
      - А что? Похоже, что я этого хочу? - хмыкнул Фьерн. - И почему ты думаешь, что я тебя не донесу до того трактира, м-м? Сомневаешься во мне? - он подмигнул эльфийке и поцеловал её в макушку, крепко прижав к груди. - Может быть поспорим, кстати, ты так и не сказала направления!
      Иней, сидевший на плече у девушки, встревожено мяукнул, обращая внимание барда и колдуна на следующий за ними серый хвост.
      - Тот трактир в богатом квартале и мы будем идти пешком полдня. Здесь в доках тоже есть весьма неплохой, - улыбнулась Эвели. - Не помню название... Но это прямо мимо тех высоких каменных домов и налево. - Девушка обернулась на зов Инея - за ними бежала волчица друида. - Акха, ну-ка возвращайся! - строго крикнула ей бард. Волчица посмотрела на девушку и слегка фыркнув, пошла дальше как ни в чем ни бывало. - Ладно, пусть бежит... - бард махнула рукой.
      - Я бы тебя и в богатый квартал отнес, - улыбнулся колдун, - но раз ты настаиваешь, - он свернул в указанном направлении, бросив взгляд на волчицу. - Скажи, золото мое, а какое отношение к тебе имеет этот нахальный тип?
      Эвели хмыкнула, услышав, как колдун определил Койрэ и, обнимая мужчину за шею, провела рукой по его шелковистым длинным волосам, скрепленным зачарованной заколкой.
      - Этот тип плывёт в соседней каюте. Однажды мне стало плохо и я начала задыхаться. Потом был провал в памяти, а на утро я обнаружила его возле своей постели, и он сказал, что спас меня, хотя желал убить. Я, видите ли, нарушаю баланс, равновесие сил природы и прочие друидские глупости... Ну, и ещё я опасна... - уже тише добавила эльфийка.
      Акха продолжала рысцой бежать за парочкой, с любопытством рассматривая город и прислушиваясь к словам девушки. Некоторые моряки свистели вслед Фьерну и отпускали сальные шуточки, спрашивая, где он выловил такую русалку. Фьерн нахмурился словам барда.
      - Провидец, что нашел тебя, сказал, что ты была больна... Это ведь кровь? Да? Я должен был быть рядом с тобой... Хм... Спас и хотел убить... не понимаю... Ух попадись он мне в тот момент! Странные понятия о гармонии… - колдун хотел было продолжить свою мысль, но они похоже пришли. Вышибала у двери таверны, глядя на знатное зрелище яркой парочки, распахнул перед колдуном, несущим на руках барда дверь, и Фьерн торжественно занес свое сокровище в зал таверны. Это было приятное светлое, чистое заведение, где пахло свежим хлебом и копченостями, за стойкой хозяйничал дворф с пышной кудрявой бородищей и лысой макушкой в окружении кудрявых завитков рыжих волос. Вышибала у дверей таверны хотел было остановить Акху, говоря, что с животными нельзя, но услыхав клацанье зубов возле своей ноги - отошёл в сторону, всем видом показывая, что ничего особенного не случилось. Волчица вошла внутрь, настороженно наблюдая за посетителями.
      - Хозяин! - воскликнул Фьерн. - Всем выпивки! Я угощаю! Пьем за мою прекрасную даму!
      После утомительных дней болезни и тоски, всё происходящее казалось Эвели прекрасным сном. Она снова находилась рядом с любимым колдуном, тёплый шерстяной комочек - Иней - согревал ей плечо, и девушка чувствовала, что она, наконец, не одинока. Эльфийка рассмеялась, увидев ошеломлённые лица моряков и других посетителей, таверны. Последовал шквал аплодисментов и довольных выкриков.
      - Я чувствую себя, словно невеста, - усмехнулась девушка.
      - Главное, что тебе хорошо, - улыбнулся колдун, усаживая Эвели за центральный стол. Его глаза искрились мягким голубым цветом, как зимнее небо в безоблачно-солнечный морозный день.
      - Нет, главное - чтобы нам было хорошо, - Эвели улыбнулась в ответ, и её лицо осветилось каким-то внутренним светом. Она сжала руку колдуна, не желая отпускать его ни на мгновение.
      Фьерн позвал подавальщицу и спросил у барда, чего бы ей хотелось отведать. Волчица устроилась у ног эльфийки, недовольно поглядывая на колдуна и на остальных обитателей таверны.
      - Сегодня такой удивительный день, что мне хочется чего-нибудь необычного. Клубники, сливок, дворфийского шампанского, устриц, и улиток в чесночном соусе. - Глаза девушки заблестели. - Некоторые из этих продуктов содержат афродизиаки, - шутливо шепнула она Фьерну. Черные брови колдуна притворно-изумленно поползли вверх.
      - Сердце мое, ты считаешь, что я в них нуждаюсь? - спросил он, едва сдерживая рвущийся наружу смех. Он отпустил подавальщицу, добавив кое-какие мелочи к заказу Эвели.
      - Нет, но просто вспомнилось, - засмеялась эльфийка, любуясь его голубыми глазами. Девушка скинула один сапожок и опустила ногу на спину Акхи, зарываясь пальчиками в густой, необычный мех волчицы. Та на секунду застыла от такой наглости, а затем положила голову на лапы и, расслабившись, задремала.
      -А как ты меня все же нашел? - поинтересовалась Эвели. Им принесли дворфийское шампанское в красивых гранёных бутылях и тарелку клубники со сливками. Разливая шампанское по бокалам, колдун рассказывал.
      - Это все Вессалор... Он прав, я действительно дурак, надо было сразу ехать за тобой в Аткатлу, а я... пытался найти твои следы... - он чуть нахмурился, вспоминая, - прочитать магический след. Но после боя все разметало... Калейдоскоп, безумие… Я словно голову потерял. Тогда я провалился в полусон-полуобморок и увидел его. "Берегост" - сказал он, - "я помогу", и действительно помог. Нашел мага, что нашел тебя и организовал портал.
      Девушка взяла один из бокалов, заглядывая в его мерцающие глубины, ощущая брызги шампанского на губах.
      - А может быть это я дура... Я иногда принимаю такие вот спонтанные решения, которые создают множество проблем. - Она с наслаждением сделала несколько глотков и съела пару сочных ягод клубники. Согретая вином и объятиями, эльфийка словно парила в небесах. - Мой корабль отплывает сегодня, он лишь на один день во Вратах... Плыву в Даггерфорд.
      - Мы плывем, сердце мое, - поправил Фьерн, отпивая игристого вина. Тут его взгляд упал на тонкую цепочку на шее Эвели, где висела подаренная им сережка. Иней тем временем с удовольствием наворачивал выданные ему с кухни рыбные хвостики.
      - А что если на корабле не будет мест? - поинтересовалась девушка, потянув одну из улиток, наколотых на палочку и с аппетитом съедая её. Почувствовав взгляд Фьерна, она дотронулась до подвески на шее.
      - Хм... - на миг задумался Фьерн, - ну я надеюсь, что твоя постель достаточно широка, а в остальном, думаю, я смогу договориться с капитаном. Не волнуйся, я в слишком хорошем настроении, чтобы угрожать ему, - колдун отправил в рот устричную мякоть.
      - Как будто нам необходима именно постель, - весело улыбнулась эльфийка. - Впрочем, она достаточно широка... А капитан хороший человек, скорее всего с ним не будет проблем.
      - Ну, должен же я буду где-то спать, - подмигнул колдун и поцеловал девушку в висок.
      - Спать нам будет некогда... - многозначительно произнесла Эвели, а в её глазах замерцали золотистые искорки. Она уже чувствовала, что наелась и оглядела присутствующих в таверне. - А тут немало народу. И ты всех решил угостить. Не разоришься? - подмигнула девушка Фьерну.
      - М-м-м, нет, не разорюсь, иногда приятно сделать праздник себе и своему чуду. Я не разорюсь, не волнуйся, - он хмыкнул, - да и деньги всего лишь средство. - Фьерн окинул взглядом зал и заметил: - По-моему не хватает только хорошей песни... - Тут он подозвал подавальщицу и попросил чего-нибудь для грустящей волчицы.
      - Ты намекаешь, чтобы я спела? - Девушка почувствовала недовольство Акхи, которая подняв голову, пристально наблюдала за колдуном. Сложно было сказать, что происходило в голове волчицы, но явно что-то недоброе. "Койрэ, похоже, науськал её..." Впрочем, от сырого мяса волчица не отказалась.
      - Да-а, - протянул колдун, - для полного счастья мне сейчас не хватает только мира, что рисует твой дивный голос.
      Иней, словно понимая, о чем они говорят поднял голову от угощения и внимательно посмотрев на эльфийку, дернул белым ухом и муркнул. Девушка огорчённо покачала головой:
      - Я не захватила мандолину...
      Неожиданно рядом со столом парочки возник дворф, который хозяйничал за стойкой, видимо он был владельцем таверны.
      - Прекрасная леди, я услышал ваш разговор! В "Обители Морской Царевны" давно не звучали дивные голоса эльфов. Будьте любезны, окажите честь и сыграйте для нас...
      Забавный старик с поклоном протянул Эвели простую, но качественную мандолину и тоненький плектр. Бард чуть улыбнулась, хотя ей не понравилось, что их разговор был услышан. Ради Фьерна она решила всё же спеть, хотя чувствовала, что они засиделись. Песня, которая пришла ей на ум, давно возникла в её мыслях, ассоциируясь с колдуном и его присутствием в её жизни.

Увези меня в северный край,
Где живут только честные люди,
Где бессчётное множество судеб
Разукрасит тюльпанами май.

Увези ненадолго туда,
Где кивают восторженно ели
И баюкают, как в колыбели,
Проплывающие облака.

Где шумящий холод воды
Заставляет сердце не биться,
Где сиянье ночами снится,
Голубые цветут сады...

... Заалеет в рассвет заря
И распустится дикий клевер.
Ты, ни слова не говоря,
Мне прошепчешь тихо - на север!*

      Колдун как всегда погружался в мелодию и голос, прикрыв глаза, и перед его мысленным взором возникали образы песни, он как наяву чувствовал душистый, смолистый запах хвои, тюльпанов и клевера... А вся картина была пропитана теми чувствами, о которых пела Эвели.
      Закончив песню, проведя плектром по струнам в заключительном аккорде, звонком и мелодичном, словно журчание горных ручьёв, девушка отложила мандолину и выпила ещё игристого вина, доедая последние кушанья.
      - Ты как всегда творишь своим голосом новые миры, которые сердце так и жаждет посетить, - сказал колдун, когда она завершила песню, и они понимающе улыбнулись друг другу.
      Вскоре они покинули гостеприимное заведение, хотя их и уговаривали остаться подольше. Сумерки уже окутали гавань дымчато-лиловым муаром, создавая мистический колорит в сочетании с размытым в тумане теплым сиянием окон. Они шли к пристани, вдыхая запахи моря и тумана. Эльфийка переплела свои пальцы с пальцами Фьерна, чувствуя прохладу его руки, как ей казалось, навсегда утраченную. Эвели была молчалива, выразив в спетой песне свои тайные желания и чувства, она была несколько растеряна, словно ребёнок, бредущий куда ему скажут. Волчица следовала за колдуном и бардом, иногда порыкивая, явно стремясь поскорее увидеться с хозяином. Фьерн крепко сжал ладонь девушки, словно стараясь в очередной раз убедиться, что это не сон и она рядом. Ведь каждое по отдельности чувство может лгать... но не все же вместе?! Тонкий запах духов, переплетенный с её собственным уникальным неповторимым ароматом щекотал и дразнил обоняние колдуна. Её изящная ладошка, на фоне которой его собственная рука казалось непривычно большой. Свободной рукой он полез в сумку и, достав серьгу, протянул её Эвели.
      - Думаю, вдвоем им все-таки лучше... - Тем временем они и не заметили, как подошли к трапу корабля. Эвели изумлённо посмотрела на потерянную серёжку, поднимаясь на борт.
      - Удивительно, что ты её нашёл... Но её пара уже преобразилась в талисман, - девушка улыбнулась, стоя возле борта корабля. Палубу заливал мягкий, трепещущий свет фонарей, отбрасывающих танцующие тени. Было тихо, лишь в дальнем конце корабля бродили несколько пассажиров. Акха негромко фыркнув, уселась у двери, ведущей в каюты, но не уходила. - Я подумала... может, ты оставишь её себе?
      - Именно она помогла мне найти тебя... - произнес колдун, - что ж, возможно мне действительно стоит её оставить.
      Убрав сережку, он склонился над Эвели и приник к её сладким устам неторопливым, дразнящим поцелуем. Эльфийка приоткрыла рот, впуская язык и прохладное дыхание Фьерна, чувствуя, как кружится голова, будто покачивающаяся на волнах палуба внезапно исчезла и они оказались прямо на водной глади. Пока они целовались, волчица раздражённо смотрела в сторону, постукивая хвостом по дереву палубы. На стук вышел капитан Дэниэлс и хмыкнув, начал спускаться по ступеням, желая прогнать всех не званных гостей с палубы. Появление и суровое покашливание капитана заставило Фьерна прервать поцелуй несколько раньше, чем он собирался, как ни хотелось ему продолжать пить дыхание Эвели, словно наркотик, от которого нельзя отвыкнуть. Но, предстояло еще одно дело. Оторвавшись от девушки, он посмотрел на капитана, ожидая, когда тот подойдет на приличествующее разговору деловых людей расстояние. Капитан приподнял свою шляпу и поклонился эльфийке:
      - Доброй ночи, миледи. Я хотел сообщить, что корабль отплывает через несколько минут и все гости должны его покинуть. - Он бросил любопытный взгляд на колдуна, оценивая его необычную внешность, котёнка на плече, оружие и самое главное - исходящую от мужчины силу и ауру холода.
      - Доброй ночи, милый капитан Дэниелс, - сладко улыбнулась Эвели, чувствуя себя словно ребёнок, которого застали за шалостями. - Позвольте представить вам моего...
      - Спутника, - продолжил за Эвели колдун и поприветствовал капитана. - Я бы хотел присоединиться к путешествию, по поводу денег не волнуйтесь, я оплачу проезд до Дагеррфорда и... возможные издержки, связанные с моим появлением.
      - Спутника, вот как... - пробурчал капитан, цепляя пальцы за ремень, скрытый, где-то под внушительным животом. - Видишь ли, парень, мест уже нет, хоть ты тресни. Только недавно последнюю крошечную каюту сдал одной местной девчонке. - Про себя он подумал, что и так нашёл себе уже достаточно неприятностей, учитывая недавние разборки в порту.
      Эвели выскользнула из-за плеча колдуна и дотронулась до руки капитана:
      - Сэр Дэниелс, он будет жить в моей каюте и не причинит вам ни капли неудобства. Может даже и поможет в чём-нибудь. Он очень могущественный колдун и лучше его не злить, - склонившись к уху капитана, прошептала девушка.
      - Если что я могу помочь с ветром, - словно услышав слова Эвели заметил колдун, - или с парусами - при необходимости, у меня есть некоторый опыт по этой части. Какова стандартная цена проезда от Врат Балдура до Даггерфорда?
      Капитан ещё некоторое время поторговался, но не особо усердно, уже смекнув, что молодой колдун и вправду может быть полезен. А очарование Эвели окончательно притупило его торгашеские способности. Сойдясь на вполне разумной цене, они разошлись. Эвели потянула Фьерна в каюту, захлопнув дверь прямо перед носом волчицы.
      - Милейший человек, - с улыбкой хмыкнул Фьерн, оказавшись в каюте и обнимая Эвели. Как же он истосковался по ней! - Я скучал по тебе, - пробормотал он первую мысль из невероятного радужного калейдоскопа, что бесновался в его голове. - Твоя талия такая тоненькая, что я могу обхватить её ладонями, - улыбнулся колдун, целуя шею эльфийки. Эвели зажмурилась, ощущая губы человека на своей коже. От его дыхания у неё побежали мурашки блаженства, а дрожь удовольствия пронизывала тело от макушки до пят. Девушка прильнула к Фьерну, обхватив его лицо ладонями и покрывая поцелуями.
      - Милый, мне было так одиноко без тебя... - шептала она, отходя к кровати и притягивая его следом. В каюте было очень темно, лишь слабый блеск звёзд мерцал в небольшом оконце.
      - Я был готов выть от тоски... - пробормотал он, ловя её губы своими, скользя руками по гибкой спинке. Ощущая, как трепещет в его руках тело Эвели, Фьерн испытывал приливы головокружительной нежности и страсти. - Самая красивая... только ты...
      Эвели почти не верила, что они снова вместе, но его тёплые губы и сильные руки, скользящие по её телу, не давали в этом усомниться. Лихорадочно сбросив все ненужные предметы одежды, эльфийка упала на кровать, раскрывая объятия. Даже, несмотря на темноту, её тело слегка мерцало, словно нагретый на солнце плод, который и к вечеру никак не мог остыть. Фьерн глухо застонал, когда, наконец, смог почувствовать её всю, - нагая кожа к нагой коже, ощутить грудью биение её сердца.
      - Любимая... - его губы ласкали её лицо, плечи и грудь. Он игриво прихватывал нежную кожу Эвели зубами, чуть-чуть, словно дразня, но тут же даря прикушенному месту поцелуй. За время, проведенное в разлуке, тело колдуна немного изменилось, казалось, он стал еще уже в поясе, зато от работы с парусами мышцы его рук и плеч стали еще жестче. Нежное тело эльфийки ныло, требуя его изысканно-грубоватых ласк, разум захлёстывали волны наслаждения, сердце разрывала бушующая пламенем любовь. Разлука, хоть и недолгая, но показавшаяся ей вечностью, дарила новые открытия и делала ощущения ещё более яркими. Эвели порой так крепко сжимала руки колдуна, что на них наверняка должны были остаться следы, такие же как следы зубов на его плече. Кровь смешалась в ней, сплетая из эльфийской прелестной нежности и драконьей яростной страсти, необыкновенную и неповторимо чарующую женщину.

*(с) Л.А. Гайдукова

0

6

Глава 5.
      Акха пулей влетела в каюту Койрэ и тут же начала издавать звуки, похожие не то на фыркание, не то на собачий лай.
      - Что ты говоришь? - удивился друид. - Ты ничего не путаешь? Эвели и этот человечишка? - Волчица кивнула, а затем завыла протяжным, напряженным воем. - Нет, я не могу туда зайти! Это было бы... некрасиво, как минимум. Да понимаю я, что он опасен. - Акха прищурилась. - Нет, Акха!!!
      Эльф соскочил с кровати, чтобы поймать волчицу, но та уже выскользнула из каюты. Пробежав пару метров, волчица зарычала, а затем самовольно прошла сквозь дверь, ведущую в каюту эльфийки, подбежала к кровати, и смачно, со всей душой, укусила колдуна за ступню. Вернее попыталась. Амулет, предохраняющий от скрытых атак, ударов в спину и прочих подобных радостей ещё оставался на волосах Фьерна. Синий камень засветился и ударил Акху силовой парализующей волной, едва её зубы коснулись ноги колдуна, отбрасывая к стене и обездвиживая.
      Фьерн сел на постели как ошпаренный, в его руке уже была ледяная сфера. При виде волчицы ему потребовалось какое-то время на оценку ситуации. Эвели вскочила на колени, положив ладони ни спину колдуна.
      - Фьерн, ты... тебе больно? - бросив разъяренный взгляд на волчицу, девушка вскочила, как была обнажённой, собираясь выбежать из каюты. - Это всё проклятый друид, никак не хочет оставить меня в покое! Я пойду, убью его!
      - Со мной все нормально, - ответил колдун. - Спасибо амулету. - Он коснулся заколки в волосах. Сложно сказать, какое чувство в нём сейчас преобладало, раздражение, возмущение или недоумение. Фьерн поймал Эвели за талию, пресекая порыв выскочить на путь праведной мести как есть нагой. - Этот мальчишка, конечно, нуждается в трёпке, но не стоит так спешить. Да и матросы будут в восторге.
      Чувствуя, что внутри всё кипит от гнева, а в груди поднимается жаркая волна, Эвели сделала несколько глубоких вдохов. Фьерн увидел, как вспыхнули и потухли язычки пламени в её зрачках. Девушка бросила взгляд на Акху - волчице явно пришлось несладко, хотя за свой поступок она могла бы поплатиться сильнее, если бы Фьерн использовал более мощную магию. Её гнев на животное почти прошёл - фамилиары, лишь отражение воли своих хозяев. Бард придвинулась к колдуну и положила руки ему на плечи.
      - Прости, любовь моя, это всё из-за меня...
      - Нет, милая, это всё из-за того, что один не в меру прилипчивый мальчишка - а нынешняя "шутка" как раз в духе желторотых птенчиков - упорно лезет в твою жизнь, - мягко, но уверено сказал колдун, обнимая ее. - И этому следует положить конец. Может завтра он в нас из рогатки стрелять начнёт.
      Эвели закусила губу, откидывая голову назад и тихо смеясь, представив Койрэ верхом на мачте, пытающегося попасть в них из рогатки. В полумраке каюты выделялся точёный силуэт эльфийки. Блеснула улыбка и девушка толкнула Фьерна на кровать, забираясь сверху и покрывая его лицо, затем шею, грудь и всё тело поцелуями.
      - Продолжим начатое...
      Из груди колдуна вырвался рокочущий звук - что-то похожее на смесь довольного смеха и стона удовольствия. Его тело, почти было успокоившееся из-за внезапного вторжения, моментально объяло огнём вновь, стоило эльфийке лишь прикоснуться. Ладони Фьерна заскользили по её восхитительной коже. Их близость вновь и вновь плавила его, насыщая огнём. Движения эльфийки напоминали танец, древний и завораживающий. С его помощью женщины всех времён похищали мужские души. Её серебристый счастливый смех порой превращался в стоны, когда руки колдуна скользили по коже, а тела становились одним целым. Колдуну казалось, что из него вынули душу и только огонь Эвели может стать его новой душой. Он пил её пламя, не боясь обжечься, не боясь сгореть. Огонь и лёд обращались взрывом, когда оба дошли до края... Колдун посмотрел на девушку потемневшими до лилового глазами, хрипло выдохнул: "Любимая..." и крепко прижал её к себе, не желая отпускать. Дыхание Эвели было прерывистым, когда она, вздрагивая, упала ему на грудь, а её чёрные волосы жаркой волной накрыли их разгорячённые тела. Ещё не отойдя от нахлынувшей страсти, бард покусывала губы Фьерна, разве только не мурлыча от удовольствия.
      Волчица пришла в себя лишь спустя какое-то время. Магия заколки колдуна ударила ее очень сильно, отчего Акха с трудом выбралась из комнаты, приоткрыв лапой дверь. В каюту Койрэ она буквально ввалилась, и там упала на пол.
      - Акха, что с тобой? - эльф подскочил. - Кто это сделал? Но зачем?.. Акха, я же просил тебя... Я знаю. - Друид провел рукой, пытаясь отозвать волчицу, но Акха не исчезла. - Что такое? Как не получается?.. Ну замечательно. Глупый человечек ответит за это. - Койрэ выбежал из своей каюты, а затем резко распахнул дверь комнаты эльфийки.
      - Добрый вечер, Эвели, будь добра, оставь нас наедине, - друид старался не смотреть на девушку, так как был уверен, что она обнажена. Эльфийка лежала рядом с колдуном, одетая лишь в лунный талисман и слегка прикрытая собственными спутанными волосами.
      - Разве я не запирала дверь, - пробормотала девушка. - Койрэ, ты и твоя волчица очумели? Что вы себе позволяете?
      Прогуливаясь по палубе, Зои видела, как пассажиры - все такие разные - отправлялись в свои каюты спать. Лишь немногие остались бродить по кораблю, как Зои. Она обменялась взглядом с каким-то гномом, что прошествовал мимо с важным видом, да вдалеке троица разряженных богачей беседовала о чем-то. Спустившись на нижний уровень, она заметила, как из одной каюты выбралась волчица и ввалилась в соседнюю дверь. Этого зверя она видела раньше. Да, она же принадлежала Койрэ! Через мгновение из каюты вылетел и сам друид, он был просто вне себя, и распахнул дверь напротив. Зои стояла слишком далеко, чтобы слышать его слова, но она не стала подходить ближе, наблюдая за происходящим.
      - Юноша, - голос колдуна был предельно мягок, но взгляд, устремлённый на Койрэ, мог бы заморозить небольшую пустыню. - Я понимаю, что в лесу тебя некому было обучить манерам, даже перед выходом в большой мир, но неужели ты сам не в силах догадаться, что врываться в комнату дамы, да ещё и пытаться выставить её оттуда - мягко говоря, невежливо.
      Койрэ ухмыльнулся.
      - Мягко говоря, невежливо причинять боль невинному животному, а все остальное в порядке вещей, - друид сделал шаг в сторону Эвели и Фьерна, так же стараясь не глядеть на девушку, однако, удавалась ему это очень плохо. - Эвели, не ругайся, ты здесь совершенно не причем, разве что спуталась с ничтожным человеком, но это, собственно, твое дело. - Друид осторожно обнажил свой клинок. - Значит так, колдун. Во-первых, не смей говорить пренебрежительно о лесе, он воспитывает куда лучше, чем город, и живой тому пример - я и ты. Во-вторых, не смей причинять вред моей волчице. Если она и укусила тебя, то за дело. Вам, людям, нечего осквернять своими прикосновениями эльфийские тела. Ну, а в-третьих, тебе лучше бы спрыгнуть с корабля, пока мы не далеко от порта и догрести до берега. Я тебе в этом могу помочь, - эльф криво улыбнулся.
      Эвели вскочила с кровати, не обращая внимания на наготу, и подошла к Койрэ. Положив руку ему на грудь, девушка принялась выталкивать его из комнаты.
      - Что ты несёшь? Никогда не думал стать членом Элдрет Велуутра? Выметайся, будь любезен. Не видишь - ты нам мешаешь? В прошлые годы я бы предложила тебе присоединиться, но с тех пор я несколько изменилась, - с усмешкой заметила эльфийка, толкая его всё дальше и дальше к двери. Фьерн легко поднялся, подхватил свой плащ, и подойдя к Эвели, накинул плотную ткань девушке на плечи, потом обернулся к Койрэ.
      - Мальчик, тебе кто-то дал право решать за других? - Он повернулся к эльфийке: - Ты выбрала его своим духовником? Нет..., - он снова обратился к друиду, - да, волчица не виновата, что попала в ловушку, расставленную для тех, кто бьет в спину, виноват ты - что из-за тебя она туда сунулась. И я уважаю лес и его законы, но сейчас мы не в лесу и одному юному эльфу стоит понимать, что в городе, как бы он к нему не относился, следует вести себя соответствующе, - голос Фьерна оставался мягким, однако тон стал напоминать об учителях и наставниках. - И убери железяку, еще порежешься ненароком. - Последнее прозвучало с явной ехидцей. - Или когда будешь пытаться меня за борт кидать, оступишься, и он тебя на дно утащит.
      Койрэ презрительно рассмеялся.
      - Послушай меня, желторотый, не тебе говорить о возрасте, мне больше сотни лет, а тебе и трех десятков нет, я повидал намного больше, чем ты, и я сильнее тебя, - эльф поднял клинок вверх. - В городе я веду себя прилично, а сейчас мы на корабле, если ты не заметил. - Друид немного напрягся. - Я тут не причем, просто я не виноват, что ты раздражаешь мою волчицу не меньше, чем меня. - Койрэ повернулся к Эвели: - Раньше? То есть раньше ты разбиралась в мужчинах, а сейчас нет?! - эльф ухмыльнулся, чувствуя, что сейчас вновь раскраснеется, так как, несмотря на плащ Фьерна, нагота эльфийки не была полностью скрыта. - Итак, - Койрэ повернулся к Фьерну. - Ты сейчас собираешь свои шмотки, и уходишь отсюда, подальше, чтобы этот омерзительный мороз, исходящий от тебя был как можно дальше от моей каюты. А Эвели остается здесь, так как она под моим... надзором, - сначала эльф хотел употребить слово "опека", но подумал, что он в меньшей степени опекает Эвели, нежели присматривает за ней.
      Голоса, доносящиеся из каюты, звучали довольно сердито и холодно. Зоилит приходилось участвовать в спорах, и как третья сторона, и как участник - среди воров они были нередки, так что ее это не пугало, скорее вызывало интерес. Она двинулась к каюте, ей было любопытно, что вызвало негодование Койрэ, и что об этом думают Русалочка и ее спутник. Она заглянула внутрь.
      «Хм... кажется, друид застал парочку не в самый подходящий момент».
      Эльфийка обреченно подняла глаза к потолку, заворачиваясь в плащ Фьерна.
      - Что это за петушиные бои? - проворчала она. - Койрэ, прошу тебя, успокойся и не зли моего колдуна. Я хочу доплыть до Даггерфорда, и для этого необходим целый корабль, а не с магическими пробоинами в днище. Чего ты взбеленился? Мало ли кому кто не нравится! - Девушке становилось смешно, вся эта ситуация походила на фарс.
      Фьерн скептическим взглядом проводил воздетый клинок, потом округлил глаза.
      - Больше ста лет, надо же? - колдун потер подбородок. - А ведешь себя как тринадцатилетний человеческий мальчишка, который пытается доказать всем и вся, что он самый-самый во всей округе... И насколько я знаю, звери-спутники очень остро чувствуют желания своих компаньонов и стремятся выполнить их. - Словно потеряв интерес к друиду, колдун подошел к столику, плеснул в кубок вина и сделал глоток. - А уходить я никуда не собираюсь... Не нравится мой мороз - проваливай, а Эвели не нуждается ни в чьем надзоре.
      Койрэ сжал руки в кулаки.
      - Да, ладно? Я пытаюсь доказать силу? Эх... невозможно разговаривать с людьми, мозгов у вас не хватает на то, чтобы понять смысл разговора, - друид сделал шаг в сторону колдуна. - Я хочу, чтобы ты ответил за то, что сделал с Акхой. Если бы она тебе ногу оттяпала, никто бы и слезу не пролил, а моя волчица... она даже не может исчезнуть, твои чары слишком ее ослабили. - Эльф направил лезвие своего меча на колдуна, повернувшись к Эвели. - Не волнуйся, я убью этого глупца быстрее, чем он успеет что-нибудь наколдовать, - Койрэ улыбнулся. - Я спас Зоилит, совершил глупый, лишний добрый поступок. Пришло время восстановить баланс, а для этого годится его смерть. К тому же, мне противно думать, что такая эльфика, как ты... - эльф бросил мимолетный взгляд на колдуна. - С этим... Позор. – Тут до Койрэ дошли другие слова Фьерна. - Не нуждается в надзоре? Скорее она не нуждается в тебе, до встречи с тобой во Вратах Балдура она казалась очень радостной и веселой, - друид пожал плечами.
      Эвели словно холодной водой окатили. «Ну, это уже переходит всякие границы. Может друид себе что-нибудь нафантазировал за время плаванья?» От возмущения у неё пропал дар речи, но ненадолго.
      - Что за ерунду ты говоришь? Если ты до сих пор не понял, повторяю ещё раз - мы с Фьерном любим друг друга и это никого не касается, а тебя в первую очередь. Я позволила тебе находиться рядом во время плавания, потому что ты мог приостановить течение моей болезни, ну и немного отвлечь меня от грустных мыслей - что уж скрывать, - она равнодушно пожала плечами. - Не знаю, что там с Зоилит, но если ты её спас это неплохо, на мой взгляд. Для восстановления своего бредового баланса найди других несчастных, которые давно не виделись, устали и очень хотят лечь спать, - тут голос её немного смягчился и девушка, взяв аккуратно пальцами лезвие меча, отвела его в сторону. - Давай утром всё обсудим как цивилизованные существа, а сейчас ступай, Койрэ. - Посчитав разговор оконченным, девушка подошла к кровати и скинула плащ, переодевшись в одну из своих тонких ночных сорочек, надеясь, что такой намёк эльф поймёт. Она забралась в постель, поудобнее устроившись на подушках. - Я, правда, хочу отдохнуть. Фьерн, иди сюда. Койрэ, иди к себе... Пожалуйста.
      У Фьерна было, что ещё сказать зарвавшемуся парню - это читалось по его ледяным, прищуренным глазам, препарирующим Койрэ.
      - Иди отсюда, мальчик, - промороженным голосом сказал колдун, его дыхание вырвалось белым паром и обдало друида морозной волной. - Если потребуется - я продолжу нашу с тобой беседу. - Наполнив второй кубок вином, он отдал его девушке, садясь на кровать.
      Койрэ бросил взгляд на Эвели.
      - Не ты мне позволила остаться с тобой, а я позволил тебе остаться в живых, при условии, что буду рядом. Хотя, это не имеет никакого значения, - друид развернулся и направился к двери. - Я сейчас уйду, - эльф посмотрел на Фьерна, - а с утра мы обязательно поговорим, - друид вышел из каюты, хлопнув дверью.
      Зои покачала головой. Она стояла у самой двери, невидимая для находившихся внутри. "Ну и ну, кажется, у этого друида не такое уж равнодушное сердце, как может показаться, если он так ревнует Русалочку. А уж она-то умела обольщать мужчин". Даже Кирс тогда поддался ее чарам, заставив Зоилит ревновать. Девушка нахмурилась, услышав про "глупый лишний добрый поступок". Все-таки у этих друидов в голове творится какая-то ерунда. Она посторонилась, когда Койрэ вышел из комнаты.
      - Хм... а ты довольно вспыльчив... для друида, - сказала она ему. - Или дело в том, что ты слишком долго был один?
      Койрэ посмотрел на Зоилит, а затем ответил довольно сухо, практически без эмоций.
      - Да, я вспыльчив, мне противно думать, что эльфийка спуталась с человеком, - честно заявил эльф. - Но я не понимаю, почему ты проявляешь к этому интерес. Я думаю, что это не твое дело. - Друид пробежал взглядом по девушке. - А был я один или с кем-то - это сугубо мое личное дело.
      Зоилит пожала плечами.
      - Ну, Русалочка - моя знакомая. Вот мне и стало любопытно, что тут вокруг нее происходит. Только не надо говорить, что нечего совать нос не в свои дела. Да, возможно, ты старше на ужас сколько лет, но это не значит, что ты лучше обо всем знаешь. Особенно об отношениях мужчины и женщины, - Зои посмотрела на Койрэ дерзким взглядом. - И вся это ерунда насчет того, что эльф и человек не должны быть вместе - от этого попахивает неуместным фанатизмом... Главное - это любовь.
      - Ты говоришь это, потому что ты полукровка? То есть оправдываешь отношения своих родителей? - эльф сделал шаг в сторону своей каюты. - Знаешь, я, возможно, и не разбираюсь в амурных делах, но я замечательно разбираюсь в людях и могу с уверенностью сказать, что они долго не протянут. Слишком тяжелый он для нее груз. Балласт. Он как ее оковы. С людьми по-другому не бывает.
      Зои почувствовала, как краска прилила к щекам.
      - Что? Ты и мою родословную будешь критиковать? Мои родители прекрасно живут вместе уже много лет, и отец никогда не считал мою мать грузом или балластом. Благодаря любви отца, моя мать даже стареет не так быстро, как люди. Вот так, господин "замечательно-разбираюсь-в-людях", - Зоилит сделала несколько шагов вслед за друидом. Уже через секунду она остыла, так что улыбка на ее лице была вполне приветливой. - Из всего бывают исключения. Нужно только это принять.
      Эльф ухмыльнулся.
      - Что за бред ты несешь, девочка? Что значит "стареет не так быстро"? Любовь не может никоим образом помешать физиологическим процессам. Скоро твоя мать умрет, а отец найдет себе другую даму сердца. Так бывает всегда, когда одному предназначено жить намного меньше другого, - друид облокотился о стену.
      - Это не бред! - огрызнулась Зоилит. - Мама в свои пятьдесят восемь выглядит лет на сорок, не больше. И даже если отец найдет себе после смерти матери другую женщину, это его право, никто не обязан оставаться в одиночестве. Но при жизни он ей верен, и он ее любит. - Она изучающе посмотрела на друида, а тот смотрел на девушку уже думая о другом.
      - Погоди... Русалочка? Она так себя называет? - эльф улыбнулся.
      Плутовка на миг задумалась над вопросом Койрэ.
      - Русалочка? Хм... ну, она раньше так себя называла. Сейчас ее зовут по-другому? Впрочем, у нашего брата - искателей приключений, редко бывает одно имя. Хотя родители назвали меня Зоилит, вскоре я получила еще одно имя - Зайка, - в глазах Зои словно заиграли солнечные блики, когда она произнесла это прозвище.
      - Нет, я не слышал о прозвище Эвели. По крайней мере, сама она мне о нем ничего не говорила. Но, собственно, с какой стати ей поднимать эту тему?.. Кстати, я так и не представился... Меня зовут Койрэ, что в переводе с эльфийского означает "ранняя весна".
      - А вот имя у тебя красивое... "Ранняя весна"... - она произнесла это еще раз, словно пробуя на вкус. - И все же... почему мне кажется, что ты никогда в жизни не любил по-настоящему? Бросаясь в чувство, как в омут, с головой? - Она сделала еще один шаг к друиду, глядя ему прямо в глаза. Койрэ угрюмо сдвинул брови.
      - А вот это явно не твоя проблема! - его голос мгновенно пропитался ядом, словно кто-то провел острием ножа по еще не затянувшейся ране. - Любовь... Я в ней не нуждаюсь, ясно? Она мне будет только мешать. - Друид опустил голову. - К тому же, мне будет сложно полюбить кого-то из-за... - Койрэ тут же прервался, словно сообразив, что может ляпнуть лишнего. - Все, девчонка. Тема закрыта.
      Зоилит прищурила глаза.
      - Вот так, значит? - сказала она, замечая смену тона, но не реагируя на нее. - Хм... Конечно, это не моя проблема, но это не значит, что нужно все решать самому, так что, если все же тебе вдруг станет скучно или одиноко или захочется поговорить, я где-то тут, на корабле. Ты интересный собеседник.       Весело подмигнув, Зои продолжила свою прогулку. Койрэ стоило оставить одного... ненадолго. Парень посмотрел на удаляющуюся Зайку, а затем зашел в свою каюту и закрыл дверь, не на замок, но все-таки закрыл. Ахка все еще лежала на полу, но, казалось, что вся боль уже прошла. Волчица игриво каталась по полу, поглядывая на друида.
      - Тебе лучше? Нет, это ничего не меняет! Я все равно прибью этого ничтожного колдуна! - эльф сел на кровать, погружаясь в раздумья.

      Эвели довольно быстро успокоилась, день выдался бурным и сил на эмоции уже не оставалось. Выпив вина, девушка свернулась калачиком и заснула, стараясь не думать, что утром их ждет очередной нелепый разговор. Поведение друида возмущало свободолюбивого барда, она не привыкла, чтобы ей указывали, что делать. Ее злило, что на долю секунды промелькнула подлая мысль, что Койрэ в чем-то прав. Эльфийка постаралась запрятать ее подальше.
      К своему удивлению бард проснулась с первыми лучами солнца. Такое бывало с ней крайне редко. Видимо вчерашний день подействовал... и ночь. Эльфийка покосилась на спящего колдуна, для него ранний сон был также необычен как для неё утреннее бодрствование. Видимо поиски отняли у него много сил, как физических, так и моральных и теперь он по-настоящему отдыхал. Она и сама ощущала, будто с сердца сняли тяжкий груз, было невероятно замечательно, что он снова рядом, но это же порождало и новые проблемы, новые мысли, которые цеплялись одна за другую. Проклятый друид... и как ему только удалось заронить семена сомнений в её душе?.. Девушка погладила Фьерна по щеке, осторожно, чтобы не разбудить и отвела чёрную прядь волос с лица. Как же она так сильно влюбилась... Полежав немного, вспоминая недавние события, бард поняла, что тело просто отказывается и дальше лежать бревном. Кроме того она вспомнила про волчицу и захотела проведать свою, хоть и вредную, но всё же подругу. Жаль только, придётся увидеться с Койрэ, и снова слушать его наставления. За эти недели Эвели к нему привыкла, он ей даже понравился, но теперь стал совершенно невыносим.
      Девушка надела платье василькового оттенка, с рукавами-фонариками и юбкой до щиколоток, открывавшей её маленькие босые ступни и дополнила наряд ножным браслетом. Барду показалось, что такой образ соответствовал ее настроению и морскому путешествию. Эвели вышла из каюты и постучала в дверь друида, подавляя искушение ворваться без стука, как это делал он.
      Койрэ направился к двери, ожидая увидеть служанку с завтраком.
      «Хм, удивительно, что она так рано... Вчера явилась, чуть ли не в полдень, а сейчас только солнце взошло...»
      Эльф открыл дверь и замер. Он никак не ожидал увидеть Эвели после того, что она сказала ночью. Акха, однако, видимо подозревала, что эльфийка придет. Волчица вскочила с пола и подбежала к барду.
      - Доброе утро, - произнес эльф, почесывая затылок и невольно путая свои каштановые волосы. - Я не думал, что ты захочешь со мной говорить после того, что я сказал про твоего... человека.
      Синие глаза эльфийки лишь на мгновение задержались на лице эльфа и опустились вниз к волчице.
      - А я и не к тебе, - ответила Эвели, опускаясь на колено и погружая руки в шерсть на мощной шее животного. - Акха, ты глупая дурочка, могла бы очень серьёзно пострадать... Зачем ты обидела моего друга... и меня заодно?
      Акха подняла морду, заглянув в глаза Эвели, а затем то ли тявкнула, то ли просто зевнула и снова улеглась.
      - Она полностью разделяет мое мнение, - произнес друид, глядя на спину Эвели и на ее шикарные иссиня-черные волосы, ниспадающие на плечи. - Он тебе не пара.
      Друид обошел девушку и волчицу и присел на кровать. Эвели не вставая с колен, продолжала гладить зверя. Наконец, она спросила:
      - Уж не хочешь ли сказать, что ты - пара?
      Девушка обернулась и посмотрела прямо в янтарные глаза друида. Как ни странно, выражение её лица не было насмешливым - лишь любопытным.
      «И долго еще она будет надо мной издеваться?» - Койрэ сначала резко вспыхнул, а затем легко улыбнулся.
      - Ну не идеальный вариант, но... скорее я, чем он, - произнес друид, стараясь смотреть в глаза барда, хотя, с каждой секундой становилось все сложнее не отвести взгляд в сторону. Волчица вскочила на лапы и неряшливо лизнула щеку Эвели. Эльфийка поморщилась, отстраняясь от влажного языка Акхи, и неопределённо протянула:
      - Понятно... - Она встала с колен, поправила юбку и покачала головой.- Но дело в том, что люблю-то я его и хочу быть с ним. Так что здесь ты ничего не поделаешь. И было бы очень хорошо, если бы ты не усложнял мою и без того непростую сейчас жизнь вашими склоками и разборками. И не подбивал на это Акху. Я не хочу, чтобы кто-то из них пострадал. И вероятнее всего это будет волчица.
      - Ты его не любишь, - уверенно заявил друид. - По крайней мере, не так сильно, как ты думаешь. Скорее, ты просто убеждаешь себя в любви от безысходности. - Эльф пожал плечами. - А может, просто ты этим восполняешь какую-то пустоту внутри себя, - Койрэ смотрел на девушку, не отрывая глаз. - Я же чувствую. - Друид дружелюбно улыбнулся. - Хочешь малины?
      Эвели открыла было рот, чтобы возразить, но внезапная смена темы сбила её с толку. Она хмыкнула:
      - Давай свою малину.
      Эльфийка села на стоящий возле стола табурет, рассматривая каюту, которая оказалась аскетичной и аккуратной.
      - Ну сначала ее надо вырастить. - Койрэ поднялся с кровати и подойдя к столу, взял пустую глубокую тарелку, накрывая ее ладонями. Раздался шелест, а затем шорох. Друид убрал ладони и протянул девушке тарелку, наполненную до краев красивыми, аккуратными ягодками малины.
      - С чего ты взял, что я испытываю пустоту, безысходность... Мне, знаешь ли, несложно находить себе любовников и поклонников. Это даже можно сказать - моё хобби. - Эвели намеренно его провоцировала, зная, что подобные слова как и её фривольное поведение непривычно для друида.
      - Я не про... это говорю, - Койрэ немного смутился, тема секса была ему слегка неприятна и эльф ее шугался. - Просто тебе не хватало заботы и ласки, никто не мог дать тебе ее по-настоящему, искренне, а не ради... ну ты меня поняла. И поэтому, ты уцепилась за первого, кто был способен на что-то кроме... кроме... секса, - последнее слово Койрэ чуть ли не прошептал. - Хотя, я сомневаюсь, что ему от тебя что-то нужно, кроме этого. Ты ведь очень красива. Любой бы согласился.
      - Спасибо, - ответила Эвели, благодаря то ли за малину, то ли за комплимент. Она с наслаждением съела несколько крупных ягод. - К ней бы ещё стакан молока... Но коровы-то у тебя в каюте не припрятано, не так ли? - девушка улыбнулась. - Ты совсем не знаешь, Фьерна, тебе не приходило в голову, что ты не можешь судить о его чувствах, на основании часа общения?
      - Да, коровы нет, даже козы нет, - рассмеялся Койрэ. - Знаешь, у твоего ничтожества нет никаких чувств, он холоден, как лед. Зачем тебе сдалось такое чудо? - Эльф подошел к Эвели практически вплотную и заглянул в ее глаза. - Ты только подумай. Через двадцать лет он станет уже не таким желанным и привлекательным, еще через двадцать станет стареть и полностью перестанет вызывать с твоей стороны интерес, а еще лет через тридцать умрет. Ты будешь только страдать.
      Эвели вскочила, гневно глядя на друида.
      - Не смей так называть его. Я не хочу больше слышать ни одного подобного слова в его адрес, или ты очень сильно пожалеешь. Я зря пришла сюда!       Оттолкнув Койрэ, девушка поспешила к двери. Друид грациозно, в два шага, догнал эльфийку и схватил за запястье, чтобы задержать.
      - Погоди… Хорошо, я попробую сдерживаться, тебя устроит, если я буду говорить "человек"? Хотя, я понимаю, что это тоже звучит довольно оскорбительно, особенно в сочетание с твоим именем. - Эльф, так и не отпуская барда, продолжил: - Скажи, разве я не прав, насчет того, что ожидает вас в ближайшие пару десятков лет, если ты останешься с ним?..
      Золотые искры в глазах эльфийки перерастали в полыхание костра, когда она, пытаясь высвободить руку из хватки эльфа, смотрела ему в глаза:
      - Говоришь, он холоден? Поверь мне, когда он со мной, этот лёд обжигает так, как тебе и не снилось. Ты сам не знаешь, о чём говоришь, ведь судя по всему, тебе далеко до умений Фьерна? - голос барда звучал издевательски. Койрэ чувствовал, что он краснеет и краснеет, но он смотрел на Эвели, не скрывая стыд.
      - Я про то же и говорю, - эльф немного напрягся, чтобы произнести следующие слова без запинки. - Ему нужен только секс - это очевидно. - Друид приложил ладонь Эвели к своей груди. – Чувствуешь, как бьется? Мое сердце не сковано холодом, к тому же, оно стучит изящно, размеренно, как у любого эльфа. Неужели тебе было сложно найти стоящего парня, а не... этого человека?
      Эвели замерла, заворожённая взглядом друида. На её счастье раздался стук в дверь и она вырвала руку, пряча её за спину и ожидая, когда Койрэ откроет. Её бледное лицо немного порозовело, а мысли спутались.
      Зои отправилась спать незадолго до рассвета, и с удивлением обнаружила, что проснулась буквально через несколько часов. Что-то случилось с ее режимом. Раньше она просыпалась только часам к трем после полудня, а тут... Еще лежа в постели, Зоилит размышляла, что это все из-за того, что она начала новую жизнь. Может ей вообще снова магией заняться?
      Она решительно поднялась, оделась и умылась из кувшина, что стоял на крошечном столике - ну хоть это здесь было. Расчесывая волосы, девушка глядела в маленькое окошко, и ее мысли вновь вернулись к Койрэ. Она отложила гребень в сторону и обратилась к Селюн. Зои редко молилась ей, но плутовка не зря выбрала ее своей богиней. Для Зоилит главным в жизни были любовь и страсть в отношениях между мужчиной и женщиной, и она не могла спокойно пройти мимо того, кто отрицал все это, не пуская в свою жизнь. Завершив молитву, Зои, немного помедлив, слегка распустила шнуровку на тунике, делая вырез на груди более соблазнительным. В конце концов, не на битву же она сейчас идет.
      Плутовка решила снова прогуляться по палубе, теперь уже в солнечном свете. Водная поверхность сверкала как зеркало, от этого у девушки даже заболели глаза, и она поспешила отвернуться от моря. На палубе уже появились первые утренние пассажиры. Видимо, уже привычные к солнечным бликам, некоторые из них смотрели на водную гладь довольно продолжительное время. Зои же умудрилась поймать солнечного зайчика, и была на время полуослеплена. Когда зайчик упрыгал прочь, она обнаружила, что вновь оказалась у кают Эвели и Койрэ. Притянуло ее сюда, что ли? Немного помедлив, Зои приблизилась к двери друида.
      "Может, он уже тоже встал", - подумала девушка. Она хотела предложить ему вместе позавтракать. А там может, еще какая занимательная беседа случится. Подняв руку, плутовка легонько постучалась - если он крепко спит, то, вероятно, и не проснется.
      Койрэ посмотрел на дверь, потом на Эвели, потом снова на дверь.
      «Если это колдун, придется сразу его послать обратно, или отправить за борт, кажется, чайки здесь летают голодные...» Друид открыл дверь и увидел рыжеволосую полуэльфийку.
      - Зоилит? - меньше всего он ожидал увидеть эту девушку. - Ты что-то хотела?
      - Зайка! - облегчённо выдохнув, Эвели схватила плутовку за руку. Сейчас ей хотелось лишь одного - сбежать подальше от Койрэ. - Как хорошо, что и ты на корабле. Пойдём на палубу, попросим, чтобы нам туда подали завтрак. - Девушка потянула рыжеволосую прочь из каюты.
      - Д-да... Я просто хотела пожелать доброго утра Койрэ... - немного растерянно сказала Зоилит, выходя из каюты вслед за эльфийкой и кидая любопытный взгляд на друида - что у них тут опять произошло? Отголоски ночного? - Конечно, пойдем, позавтракаем - я просто умираю от голода. Уже и не помню, когда последний раз ела... Заодно и поболтаем, - улыбнулась она.
      Койрэ на какое-то мгновение опешил, увидев, как Эвели и Зоилит уходят прочь.
      «Хм, отлично, сама пришла ко мне и сама убежала, а затем и другая и минуты не побыла. Каюта что ли проклята?» Друид посмотрел на волчицу.
      - Да, Акха, я дурак. И не надо так на меня смотреть, сам знаю, - эльф печально улыбнулся сам себе.
      Девушки выбрались на залитую утренним солнцем палубу. Матросы, увидев красавиц, заулыбались, а юнга, старательно драящий доски, исполнил для девушек какой-то диковинный танец. Эвели уже успокоилась, и ласково улыбнувшись юному пареньку, попросила его сбегать на кухню и притащить для них завтрак. Она и Зои устроились на специальных скамьях, возле которых стояла пара столов, любуясь искрящейся водой моря. Эвели молчала, пытаясь не думать о словах друида. Зои улыбнулась всем, кто на них смотрел, и устроилась рядом с бардом. У нее было прекрасное настроение, но она видела, что Эвели мучают какие-то мысли, так что плутовка решила отвлечь ее немного.
      - Я так рада, что встретила тебя! Приятно, когда в своем первом морском путешествии есть знакомые лица. Хорошо мы тогда развлеклись, во Вратах Балдура, верно? У нас в гильдии долго потом говорили о Корине и о тебе, - Зои лукаво посмотрела на эльфийку. - Ты произвела неизгладимое впечатление на многих.
      Эвели испытала лёгкую благодарность, когда Зои начала непринуждённый разговор. Вот почему не любящая других женщин, к этой она не испытывала негативных эмоций - столь легкий был у Зои характер.
      - Да уж, Корин заслуживает воспоминаний... - фыркнула эльфийка, с благосклонной улыбкой, принимая у юнги поднос, на котором стояли кружки с ароматным чаем и две тарелки манной каши с яблоками. - Значит это твоё первое плавание? И как, не укачивает?
      - Нет, совсем не укачивает, - помотала головой Зоилит. - Мне даже нравится эта качка - иногда возникает ощущение, будто летишь. Я столько раз бывала в доках и смотрела на корабли, я и представить не могла, каково оно - плыть среди бескрайних морских просторов... В общем, хорошо, что все так получилось, - заключила она и принялась за кашу, которая оказалась очень вкусной.
      Через пару минут Фьерн тихо подошел к Эвели со спины и ласково положил ладони ей на плечи.
      - Ну как там твоя серая приятельница? - мягко спросил он. - Её вроде не должно было сильно помять, чары чисто охранные. Кстати, поздравляю, ты в кои-то веки опередила меня с пробуждением. Выспалась? - Его спокойный серый сейчас взгляд упал на Зоилит. - Представишь меня своей подруге?
      Вздрогнув от неожиданности, эльфийка обернулась, встретив взгляд колдуна.
      - Ты так неслышно подкрадываешься, - пробормотала девушка. - Это Зоилит, моя давняя знакомая. Кстати, Зои, моё настоящее имя Эвели и теперь все называют меня так... А это - Фьерн. Ты, наверное, тоже голоден, милый, я сейчас сбегаю за завтраком. - Почему-то после разговора с друидом, ей было неловко и она встала, чтобы на некоторое время убежать на камбуз.
      Зои подняла глаза на подошедшего мужчину. Вчера она его толком и не разглядела. От него веяло спокойствием, он наводил на мысль об айсберге. Она поспешила проглотить ложку каши, которую только что взяла в рот, и поперхнулась.
      - Рада знакомству, - сказал плутовка, откашлявшись. - Извини, просто ты так неожиданно подошел. Удивляюсь, как я не заметила - у меня очень чуткий слух. Наверное, слишком была увлечена завтраком, - Зои весело улыбнулась.
      - И я рад знакомству, Зоилит, - приветливо улыбнулся колдун девушке, и сел за стол, проводив сосредоточенным взглядом Эвели. Ему не понравилось её поспешное бегство. Иней, привычно оккупировавший плечо колдуна тоже смотрел на Эвели и дергал ухом.
      Зои вдруг заметила котенка на плече Фьерна. Пожалуй, кошки были самыми любимыми ее животными, она даже забросила завтрак и потянула руку к зверьку.
      - Ой... какое чудо! Это твой питомец? Как его зовут? Ему нравится вот так просто сидеть у тебя на плече? Можно его погладить? - забросала она колдуна вопросами.
      - Да, мой, - ответил Фьерн, - его зовут Иней; иногда на плече сидит, иногда в сумке спит, иногда шныряет по окрестностям. Ну попробуй, правда он не слишком жалует незнакомцев и достаточно своеволен. Хотя бывают и исключения.
      Словно почувствовав, что говорят именно о нем, котенок обернулся к Зоилит, соскочил с плеча на стол и стал принюхиваться к девушке.
      - Иней, иди ко мне, пушистик, я тебя поглажу, за ушком почешу, - ласково проговорила Зои, легонько касаясь котенка кончиками пальцев. - Ты такой славный, правда? Мы ведь с тобой подружимся?
      Иней насторожился, внимательно глядя на Зоилит, но погладить себя позволил, хоть и был готов в единую минуту сигануть куда-нибудь. В принципе это был хороший признак.
      Эвели тянула время, любезничая с коком, которого давно уже никто ни о чём не расспрашивал, не интересовался морскими рецептами и просто не хвалил за стряпню. Эльфийка даже согласилась выпить специального чаю, который он предложил - сваренного из морской воды. Гадость редкостная. Наконец, немного успокоившись, Эвели вынесла на палубу поднос, с такой же нехитрой снедью, что и у них с воровкой. Поставив еду перед Фьерном, эльфийка села рядом с ним и взяла кружку со своим недопитым чаем. Бард принялась разглядывать чаинки, складывающиеся в узор, который мог предсказывать будущее.
      Койрэ позавтракал в одиночестве своей каюты. Эльф практически не прикоснулся к каше, но чай выпил.
      - Акха, я поднимусь наверх, проверю, как там девушки, - друид взял тарелку с ягодами и вышел, оставив дверь приоткрытой. Акха видимо тоже захотела подышать свежим воздухом, она тут же поднялась на лапы и поплелась за хозяином. - Только давай сегодня ты никого кусать не будешь.
      На палубе Койрэ ждал неприятный сюрприз. Кроме Зайки и Русалочки там был и Фьерн.
      - Вы так быстро ушли, что я даже не успел отдать тебе это, - эльф протянул Эвели тарелку с ягодами.
      - Спасибо, - взгляд Эвели ничего не выражал, и она пододвинула тарелку к Зои. - Хочешь? Угощайся.
      Несмотря на солнце, заливавшее палубу, в воздухе витало столь сильное напряжение, что даже прогуливающиеся пассажиры старались обходить эту компанию стороной. Корабль упорно плыл к Даггерфорду, хотя расстояние ещё было пройдено не очень большое, но никаких признаков суши уже не было. Зои гладила котенка, задумчиво переводя взгляд с Койрэ на Эвели, с Эвели на Фьерна и обратно. Да... между этой троицей те еще отношения завязались. Хотелось что-то сделать, чтобы разрядить обстановку, но в голову ничего толком не приходило.
      - Малина? - удивленно сказала она, глядя в тарелку. Она попробовала одну ягодку. – Вкусно! Почти как у нас в Берегосте росла. Откуда у тебя свежая малина на корабле? - спросила она Койрэ, а котенок уставился на него и вздыбил шерстку.
      Фьерн, сделавший глоток чаю, бросил на друида устало-недовольный взгляд. Колдун пока не определился, какие чувства в нем вызывает этот эльф, как ни странно не было ни злости, ни ненависти, преобладало раздражение. Койрэ посмотрел на Зоилит и кривовато улыбнулся.
      - Я сам ее вырастил, - ответил друид. - Это элементарно, если пускать силу магии в полезное дело, а не в глупое разрушение, как это делает большинство человеческих волшебников и колдунов, которые так и мечтают показать свою мощь, хоть и представляют собой полных ничтожеств. - Тут эльф перевел взгляд на Эвели. - А ты не хочешь? Кажется, ты говорила, что это твои любимые ягоды...
      Акха нервно помахивала своим коротким хвостом. Она не знала, стоит ли приближаться к Эвели, но и сидеть на месте ей не очень хотелось, отчего приходилось наматывать круги вокруг Койрэ. Напряжение вокруг них и уколы друида нервировали эльфийку и она встала.
      - Нет, я наелась малиной на долгое время, спасибо. Пойду, прогуляюсь...
      Эвели вышла из-за стола и направилась на корму, благо там никого не было. Она надеялась, что свежий ветер выдует все неприятные мысли из головы, оставив там блаженную пустоту.
      Фьерн бросил на Койрэ полный вселенской укоризны взгляд, допил чай, расслабился на стуле и свел ладони вместе. Спустя несколько ударов сердца между ними стал пробиваться белый свет, и повеяло ощутимым холодом, что не могло не радовать под прожаривающим палубу солнцем. Фьерн раскрыл ладони, и между ними оказалась сверкающая на солнце ледяная лилия, лед сложился столь тонко, что была видна каждая прожилочка листьев, стеблей, лепестков - распахнутых или еще свернутых в бутон. Лепестки перезванивая, дрожали на ветру.
      - Конечно, он не проживет долго под солнцем... - тихо заметил колдун, - не более двух часов, но растаяв, он вернется в воздух, в то время, как живой цветок, сорванный и поставленный в вазу обречен увядать и гнить...
      От лилии исходил приятный, но едва уловимый морозно-свежий аромат. Поставив цветок в стакан, Фьерн поднялся, не считая больше нужным слушать нападки юного друида. Койрэ ухмыльнулся, рассматривая ледяную лилию.
      - Искусственный цветок показывает, что у тебя искусственное сердце. Я не понимаю красоту ледяных статуэток, как впрочем, и многие эльфы, - друид на мгновение подумал об Эвели. - Мы вчера не закончили, - друид перекрыл колдуну путь. - Мне кажется, тебе здесь не место. - Эльф посмотрел в холодные глаза Фьерна. - Возможно, это напоминает юношеский максимализм, но моя нелюбовь к тебе намного сильнее и глубже, чем ты думаешь, - добавил Койрэ. - Меня задевает, что ты ломаешь жизнь Эвели. Ты ей не нужен, но она не может это понять, пока ты мельтешишь у нее перед глазами. Секса не хватает? Ну, так незачем использовать ее ради этого, в городах можно найти немало куртизанок, которые тебе подойдут в самый раз.
      Стоя на корме прекрасного, массивного, но изящного "Морского Дракона", Эвели вглядывалась в водную даль, глубоко вдыхая солёный и немного пряный воздух. Теперь, когда её болезнь отступила, драконья кровь не казалась ей чем-то страшным. Возникло желание создать крылья и взлететь - высоко, высоко, ощущая, как вся тяжесть земного притяжения вместе с его заботами остаётся далеко внизу... Она боролась с искушением, чтобы действительно не призвать свои силы.
      - Низводя рукотворную красоту, - чуть назидательным тоном ответил Фьерн, - ты низводишь всех, кто творит в этом мире. Художников, поэтов, скульпторов, ювелиров, кузнецов. В том числе и эльфийских. Возьмем меч, которым ты вчера так рьяно размахивал, ведь это та же, искусственная красота. Кузнец что его сделал, пытался слить воедино молнию и звериный коготь, соединить их в металле. И вкладывал в это свою душу... Скажешь, эльфийки не носят рукотворных украшений? А тот же лед создает природа, я лишь ограняю его... Если ты в состоянии держать себя в руках и не бросаться подобно зверю - пройдемся, - он указал Койрэ в сторону борта, предлагая пройтись вдоль него. - Хм… Скажу тебе вот что, хоть и ненавижу хвастать, тем более такими вещами - я не ломаю девочке жизнь, я её спасаю. Холод единственное - что эффективно и быстро справляется с драконьей кровью. Иначе она бы уже некоторое время как была мертва. Я люблю её и не позволю умереть из-за этих приступов. Её сил не всегда хватает, и бросать я её не намерен и ты мне в этом не помешаешь. Оставь угрозы, исход нашей с тобой драки может быть любым, но корабль всяко не уцелеет. Впрочем, даже если крови и не станет, я все равно не брошу Эвели. А что до плотских радостей... то уж извини, это тебе их, похоже, не хватает, если тебя так задевает, что кто-то другой разделяет их.
      Фьерн что-то ощутил в воздухе. Чуткий к магии, он уловил всплеск драконьей силы, взгляд устремился к Эвели, колдун был готов бросится к ней в ту же минуту. Эльф следовал за колдуном по пятам.
      - Лед спасает ее? К твоему сведению, целительная сила природы может быть более эффективной, жар - это не единственный симптом ее приступов, ты не можешь бороться с безумием, которое способно охватить ее, - Койрэ посмотрел на Эвели, стоящую чуть поодаль. - Она хочет вновь дать своей крови волю. - Койрэ взял колдуна за запястье. Не мешай ей, это ее выбор, ничего противоестественного в этом нет, - друид посмотрел на колдуна. - Пока она контролирует ситуацию. Но я чувствую, как закипает ее кровь... Не лезь. Если ты сделаешь хоть шаг в ее сторону, я тебя убью, мне будет жаль, что погибнут многие люди, придется долго исправлять это, но... не трогай. Я хочу узнать какая ее сторона победит.
      - После твоего исцеления она еще долгое время приходила в себя, - хмыкнул колдун. - А если в ней победит дракон? Ты ведь сразу убьешь её, - Фьерн с трудом сохранял спокойствие. - Я помню и её слова и твои. Впрочем, это уже не понадобится, - слова старого звездочета из Аткатлы звенели у него в ушах, - драконья кровь убьет её. Не только эльфа в ней, но и её саму.
      Зоилит проводила взглядом Эвели, затем и Фьерна с Койрэ, и в результате осталась в одиночестве. Девушка мало что могла сейчас сделать для них, и это ее раздражало. Вмешаться в беседу она не смела, потому что мало понимала, что происходит. Воровка с восхищением разглядывала лилию, созданную Фьерном. Это было настоящее искусство, что бы ни говорил по этому поводу Койрэ. Она отнесла грязную посуду с недоеденным завтраком на камбуз и решила прогуляться, держась неподалеку от своих новых знакомых.
      Эвели закусила губу, сдерживая желание воспарить в небо, дать крови волю, почувствовать мощь драконьей магии, пробегающей по венам, её силу и власть. Эльфийка вцепилась руками в борт корабля, а внутри неё боролись две сущности. Когда она только получила эти силы ей хотелось в полной мере ощутить их могущество, быть одним целым с драконьей натурой, знать те тайны мироздания, что были доступны Ардалиону. Теперь его не было рядом и не было нужды взлетать... Теперь для полёта было достаточно прикосновений Фьерна и его взгляда, лёгкого и порой сурового, словно разряженный горный воздух. Она обернулась и посмотрела прямо в глаза колдуна. В них читались поддержка и любовь, что удерживали её на земле.
      Эвели отвернулась, снова глядя на горизонт, и моргнула. К её удивлению там возникла тёмная точка. Похоже ещё один корабль. Пока лишь зоркие глаза эльфийки могли разглядеть корабль на горизонте, судя по тому, что никто из матросов не подавал сигнала. Впрочем, может это было совпадающее по маршруту торговое судно. Хотя двигалось оно довольно быстро. Какая, в сущности, ей разница. Эвели чуть улыбнулась, глядя на безоблачное голубое небо.
      - Я не буду ее убивать, если все пойдет не так, я постараюсь помочь ей слиться с природой, найти гармонию внутри себя..., - Койрэ сделал паузу, - разве что все пойдет не так, как мне хочется... - Друид посмотрел на Фьерна. - Я не понимаю, чего ты боишься?! Если направить ее мощь в нужное русло, с ней ничего не случится. Я думаю.
      - Это ты так думаешь. - На лице Фьерна отражалось неподдельное беспокойство за Эвели, проступавшее даже, несмотря на всю его выдержку, не будь которой корабль уже давно пошел бы ко дну. - Ни ты, ни я - не Алый Дракон, что бы направлять ту силу. Она выжжет её изнутри, уничтожив даже физическое тело... - Магия дракона ослабла. Фьерн почувствовал это и медленно выдохнул. - К тому же, насколько мне известно, ты ненавидишь драконов. Глядя на твою импульсивность я, уж извини, вряд ли могу поверить твоему слову... что ты не тронешь её после обращения... даже если она выживет, - выдернув руку из пальцев Койрэ, Фьерн направился к Эвели.
      - И откуда такая информация? Эвели рассказала? Или ты разнюхивал относительно меня? - друид пошел следом за ним. - В любом случае, она эльф, а не дракон, даже если она может отрастить крылья или изрыгать пламя.
      Фьерн повел плечом, мол, не вижу смысла распространяться на эту тему. Друид слишком многого не знал и не понимал, а просвещать его у колдуна не было ни смысла, ни желания. Колдун просто оперся о фальшборт, рядом с эльфийкой и мягко с беспокойством заглянул в сапфиры ее глаз. Тут же к ним приблизился друид.
      - Ты снова хочешь вызвать драконью силу? Разве ты не помнишь, о чем мы с тобой говорили при нашей первой встрече? - Койрэ посмотрел в яркие глаза девушки.
      Окружённая с обеих сторон, Эвели посмотрела сначала на Фьерна, затем на Койрэ. В глазах друида ей почудилось нечто опасное - он всё-таки был эльфом и долгожителем по людским меркам, как и у всех эльфов - у него были свои тайны. Несмотря на кажущуюся наивность, в нём дремала древняя сила. Девушка сделала несколько шагов назад и практически спряталась за плечом колдуна, вцепившись ему в руку. Глядя оттуда на Койрэ, она ответила:
      - Если я решу её призвать, это будет такая мощь, что и тебе с ней не справиться. Так что будь счастлив, что я передумала...
      - Я не об этом, - Койрэ посмотрел вдаль. - Я говорил, что не убью тебя, пока ты можешь себя контролировать. - На горизонте эльфа привлекла точка, которая с завидной стремительностью увеличивалась. Это был какой-то корабль. Корабль, который плыл в их сторону. - И, к слову, я рад, что ты не стала превращаться, - эльф вновь посмотрел на Эвели. - Но я верил, что ты сделаешь правильный выбор.
      «Хм, странная они пара. Конечно, они друг друга любят, это чувствуется, но любовь эта слишком... неправильная. К тому же, очевидно, что она спонтанна и не так крепка, как кажется...»
      Теперь корабль приблизился и вырос до того размера, что и Фьерн смог заметить его на волнах, идущих прямым курсом на них. Чем-то он колдуну не понравился. Фьерн положил ладонь поверх пальчиков Эвели и ободряюще сжал. Эльфийка увидела, что это парусник, как видели и все матросы, во главе с капитаном. Судя по хмурому выражению лица Дэниэлса, эта встреча явно была не запланирована. Эльфийку удивляло, что парусник плыл подозрительно быстро, учитывая слабость ветра. Корабль приблизился практически вплотную. Черные паруса, заколдованные магическим ветром, устрашающе развевались, двигая судно к "Морскому Дракону".
      - Сдавайтесь, - с корабля раздался громкий и сильный голос, Койрэ сразу заметил, что громкость была эффектом заклинания, но не знал какого именно. - Отдайте нам женщин и золото и тогда мы не тронем вас.
      «Как мило с их стороны сделать столь заманчивое предложение». Койрэ был уверен, что капитан Дэниэлс будет против такого обмена жизни на дам и деньги.

0

7

Глава 6.
      - Пираты, - прошипел Фьерн, едва ли не выплюнув это слово. - Думаю, мне стоит переброситься парой слов… Эвели, - мягко продолжил он, - ты поможешь мне убедить капитана, что такой обмен не разумен? - Колдун почувствовал, что на корабле, скорее всего, есть маг, но это его ни капли не волновало.
      - Конечно, - девушка совсем не боялась, разглядывая вражеский корабль прозрачными синими глазами. Бард потянула колдуна за собой, и они оказались рядом со старым морским волком.
      - Вы же понимаете, что, даже получив желаемое, они вряд ли отпустят ваш корабль целым и невредимым? - спросила эльфийка, заглядывая в глаза Дэниэлса. Лицо мужчины было сурово, когда он разглядывал непрошеных гостей, приложив ладонь козырьком ко лбу.
      - Вы зря сомневаетесь во мне, леди. Я не первый год плаваю в этих водах. Никогда ещё не шёл на сделки с пиратами.
      Акха подбежала к Койрэ, громко рыча.
      - Да-да, я их уже вижу, - друид сначала собирался рвануть в свою каюту за мечом и доспехами, но затем ему на ум пришла более интересная идея. Пираты тем временем громче и грубее повторили свое предложение. «Да уж, драки точно не миновать».
      - Конкретно эти вам не знакомы? - спросил Фьерн у капитана. - Похоже у них маг. Хотелось бы знать о них, все что возможно. Но в любом случае при обороне корабля можете рассчитывать на меня и мою магию.
      При появлении пиратского корабля у Зоилит возникло нехорошее предчувствие. А раздавшийся с корабля голос заставил ее вздрогнуть. Плутовка узнала Олфа, морского приятеля Кирса. Вся эта ерунда про женщин и золото - наверняка Кирс надоумил. Решил хоть как-то досадить Зоилит напоследок, наверное. Только вот признаваться, что эти пираты здесь появились, скорее всего, из-за нее, Зои не собиралась, только поближе подошла к Эвели и остальным. Стоило взять арбалет из каюты, но и магия ее могла пригодиться. Было похоже, что пираты особо не рассчитывали на то, что корабль сдастся. С палубы "Морского дракона" можно было разглядеть беспорядочные движения матросов – кажется, они заряжали нечто, похожее на баллисту. Говоривший отвернулся на некоторое время и, отдав несколько приказов прокричал:
      - Ваше время истекло! Приготовьтесь к встрече со смертью!
      Видимо на борту находился какой-то маг средней руки, потому что на палубу "Морского Дракона" обрушился ледяной дождь - даже не глыбы. Вреда причинил он немного, разве что синяков наставил. Эвели находилась рядом с Фьерном и его охранная магия как обычно защитила обоих.
      Ледянной град, наколдованный волшебником с пиратского корабля был настолько нелепым, что не причинил Койрэ никакого вреда, разве что один из осколков расцарапал ему ладонь с тыльной стороны, а другой больно стукнул по голове.
      - Это более чем смешно, - проговорил друид. - Надеюсь, они не собираются драться такой позорной магией. - Друид взмахнул рукой, призывая вепря, готового наброситься на любого пирата. «Ну же, атакуйте, хватит тянуть время!..»
      Пираты попытались взять "Морского Дракона" на абордаж. Корабли сблизились еще чуть-чуть и Фьерн сумел довольно четко разглядеть находящихся на вражеском судне. Лицо колдуна было невозмутимо сосредоточенным, сперва он прочитал Определение Магии, чтобы выявить противника: когда сияние замерцало над головой неприметного полурослика в балахоне, колдун, не задумываясь, направил в него прицельный Ледяной Луч. Не останавливая движений рук, он сложил новый пасс, и произнес слова заклинания - их с Эвели окутала призрачная дымка, отклоняющая шальные снаряды и мешавшая прицелиться. Колдун хотел снять мага первым, не исключено, что недобуря была лишь "разведкой боем".
      Капитан Дэниэлс уверенно и привычно отдавал приказы, так что с "Морского Дракона" уже летели стрелы в сторону вражеского корабля. Вскоре стало возможным разглядеть лица пиратов, собирающихся перепрыгнуть на борт "Дракона". Жалея, что некогда сбегать за луком, Эвели рванула ближе к борту и запела заклинания - пираты в большинстве своем оказались людьми, и она собиралась легко и просто усыпить некоторых. А дальше уже - дело моря...
      Главной проблемой для "Дракона" оказалась баллиста - первый из снарядов сбил одну из мачт, лишь по случайности не пробив ни одной переборки. Несколько матросов уже были ранены, но пока - ничего серьёзного, к счастью, не наблюдалось.
      Вражеский маг отразил заряд колдуна и понял, что раскрыт. Полурослик воздел руки, укутанные в широкие рукава мантии, и вода превратилась в воронку. Через несколько секунд, из неё возникло ужасающее размерами существо - водный элементаль, напоминающий гигантскую каплю воды, который с быстрой скоростью двинулся в сторону "Морского Дракона".
      Зоилит отбила почти все ледяные осколки благодаря наручам, лишь один задел левое плечо, разорвав рукав и оставив царапину, а второй впился в спину. Когда дождик прекратился, девушка быстро окутала себя магическим щитом, затем подобралась поближе к борту корабля, стараясь оставаться незаметной, и отправила в пиратов заклинание Цветные Брызги. Вроде бы простое, а если не увернешься, то либо уснешь, либо будешь оглушен или ослеплен. Она задержалась на мгновение, оценивая нанесенный урон, и не сразу заметила водного элементаля. Зато его заметил Койрэ, который обреченно смотрел на существо, за считанные мгновения оказавшегося на палубе и двигающегося в сторону Фьерна.
      «Отлично, только элементалей нам здесь не хватало. Акха, утащи мою одежду в каюту. Ну, когда она станет не нужной». Парень поднял голову к небу, произнося на эльфийском одно из друидских заклинаний. Кожа эльфа тускло засветилась, затем начала лопаться, выпуская пар, невесть откуда взявшийся внутри Койрэ. Друид развел руки в стороны, глубокие раны-трещины стали светиться так ярко, что вместо эльфа можно было видеть только сияющий девственно-белым светом силуэт. Его одежда повалилась на пол, свет стал рассеиваться... Вместо Койрэ на палубе стоял прозрачный, словно сотканный из воздуха силуэт. Эльф начал вращаться на месте с такой скоростью, что через несколько мгновений превратился в плотный воздушный вихрь, в центре которого еле улавливался эльфийский образ. Вихрь увеличивался с невероятной скоростью, пока по своему размеру не превысил размеры водного элементаля. Мощная воздушная воронка молниеносно влетела в жидкое тело созданного полуросликом существа, разрывая его на множество кусков, которые, стукаясь о корабль, разбивались на мелкие капли. Воздушный элементаль, которым обратился друид, призвал молнию, уничтожившую водного монстра окончательно. Койрэ развернулся в сторону полурослика и, взмыв в воздух, направился к кораблю пиратов. Вражеский маг, запаниковав, создал огненный шар, тут же полетевший в воздушного элементаля, увернувшегося от заклинания без особых усилий. Пылающая сфера ударила в борт "Морского Дракона" взрывая небольшую часть палубы и поджигая корабль.
      Друид, подобравшись вплотную к полурослику, навалился на него всей своей массой, ветер внутри воронки был настолько мощным, что с мага сразу же начало сдирать кожу. Полурослик истошно заорал, отбрасывая элементаля звуковой волной. Энергия заклинания получилась настолько мощной, что оглушила Койрэ. Эльф принял гуманоидную форму и, потеряв сознание, упал на борт пиратского корабля. Полурослик схватил себя за лицо, пытаясь остановить поток алой крови.
      Фьерн выругался, видя, что творит с палубой огненный шар; вспоминая старые уроки отца, он припомнил, как в одном заклинании читать сразу два. Первым оказалась Ледяная Буря, призванная погасить возникший пожар. Ледяные глыбы, подлетая к пламени, обращались в воду и гасили огонь. Но была еще и баллиста, на неё колдун направил второе заклинание - Звуковую Сферу, не слишком большая, она точно ударила в механизм, разнося его на части и раня акустической волной приставленных к баллисте стрелков.
      Тем временем несколько пиратов, что пробились на корабль, окружили колдуна. Из оружия у Фьерна сейчас был только кинжал за ремнем, так что он не стал даже пытаться вступать в рукопашную с несколькими дюжими головорезами. Частично принимая удары на волшебный щит, частично уклоняясь, колдун призвал на ближайших врагов Магические Ракеты.
      Когда огненный шар ударил в борт, он разметал всё, что находилось рядом. Это была именно та часть, где стояла Эвели. Благодаря её пению несколько врагов очарованные упали в море, и пошли ко дну. Эльфийка же отлетела от борта, ударившись о груду сваленных канатов. Огонь не повредил ей, так как драконья кровь всё ещё защищала барда, но здоровый синяк на спине и пониже был ей обеспечен. Постанывая, она поднялась на ноги, потирая ушибленные места и оглядывая корабль. Мимо неё несколько моряков бежали на помощь Фьерну. Эвели призвала лютого вепря, который также бросился на врагов колдуна, яростно разметав их ряды. Бард запела Погребальную Песнь, направив её на оставшихся на вражеском корабле пиратов. Те попадали на колени, зажав уши и отчаянно пытаясь спастись от тоски, что не давала нормально соображать и разъедала душу и тело.
      Капитан Дэниэлс отдал приказы, и часть команды перебралась на пиратский корабль, приканчивая находящихся там врагов. В глазах моряков Эвели заметила азартные, кровожадные огоньки, заставившие барда невольно улыбнуться.
      Цветные Брызги, наколдованные воровкой, задели нескольких пиратов, выведя их на некоторое время из строя. Поэтому Зоилит отвлеклась, широко раскрытыми глазами наблюдая за превращением Койрэ - она никогда прежде не видела подобной магии. К счастью, девушка оказалась достаточно далеко от места удара огненного шара, но все же не устояла на ногах, упав на колени. Отделавшись парой синяков, она поднялась, держась за борт, и пытаясь понять, куда делся Койрэ. Затем увидела бьющегося в агонии полурослика, а неподалеку - друида, лежащего без сознания на палубе пиратского корабля! Не тратя времени на раздумья, девушка выхватила кинжал и перебралась на вражеское судно.
      Зоилит бросилась к друиду, и через мгновение отравленный кинжал впился в бок пирата, занесшего меч над Койрэ, и тот, захрипев, свалился рядом, не успев понять, откуда пришла смерть. Зоилит склонилась над эльфом, пытаясь привести его в чувство, и к своему удивлению обнаружила, что парень лежит без одежды.
      «А у него прекрасное тело», - мелькнуло у Зои в голове, но времени любоваться не было. Оглядевшись, она увидела, что большая часть врагов повержена, к тому же на пиратском корабле появились матросы "Морского Дракона". Нужно было перенести Койрэ в безопасное место. Девушка прочитала заклинание, увеличившее ее силу в несколько раз, кое-как подняла друида, и стала пробираться обратно на свой корабль.
      Койрэ чувствовал, что его несут на руках. До конца не понимая, что происходит, он слышал вокруг страшный грохот, отчего у него закладывало уши.       «Дьявол... Что со мной? Я сплю... Наверное... Но почему у меня все тело ломит и голова раскалывается... Хм, к тому же я... Так…»
      Эльф напрягся, приоткрыв глаза. Его, оказывается, несла Зоилит, та самая полуэльфийка, которую он защитил от бандитов.
      «Это же пираты... Битва все еще продолжается! Так, а почему мне холодно? О, боги. Я же голый!..»
      Койрэ дернулся, спрыгивая с рук девушки. Ладонями он рефлекторно прикрыл паховую область, грозно посмотрев на полуэльфийку.
      - Ты не видишь, что я голый?! - друид смущенно уставился в пол. Тут же в его ногу ткнулась Акха, державшая в зубах штаны и кофту парня. Друид быстро схватил одежду и облачился в нее. - Так намного лучше...
      - То, что ты голый, я заметила, - сказала Зоилит, и в ее взгляде заиграли веселые искорки. - Но когда мне пришлось выбирать между соблюдением приличий и спасением твоей жизни, я выбрала второе, извини. - Она с интересом наблюдала, как тот поспешно одевается. - Я вообще не понимаю, чего тебе стесняться. У тебя прекрасное тело, - сказала она, улыбнувшись.
      - Я не стесняюсь, просто... - Койрэ нахмурился. - Насколько я знаю, вы, городские жители, относитесь к наготе более серьезно, чем мы - жители леса. А то, что я красивый, я знаю, - заметил Койрэ, бросив взгляд на Зоилит.
      Продолжая улыбаться плутовка огляделась.
      - Кажется, мы тут одни остались, на пиратском корабле. Перебираемся на "Морского Дракона"?
      С помощью магии, моряков и вепря Эвели, Фьерн наконец высвободился из враждебного кольца, его магический щит уже почти развеялся, но колдун не стал тратить силы и время на его восстановление. Перепрыгнув через несколько тел, он вскочил на толстенную бухту каната, а оттуда на штабель укрепленных на палубе бочонков. С высоты колдун сразу отыскал глазами Эвели, к счастью девушка выглядела целой хоть и слегка помятой, потом в глаза бросились Зоилит и Койрэ. Тут колдуна отвлек какой-то блик из-за канатов пиратского корабля, капитан флибустьеров прицеливался из арбалета... Фьерн прорычал заклинание, вызывая длинный и гибкий ледяной жгут, что ударил в капитана пиратов, обвил его и потащил на палубу "Дракона".
      Бой подходил к концу, на пиратском корабле не осталось никого живого, кроме Койрэ и Зоилит, а капитан пиратов теперь был во власти Дэниэлса. Эвели, осматривая по пути разгром, двинулась к Фьерну. Кроме их четверки из пассажиров помогали лишь двое - важного вида дворф, вытирающий сейчас липкую от крови секиру и худощавый мужчина с тонкой рапирой.
      Друид создал огромный корень, который пророс прямо из пиратского корабля до палубы "Морского Дракона" и Койрэ грациозно перебежал по нему, оказавшись на своем корабле. Зоилит, не теряя времени, последовала за ним. Она на секунду задержалась, глядя на Койрэ сверху вниз. Морской ветер растрепал волосы, создав вокруг головы девушки что-то вроде рыжего ореола. Казалось, она хочет что-то сказать, но затем Зои молча спрыгнула на палубу. Прыжок отозвался болью в спине - она только сейчас вспомнила, что ее ранил ледяной осколок.
      Передав пиратского главаря капитану Дэниэлсу, и развеяв ледяной магический щуп, Фьерн соскочил с бочек и канатов и поспешил навстречу Эвели.
      - Ты в порядке? - встревоженно спросил колдун, окидывая эльфийку с ног до макушки пристальным взглядом. Поняв, что серьезных повреждений у барда вроде бы нет, он крепко обнял её. Эвели ответила на объятие и поцеловала колдуна в щёку.
      - Да, всё нормально... Отделалась синяками на нежных местах, - она засмеялась. - Но мне явно повезло, в отличие от него... - девушка указала на дымящиеся останки несчастного моряка, который попал под тот же огненный шар, что и она.
      Несколько матросов держали пиратского главаря, а Дэниэлс, не стесняясь, выбивал из него слова раскаяния. Койрэ, не обращая на них внимания, подошел к Эвели и Фьерну, глядя на девушку.
      - Ты не ранена? Кажется, огненный шар, направленный в меня, чуть не угодил в тебя... Извини. - Друид повернул голову в сторону капитанов и нескольких матросов. - Он все еще жив? Мне кажется, его надо убить... Его нападение подвергло всех нас огромной опасности. Повезло, что почти никто не погиб, - эльф вновь повернулся к влюбленным. - Жаль, конечно, что погибли не те, кто должен был умереть.
      Эвели пронзила друида яростным взглядом и еле сдерживаясь, сжала кулачки. Она демонстративно отвернулась и посмотрела в любимые лиловые глаза.
      - Надеюсь с тобой тоже всё в порядке, Фьерн...
      Эльф ухмыльнулся, наблюдая за поведением барда.
      «Она специально меня игнорирует? Могла хотя бы ради приличия сказать, что простила меня. Хм, почему ее отношение ко мне так быстро изменилось? До того, как здесь появился этот дряной колдун она была очень мила со мной...»
      - Еще она рубаха попорчена, но это мелочи, - ответил колдун, отделавшийся несколькими ссадинами, порезами и царапинами. - Как только все успокоится, я прошу тебя заняться твоими синяками.
      Тем временем, Зоилит, болезненно морщась, пробовала дотянуться до раны на спине, но слишком уж на неудобном месте та располагалась. Решив разобраться с ней позже, девушка сделала несколько шагов вперед, и обнаружила, что оказалась недалеко от двух капитанов. Предводитель пиратов, болтающийся в руках двух крепких матросов, поднял разбитое лицо, и его маленькие чёрные глазки впились в Зоилит.
      - Ты! Кирс сказал, что ты тоже плывёшь здесь, среди других красоток и золота! Что он продал тебя здешнему работорговцу! И что на корабле лишь несколько матросов! Он не сказал, что тут будут маги! - проревел мужчина, вырываясь, словно бешеный зверь. Один из матросов не смог удержать его и пират бросился к рыжей воровке, повалив её на палубу, затем резко вскочил и держа невесть как оказавшийся у него нож, прижал его к горлу девушки, рывком ставя её на ноги. От удара при падении у Зои перехватило дыхание и потемнело в глазах, нож впивался в горло, но она все же смогла проговорить:
      - Ты дурак, Олф, если повелся на байки Кирса. Кто отправит корабль с золотом и рабынями без хорошей охраны?
      - Так они здесь из-за тебя? - друид нахмурился. - Какого черта ты с нами поплыла?
      Фьерн увлек Эвели в сторону, подальше от озверевшего моряка, потом развернулся с ледяной сферой в руках, но его магия уже не понадобилась. Койрэ взмахнул рукой. Вспышка яркого света ослепила капитана пиратов. Друид рывком прыгнул к мужчине и резко свернул ему шею. Раздался громкий хруст, и труп пирата повалился на пол. Взгляд парня упал на рыжеволосую девчонку:
      - Ты во всем виновата.
      Нож пирата, выпав из его руки, скользнул вниз, оставив длинную глубокую царапину на груди Зои и воткнувшись в палубу в опасной близости от ее бедра. Яростно моргая, пытаясь избавиться от световых зайчиков в глазах, она выбралась из-под тела пирата и услышала последние слова Койрэ. Плутовка тут же вспыхнула.
      - Да, конечно, я во всем виновата! Давай сбрось меня теперь за борт на корм акулам, восстанови свое дурацкое равновесие! - прошипела она.
      - Оставь её в покое, Койрэ! - воскликнула Эвели, пребывавшая после схватки в хорошем расположении духа. Она подошла к Зоилит и помогла той подняться. - Эти пираты просто искали жертвы полегче и они прогадали. Пойдём, Зои, нам необходимо отдохнуть и прийти в себя. Фьерн, - она обернулась к колдуну, - мы пойдём в каюту, будь милым и принеси чего-нибудь вкусного с камбуза. Например, рому.
      - Спасибо, - сказала Зоилит Эвели, поднимаясь на ноги. Высказавшись, она почувствовала некоторое облегчение, но все же взгляд, который она бросила на друида, следуя за эльфийкой в каюту, был довольно холоден. Фьерн кивнул Эвели.
      - Как скажешь, солнце, - и направился было на камбуз, но его остановил голос капитана.
      - Спасибо за помощь, нам повезло, что такие хорошие маги оказались на корабле, иначе "Морскому Дракону" пришлось бы не сладко. - Дэниэлс почесал затылок и посмотрел на разгром, вздыхая.
      - Все в порядке, сэр, - ответил колдун, - оказаться в нужное время в нужном месте иногда удается и я рад, что помог избавить мир от еще одного любителя легкой поживы. - Отсалютовав по-военному, колдун пошел за ромом.
      Койрэ нахмурился. «Вам не повезло, что вы взяли с собой рыжую девчонку, без нее все было бы только лучше!»
      - Да не за что, - произнес друид. - Все могло быть еще хуже...
      Эльф развернулся и направился в каюту к Эвели и Зои. Его мучило два вопроса. Почему так разозлилась Зои, ведь, по сути, он был прав и она действительно виновата в том, что погибли несколько людей. С другой стороны, возможно, его слова прозвучали резко и стоило извиниться. Ну и так же Койрэ волновала Эвели, которая упрямо игнорировала его, а если и обращалась к нему, то довольно грубо. Постучав в дверь каюты, где были Русалочка и Зайка, Койрэ осторожно зашел внутрь.
      - Я хотел... это... - Койрэ немного замешкался, раньше он никогда не извинялся. - В общем, прости меня за то, что я сказал на палубе, - эльф посмотрел на рыжеволосую девушку. Зоилит сидела на стуле обессилено ссутулив плечи.
      - Эвели, ты не посмотришь, что там с моей спиной - болит ужасно, - попросила она, снимая порванную тунику, под которой обнаружилась кофточка без рукавов из тонкой, почти прозрачной ткани. - Да и грудь тоже... Этот дурак Олф... как он вообще в главари пиратов-то сумел выбраться...
      Когда появился Койрэ с извинениями, Зои немного удивленно посмотрела на него, она совершенно не ожидала подобных слов.
      - Прощаю. Просто не всегда стоит смотреть на вещи в мировом масштабе, - сказала плутовка, слегка улыбнувшись. Зоилит сидела к нему в пол оборота, и в свете, льющемся из окна, была прекрасно видна ее грудь, обтянутая лишь тонким материалом. Впрочем, сейчас там красовался уродливый порез, что несколько портило впечатление. Койрэ немного смутился.
      - Я бы мог... вылечить, - протянул он. - Царапина останется, но будет намного менее заметной... - затем он перевел взгляд на Эвели: - А ты объясни, почему ты так груба со мной? От колдуна какую-то заразу подхватила, что ли?
      Эвели занималась ранами Зои и практически отмахнулась от слов друида.
      - Ты груб с моим любимым, так что не пойму, что тебя удивляет, - пробурчала эльфийка и сказала вошедшему с подносом Фьерну, чтобы тот поставил напитки и еду на стол у стены. - Куда спрятался Иней?
      - Я груб с твоим любимым? Хм, я что-то твоих любимых не видел здесь, - эльф ехидно улыбнулся. - Только человеческое отродье с которым ты... хм... спишь, да и только. - Койрэ подошел к девушкам поближе, полностью игнорируя Фьерна.
      - Слушай, - Эвели встала перед друидом, сложив руки на груди и глядя ему прямо в глаза. - Раз ты не можешь вести себя прилично в компании, будь любезен выйди из моей каюты. Пока я ещё предлагаю... Хватит испытывать моё терпение или не заметишь, как станешь головешкой. Поверь, это очень просто и быстро...
      - Я веду себя прилично! - воскликнул Койрэ. - Это ты ведешь себя неприлично, разве нет? Я перед тобой ходил в полупрозрачном нижнем белье? Я разве пытался тебя соблазнить? - Эльф ехидно улыбнулся. - Ну да ладно, если ты так настаиваешь, я могу вести себя немного потише... - друид ухмыльнулся. - Если ты меня потом за это чмокнешь. - Койрэ, конечно, был бы не против, если бы Эвели так поступила, но этой фразой он больше хотел задеть Фьерна, нежели добиться поцелуя барда.
      У Фьерна зачесался кулак, от желания двинуть нахальному друиду по физиономии. Оскорбления в свой адрес совершенно не трогали колдуна. Это как ни странно напоминало ему сцену, во время которой мелкая собака облаивает большого флегматичного пса. Но вот нападки на Эвели... Поставив принесённое на столик, он подошёл к Койрэ и ледяным тоном сказал.
      - Леди устала и твоё общество её похоже тяготит. Будь так любезен, оставь её либо перестань нести чушь.
      «Нет, ну не мог кто-нибудь зарезать этого колдуна на палубе? Как он меня раздраж-жает... Человек, а строит из себя непонятно кого. На самом же деле пустышка: ни ума, ни силы». Все мысли друида, буквально отразились на его лице.
      - Скорее это твое общество, ее тяготит…
      Зои переводила взгляд с Эвели и Фьерна на Койрэ. Если приглядеться, можно было увидеть, как заряжен воздух между ними. Казалось - протяни руку, электричеством ударит. Она усмехнулась своему сравнению, но в следующее мгновение почувствовала, как у нее закружилась голова, ее замутило, и по телу разлилась противная слабость. Рана на груди просто горела. Побледневшая девушка сдавленно охнула, узнавая симптомы отравления - ну да, разве может у главаря пиратов быть обычный кинжал. Она сползла со стула на пол, прошептав:
      - Помогите, кто-нибудь...
      Эльфийка хотела что-то сказать Койрэ, но Зои отвлекла её внимание. Бард подхватила воровку под руки и заглянула ей в лицо, раскрыв веки - белки глаз странно пожелтели.
      - Кажется это яд, действующий на печень...
      Отрава быстро распространялась по телу девушки, причиняя адскую боль. Это был один из редких быстродействующих ядов, что убивает за несколько минут, но амулет на шее воровки задержал его действие. Зато теперь яд начал работать во всю свою силу, туманя рассудок. Сквозь какую-то дымку она видела расплывчатые лица Эвели и Койрэ, потом рана загорелась, и в какой-то момент взорвалась болью, заставив Зои негромко вскрикнуть. Друид склонился над Зоилит, вновь делая вид, что колдуна здесь нет.
      - Просто яд... Ничего, я могу его вывести, правда, будет немного больно... - Эльф прикоснулся к ране, чувствуя легкую неловкость, при виде полуобнаженной девичьей груди. Яд был довольно сильный, но вывести его было не так сложно. Немного сосредоточившись, Койрэ стал произносить заклинание. Из раны повалил зеленоватый дым, а затем раздался звук хлопка. Друид убрал от девушки руки. - Ей должно стать легче, - пообещал эльф, поворачиваясь к Эвели. - Ну так что насчет поцелуя?
      Видя, что от друида большей помощи не дождаться, Эвели попросила Фьерна помочь ей положить ослабевшую Зои на кушетку и принесла для неё подушку. Бард чувствовала досаду, не зная как отвязаться от Койрэ и дать ему понять, что она действительно любит Фьерна. Девушка подняла глаза на колдуна и беспомощно пожала плечами. Фьерн отвернулся от Койрэ и, подойдя к Зоилит, подхватил девушку на руки и отнёс на кушетку. Чуяло его сердце, что их дела с друидом идут к серьёзной драке. Устраивать безобразные разборки посреди корабля не хотелось, но, похоже, придётся.
      Койрэ тяжело вздохнул, понимая, что Эвели находится не в том расположении духа, чтобы в очередной раз капать ей на мозги и расписывать все недостатки Фьерна. Более того, с каждой его фразой относительно колдуна, друид сам все больше и больше усиливал свое негативное отношение к этому человеку. Парень посмотрел на Зои, которая постепенно приходила в себя. Визуально пока это не было видно, но ее организм боролся с ядом. Койрэ чувствовал себя неуютно, атмосфера в каюте была накалена до предела.
      Эвели села в ногах Зои и налила себе рому в стакан, бросив туда кусок лимона. Практически не поморщившись, она выпила напиток несколькими глотками и налила новую порцию. Ей хотелось побыть наедине с Фьерном, они ведь так давно не виделись толком, всё какими-то урывками. Теперь все словно сговорились мешать им, особенно один настырный эльф.
      - А где мой любимый Иней? - снова спросила девушка колдуна.
      Фьерн взял подушку и положил Зоилит под голову. Только он собрался ответить Эвели, как белый котёнок вылез из-под кровати и обтёрся о сапог Фьерна, принюхался к Зоилит, фыркнул на Койрэ и запрыгнул Эвели на колени.
      Зоилит быстро становилось лучше, словно процесс пошел в обратную сторону. Она открыла глаза, оглядела каюту, сразу заметив новое облако напряжения, повисшее между присутствующими. Нужно было что-то делать, и она поднялась с кушетки, слегка пошатнувшись от слабости.
      - Спасибо, что спасли меня... - проговорила девушка. - Мне право неловко - я доставила вам столько хлопот... Я.. я пойду к себе. - Она подобрала тунику и двинулась к двери, вновь качнувшись. - Койрэ, пожалуйста, проводи меня, я сама не дойду, - девушка коснулась его руки, просительно глядя в глаза. Она выглядела сейчас по-особому мило, с растрепанными волосами и в тоненькой кофточке. На бледном лице слегка проступил румянец.
      - Я тебя отнесу, - сухо произнес эльф, поднимая рыжеволосую девушку на руки. - Спокойной ночи, Эвели, - бросил Койрэ, удаляясь из каюты.
      «Отлично, и зачем, Зоилит, тебе так понадобилось к себе в каюту? Теперь этот человечишка снова будет лапать Эвели. И как она так низко пала, что отдается этому...»
      Друид вошел в каюту Зайки и осторожно положил девушку на кровать.
      - Ты в порядке? Мне с тобой посидеть или ты будешь спать? - эльф смотрел на Зои с некоторой обреченностью.
      «Из-за нее чуть половина людей на корабле не погибла, а я теперь еще должен с ней нянчиться... Слишком много добра в последнее время, Койрэ, весы уже перевешивают».
      Зоилит приподнялась на локте, глядя на Койрэ голубыми глазами.
      - Не уходи, - попросила она. - Я.. я не хочу, чтобы ты чувствовал себя нянькой или сиделкой, но я очень не хочу оставаться одна... - она немного помолчала, собираясь с мыслями. - Спасибо, что снова спас меня. Наверное, по твоей шкале равновесия все чаши весов уже давно сбились, - проницательно усмехнулась плутовка. - Скажи, зачем считать каждый добрый или злой поступок?
      Койрэ вопросительно посмотрел на Зоилит.
      - Что за вопрос? Это... необходимость. Смысл моей жизни, - ответил юный друид. - Понимаешь, этот мир, он слишком зыбок и с каждым днем он все ближе подходит к катастрофе. Понимаешь, люди творят полные глупости, ни о чем не задумываясь. Мне приходится все это исправлять. Каждый злой поступок тянет мир к разрушению, каждый добрый приближает утопию, в которой люди не смогут ужиться... Итог – то же самое разрушение. Лишь бережное соблюдение равновесия и баланса спасет их всех. - Эльф улыбнулся. - Да, ты мне дорого стоишь, мне, наверное, придется целую деревню вырезать, чтобы все исправить, - Койрэ ухмыльнулся, понимая, что шутка вышла чересчур жестокой.
      - А кто тебе сказал, что мир устроен именно так? - Зои удивленно подняла брови. - Я даже не представляю, сколько нужно друидов, чтобы уравновесить всех остальных людей. Жизнь существует ради самой жизни. Зачем жить прошлым или будущим, когда есть сейчас? Убивай врагов, веселись с друзьями, люби близких. Я поклоняюсь Любви, потому что она - жизнь! - Говоря это, Зоилит приближала лицо к Койрэ - каюта была такая маленькая, что с кровати можно было дотянуться аж до противоположной стенки, а друид сидел несколько ближе. Ее глаза сияли каким-то особым внутренним светом, не заметить который мог разве что слепой. Но друид резко отвернулся от Зайки.
      - Глупее слов я не слышал, - эльф нахмурился. - Из-за таких как ты мир и перевернулся с ног на голову. Что будет дальше? Жрецы Тира начнут убивать невинных? Великие волшебники перестанут пользоваться магией? Эльфы будут детей от орков рожать?! Хотя, судя по некоторым личностям, и это не за горами, - Койрэ бросил на Зоилит разгневанный взгляд. - Мне печально, что ты относишься к жизни и к этому миру так поверхностно.
      Зоилит вздрогнула от слов Койрэ, и свет в ее глазах погас.
      - Опять твой дурацкий мировой масштаб, - тихо и печально сказала она. - Если все время думать о других, то что останется для тебя самого? Зачем вообще тогда жить? Я искренне радуюсь каждому солнечному дню, каждому прекрасному цветку и теплому дождю. Вот оно чудо жизни и природы, а не подсчет хороших и плохих поступков... - Девушка легла и отвернулась к стене. - Иди. Еще раз спасибо, что спас мне жизнь. Я этого не забуду.

      Проводив взглядом эльфа с воровкой на руках, Эвели забралась с ногами на кушетку и спрятала лицо в ладонях. Ей показалось, что у неё начался жар. «Какой тяжёлый день и сколько всего ещё впереди...» Сейчас спасение от драконьей крови казалось чем-то нереальным, особенно в компании Койрэ. «Кто-то должен поставить его на место, но как это сделать? Не драться же мне с ним». Его постоянные намёки на невозможность нормальных отношений человека и эльфа кололи её словно иглы. Фьерн сел рядом с Эвели и ласково её обнял.
      - Бой закончился, солнце, расслабься. Тебе надо отдохнуть. Мы все на взводе и все вымотаны.
      Иней свернулся клубком у эльфийки на коленях и Эвели отняла от лица руки, посмотрев на Фьерна. Чуть улыбнувшись она покачала головой.
      - Тебе не кажется, что я скорее луна, чем солнце, - усмехнулась лунная эльфийка. Она устало прислонилась к груди человека и сделала несколько глотков из стакана, на этот раз поморщившись. Да, бой закончился... Но разве могла она ему сказать, что в её душе битва только начиналась.
      - Тебя ведь ещё что-то тяготит... - тихо произнёс Фьерн, скорее утверждая, чем спрашивая. Его рука ласково погладила гибкую, стройную спинку Эвели. - Если это всё из-за мальчишки друида - я повешу его на рее для тебя. Он ведёт себя, будто имеет право судить и решать за других, но пристрастен как ребёнок.
      Эвели усмехнулась, покосившись на Фьерна.
      - Мальчишки... Ты так говоришь, как будто сам намного старше его... по человеческим меркам, разумеется. - Она покусала губу, сначала не собираясь ему говорить. Затем повернулась к колдуну и обвила его шею руками, заглядывая в глаза: - Я просто... не могу заставить себя перестать думать... над его словами... - она помолчала, отведя взгляд в сторону, потом всё же продолжила, а в её голосе звучала тоска. - Если бы ты мог... ты бы хотел жить долго как эльфы?
      - Милая, - также тихо ответил колдун, - я маг, и если мне не суждено пасть жертвой чьего-то оружия, шалого заклинания или неизлечимой болезни, то я проживу дольше, чем обычный человек. Жить столько, сколько эльф - нет... Но пару веков, - он хмыкнул, - почему бы и нет, - колдун мягко улыбнулся. - Я понимаю, что тебя гнетёт, но ведь насколько я знаю, для эльфа любовь подобна песне... А что до Койрэ и возраста, как мне иначе его называть, если его слова и поступки говорят сами за себя? Ревновать чужую женщину и судить на горячую голову?
      Она неуверенно улыбнулась, не совсем убеждённая его словами. Но предпочла больше не говорить на эту тему, уцепившись за последнюю фразу колдуна.
      - Чужую женщину? Считаешь меня своей женщиной? - она соблазнительно улыбнулась, отпивая из стакана. - Кстати, ты ведь тоже устал, но не ешь и не пьёшь. Давай, выпей со мной, нам нужно расслабиться, пока мы, слава Илесиру, вдвоём.
      - Пока ты со мной - ответил колдун, - ты моя женщина, и ни каким-то мальчишкам с проблемами в личной жизни это оспаривать. - Он прямо посмотрел Эвели в глаза, чтобы подчеркнуть серьезность своих слов. Взяв второй стакан, Фьерн стукнул его краем о край стакана Эвели. - За нас с тобой, красавица, – и, одним глотком ополовинил свой кубок.

      Вымотанный дневным побоищем корабль спал - вернее спали его пассажиры, а "Морской Дракон" продолжал свой путь по волнам Моря Мечей. Согретую ромом и объятиями колдуна, Эвели наконец не мучили кошмары и даже колкие слова друида отошли на второй план. Наутро лишь обугленный край борта напоминал о вчерашнем сражении, да пожалуй, бледность лица Зоилит - о последствиях ядовитого кинжала. Потекло несколько спокойных дней, в течение которых лунная эльфийка позволила себе ненадолго расслабиться, прикрывшись - словно щитом - равнодушием от нападок Койрэ. Дни она проводила в основном в компании колдуна, а когда тот находил другое занятие - им было весело с Зоилит. Кроме того вечерами бард снова пела, а ночами купалась в волнах любви Фьерна.
      Зои оправилась от последствий отравления и вновь наслаждалась морским путешествием. Плутовка на удивление быстро подружилась с Эвели - они частенько сидели на палубе или в каюте, пили что-нибудь вкусное и вспоминали веселые случаи из своей бурной жизни. Не обходили они стороной и отношения с мужчинами, тут у обеих было что обсудить. Зоилит легко говорила с Эвели почти на любые темы - нечасто можно было встретить такого замечательного собеседника. И Зои не пропускала ни одного выступления барда - на ее взгляд это было просто чудесно. Сама полуэльфийка не умела петь, поэтому очень ценила этот талант в других. С Фьерном они общались мало - колдун уделял почти все свое внимание эльфийке. Что же до Койрэ, то Зои больше не беседовала с ним ни на какие серьезные темы, а взгляд и слова, которыми она приветствовала друида по утрам, были теплыми и полными солнечного света. Ей хотелось верить, что когда-нибудь она все же увидит ответное тепло в его глазах.
      Погожий день сменялся прохладной ночью и так на протяжении нескольких недель. "Морской Дракон" все ближе и ближе подбирался к своей цели - Даггерфорду. Койрэ практически целые сутки проводил в одиночестве, разве что любимая волчица разгоняла его тоску. Лишь в начале дня парень встречался с Зоилит, которая тепло желала ему доброго утра, да пару раз пересекался с Эвели, которая также продолжала игнорировать эльфа, отчего ему было безмерно обидно. Фьерна друид практически не видел, да и не стремился к этому, так как общество колдуна было ему противно и неприятно. Большую часть своего времени Койрэ медитировал или просто смотрел на водную гладь, поднимаясь на палубу.
      Фьерн проводил почти все время с Эвели, а то немногое, что оставалось - с парусами или своей магией. С Зоилит они иногда встречались, как правило, за завтраком, но в беседах пока ограничивались светскими темами, впрочем, общаться с девушкой было легко и просто. Иней же, похоже, решил извести всю популяцию трюмных крыс и каждое утро подсовывал трупики под двери разных кают.

0

8

Глава 7
      Этот вечер запомнился Эвели необыкновенно красивым закатом - было в нём нечто зловещее, но одновременно и величественно притягательное. Небо окрасилось в пурпурно-багровые цвета, и густые облака скрывали заходящее солнце, просвечивающее сквозь это невероятное марево оттенков.
      Эльфийка стояла на корме, вглядываясь вдаль, её снова как в прошлый раз тянуло взлететь и устремиться вдогонку солнцу, но желание было слабым, и она лишь с лёгкой усмешкой на губах повела плечами, укутанными в чёрную шаль, расшитую синими цветами. Её иссиня-чёрные волосы сливались с этим платком, так что сложно было сказать, где кончается одно и начинается другое. На девушке было лёгкое платье без рукавов тёмно-серого цвета, в котором она казалась особенно хрупкой и тонкой. Барду не очень нравилась царившая вокруг тишина и штиль, установившийся после полудня.
      - Будет буря... - сказал неслышно подошедший и вставший рядом с Эвели Фьерн. Он был только что с верхотуры: волосы помимо заколки забраны в толстую косу, чтобы не лезли в глаза, рубашка распахнута, рукава высоко закатаны. Эвели перевела на колдуна встревоженные глаза, на мгновение, залюбовавшись им. Всё-таки человеческие мужчины были её слабостью.
      - Я один раз попала в шторм, он был не особо сильный, но запомнился на всю жизнь, - непривычно тихим и обеспокоенным голосом произнесла эльфийка. Колдун кивнул.
      - Когда я ощущал на себе всю ярость непогоды на море, то не раз мысленно прощался с жизнью, - он отвёл с её бледного личика непослушный локон, - но знаешь... это преддверие бури, грозы... оно... идёт тебе... В вас есть что-то общее... Ведь и в тебе сокрыта неистовая стихийная ярость и мощь.
      Синие глаза девушки были тревожно расширенны и казались тёмными омутами на светлом лице.
      - Возможно. Я люблю грозу... на суше. Здесь же... Я не чувствую, что хоть в малейшей степени могу контролировать ситуацию. Мне страшно, Фьерн...
      В воздухе разливалось напряжение, которое ощутили все находящиеся на корабле. Подул ветерок - пока ещё слабый, но он нёс в себе угрозу и предупреждение. Фьерн и сам не ощущал никакой уверенности в том, что все благополучно перенесут шторм, однако сдаваться и плыть по течению было не в его характере. Колдун крепко сжал ладони Эвели в своих, и тихо сказал, глядя в омуты глаз барда:
      - Я сделаю всё что смогу, моя красавица, ради тебя... Ради нас... Всё и даже больше.
      Эвели не любила признаваться в своих страхах, но этот был столь велик, что она просто не могла молчать. Само присутствие Фьерна немного успокаивало её, как и ровный тон его голоса.
      - В это я верю... - девушка приподнялась на цыпочки и поцеловала его в губы. - Как ты думаешь, что нам следует делать, если всё станет совсем плохо? Я не предсказатель, но какое-то чувство мне подсказывает - будет очень сильная буря. В прошлый раз я отсиделась в каюте, но это не панацея...
      Фьерн поцеловал Эвели в ответ и задумался над её вопросом.
      - Боюсь, других вариантов нет, - он сосредоточенно нахмурился. - Кто может - ведёт корабль сквозь бурю, кто нет - не лезет на рожон. Будь у нас свитки Телепортации, это было бы последним средством, но я не знаю этой магии. Так что... - В голове Фьерна мелькнула мысль, что Эвели могла бы обернуться драконицей и улететь. Но кто дал бы гарантии, что преображение не убьёт эльфийку ещё вернее.
      Бард лишь покачала головой, прикусив губу и рассматривая темнеющее небо. Вскоре волны начали вздыматься на достаточно неприятную, на взгляд эльфийки высоту, солёные брызги летели в лицо, оседая на волосах и коже.
«Странно», - подумала девушка, - «обычно я люблю испытывать эмоции на грани... Всё, что щекочет нервы... Но здесь меня охватывает лишь благоговейный ужас..."
      Несколько матросов, пробегая мимо, крикнули, чтобы они спустились в трюм. Фьерн лихорадочно перебирал в голове заклинания, что могли бы хоть как-то помочь в сложившихся обстоятельствах, но как на зло, в голову ничего не приходило.
      - Идём, я провожу тебя до каюты.
      Палубу уже более чем ощутимо качало. Тучи разорвала рана ослепительной молнии, и громовой раскат почти тут же оглушил колдуна и барда. Пока они пробирались по раскачивающейся палубе в глубь корабля, эльфийка помимо воли ощутила возбуждение - воздух был словно напитан магией природы и первозданных сил. Сейчас всё казалось Эвели нереальным, и даже страх на некоторое время отступил.
      Фьерн почувствовал изменение в настроении барда и колдуну ни с того, ни с сего вспомнилась байка, которую как-то на весьма бурной гулянке рассказывал основательно принявший на грудь Вессалор. Вспомнив, колдун не смог сдержать улыбку.
      Оказавшись в каюте, эльфийка принялась спешно собирать вещи в свою магическую бездонную сумку, что позволяла вмещать огромное количество вещей, сводя на нет их вес, и крепилась к её поясу. Подумав, что в случае чего плыть в длинной юбке будет неудобно, девушка переоделась в тонкие чёрные брюки и в светло-синюю фуфайку без рукавов.
      - Чему ты улыбаешься, дорогой? - поинтересовалась она.
      - Да так, - улыбнулся Фьерн, глядя на девушку, - одну Вессалорову байку вспомнил, про шторм и влюбленную парочку... - тут его слова заглушил сокрушительный треск... Мачта?.. Когда грохот более-менее стих, колдун попросил эльфийку на всякий случай захватить и его волшебный кошель, сам натянул толстую куртку из шкуры какого-то морского зверя, высокие прочные сапоги и поспешил на палубу.

      За последние недели режим Зоилит окончательно сменился. Теперь она, как и большинство пассажиров, спала ночью и поднималась вскоре после рассвета. Ей уже самой не верилось, что она несколько лет жила ночной жизнью. В это утро, поднявшись с постели, она обнаружила под дверью дохлую крысу - вот такой вот сюрприз от Инея. Усмехнувшись, девушка выкинула крысу в окно и принялась одеваться. Последние пару дней она сменила привычные штаны и тунику (которая была хоть и зашита, но безнадежно испорчена) на легкое платье, когда-то сшитое ею самой. Выше колен и с короткими рукавами, оно было из ее любимой бордовой ткани и украшено серебристой тесьмой по вырезу, рукавам и подолу, прекрасно сочетающейся с тонкими кожаными наручами, которые Зои носила постоянно.
      Завтрак прошел как обычно, но после полудня воцарился штиль, и Зои ощущала какое-то беспокойство. Она бродила по кораблю, не находя себе места. Ближе к вечеру она дошла до каюты Койрэ и постучалась, надеясь застать его там.
      - Войдите, не заперто, - голос у эльфа был уставший, практически потерянный. Длительное морское путешествие и превращение в элементаля вымотали его, а потеряв связь с землей, друид утратил и часть своей силы и энергии. Койрэ глянул в небольшое окошечко и увидел, что тучи заметно сгустились. Приближался шторм, причем не хилый. Эльф знал, как успокоить погоду, но в нынешнем состоянии не был уверен в успехе.
      - Привет, - сказала Зои, проходя внутрь. - Я... я не видела тебя за завтраком и потом... Ты в порядке? - Девушка с тревогой посмотрела на друида. Он выглядел каким-то потускневшим. - Надвигается шторм, и мне как-то не по себе...
      Эльф повернулся к Зоилит.
      - Здравствуй, я... не голоден, а точнее мне ничего в горло не лезет, чувствую себя, как выжатый лимон, - признался друид, натянув на лицо болезненную улыбку. - Я, кажется, теряю свои силы... - Койрэ кивнул головой в сторону тарелки, полной гнилой малины. - А хотелось вырастить нормальную...
      На лице Зоилит отразилось искреннее беспокойство. Она бросила взгляд на тарелку с малиной, а затем присела рядом с Койрэ.
      - Это из-за морского путешествия? - сочувственно спросила она. - Еще несколько дней - и мы окажемся на земле, - воровка ободряюще улыбнулась. В этот момент небо в окошке пронзила ветвь молнии, и девушка невольно вздрогнула, ощущая к тому же, как качается корабль. Эльф печально выдохнул.
      - Не так скоро, как хотелось бы... До Даггерфорда еще не меньше трех дней пути, мне будет очень сложно их перенести... - Койрэ поднялся со стула и присел на свою кровать. - Земля слишком глубоко и вода мешает мне общаться с ней... К тому же, этот треклятый колдун Эвели... От его магии у меня мурашки по коже. Даже Акха сегодня, не выдержав больше моих мук, исчезла. Теперь я увижу ее не раньше, чем сушу. - Койрэ откинулся назад, ложась на кровать.
      - Хочешь, я побуду с тобой эти дни, что остались до окончания путешествия? - Зои было больно видеть, как страдает друид. Пусть он и зануда, но все-таки... - Не стоит оставаться одному. И еще этот шторм...
      Она с тревогой посмотрела в окно. Корабль ощутимо раскачивало, и волны поднимались почти размером с судно.
      - Не знаю, - произнес Койрэ, зажмурившись. - Возможно, мне лучше будет побыть одному... - Корабль резко покачнулся, от удара волны. - Шторм усиливается... - Раздался громкий треск, а затем хлопок, весь корабль дернулся от этого удара. - Молния... Она, кажется, сбила мачту...
      Зои вздрогнула, невольно хватаясь за руку Койрэ. Она отнюдь не была трусихой, но гроза, шторм, в открытом море - это ее пугало. Она посмотрела на друида круглыми от ужаса глазами:
      - Мачту? К-как же мы теперь поплывем дальше без нее?
      В каюте стало совсем темно. И хотя полуэльфийское зрение Зои позволяло ей видеть в темноте, все равно было очень неуютно. Было слышно, как о борт корабля бьются волны. Корабль швыряло по волнам, словно мелкое суденышко. По коридору снаружи кто-то пробежал, раздались возбужденные голоса.

      Эвели закончила собирать все вещи и вспомнила об Инее. Забеспокоившись, она обыскала каюту, но котенка и след простыл. Продолжая думать о нём, эльфийка выскользнула в коридор и постучала в комнату друида. К её удивлению было не заперто, и она обнаружила там Зои.
      - Лучше будьте готовы, что корабль может пойти ко дну, - предупредила девушка, окидывая парочку пристальным взглядом. - И... вы не видели Инея?
      Услыхав отрицательный ответ, девушка вышла из каюты, и пошла по коридору, подзывая кота и заглядывая в некоторые полуоткрытые двери.
      Койрэ поднялся на ноги. Сил практически не было, но выбора, собственно, тоже.
      - Я могу попытаться успокоить погоду. - Друид, на всякий случай облачился в свои доспехи и плащ, захватил он с собой и меч и все остальные вещи. Казалось, Койрэ понимал, что катастрофа практически неминуема.
      - Я сбегаю за своими вещами, - сказала Зоилит и поспешила в свою каюту. Она закинула за спину арбалет, прикрепила зачарованный колчан и перебросила через голову лямку сумки.
      Друид поднялся на палубу, где бушевал мощный ветер, тяжелый ливень бил по лицу, а молнии скользили по небу и ударяли по взбунтовавшейся воде. Фьерн вместе с матросами тянул по бортам леера, тяжелая, но необходимая работа, что бы хоть как-то можно было двигаться во время шторма. Парус давно убрали, и капитан отрывисто отдавал команды. Друид вскинул руки вверх и прокричал заклинание, но ничего не произошло.
      - Я не могу, - прошептал эльф.
      Пересилив свой страх перед штормом, Золилит поднялась наверх, к друиду, чтобы быть рядом, хоть он и говорил, что хочет остаться один. По палубе бегали матросы, среди них Зои заметила и Фьерна. Она тут же вымокла до нитки, и мокрые волосы хлестали ее по лицу и плечам. Плутовка с трудом стояла на ногах. Внезапно раздался треск - лопнула веревка, удерживающая на месте какие-то бочки, и те покатились по палубе - прямо в сторону Койрэ, а он стоял к ним спиной.
      - Койрэ! Берегись! - закричала она, кидаясь в ту сторону.
      "Морского Дракона" швыряло словно игрушку, несмотря на весь его вес. Пробегая мимо кают, Эвели слышала, что там прячутся пассажиры. С одной стороны ей хотелось остаться внизу, не выходить наверх, встречая бушующее море во всём его страшном великолепии, а с другой пугала возможность попасть в настоящую ловушку в трюме.
      Словно из ниоткуда у Эвели под ногами возник котенок. Его разные глаза были какими-то шальными - он будто кого-то или что-то искал. Девушка подхватила Инея на руки и тот забрался к ней на плечо, крепко вцепившись в фуфайку коготками. Эльфийка облегчённо вздохнула, поглаживая тёплое тельце зверька, которого любила лишь чуть меньше чем Фьерна. В этот момент огромная волна захлестнула корабль, заливая нижние помещения. Бард уже была почти на лестнице, но её отшвырнуло в конец коридора.
"Девять Кругов, я ничего не вижу", - только и успела подумать Эвели, оказавшись в холодной мутной воде. Она нащупала Инея - тот крепко держался за рубашку на спине, и поплыла туда, где по её мнению был выход.
      Несмотря на толстый плащ, Фьерн вымок насквозь и уже не чувствовал ни рук, ни ног. Один из парусных тросов сорвало и кусок мокрого полотнища отчаянно хлестал по ветру. Крепкий узел никак не поддавался усилиям колдуна. Вдруг с другой стороны посыпались бочки, а за ними Фьерн увидел Зоилит и Койрэ. Выругавшись, он запустил в бочки заклинанием, отклоняя их в сторону.
      Койрэ краем глаза заметил, что это Фьерн спас их. «Это ничего не меняет...» Эльф пробежал взглядом по матросам и пассажирам, бегающим по палубе в приступе панического ужаса. Среди этой бурлящей массы перепуганных существ он не заметил Эвели. «Отлично, кажется, она осталась в каюте... Надо сходить за ней...» Друид бросился к спуску в трюм и с ужасом обнаружил, что там была вода, причем ее было так много, что Койрэ пришлось нырнуть с головой. Его тело болезненно ныло, но даже в таком состоянии он смог найти Эвели, которая плыла совсем не в ту сторону. Девушка чувствовала, что теряет дыхание, хотя несколько раз ей удалось глотнуть воздуха, но её кидало из стороны в сторону, то и дело накрывая с головой, а из заклинивших дверей пытались выбраться остальные пассажиры. Вдруг она почувствовала, как её схватили за руку. Разбираться времени не было и она послушно поплыла следом.
      Зоилит замерла на месте, глядя, как Койрэ, избежав столкновения с бочками, даже не взглянул в ее сторону, словно она и не предупреждала его об опасности. Куда он побежал - девушка не знала, но выяснять не собиралась. Тут и без него проблем хватало. Сорвавшиеся бочки вновь принялись кататься по палубе. Матросам по большей части удавалось избежать столкновения, как и самой Зои, которая забралась на какой-то ящик и стояла там, держась за канат, - находиться на палубе было опасно.
      Тяжело дыша, эльфийка с помощью друида выбралась на палубу, на которой было не лучше - бочки и люди - всё перемешалось. Иней не отпускал её плечо, она погладила его по мокрой шкурке, радуясь, что с котёнком всё в порядке.
      - Спасибо, - сказала эльфийка друиду.
      - Не стоит благодарности, - отрезал Койрэ, высматривая на палубе Зои.
      Фьерн наконец закрепил непослушный узел, и взгляд колдуна уловил Эвели, его сердце болезненно сжалось, но тут он понял, что она жива и цела.
      - Хорошо... - уклоняясь от бочек, колдун направился к эльфийке, держась за леер, но очередная гигантская волна боднула корабль, сильно креня его на бок, грозя заполнить палубу водой как калошу в пруду и смывая всё подряд в море. Все хватались за что попало, но лишь леера, да закреплённые части такелажа были сравнительно надёжны. Вцепившись в леер, Фьерн высматривал Эвели. Кажется, их с Койрэ потащило к ящикам, что непогоде не удалось разметать или смыть за борт.
      Внезапно для всех еще одна молния ударила в корабль, пробивая палубу насквозь, отчего образовалась гигантская трещина. Очередная волна подкинула корму судна вверх, нос не выдержал давления и "Морской Дракон" переломился надвое там, где молния пробила в корабле дыру. Передняя часть стала погружаться под воду, разваливаясь на куски, а задняя еще оставалась на плаву. Дело было в том, что друид, собрав все свои оставшиеся силы, пытался подчинить водную гладь, что, однако, удавалось ему не особо успешно. Койрэ старался подтолкнуть корабль вперед, надеясь, что это приблизит его к суше и шансов выжить будет больше.
      Зои изо всех сил держалась за канат, уже почти не чувствуя рук, пока ветер и волны болтали ее как марионетку. Молния ударила совсем близко от девушки, оглушив и ослепив ее на некоторое время. Какая-то доска пролетела мимо, задев Зои по голове, от чего она на миг разжала руки. В ужасе закричав, чувствуя, что ее несет куда-то, она все же успела ухватиться за леер. Перед глазами все плыло, но плутовка разглядела, что одна часть корабля уже почти ушла под воду. Вторая, на которой находилась и Зоилит, еще каким-то чудом держалась на плаву.
      Бард с трудом сдержалась, чтобы не закричать от ужаса, увидев, как корабль разваливается пополам, а носовая часть погружается под воду, унося вместе с собой оставшихся там пассажиров и моряков. Девушку отбросило на ящики и она сильно ударилась боком, но страх не давал до конца почувствовать боль. В этот момент животный ужас перед буйством стихии окатил её с ног до головы вместе с солёной морской волной.
      - Где Фьерн?! - закричала Эвели, пытаясь встать на ноги и хватаясь за руку друида.
      А Фьерна ослепило и оглушило так, что он потерялся в пространстве. Земля и небо перемешались.
      - Эвели,- в полубреду шептали губы. - Любимая...
      Мощная волна толкнула его в спину, она же порвала канат, за который Фьерн держался, и швырнула колдуна на высокую обрешётку кормы корабля.
      Видя, что Койрэ поглощён то ли своими мыслями, то ли каким-то заклинанием, Эвели кое-как поднялась на ноги. Брызги воды сбивали её с ног, грозя в любой момент смыть за борт. Внезапно Иней отчаянно замяукал, вцепляясь когтями ей в шею. Эльфийка вскрикнула, когда его коготки прочертили кровавые полосы на коже. Но она увидела к чему хотел привлечь внимание котёнок. Скользя по останкам палубы, бард бросилась к Фьерну, который каким-то чудом цеплялся за обломки кормы. Она схватилась за болтающийся рядом обрывок каната, кое-как обвязала его вокруг себя и осторожно сползла пониже, хватая колдуна под руки.
      - Милый, любимый, я здесь, - шептала девушка, напрягая мышцы изо всех сил. Фьерн в намокшей громоздкой одежде оказался невероятно тяжёлым. На миг прилетела мысль - что они всё равно утонут. Мокрые ресницы колдуна дрогнули, и Фьерн увидел перед собой любимое лицо. Встревоженное, испуганное, усталое. Такое родное.
      - Милая... - прохрипел колдун. - Ты жива... Хорошо...
      Держась за обрывки канатов, с помощью барда, Фьерн поднялся на ноги на качающейся палубе и осмотрелся, насколько позволяла стена дождя. Сравнительно надёжной, на данный момент, ему показалась надстройка из-под обрушившейся мачты.
      Койрэ со всей силы старался держать оставшуюся часть корабля на плаву, отчего все его тело дрожало в изнеможении. Дышать становилось все труднее, вода отказывалась подчиняться, желая поглотить корму "Морского Дракона". Краем глаза друид заметил Зои, ухватившуюся за леер. «Черт... Я ее личный телохранитель что ли? Вечно приходится спасать...» Эльф махнул рукой, призывая цепкий плющ, который пророс прямо сквозь дощатый пол. Растение росло с такой скоростью, что совсем скоро обвило талию Зайки и перетащило девушку в более безопасное место, рядом с Койрэ. Однако, это заклинание, спасшее рыжеволосую девчонку, отвлекло друида от другого, более важного. Корабль (а точнее все, что от него осталось) с ревом накренился, бочки и обломки покатились вниз, врезаясь в бушующее море.
      Несчастные останки "Морского Дракона" и его команды, а также нескольких пассажиров, оказавшихся на той же части, что и друид, плутовка, колдун и бард, тащило по морю, в направлении берега, лишь чудом (а вернее с помощью магии друида), они плыли в нужную сторону. Нескольких человек смыло за борт, пока "корабль" нырял в волну и выныривал обратно.
      Никогда ещё Эвели не было так страшно, она вцепилась в колдуна, стараясь хотя бы, не потерять его в бушующей стихии. Фьерн наморозил из воды, кусков троса и обломков дерева что-то вроде "вороньего гнезда" для них с Эвели, из которого их было значительно сложнее смыть за борт. Он не чувствовал собственных губ, но бормотал что-то Эвели мягким, успокаивающим тоном. Он сам почти не верил своим словам, но больше колдуну ничего не оставалось. Иней перебрался Фьерну за пазуху. Не верилось, но, похоже, буря подходила к концу. Раздался ужасающий треск, словно каждая доска остатков кормы заскрипела, отрываясь...
      Они врезались в берег. Каменистый широкий пляж, густо усыпанный водорослями, и плавником плавно переходил в мрачный лес. Когда корабль насел на берег, Фьерн этому почти не поверил. Выбравшись из «вороньего гнезда», колдун подошёл к краю палубы и огляделся, не до конца доверяя своим глазам.
      Удар о каменистый берег получился таким сильным, что друида выбросило вперед, и он упал на землю. Однако, это падение стало для него скорее целебным нежели болезненным. Земля была такой теплой, такой живительной, Койрэ почувствовал, как сила возвращается в него. Он резво поднялся на ноги, словно пробудился от долгого сна. Рядом на земле лежала Зоилит. Она была без сознания, видимо, слишком сильно ударилась. Несмотря на полученную энергию, друид чувствовал, что магия еще не была готова к использованию, а, следовательно, с исцелением девушки придется повременить.
      - Эвели! - позвал эльфийку Койрэ. Он никак не мог понять, где она. Неужели утонула во время шторма?
      Буря закончилась и поначалу наступившая тишина оглушила барда. Она слышала, как рядом переговаривались люди, потом её кто-то позвал. Фьерн стоял у края обломка кормы и смотрел куда-то вдаль. Девушка выбралась из своего укрытия и тоже глянула вниз. Она увидела Койрэ и улыбнулась, а, затем, не обращая внимания на высоту, спрыгнула на землю. Ей было так хорошо - хотелось прыгать на одной ножке, кричать и петь одновременно, но сил хватило лишь на этот спуск, и она осела на подкосившиеся ноги, прямо на пляжную гальку. Слёзы облегчения и радости потекли из глаз, когда она поняла, что они живы. Что под ногами снова твердая земля. Спасение казалось невероятным чудом, и она мысленно благодарила Эревана Илесира. Бард почувствовала, что у продолжения её пути есть смысл и надежда.
      Фьерн невольно улыбнулся, глядя на счастливую Эвели, и сам спрыгнул на землю. Иней тут же выбрался у колдуна из-за пазухи, сперва, полез на плечо, осмотрелся, принюхался и длинным прыжком отправился исследовать ближайшее дерево. У колдуна в голове билась только одна мысль: «Жива... ЖИВА... теперь и помирать можно». Впрочем, это была мрачная шутка. Просто Фьерн чувствовал сейчас пудовую усталость, которая погребла под собой почти все остальные эмоции.
      Увидев, что Эвели жива, друид радостно улыбнулся. А вот то, что выжил Фьерн, его, конечно, огорчило. Оказалось, что выживших, не так и мало. Помимо Койрэ, Зои, Фьерна и Эвели доплыли до берега еще один пассажир - дворф, который помогал им в битве на палубе, кок, служанка разносившая еду по каютам и четыре матроса. Капитана Дэниэлса друид не мог разглядеть, хотя, возможно, он просто был внутри "остатка" корабля. Серебристая нить скользнула по ладони Койрэ и возле него возникла счастливая волчица. Эльф присел на колено, и Акха лизнула ему щеку.
      - Да, я тоже рад тебя видеть... - друид запустил руку в шелковистый мех животного.
      Оказалось, что шторм длился всю ночь и весь день, так что теперь наступили сумерки, укутывая спокойной мглой берег и море. Моряки, более привычные к штормам, чем пассажиры принялись разбирать то, что удалось сохранить. К сожалению, капитану спастись не удалось. Эвели подошла к лежащей на земле Зои и посмотрела на друида:
      - Нам нужно устроить её поудобнее, видишь какая у неё шишка на затылке. Давай отнесём её вон туда, - девушка махнула рукой в сторону больших камней, возле которых несколько матросов принялись складывать спасённые вещи. - Нужно будет развести костёр.
      Теперь, когда радость немного утихла Эвели чувствовала, как болят все её раны, как ни странно больше всего болели царапины на шее, оставленные Инеем - от морской соли они припухли и саднили. Стоя на вечернем ветру, эльфийка почувствовала озноб.
      Сознание возвращалось медленно и неохотно. Сначала Зои услышала плеск волн, потом голоса и какой-то шорох. Она поняла, что оказалась на суше, неужели чудо все-таки случилось? Плутовка плохо помнила, что было после того, как лиана, проросшая из палубы, перенесла ее, теряющую силы, поближе к Койрэ. Кажется, корабль все-таки скрылся в морской пучине... Девушка слегка пошевелилась, ощутив, как болит все тело, особенно руки и голова. Она лежала на животе, чувствуя привычную тяжесть арбалета на спине. Каким-то непостижимым образом он все еще был при ней. Открыв глаза, она увидела под собой мелкую гальку. Зои приподнялась на руках и села, чувствуя, как сильно кружится голова. Рядом она увидела Эвели и Койрэ и искренне обрадовалась, что те были живы.
      - Вы в порядке? - проговорила плутовка, невольно удивившись, насколько слабым звучал ее голос. - А как Фьерн? И остальные пассажиры, матросы?
      - Живее всех живых, - отозвался колдун, подойдя к девушке, - от меня так просто не отделаться, - ему самому было немного странно, что после всего пережитого шутки сами шли с языка. - Нам всем надо обогреться и обсохнуть, - заметил Фьерн, - благо хоть топняка сейчас достаточно.
      Койрэ улыбнулся, увидев, что Зои пришла в себя. «Все выжили. Отлично. Ну, по крайней мере, все, кого мне было бы жалко. Даже этот Фьерн, я бы расстроился, если бы его убило море, а не я».
      - Я могу нас обсушить, - друид почувствовал, что готов к использованию магии и тут же создал несколько огненных сфер, летающих вокруг него. От промокшего плаща, штанов и рубашки повалил плотный, густой пар, завивающийся причудливыми узелками высоко в небе. - Кого просушить?
      - Я предпочитаю не ходить в одежде, пропитанной солью, - ответила Эвели, обходя огненные сферы Койрэ.
      - Меня просушить, - отозвалась Зои. - Все равно у меня нет смены одежды...
      Колдун недоверчиво покосился на сферы друида. Не слишком он жаловал огненную магию. Тем более, зная, как к нему относится Койрэ. Не то, что бы он подозревал друида в вынашивании карательных планов, но в связи со сложившимся между ними напряжением... следовало ничего не сбрасывать со счетов. Поэтому по примеру барда, колдун предпочел сохнуть естественным способом, благо его вещи в волшебном мешке так же уцелели. «Хм... и снова минус одна рубашка...»
      Незнакомый ночной лес не вызывал доверия и бард просто спряталась за высокими камнями, чтобы переодеться. Её магическая сумка, купленная в Аткатле за безумные деньги, не пропускала воду, поэтому Эвели извлекла оттуда тёплое коричневое платье из тонкого бархата с набивным рисунком и шаль из золотистой шерсти, немного оживившую её бледное, уставшее лицо. Старые сапоги пришлось выкинуть - соль превратила их в нечто ужасное. А новые, на этот раз из тонкой кожи с мягкой подкладкой, приятно согрели ноги. Переодевшись, она сразу почувствовала себя гораздо лучше, с удивлением отметив, что снова начала мёрзнуть. Раньше драконья кровь согревала ее лучше иной магии. Волосы удалось расчесать со второй попытки и теперь оставалось их обсушить, но не опасными сферами друида, а просто возле огня, благо моряки уже развели три довольно больших костра. Эвели вышла из-за камней и выбрала крайний костёр.
      Зои осторожно сняла со спины арбалет и осмотрела его. Все-таки его делал настоящий профессионал, да и дерево было зачарованным - морская вода ему ничуть не повредила. Пострадала только спина Зои - на ней остались приличные синяки. Зачарованный колчан тоже был на месте и в порядке, а вот сумка - самая обычная сумка из дубленой кожи, была безнадежно испорчена солью. Зоилит поспешно открыла ее, проверяя, в каком состоянии содержимое. Волшебный плащ, хоть и намок, но вроде сильно не пострадал. Испорченными оказались два свитка с заклинаниями и кожаные туника со штанами. Зои пожала плечами, вытащила все из сумки, аккуратно сложила плащ, рядом - чудом уцелевшее зеркальце и гребень, остальное оставила кучкой на песке. Она осторожно ощупала затылок. Шишка там была приличная.
      - Я пока посижу тут... - сказала плутовка, надеясь, что головокружение когда-нибудь пройдет. Пока она даже не решалась попробовать встать на ноги.
      Моряки и выжившие пассажиры тем временем выкатили чудом не утонувший в море котел - он зацепился за большой кусок обшивки - и принялись варить уху, из свежей рыбы, что водилась здесь в изобилии. Суп готовился с какими-то местными растениями, в которых, как выяснилось, разбирался старый боцман с деревянной ногой. Запах над стоянкой стоял восхитительный.
      Койрэ направил огненные сферы на Зои. Пылающие шарики стали вращаться вокруг рыжеволосой девушки, пока ее одежда не стала сухой. Друид посмотрел в сторону леса, что находился немного поодаль от каменистого пляжа, на котором они расположились. От леса веяло чем-то волшебным, и в то же время опасным. «Какие прибрежные леса я знаю?.. На картах между Вратами Балдура и Даггерфордом обозначался только один лес - Тролльбарк. Кажется, здесь живут друиды Круга Трясины... Не самые наши дружелюбные сородичи, но все же, я думаю, стоит их навестить, может быть окажут какую помощь. Хотя бы одолжат мне одежду, а то эта... кхм, выглядит не наилучшим образом после шторма».
      Согретая магией Койрэ, Зои почувствовала себя немного лучше. Она наконец-то в полной мере осознала, что ужасная буря позади, и она - среди выживших. Улыбка невольно заиграла на губах девушки. Она посмотрела в ту же сторону, что и друид. Там расстилался лес, как ей показалось – темный и неприветливый. Но все же лес - это менее опасная вещь, чем шторм в открытом море. До ее носа долетел запах ухи, и Зои вдруг почувствовала ужасную пустоту в желудке, хоть ее все еще немного мутило. Она очень осторожно поднялась, но новый приступ головокружения заставил ее пошатнуться и ухватиться за камень - все-таки удар по голове был слишком силен. Она беспомощно посмотрела в сторону костров – долго же ей придется туда идти, но на помощь звать не хотелось - с ней и так уже достаточно было хлопот.
      Эвели прислонилась спиной к камню. Он был прохладным, но платок хорошо согревал девушку, как и пламя костра. Почуяв запахи еды, она внезапно осознала, что голодна. Эльфийка задумчиво рассматривала ночной берег, залитый светом костров, разглядывала лица спасённых, на которых явно читалась общая мысль: "мы живы". С внезапной грустью она вспомнила молоденького юнгу, который заигрывал с ней и Зайкой, капитана Дэниэлса, бывшего весьма приятным стариком. Перед глазами проплывали лица пассажиров, которых она совсем не знала, но видела каждый вечер во время своих выступлений. "А потом они не смогли выбраться, оказавшись в ловушке своих кают..." Напряжение кошмарного дня наполнило глаза Эвели слезами, которые она не стала стирать, а просто откинула назад голову и, глядя на подмигивающие ей с неба звёзды, позволила накопившемуся стрессу найти выход. Это был один из немногих случаев в её жизни, когда она плакала о ком-то. "Наверное, любовь сделала меня слишком чувствительной к чужой жизни..."
      Фьерн хотел было отнеси Эвели миску сытной похлебки, но заметил, что эльфийка сидит в отдалении, запрокинув голову, и на её щеках блестят слезинки. Поэтому колдун подошел к девушке чуть позже, когда решил, что уже можно её потревожить... и протянул дымящуюся уху. Слова отчего-то не шли на язык, поэтому Фьерн просто смотрел на барда. Человек чувствовал едва не смертельную усталость, однако это было уже не важно, главное, что они живы и вместе.
      Койрэ, окончательно собравшись с мыслями, взял Зои за руку и молча повел в сторону Фьерна и Эвели. Зои удивленно посмотрела на парня, но только покрепче ухватилась за руку, следуя за ним к костру. Она опустилась возле Эвели, прислонившись к камню, чувствуя, как его прохлада уменьшает пульсирующую боль в затылке.
      - Я понимаю, что путь здесь выбираешь ты, - друид кивнул в сторону эльфийки, - но у меня будет небольшая... просьба. Я предлагаю не обходить этот лес, а пойти напрямик. Если я не ошибаюсь, здесь мы можем встретить друзей, и если повезет, они нас обеспечат провизией, что после шторма не помешает нашей скромной компании. Если, конечно, - Койрэ посмотрел на Фьерна и Зоилит, - вы не пойдете своей дорогой.
      Окончательно согретая едой лунная эльфийка почувствовала, как слипаются глаза. Тем не менее, она бросила взгляд в темноту, что скрывала мрачный лес.
      - Обход леса, вероятно, займёт уйму времени, - ответила она Койрэ. - Ну а раз со мной будет друид, я, наверное, могу не бояться.
      - Я... мне, в общем-то, некуда идти. Если вы не против, я пойду с вами, - сказала Зоилит, кидая взгляд по очереди на Эвели, Койрэ и Фьерна. «К тому же, я никогда не была в лесу друидов, и не упущу шанс там побывать», - подумала она, но вслух говорить не стала, только еще раз изучающе посмотрела на друида.
      Фьерну было все равно, как именно идти, сам-то он никуда, в общем-то, и не торопился, поэтому в ответ только повел плечом. Посчитав вопрос для себя исчерпанным, Эвели прикрыла глаза, засыпая прямо у того камня, где сидела. Даже голоса спасённых матросов не могли сейчас ей помешать. Ей снилось, будто бы она и не спит, а встаёт и идёт прочь от костров. Туда, где заканчивается отбрасываемый ими круг света. К границе тёмного леса.
      Видя, что эльфийка заснула, колдун укрыл её своим прогретым от костра, теплым плащом, и невольно залюбовался лицом девушки в отблесках света костров и лунных лучей. Потом отнес посуду к большому котлу. В лагере царили противоречивые настроения - с одной стороны - радость от спасения, с другой - страх перед неизвестностью. Вернувшись к облюбованному местечку, Фьерн проверил Эвели, и осторожно сел рядом с девушкой. Иней уже прибежал откуда-то и теперь пригрелся под боком у барда.
      Горячая уха приятно легла на пустой желудок, и Зои сама не заметила, как, устроившись на боку, погрузилась в глубокий сон. И ей снились бушующие волны, и вновь приходилось сражаться за свою жизнь со стихией, отчего Зоилит тихонько постанывала во сне, беспокойно подергиваясь.
      Койрэ не хотел спать. Он просто присел на землю, скрестив ноги, и погрузился в свои раздумья. Этот лес вызывал у него сомнения, но в то же время дарил надежду. Друид не знал, как их примет здешний круг. Поговаривали, что в последнее время друиды Трясины стали слишком агрессивными, но Авалар, один из друидов Круга Змеи, уверял, что в Тролльбарке его приняли очень хорошо. Впрочем, особого выбора у Койрэ не было.

0

9

Глава 8.
      Проснулась Эвели резко, словно ее толкнули. Она приподнялась на локте, осматриваясь и вспоминая, где находится. Тусклый серый дневной свет заливал побережье, на котором высился кусок, оставшийся от "Морского Дракона". При свете дня громадина остова казалась ещё более мрачной, печальной и тоскливой. Несколько матросов снова развели костры и уже что-то жарили и варили.
      "Люди вечно хотят есть," - сонно подумала эльфийка, потягиваясь. Её взгляд упал на лес - при свете дня он не выглядел таким страшным как в сумерках, но всё же в нём оставалось нечто мрачное и таинственное. Эвели чувствовала, что её странно влечёт туда, будто чей-то голос тихо, на задворках сознания, шептал ее имя. Она не помнила свои ночные сны, но ей казалось, что она уже бывала здесь раньше.
      Зоилит тоже проснулась, отметив, что солнце светит как-то уж слишком тускло и безжизненно. От снов осталось лишь смутное ощущение чего-то неприятного, но не более того. Стоило ей пошевелиться, как все синяки разом заныли, и плутовка закусила губу, чтобы не застонать. Впрочем, голова кружилась куда меньше, чем вчера. Девушка села, оглядываясь.
      - Доброе утро! - сказала она Эвели, улыбаясь. Ей показалось, что эльфийка чем-то встревожена, но, возможно, та просто еще не до конца проснулась. Зои поднялась, чувствуя в себе уже достаточно сил, чтобы не только стоять, но и ходить. Она выспросила у матроса с рыжей бородой, где источник с питьевой водой, и быстро обнаружила небольшой кристально-чистый ручей. Плутовка вдоволь напилась и умылась, постаравшись хоть как-то пригладить взлохмаченные волосы. Койрэ сидел неподалеку, и девушка тихонько пристроилась рядом.
      - Доброе утро, - негромко сказала она. Парень тут же поднялся на ноги.
      - Доброе, - произнес друид, но его голос звучал как-то сдавленно. - Как спалось? Вам ведь необходим сон, как и людям, не так ли? - Друид знал, что полуэльфы, в большинстве своем, нуждаются во сне, но были и исключения, кровь которых, по большей части состоит из эльфийской, нежели человеческой, отчего им также достаточно четырех-пятичасовой медитации. - Где наши милые спутники? Уж не сбежали ли? - Койрэ немного прищурился.
      Его голос показался Зои странным, как будто он только что очнулся от тяжких размышлений. Хотя, возможно, так оно и было.
      - Да, сон мне нужен, - кивнула она, тоже поднимаясь на ноги. - Но не в таком объеме как людям. Четыре-пять часов. Долгое время я жила, обходясь тремя часами сна... Но когда я устала или ранена, то сплю гораздо дольше. А ты вообще не спишь? Эвели и Фьерн у костра... - добавила она, отвечая на последний вопрос друида.
      - Вообще, - ответил Койрэ. - Я медитирую. Трех часов в день хватает с головой. Причем, во время медитации я не отрубаюсь, как люди, а продолжаю мыслить и даже могу в любой момент прервать этот процесс. Впрочем, раз ты полуэльфийка, один из твоих родителей точно эльф, так что ты могла бы заметить, что сон ему не нужен.
      - Я не задумывалась над тем, что там отец ночью делает, - пожала плечами Зои. - Он, как и все остальные, уходил вечером в спальню. Правда, утром раньше всех был на ногах...
      Друид, уже думал о другом, повернувшись в сторону леса и скрестив на груди руки. Он тихо проговорил себе под нос, словно вторя своим мыслям:
      - Мне кажется, этот лес какой-то странный... Как будто здесь не только в друидах дело... Но я могу ошибаться.
      Девушка тоже посмотрела в сторону леса.
      - Мне он кажется... опасным. Хотя вообще я хорошо себя в лесу чувствую - мой дедушка был следопытом и часто водил меня и братьев по окрестностям Берегоста, хоть там и не такой уж густой лес... - Зоилит немножко помолчала, изучающе глядя на деревья. Почему-то у нее возникло ощущение, что деревья следят за всеми, выжившими после кораблекрушения, словно выжидая, войдут они в их царство или нет. - А здесь, правда, живут друиды? В том, что называется Кругом? Ты знаешь о них?
      Друид рассмеялся, глядя на Зои.
      - Друиды не живут ни в каком Круге, они живут в лесу, - Койрэ попытался стереть улыбку со своего лица. - Круг - это название объединения друидов. В этом лесу, если это Тролльбарк, конечно, живет Круг Трясины. Живет и правит.
      - Круг Трясины? - нахмурилась Зои. - Звучит не слишком... приятно...

      Несмотря на ужасную усталость, Фьерн почти не спал этой ночью, он ощущал, что с Эвели что-то происходит, но это была не огненная кровь, а нечто другое. В итоге бессонно проворочавшись большую часть ночи, под утро он погрузился в медитацию, стараясь привести в порядок разрозненные и тревожные мысли, а заодно вновь ощутить внутри себя чистую магическую силу.
      - Что-то случилось, родная? - спросил он, когда эльфийка проснулась. Бард отвернулась от леса, с трудом оторвав от него взгляд, словно несколько минут находилась под гипнозом. Её глаза казались самым ярким пятном на фоне хмурого утра. Она пожала плечами.
      - Всё этот лес... Он какой-то странный. Но может мне просто кажется... - она потянулась к колдуну и радостно обняла его. - Как хорошо всё-таки быть живой, милый.
      - Я счастлив, что ты здесь, со мной, - тихо сказал колдун Эвели, - я не знаю, что было бы, не переживи ты эту бурю... - он крепко сжал девушку в объятиях. Через некоторое время, Эвели вскочила на ноги и отправилась к ручью, который тёк неподалёку и впадал в море. Там она умылась и напилась ледяной воды.
      Проводив эльфийку внимательным взглядом, колдун направился к лесу. Казалось, тот дышал некоей странной, неведомой, настороженной, но могучей силой. Фьерн хмурился, подходя к вековым гигантам, которые в ширине ствола достигали нескольких обхватов. У человека сложилось впечатление, что они стоят сплошной стеной, как ратным строем.
      Умывшись, Эвели хотела вернуться к костру, она встала с колен и оказалась перед одним из матросов. Бард смутно помнила его лицо, но имени не знала. Он пристально разглядывал девушку некоторое время, затем наклонился к ней и прошептал:
      - Миледи, вы собираетесь идти через этот лес, как я слышал?.. Позвольте предупредить вас, что это плохая идея. Возможно, путь по берегу окажется более долгим, но присоединяйтесь лучше к нам, так безопаснее. Этот лес... Я слышал о нём...
      - Что ты слышал? - эльфийка с любопытством смотрела на матроса. От его тона у неё по коже побежали мурашки. Бард немало путешествовала, и знала, что подобные предрассудки порой возникают не на пустом месте.
      - Что там живёт ведьма, которая зачаровывает путников. Она сулит им многие богатства и знания, но в обмен забирает их разум и души, - матрос нервно глянул в сторону леса и снова посмотрел на Эвели. - Будьте благоразумны, не ходите туда. Говорят... эта ведьма приручила дракона...
      Глаза барда округлились, и она тоже глянула в сторону леса, отметив, что Фьерн подошёл к его самому краю. Теперь ей стало по-настоящему интересно.
      - Спасибо за добрые намерения и советы, - улыбнулась эльфийка. - Но я, пожалуй, всё же рискну.
      - Я тоже, - раздался басовитый голос. Дворф, который помогал им в битве на корабле, подмигнул эльфийке. - Я слышал, эта лесная красотка может подсказать пути к великим сокровищам.
      Несколько матросов заинтересованно прислушались к болтовне дворфа, который начал разглагольствовать о драгоценных камнях, в которых по-настоящему разбирается лишь чистокровный дворф. Эвели отошла от них и тоже направилась к границе леса, ей нужно было поговорить с колдуном. Подходя ближе, она ощутила, как подул ветерок, словно специально для неё, лаская кожу и прижимая юбку к ногам. Ветер принёс с собой запахи леса - папоротника, мха, земли и прелых листьев. Фьерн отвлекся от созерцания, почувствовав, чье-то присутствие, но почти сразу же понял - что это Эвели. Ветер донес до колдуна аромат её цветочных духов. Фьерн обернулся к барду, поджидая, её.
      - Этот лес, - сказал колдун, когда девушка подошла ближе, - в нем что-то есть... Я словно ощущаю в нем нечто напоминающее разум. Ты ничего не слышала о нем прежде?
      Эвели бросила на него изумлённый взгляд.
      - Ты тоже это почувствовал? Я уже думала, что схожу с ума... Я же не друид, чтобы ощущать "душу" леса и прочие штучки. - Эльфийка всмотрелась в просветы между стволами, ей показалось, что там что-то промелькнуло, но нет… - Мне только что сообщили, что там якобы живёт ведьма, приручившая дракона. Я собираюсь с ней познакомиться, если выйдет. Думаю, у нас найдётся тема для разговора, - девушка хихикнула, словно вспомнив о чём-то.
      - Ты так считаешь? - Фьерн становился все более серьезным. Это было заметно по все больше и больше сходившимся бровям. - А сама не чувствуешь... хм... присутствия этого самого дракона? В любом случае, эта самая ведьма здесь дома, на своей территории... и у неё значительное преимущество перед нами.
      - Ну, в общем-то, я ничего не чувствую. Никаких драконов. Но я знаю, что если пойду вдоль побережья, это займёт очень много времени, которого у меня нет, - Эвели прямо посмотрела в глаза Фьерна. - Если ты боишься ведьмы, а это, скорее всего, просто байка, ведь лес древний и производит мрачное впечатление, то можешь отправиться вместе с остальными вдоль побережья. В любом случае, Койрэ считает, что здесь можно найти помощь, вряд ли друиды стали бы жить рядом с кровожадной ведьмой. Они ведь предпочитают баланс во всём.
      Колдун нахмурился, прямо встретив взгляд эльфийки.
      - Разве я сказал, что боюсь? - его голос стал суше. - Просто оцениваю ситуацию и делаю выводы. А выводы таковы, что надо быть готовыми ко всему, что бы там ни говорил Койрэ. Хм... думаю, он будет плясать и ходить на руках от восторга, если мне доведется задержаться в этом лесу навсегда, - Фьерн хмыкнул. - А представления о балансе у него уж слишком своеобразное. Добренькие звери и злая ведьма рядом - разве не эталон этого самого баланса... И как бы там ни было, я не хочу подвергать опасности тебя.
      У колдуна было что еще сказать по этому поводу, усталость и напряжение последних дней добавили ему раздражительности, но он взял себя в руки и не стал более утомлять Эвели. А девушка взяла колдуна под руку и потянула к кострам.
      - Пойдём, там кок превзошёл сам себя и нажарил лепёшек из водорослей! Рекомендую не пить его чай, приготовленный из морской воды.
      Фьерн поцеловал барда в макушку, позволяя увлечь себя подальше от леса. Они сели к костру и принялись за еду. Лепёшки из водорослей оказались ничем не хуже лепёшек из кабачков, которые бард очень любила, так что Эвели и Фьерн наелись до отвала. Им следовало собираться дальше, и эльфийка решила, что Койрэ станет проводником, но, разумеется, за друидом необходимо будет следить. После непродолжительных сборов, разделившаяся команда, часть которой собиралась отправиться вдоль берега, а часть пройти через лес, коротко попрощалась. Вместе с бардом и колдуном собрались дворф и трое матросов, оставшиеся, провожали их испуганными взглядами.
      - Звезда моей души, - высокопарно обратилась бард к Фьерну, пока они, стоя у границы леса, поджидали замешкавшихся у костра Койрэ и Зоилит, - ты так любишь приключения, что собираешься пройти вместе со мной весь этот дремучий лес?
      - Верней было бы сказать, - улыбнулся Фьерн, - что я так люблю тебя, сердце мое, чтобы влезать в бурелом, от которого неведомо чего ждать, да еще и вверять наши жизни рукам вспыльчивого, неуравновешенного мальчишки. - Его глаза, сейчас спокойные серо-голубые с солнечной искоркой, смотрели на Эвели. Он потянулся и ласково убрал за острое ушко барда выбившийся из прически локон. - Но с другой стороны, когда ты рядом меня не заботят, ни нервные друиды, ни странные буреломы, ни ведьмы из сказок.
      Эльфийка прильнула к нему, с улыбкой заглядывая в глаза.
      - Знаешь... я счастлива, что встретила тебя в Амне. Это самый большой подарок, который преподносила мне судьба. Как чудесно, что ты можешь выносить все мои причуды и капризы. А так же приключения пополам с неприятностями, которые обычно преследуют меня.
      Фьерн крепко обнял Эвели, и приник к её губам долгим неторопливым поцелуем, в очередной раз не в состоянии насытиться вкусом нежных губ девушки, но сейчас смакуя его, как изысканное яство. Ему действительно было наплевать на все вокруг. В самом деле, странный лес... Ха! Да будь впереди хоть все круги Абисса, это не могло бы разлучить их. Возможно, это место было не слишком подходящим для того, чтобы стоять и целоваться, но как ранее сказал Фьерн, для эльфа любовь похожа на песню, а для песни всегда есть время и место. Эвели не пугали ни предрассудки, ни дурные приметы, ни другая подобная чепуха. Во время своих путешествий она навидалась и наслушалась всякого, что зачастую противоречило одно другому. Поэтому бард просто наслаждалась моментом покоя и счастья, крепкими руками колдуна и его умелыми поцелуями.
      Стоящий поодаль дворф с усмешкой наблюдал за парочкой, а матросам явно хотелось отпустить пару соленых шуточек, но они не решались, будучи знакомы с магией Фьерна. Лес стоял в паре шагов от них - притихший и задумчивый, словно тоже наблюдал за поцелуем эльфийки и человека.
      - Ты готова продолжить путь, сердце мое? - спустя какое-то, довольно-таки продолжительное время, спросил колдун, нехотя возвращаясь к насущным делам. - Мы все взяли из лагеря? Запас еды на первое время… Конечно охота не проблема, но мало ли, всякое бывает, какие-нибудь инструменты?
      Сам Фьерн был уже собран, оружие, поспешно убранное в походный волшебный мешок, извлечено оттуда, копье привычно находилось за спиной, кинжал у пояса, а арбалет на лямке на плече. Иней, тем временем объявился, выпрыгнув из травы, и принялся бодать головой ноги Эвели. Девушка подобрала котенка с земли, тиская его и наслаждаясь ощущением его тёплой шёрстки.
      - Да мне и собирать-то нечего, милый. Все мои вещи в магической сумке. Благо с ней ничего не случилось.
      Разумеется, они взяли часть припасов, которые удалось спасти с корабля, а так же лепешки, заботливо приготовленные коком. У Эвели за спиной был лук, на поясе - кинжалы. Моряки, которые шли с ними вооружились, кто во что горазд, а у дворфа была секира. Сейчас он подошёл к парочке и хитро прищурившись, пробасил:
      - Мы собрались идти вместе, а толком не знакомы. Госпожу я знаю - её прекрасное пение сирены украшало наше плаванье. А моё имя Фаран Стоунфист.
      В этот момент возле них появился Койрэ.
      - Извините, что заставил вас ждать, - эльф немного прищурился. - Не хочу вас пугать, но... этот лес опасен не только болотами, змеями и троллями.
      - Рад знакомству, почтенный, - улыбнулся колдун дворфу, - я Фьерн Маррун. - Он хотел было сказать что-то еще, но затем обернулся к Койрэ. - И чем же еще? - колдун прищурился, глядя на друида. - Он кишит нежитью всех мастей и асассинами-дроу?
      Зоилит вслед за Койре подошла к Эвели и Фьерну, обнаружив, что появились еще желающие отправиться вместе с ними в путешествие. Дворф, кажется, немногим ранее помогал им сражаться с пиратами. Троих матросов она частенько видела на корабле. Один из них, невысокий, широкоплечий, с пронзительно-голубыми глазами и темными волосами, убранными в хвост, часто желал Зои хорошего утра, когда она прогуливалась по палубе. Двое других почти всегда были за работой. Она никогда не видела их отдыхающими. Зоилит приветственно кивнула им головой, слушая разговор друида и колдуна. Те же некоторое время препирались, обсуждая предстоящее путешествие.
      Эвели вновь ощутила то странное чувство, похожее на зов, исходящий от леса. Ей стало невыносимо более стоять здесь, теряя время. Она направилась к лесу, сказав, что все ужасные байки Койрэ может рассказать и по дороге. Подходя к деревьям, ей почудилось, словно те расступились, пропуская путников. Как только бард шагнула под их сень, она почувствовала концентрацию магии в воздухе, но настолько тонкую и едва уловимую, что не смогла определить ее природу. Сложно было понять, что таит в себе древний лес - угрозу или обещание скрытых возможностей.
      Койрэ обогнал ее и направился вперед, в качестве проводника, хотя тропа была ясно видна. В воздухе, как показалось друиду, витало что-то волшебное и очень могущественное. Эльф поморщился, продолжая свой прерванный рассказ.
      - Я не уверяю вас, но ходят слухи, что это место знавало магию: темную, могущественную. И возможно нам грозит опасность, - Койрэ драматично посмотрел на Эвели.
      - Ну опасность, так опасность, - повел плечом Фьерн, незаметно сосредотачиваясь на окружающей их магической, исходящей от леса, ауре, чтобы иметь возможность почувствовать малейшие её колебания, и направился за бардом. Иней некоторое время тревожно озирался, шевеля ушами, и в итоге залез к колдуну в сумку. - Мы с ней уже встречались.
      Зоилит молча следовала за остальными. Плутовка чувствовала, исходящую от леса силу, но это была не та магия, которую она знала. Возможно, это была сила леса, в котором живут друиды? Слова Койрэ ее немного пугали, но она упрямо шла вперед. Раз уж решила – ни за что поворачивать назад не станет. Зои оглянулась на их новых соратников. По выражению дворфа было трудно что-то понять, лица двоих матросов выражали только решимость - кажется, они ничего особенного не ощущали. Третий же матрос взирал на деревья над их головами с некоторой тревогой.
      - Я Зоилит. А как тебя зовут? - спросила она, пристроившись рядом. Матрос перевел взгляд на девушку и ответил с легкой улыбкой:
      - Я Ивсар. А твое имя я и так знаю, - добавил он, с легкостью переходя на "ты".
      - Хорошо, - улыбнулась в ответ Зои, затем вновь посмотрела на деревья. - Странный лес, верно? Совсем не такой, как у нас в Берегосте...
      - Говорят, этот лес заколдован, - пожал плечами Ивсар. - Но я не верю.
      Тропа по которой они двигались, явно была протоптана не только зверями. Эвели не имела особых познаний в поисках следа, но даже она поняла, что двуногие и скорее всего разумные существа явно здесь проходили. Лес был древним, это ощущалось при взгляде на гигантские стволы деревьев, покрытые мхами и вьющимися лианами, на высокие папоротники, покрывавшие края тропы и обмахивающие путников, словно гигантские опахала. Каждый скрип и шорох притихшего леса заставлял путешественников невольно вздрагивать и коситься по сторонам, в поисках источника звука. Тропа по началу прямая, начала извиваться и уводила всё дальше и дальше в заросли, а деревья над их головами сплелись в темную арку, сквозь которую изредка просвечивало небо.
      Иногда тропа разветвлялась, но Эвели словно чувствовала какую дорогу ей нужно выбрать. Барду порой казалось, что она слышит шёпот, звучащий среди колышущихся ветвей деревьев, а иногда она, вздрогнув, ощущала неведомый взгляд, - но стоило посмотреть в ту сторону как всё исчезало. Фьерн шел сразу за Эвели. Внешне колдун казался поразительно спокойным, однако на самом деле он был предельно сосредоточен и собран, его ледяная аура ощущалась лишь в нескольких дюймах от мага, но зато стала куда насыщеннее. Фьерн щурил глаза, стараясь увидеть что-либо в лабиринтах стволов, регулярно поглядывая на Эвели, которую будто что-то вело.
      Койрэ сначала собирался идти впереди, он отлично умел искать в лесу дорогу. Роль играли его врожденные эльфийские способности и друидские навыки. Однако, чувствуя, что этот лес не так уж и прост, он решил держаться немного в стороне, чтобы успеть защитить всех остальных в том случае, если возникнет опасность. Почему-то Койрэ был уверен, что магия, витающая вокруг, была создана не магией Круга Трясины, а чем-то другим или, скорее всего, кем-то другим. В любом случае, эльф не мог дать однозначный ответ, так как он был довольно плохо знаком с той магией, что подвластна волшебникам и колдунам. Правда, определенные стереотипы у него сложились, отчего нелюбовь ко всем, кто занимается колдовством, возникла в нем достаточно давно.
      Зоилит думала, что вести через лес их будет Койрэ, но казалось, что Эвели сама знает, куда идти. В лесу было темно и неуютно, и деревья стояли словно живые. Изредка девушке чудилось, что она слышит шепот.
      - Чувствуешь? Лес за нами наблюдает... - прошептал Ивсар. Зои только молча кивнула в ответ, озираясь с опаской. Она перевела взгляд на друида. Если он будет спокоен, то и ей не стоит волноваться. В конце концов, что страшного может ждать такой большой отряд, как они?
      Лес казался странно притихшим, поэтому они шли, не останавливаясь до самого вечера, стремясь пройти как можно больший отрезок пути. Наконец стало ясно, что привал всё же необходим, иначе при встрече с опасностью они окажутся обессилены долгим переходом. К тому же многие ещё не отошли от шока кораблекрушения.
      Эвели шла рядом с Фьерном, держа его за руку и высматривая что-нибудь более-менее подходящее для стоянки. К этому времени тропа вывела их в заболоченную местность, в которой квакали лягушки и стрекотали насекомые. Сгущались сумерки, и продолжать путь по топкой почве было бы просто опасно, ведь не у всех были эльфийские глаза, да и эльфы уже порядком утомились. Фьерн остановился, положив свободную руку Эвели на плечо, останавливая девушку.
      - Вон там, - он указал на сравнительно ровную полянку под деревьями не слишком близко к трясине. Она была не очень большой, так что немаленькому отряду пришлось бы чуть потесниться. Однако же в тесноте да не в обиде. Колдун повернул в сторону поляны и увлек Эвели за собой. Не оглядываясь на своих спутников, эльфийка послушно направилась следом.
      Несмотря на то, что она постаралась выбрать место как можно дальше от болота, усаживаясь на теплую скатку, что сохранилась в магической сумке, бард чувствовала нервную дрожь. Болота - частое явление в её родном лесу, тем не менее, всегда вызывали у неё безотчётный страх. Она несколько раз видела, как тонули в них эльфы, не имея возможности выбраться. Девушка отвела взгляд, стараясь не смотреть на покрывающиеся мглою топи и принялась разводить костёр. Исподволь она изучала свой отряд: Койрэ держался тихо и обособленно, даже не доставая колдуна, он вместе с Акхой уселся в самом тёмном углу поляны и прикрыл глаза. Видимо пытался мысленно прощупать лес, как умели друиды. Моряки, нарочито бодрыми, но всё же тихими голосами переговаривались и шутили с Зои, девушка явно приглянулась одному из них - темноволосому и голубоглазому. Дворф о чём-то разговаривал с Фьерном. Эльфийка слегка улыбнулась, присутствие колдуна внушало ей уверенность и немного отгоняло страх.
      Пока разбивали лагерь, колдун предложил дежурить в ночь по двое. Фьерну с дворфом предстояло стоять первую ночную стражу. Слишком уж ненадежным было это место, чтобы ставить дозорных по одному. И сейчас воин и колдун обсуждали детали. Договорившись, и оставшись довольными друг другом, мужчины разошлись.
      - Как ты? - спросил Фьерн, садясь рядом с Эвели. Иней вылез из сумки и прыгнул девушке на колени. Эвели отвела упавшую на глаза прядь чёрных волос и глянула на Фьерна, протягивая ладони к огню.
      - Когда я была маленькой, мы ходили на болота собирать клюкву и травы. Кое-что можно было есть, а кое-что использовать в зельях. Я очень хорошо помню, как один из детей, попавших в топь, медленно утонул, потому что вовремя не привели помощь. Не нравятся мне болота... - она поёжилась, но затем лукаво улыбнулась: - Но ягоды там растут вкусные.
      Иней боднул Эвели в живот, не получивший привычной ласки, котенок перепрыгнул к Фьерну и забрался ему на плечо.
      - Не волнуйся, - сказал колдун эльфийке, теребя Инея за ухом, - я не позволю топи предъявить на тебя права. – Самого Фьерна больше волновали твари, что, могли тут обитать.
      Тьма опустилась на поляну, и было видно лишь то, что освещал небольшой круг света от костра. Луны не было, и звёздочки проглядывали сквозь серые облака, затянувшие небо. Серебряная эльфийка вдохнула запах застоявшейся воды и тины. Море осталось далеко позади и, несмотря на недавний ужасный шторм, Эвели подумала, что сильно скучает по убаюкивающему плеску волн и пронзительному запаху солёной воды.
      Зоилит чувствовала себя вполне комфортно в компании моряков, недаром она столько времени прожила в гильдии воров, где женщин было всего ничего. К тому же плутовке было приятно немного пофлиртовать с Ивсаром - это помогало хотя бы ненадолго отвлечься от ощущения опасности.
      - Я тоже не люблю болота, - сказала она в ответ на реплику Ивсара, присаживаясь на поваленное бревно и вытягивая уставшие ноги. - Коварные создания - никогда не знаешь, куда можно наступить, а куда нельзя, и никакие способности, кроме лесных, не помогут.
      Ивсар, присел рядом с Зоилит и с усмешкой ответил:
      - Я больше боюсь того, что мы можем встретить, пройдя через эти болота.
      Другие моряки - Люк и Дэйв, зыркнули на него, но ничего не сказали. Худощавый Люк, лишь нервно посмотрел в сторону топей, словно пытаясь разглядеть нечто во тьме.
      - Вечно ты со своими россказнями, Ивсар, - наконец с нервным смешком заметил Дэйв, поджаривая над костром хлеб, наколотый на палочки. Зои пожала плечами.
      - А что там можно встретить? - сказала она, принимая у Дэйва кусочек поджаренного хлеба. - Никто не знает наверняка, а я не привыкла бояться неизвестности. Вот болота я знаю, это штука неприятная, поэтому я их опасаюсь, к тому же здесь наверняка живут какие-нибудь не особо приятные твари. - Она поежилась от ночной прохлады и задумчиво захрустела хлебом. Вот что ее совсем не радовало - это перспектива спать на болоте... вряд ли у нее вообще получится уснуть.
      Бард вспомнила про котёнка и усмехнулась, снимая его с плеча колдуна и целуя в мордочку. Девушка чувствовала, как веки наливаются свинцом, и подумала о том, какой долгий путь они проделали. Она завернулась в одеяла, прижав к себе Инея и мгновенно погрузилась в сон. Вскоре к ней присоединились и все остальные, за исключением Фьерна и Фарана.
      Над поляной царила тишина, лишь вдалеке мрачно ухал филин. Фьерн поправил одеяло на спящей Эвели и отошел к трепещущей границе светового круга. Он замер, опершись на копье и покрепче обернувшись в плащ. Темнота дышала затхлым, приторным духом влаги и гнили, до слуха колдуна доносился плеск болотной воды, отдаленные голоса невидимых тварей. В темноте мелькали болотные огоньки.
      Зоилит дремала, укутавшись в плащ и подложив под голову сумку. Рядом устроился Ивсар, и хоть он ее не касался, Зои ощущала тепло его тела. Люк и Дэйв тоже были неподалеку, и девушка чувствовала себя в относительной безопасности. Тишина болота, прерываемая редкими звуками воды и криками ночных обитателей, давила на нее. Но она была так измучена недавними событиями и длинным переходом, что вскоре погрузилась в некое подобие сна, в котором не было ничего, кроме пустоты.
      Сон каждого спящего напоминал глубокую чёрную яму, засасывающую сознание, словно вязкая топь. Удивительно, но и Фьерн задремал стоя. Невероятная тяжесть навалилась на его плечи, и он незаметно для себя осел на землю, опустив голову на колени, сморённый давящим сном. То же самое произошло и с Фараном. Поэтому они не увидели, как один за другим Дэйв и Люк проснулись, глядя в темноту застывшими глазами, и пошли вслед за мерцающими болотными огоньками. Вскоре тьма поглотила их...
      Эвели открыла глаза, ощутив дуновение ветра на щеках. Этот ветер принёс с собой манящий и тихий шёпот, окутавший эльфийку тёплым саваном неги. Она потянулась, а на её губах заиграла улыбка. Эльфийка поднялась, откинув одеяла, и шагнула в темноту, следуя за зовущим её голосом...
      Неизвестно, сколько ещё жертв получило бы в эту ночь болото, если бы не Иней, который подбежал к Фьерну и отчаянно мяукая, принялся скрести и покусывать его руку. Фьерн встрепенулся и подхватил Инея, хотя муть и не отпускала еще сознания колдуна. На зов питомца он привык реагировать на уровне рефлекса. На поляне кроме него остались лишь спящая Зои, Ивсар и Фаран. Друид и его волчица исчезли, также как и Эвели - одеяла всё ещё хранили тепло её тела. Картинка перед глазами двоилась, но Фьерн разглядел, что Эвели как в трансе идет в топь. Колдун рванул вперед со всей возможной скоростью и схватил барда, обвив рукой поперек ребер. Он потянул девушку назад, на ходу творя над поляной Развеивание Магии.
      Вздрогнув, Зои очнулась, словно всплыла на поверхность пруда с тяжелой, мутной водой. Она резко села, тяжело дыша. Рядом шевелился Ивсар, тоже просыпаясь. Но...
      - Где Дэйв и Люк? - хриплым голосом сказала она, тормоша Ивсара. - Куда они могли уйти?
      Плутовка с тревогой огляделась. Фьерн держал Эвели, словно не давая ей идти дальше... в болото? Девушка почувствовала, как по спине пробежал холодок. Она нигде не видела и Койрэ с волчицей... не мог же он уйти на ночную прогулку.
      Эвели принялась вырываться, всё ещё пребывая в сомнамбулическом состоянии, голос в её голове из сладостного шёпота сменился пронзительной нотой, требующей, чтобы она шла дальше. Словно не узнавая Фьерна, эльфийка несколько раз оттолкнула его, а в её глазах замерцало багровое пламя. Фьерн обхватил Эвели обеими руками, прижимая к себе, ледяная аура вокруг него усилилась, обволакивая их обоих. Колдун что-то мягко бормотал девушке в шею. Иней вертелся у них в ногах, встревожено мяукая и хватая Эвели за лодыжку.
      Фаран протирая глаза, изумлённо оглядывал поляну, а Ивсар глядя на Зои мутным взглядом, прошептал:
      - Ведьма из топей утащила их на дно...
      Магия Фьерна рассеяла давящий сонный полумрак, нависший над поляной; стали видны яркие звёзды, мерцающие в небе и угольки костра, слабо освещавшие напряжённые лица путешественников. Зои расширенными от ужаса глазами посмотрела на Ивсара.
      - Какая ведьма? Откуда ты знаешь? Эй! - она легонько потрясла его за плечи. - Ивсар, с тобой все в порядке? - Плутовка на мгновение обернулась на Фьерна с Эвели. Что с бардом такое? Девушке стало холодно и страшно. Почему болото действовало не на всех них? Или оно подействует на всех рано или поздно?
      Лунная эльфийка бросила пронзительный взгляд на котёнка и тот, зашипев и подняв шёрстку, отпрянул. В этот момент губы колдуна коснулись её шеи, и девушка замерла, прикрыв глаза.
      - Мне нужно... идти... - прошептала бард, а из-под ее ресниц потекли слёзы. Голос, зовущий Эвели стих, погасло пламя в глазах, и неожиданно она ощутила зверский холод и задрожала, прислонившись к Фьерну.
      - Это проклятое место, верно они говорили, - напряжённым голосом ответил Ивсар, вглядываясь в топи. - Ведьма звала меня во сне. Велела следовать за болотными огнями...
      Фаран шумно выдохнул, но ничего не сказал, бросив задумчивый взгляд на парня. Дворф думал о том, что возможно оставаться здесь было опаснее, чем идти дальше и бодрствовать.
      Ледяная аура колдуна ослабла, он отвел Эвели к кострищу и усадил к себе на колени. Укутав девушку одеялом, он крепко обнял ее. Фьерн и сам себе не хотел признаваться, насколько испугался, сердце колотилось часто-часто. Хотя лицо и оставалось спокойным.
      - Разожгите костер и очертите круг, вокруг стоянки... - попросил он спутников. - Это просто блудные огни.
      «Нет, конечно, не просто», - подумал колдун, - «но так будет лучше… Соль... Перец... Табак... Сделать круг ими...» Он перебирал в голове заклинания, но подходящего не находилось.
      - Я сделаю круг, - отозвалась Зои, поднимаясь. Потом посмотрела на Ивсара. - Ты разожжешь костер? Его пламя заставит ведьму замолчать... - неожиданно для себя добавила она, потом помотала головой, отгоняя непонятное ощущение - не хватало еще и ей поддаться зову ведьмы - и принялась рыскать в сумке с провизией, чтобы найти соль и перец.
      Табак оказался у Фарана. Вдвоем они обошли стоянку, оставляя на земле белые и темные крупинки. Туман, окутывающий разум Эвели, постепенно исчезал, оставляя странное томление где-то глубоко на задворках сознания. Вспыхнуло пламя костра, и его привычный и обыденный треск окончательно привёл её в чувство.
      - Что произошло? - голос эльфийки звучал хрипловато и соблазнительно, словно она только что проснулась. Ивсар стоял на краю круга, вглядываясь в темноту, будто надеясь разглядеть, куда ушли его товарищи. Фаран присел рядом с Фьерном и протянул фляжку с крепким напитком, пахнущим как бренди. Фьерн поблагодарил Зои и Ивсара за круг и костер, и приняв у дворфа флягу, он передал её Эвели.
      - Похоже, нас хотели отправить в топь, - ответил колдун, на чье плечо вновь влез Иней. - Но малыш нас спас. К сожалению, две души болото все-таки получило. - Тут колдун осознал, что Койрэ тоже пропал. Фьерн нахмурился. Все-таки мальчишка был друидом. Если позволил себя сманить - то плохим друидом.       Зоилит вернула перец и соль на место, немножко погрела руки у костра, потом поискала взглядом Ивсара. Зов ведьмы явно его не отпускал, он все еще высматривал что-то в темноте болота.
      - Ивсар говорит, что это их ведьма звала, - сказала Зои Фьерну. Кинув обеспокоенный взгляд на Эвели, она поднялась и подошла к моряку. - Может, посидишь у костра, погреешься? - мягким голосом сказала девушка, касаясь его плеча. Ивсар позволил Зои увести себя поближе к костру и сел рядом с плутовкой, слегка приобняв её левой рукой.
      Окинув поляну встревоженным взглядом, Эвели сделала несколько глотков из бутылки. Крепкий напиток обжог горло и девушка, наконец, согрелась, а дрожь утихла.
      - Койрэ исчез... - отметила она не зная какое именно чувство испытывает - облегчение от того, что её навязчивый спутник-страж сгинул или сожаление - всё-таки он был не так уж плох. Особенно в магии. А она по-прежнему ощущала призыв, хоть и ослабленный колдовством Фьерна. - Что вы предпочтёте? Сидеть здесь вечность, надеясь на защитную магию или идти дальше в неизвестность? - наконец спросила бард. Глаза её лихорадочно блестели.
      Услышав вопрос Эвели, Ивсар резко вскинул голову:
      - Конечно, лучше идти вперёд!
      - И куда вы ночью пойдете? - несколько раздраженно воскликнул Фьерн. - Оно нас запросто по одному на тропе сожрет. А шаг в сторону - топь! А сюда ему ходу нет. Пока круг цел. Главное на манок не идти. - Для верности колдун наложил еще пару охранных знаков.
      Упоминание об исчезновении Койрэ кольнуло Зои в сердце, но она почему-то верила, что с ним все будет хорошо. Или просто убедила себя, что так будет? Сейчас важно было позаботиться о тех, кто остался здесь. Она погладила Ивсара по руке.
      - Фьерн прав, - сказал полуэльфийка, умоляюще глядя на Эвели и Ивсара и ища поддержки у Фарана. - В темноте мы далеко не уйдем, но и спать нельзя. Дождемся рассвета.
      Эвели не обратила внимания на раздражение человека и закусила губу, жадно вглядываясь в темноту за защитным кругом.
      - Я отлично вижу в темноте, я буду проводником...
      - Нет! - неожиданно зычно перебил её дворф. Эльфийка изумлённо взглянула на него, словно лишь сейчас осознала его присутствие рядом. - Вы, миледи, немного не в себе, что неудивительно - этот лес кого угодно с ума сведёт, особенно чувствительных дамочек. Но будьте благоразумны и вспомните об опасности. Если вам не жаль себя, то подумайте, хотя бы о своих спутниках.
      На щеках эльфийки расцвели пунцовые розы, и она затихла, молча глядя в огонь. Ивсар, казалось, тоже успокоился под действием уверенного голоса Фарана и сжал ладонь Зоилит.
      На поляну выбежала волчица с серебристой шерстью. Это была Акха, подруга и любимица Койрэ. Умным взглядом посмотрев сначала на Эвели, затем на Зоилит, и наконец, на остальных, волчица плюхнулась на землю. Через несколько мгновений из темноты показались четыре силуэта. Впереди всех своей грациозной походкой скользил Койрэ, скрестивший руки на груди. Позади него шагали трое незнакомцев в балахонах цвета болотного мха.
      - Давно не виделись, - эльф окинул взглядом всю компанию. - Надеюсь, с вами все в порядке?
      «Кажется, я вернулся вовремя. Думаю, они не стали бы меня ждать... Еще чуть-чуть, и она бы слиняла».
      - Ах, да, я не представил вам своих братьев, - Койрэ указал на тройку эльфов. - Это представители местного друидского сообщества. Они именуют себя Кругом Трясины.
      Один из эльфов, самый высокий, немного нескладный и с большой головой отвесил поклон.
      - Мое имя Шессаниэль, но для друзей нашего брата я просто Шесс, - произнес он, уступая место другому эльфу, более упитанному и низкому, с темными глазами и страшным шрамом на лице.
      - Я Тралл, - представился тот, уставившись своими черными глазами на Зои. После этого он замолк, так как, по всей видимости, являлся эльфом немногословным и необщительным, что впрочем, было характерно для друида.
      - А мое имя Хилльнэа, - блаженным голосом пролепетала миловидная девица с длинными и словно струящими по ветру белокурыми волосами. Облик невинной красавицы нарушали лишь немного осунувшиеся черты лица. - Рада видеть вас в нашем лесу. Вы, должно быть, устали? Ваш друг уже рассказал нам, что с вами приключилось. Кораблекрушение - это ужасная катастрофа, вам повезло, что вы вообще остались в живых.
      - Фьерн Маррун, - невозмутимым голосом представился колдун, продолжая держать сердитую Эвели на коленях. Слова Койрэ его чем-то напрягли. И Фьерн не спускал с гостей внимательного взгляда. «По крайней мере, круг пропустил их – значит, не нечисть. Но теперь круг нарушен». Иней нырнул обратно в сумку и наблюдал за происходящим оттуда.
      Зоилит было сложно понять охватившее ее чувство, когда она увидела Койрэ, живого и невредимого, как всегда невозмутимого и немного надменного, хотя она уже боялась, что никогда больше не увидит молодого друида. Ее рука в руке Ивсара слегка дрогнула, но на лице эти эмоции никак не отразились. Плутовка с любопытством оглядела друидов. Вот, значит, какие они, когда в своем кругу, когда в лесу. Несмотря на недавние переживания, она вновь почувствовала интерес к этому сообществу. Хотя… они были не так-то просты, и расслабляться рядом с ними явно не стоило.
      - Я Зоилит, - представилась девушка, приветливо улыбнувшись.
      Эвели впилась взглядом в лицо друида - снова он пришёл по её душу.
      - Я надеялась, что тебя слопали медведи, дорогой Койрэ, - сладко пропела она. В общем-то бард была рада, что он жив, но голос зовущий вглубь топей не давал ей сосредоточиться, она чувствовала головокружение и внутреннее напряжение. Ивсар и дворф представились, также разглядывая друидов.
      - Мои друзья пропали в топях, - поспешно произнёс Ивсар. - Мы должны последовать туда же и найти их.
      - Нет! - снова отрезал Фаран. - Сначала дождёмся рассвета. Я хочу, чтобы топи были передо мной как на ладони.
      Койрэ присел рядом с Эвели и Фьерном, попутно улыбнувшись Зои, и посмотрел барду в глаза.
      - Ты ведь знаешь, что медведи никогда не причинят мне вреда, - он покосился на колдуна. - А вот твоего человечка могут слопать на закуску. Все равно от него мало толку.
      - Зимой медвежата впадают в спячку, - хищно щурясь улыбнулся Фьерн, - и их можно брать тепленькими, делать с ними что угодно. А я могу устроить зиму, - мягкий тон колдуна отдавал льдом, - где и когда угодно. Хочешь проверить, малыш? - До Койрэ донеслась волна мороза.
      - Снова петушиные бои… - пробормотала Эвели, посматривая на человека и эльфа.
      - Ты думаешь, меня пугает твой холодок? – Койрэ все не унимался, злясь, что Эвели на него не реагирует. – Мне ничего не будет стоить его растопить. Мы, друиды, довольно легко можем справиться с большинством ваших колдовских штучек. - Затем эльф посмотрел на барда, и кривовато улыбнулся. - С утра ты увидишь, как прекрасно можно жить в лесу, вдали от городов, - друид мечтательно взглянул на небо. - Жилища друидов воистину уникальны...
      Его собратья, тем временем, обратили внимание на Ивсара и Фарана.
      - Вам не о чем беспокоиться, - пропела Хилльнэа, разводя руки в стороны. - Пока они в нашем лесу, с ними ничего не случится. Тролли, по крайней мере, побоятся причинить им вред, потому что мы в таком случае, не оставим их безнаказанными. Хоть они и тупые твари, жить им тоже хочется...
      Эльфийку тут же прервал Шесс, который, как считал Койрэ, был самым старшим из этой троицы.
      - Мы можем отправиться на их поиски прямо сейчас, но я думаю, что более разумно будет дать вам немного отдохнуть, - друид посмотрел на Эвели и, едва улыбнувшись, добавил: - Я смотрю, вы вымотаны и обессилены.
      Койрэ немного нахмурился, не понимая, к чему клонил друид Круга Трясины. Он вновь посмотрел на Эвели.
      - Все в порядке?
      Зоилит совсем не понравился тон Хилльнэа, он был пушистым сверху и колким внутри.
      - Я вот совсем не устала, - заявила она, не выпуская руку Ивсара из своей. - Но я, как и Фаран, хочу дождаться восхода солнца... - Она немного помолчала, затем добавила, переводя испытующий взгляд с Хилльнэа на Шесса и обратно. - В топях есть куда более страшная вещь, чем тролли - это сами топи. Наши друзья могли просто заблудиться и утонуть... Или их могли заманить пляшущие огоньки.
      Взгляд высокого эльфа, назвавшегося Шессом, странно подействовал на Эвели - она вдруг почувствовала освобождение от шепчущего голоса и обычную усталость. Бард сонно опустила голову на плечо Фьерна, обнимая его. Эльфийке было уютно и спокойно, впервые с тех пор, как она покинула каюту перед штормом. Отвернувшись от Койрэ, Фьерн ласково погладил Эвели по растрепавшимся волосам. Он чувствовал, что девушка расслабилась, её дыхание, касавшееся его шеи, стало более глубоким и ровным, а биение сердца - спокойным.
      - Сейчас мы никуда не пойдем, - твердо сказал колдун. - Рассвет расставит всё по местам.
      Фаран заметил, что эльфийка и Ивсар успокоились и усмехнулся в бороду, снова доставая свою флягу. Моряк же теснее прижал к себе Зои, задумчиво разглядывая то одного друида, то другого. Шесс кивнул, соглашаясь с Фьерном. Он тут же присел немного в стороне и через несколько мгновений к нему присоединились Тралл и Хилльнэа.
      Уютно устроившись в объятиях Ивсара, Зоилит поглядывала на Койрэ, время от времени переводя взгляд на остальных друидов.
      «Обязательно ему быть таким... занудой?», - подумала она. – «Интересно, как будет вести себя эта троица? Будет тоже говорить о важности сохранения баланса и все такое?»
      - А как друиды живут в лесу? На деревьях? - ляпнула Зои.
      - Нет, - отрезал Койрэ. - На деревьях живут только идиоты.

0

10

Глава 9.
      Сквозь дрему до Эвели порой долетали голоса и треск костра, а очнувшись утром на рассвете, она чувствовала себя странно потерянной и практически не могла вспомнить событий ночи. На поляне по-прежнему находились друиды, терпеливо ожидающие своих гостей, никто не спал кроме неё и Ивсара. Бард слегка удивилась этому, но ничего не сказала. Выбравшись из одеяла и объятий Фьерна на прохладный утренний воздух, эльфийка поёжилась. Её шерстяное платье пропиталось росой по подолу, несмотря на одеяло и шаль. Эвели расчесала волосы и заплела их в косу, а умывшись из фляги бард почувствовала себя вполне отдохнувшей. Вернувшись к костру, она чмокнула Фьерна в макушку и достала лепёшки из водорослей, чтобы подогреть их на костре. Затем протянула Зои маленький мешочек, от которого исходил странный, но очень приятный аромат:
      - Тут кофе, можем сварить.
      Зои попыталась разбудить Ивсара, но тот пробормотал что-то неразборчивое и продолжил спать. Девушка пожала плечами, решив разбудить его немного попозже. Она кивнула Эвели, забирая у нее мешочек с молотыми зернами кофе. Отыскав среди снаряжения маленький котелок, плутовка наполнила его водой из фляги, и вскоре над полянкой разлился изысканный аромат. Зои наполнила разнокалиберные кружки бодрящим напитком и предложила их присутствующим.
      Иней уже сновал в траве, забавно фыркая на холодную росу. Фьерну вдруг почудился чей-то крик на болоте. Он тряхнул головой - крик не повторился. Колдун вздохнул и тихо ругнулся.
      - Как ты? - спросил он Эвели, обняв девушку со спины за талию. Эвели повернула голову, искоса глядя на Фьерна, и улыбнулась:
      - Всё отлично. Рядом с тобой и не может быть иначе...
      Колдун в ответ поцеловал Эвели в висок и приступил к завтраку. Найдя для Инея сушеной рыбы, он запил горячим кофе пару галет и быстро собрался. Внимание колдуна привлекли вещи пропавших моряков.
      - Надо бы забрать. Им они вряд ли теперь понадобятся. - Фьерн был уверен, что оба уже упокоены ненасытной трясиной. Бард кивнула, потягивая свою порцию кофе, с наслаждением вдыхая аромат и слегка жалея, что к нему нет молока.
      Койрэ этой ночью не стал медитировать, он предпочёл просто подождать рассвета. Его немного смущало, что все разделились по парам, что Зои со своим новым ухажером, а Эвели с её недалеким, по мнению друида, колдуном. Эльф бросил взгляд на Акху. В эти мгновения лесной эльф внезапно ощутил, как он одинок. Его расстроенный взгляд поймала Хилльнэа. Она улыбнулась и покачала головой.
      - Держи, - сказала Зои, подходя к Койрэ и поднося ему кружку с кофе. - Может, это немного поднимет тебе настроение - ты такой печальный.
      Койрэ взял кружку из рук Зои и попробовал напиток на вкус. Возможно, это было довольно странно, но кофе попался ему впервые. В лесу этот напиток не был популярен, а в города друид заходил редко.
      Не один Фьерн услыхал вскрик в глубине топей. Фаран уже давно позавтракавший, вглядывался вдаль, недовольно хмуря брови.
      - Я думаю, нам не стоит задерживаться и тратить хоть каплю солнечного света, - наконец произнёс дворф, поворачиваясь к остальным.
      Ивсар проснулся и выглядел таким же растерянным как Эвели. Он молча поел и принялся собирать свои вещи. Шесс заявил, что больше не стоит медлить и пора отправляться в дорогу.
      - Вы готовы? - спросил Койрэ, глянув на Эвели.
      - Хватит тянуть время, - грозным голосом выдавил Тралл.
      Койрэ немного удивился тому, что этот молчун заговорил. Казалось, что Шесс и Хилльнэа были не меньше удивлены, но старались не подавать виду.
      - Да, действительно, - высокий эльф осмотрел всех, находящихся на поляне. - Тралл прав.
      Друиды развернулись и направились в лес. Койрэ тут же соскочил с места, бросив немного разочарованный взгляд на Эвели, потому что она его игнорировала, и направился за членами Круга Трясины.
      Зоилит недоуменно посмотрела вслед Траллу. Впрочем, его тон вполне сочетался с его внешним видом. Она быстро выплеснула остатки кофе и ополоснула котелок и кружки. Это заняло некоторое время, так что они с Ивсаром оказались в самом конце процессии.
      - Ты в порядке? - спросила девушка моряка, вышагивая бок о бок с ним.
      - Да... - отозвался он, не отрывая взгляда от какой-то точки далеко впереди. - Не волнуйся, все будет хорошо, - немного рассеянно улыбнулся мужчина.
      Эвели следовала за друидами, не замечая взглядов Койрэ. Эльфийке было не по себе - голос, звучавший в ночи, пытался вернуться вновь, но не мог пробиться к барду, возможно благодаря охранной магии Фьерна, который предпочел усилить вчерашние заклинания. Несколько часов она шла, пытаясь поймать то ночное чувство, но наконец, сдалась. Болото они преодолевали с лёгкостью, следуя сразу за друидами, которые будто знали куда ступать. Днём лес казался не таким зловещим и мрачным, но бард помнила, что мнимая устойчивость болота и была его главной опасностью.
      Путь продолжался пару часов практически в полном молчании, пока они не нашли шляпу одного из моряков, кажется Люка. Неизвестно было, как он смог так далеко забраться, но факт оставался фактом. Эвели эти смерти мало заботили и лунная эльфийка по-прежнему стремилась вперёд. Со стороны лишь чуткий наблюдатель мог заметить, что девушка стала более пассивной и нечувствительной к окружающей обстановке. Раньше внутри нее пылал огонь, впрочем, это не зависело от драконьей крови, такова была ее натура. Теперь же барду даже не хотелось петь. Казалось, что она прислушивается к чему-то недоступному для слуха простого смертного.
      Фьерн шел на шаг позади Эвели, держа девушку на виду: болота коварны, а глаз на затылке у колдуна не было. К тому же, молодому магу казалось, что с бардом что-то происходит. Что-то неясное и тревожное. Сам колдун чувствовал нарастающее раздражение, ночью он уже был готов размазать этого нахального сопляка Койрэ, только Эвели в некотором роде уберегла друидову шкурку. С этим раздражением надо было что-то делать.
      Друиды двигались в глубь леса, топи становились все более непроходимыми, но члены Круга Трясины отлично знали дорогу через них, отчего никто ни разу не оступился. Койрэ это удавалось так же хорошо, как и коренным жителям леса. Все-таки, его способности друида оказывали немалую помощь в таких делах, как выживание или разведка, несмотря на то, что эльф предпочитал этим навыкам изучение друидской магии.
      По мере того, как они углублялись в лес, Зоилит становилось все более не по себе. Ее не отпускало чувство, что их заманивают в ловушку, да и у Ивсара взгляд становился все более отрешенным и чужим. В какой-то момент она взяла его за руку, но он, похоже, даже не заметил.
      На протяжении всего пути Эвели казалась такой же странно притихшей. Сама же бард не замечала ничего необычного, даже того, что практически забыла о своих спутниках. Голос, шепчущий её имя, явно принадлежал женщине, приносимый с ветром он запутывался в ветвях деревьев, цеплялся за травы под ногами эльфийки, когда она ступала по ним. Но слышали голос лишь она и Ивсар.
      Путь до лагеря Круга Трясины занял несколько часов. Когда солнце уже находилось в своем зените, Шесс, Тралл и Хилльнэа наконец остановились у двух, таинственным образом переплетенных, деревьев.
      - Сразу за этими вратами..., - Шесс, расплывшийся в улыбке, указал на небольшой проход между крепкими стволами деревьев, от которых в стороны расходилась непроходимая живая изгородь, играющая роль забора, - находится наше скромное жилище. Будьте добры, проходите!
      Койрэ первым шагнул между деревьев и тут же в удивлении разинул рот. Такого он не видел ни разу за всю свою жизнь. Деревья, находящиеся на территории Круга были разнообразным образом изогнуты и исковерканы. Какие-то из них переплетались с другими, вторые расходились надвое, третьи сгибались в стволе и продолжали змеиться по земле, словно виноградные лозы. Повсюду стояли каменные статуи, чучела животных и небольшие хижины, в которых, по всей видимости и жили друиды. Такая обстановка эльфу сразу не понравилась.
      «Что они сделали с этими деревьями?.. И зачем им чучела животных?»
      - Ну как? - пропела Хилльнэа, прошедшая сквозь проход сразу за Койрэ. - Тебе нравится?
      - Довольно мило, - солгал друид, не веря своим глазам.
      На взгляд Зои, врата из переплетенных деревьев выглядели довольно неприятно. Ей показалось странным, что друиды так поступили с деревьями - разве они не должны жить в гармонии с природой? Они с Ивсаром топтались в самом конце, ожидая, когда через врата пройдут остальные.
      Бард равнодушным взглядом оглядела жилище друидов и повернулась к Койрэ, словно только что вспомнив о нём:
      - Да уж красота... Но я, знаешь ли, ненавижу чучела зверей и даже звериные шкуры мне не очень-то приятны.
      Девушка попыталась вспомнить разговоры о друидах, что они вели на корабле, но мысли спутывались и уплывали, не задерживаясь надолго. Эвели задумчиво потёрла белый лоб, с удивлением обнаружив, что он очень горячий. А она и не замечала.
      Фьерн всё больше хмурился. Зачем они вообще сюда притащились? Иней то и дело перебирался с одного плеча колдуна на другое. Он явно нервничал и на входе в странную обитель нырнул глубоко в сумку. Фьерну казалось, что их цель - скорее пересечь болота, а не торчать тут у не покой кого. Колдуну доводилось прежде бывать на болотах, правда с надежным опытным проводником и тогда он поразился, как коверкается жизнь в гнилой воде. Уродливые животные и растения. Колдун вздохнул: "Неужели и эта троица искажена гнилой водой, как и их жилище?". От мыслей его отвлек жест Эвели. Его рука повторила её движение.
      - У тебя жар, - тихо прошептал он эльфийке.
      Ивсар прошёл через ворота, потянув Зои за собой так сильно, что она споткнулась и чуть не упала. Он больно сжал ей руку, но даже не заметил этого.
      - Эй, Ивсар, очнись! Ну что с тобой? - проговорила Зои, пытаясь высвободить свою руку из его хватки - он так сильно ее сжимал, что плутовка уже боялась, как бы он не сломал ей кисть.
      Фаран замер в проходе, недоверчиво вглядываясь в друидское жилище, но эльфы подтолкнули его вперёд, улыбаясь.
      - Будьте гостями, не стесняйтесь...
      Тралл тут же побрел к своей хижине, оставляя друидов и жертв кораблекрушения у входа. Хилльнэа поклонилась своим гостям и побежала в другое жилище.
      - Она пошла за нашим Предводителем, - пояснил Шесс. - Он очень занят. Это он решил создать Искаженную Рощу, наш дом. Он мудрый эльф. Говорит, что его направляла богиня. Она нашептывала ему все, что нужно сделать. И благодаря этому мы стали могущественнее... - Тут друид поймал недовольный взгляд темного эльфа, направляющегося к ним. Казалось, тому не понравилось, что Шесс говорит слишком много.
      - Добрый день, вы должно быть те самые выжившие после кораблекрушения? - дроу нахмурился. - Я Морртер, правая рука нашего Великого Предводителя. Рад видеть вас в нашем жилище.
      Койрэ был удивлен и слегка встревожен.
      - Они очень странные, - шепнул он Эвели. - Друиды никогда бы не стали так издеваться над природой... Искаженная Роща? Что за бред?!
      Эвели пожала плечами:
      - Это ты их нашёл, попытайся выяснить что-нибудь.
      Плутовке тоже не понравился ни вид рощи, ни ее название. «Не могут они быть нормальными друидами, ну никак не могут», - думала она. Еще больше ее в этом убедил появившийся дроу. Она общалась с парочкой темных эльфов, пока была с гильдией воров, и благодаря им, у нее сложилось не самое лестное представление об этой расе.
      - А откуда вы узнали о кораблекрушении? - рискнула спросить Зоилит. Моряк, наконец, отпустил ее, и плотно сжимая губы, посмотрел на вновь прибывшего эльфа. Его зрачки казались слегка расширенными. Фаран незаметно приблизился к нему, не спуская руки с оружия.
      Маленькие бисеренки пота выступили на висках барда, а голова закружилась. Она сделала неверный шаг, схватившись за руку колдуна.
      - Мне нужно где-нибудь присесть...
      Фьерн усадил Эвели на ближайший пень.
      - Это кровь?- заглянув девушке в глаза, спросил колдун. Он коснулся ладонью её лица и встревожено закусил губу. Хмурясь, порылся в сумке и вручил барду найденное исцеляющее зелье. Он не слишком на него надеялся, но всё же, наверное, стоило попробовать. Лунной эльфийке стало немного полегче, когда удалось сесть и принять лекарство. Она прислонилась к стоящему рядом колдуну и покачала головой:
      - Я не знаю... Может это какая-то болотная лихорадка.
      В это время Хилльнэа вышла из хижины вместе с Предводителем. Глава Круга Трясины был высоким и крепким эльфом с длинными серебристыми волосами. Темные, практически черные глаза приятно гармонировали с ярко выраженными скулами и прямым носом. Его облачением была нехарактерная для друидов алая мантия, а на спине висела медвежья шкура, выполняющая роль плаща. Вместо шапки красовалась кабанья морда без нижней челюсти.
      - Дитя, - он пафосно обратился к Зои, в ответ на ее вопрос, глядя на девушку взглядом полным непонимания и даже презрения. - Мне известно все, что происходит в моем лесу, и в округе.
      Заметив мужчину, Шесс и Морртер тут же упали на колени и низко поклонились Предводителю. Койрэ не знал, что делать. С одной стороны, он тоже был друидом, но с другой, он не собирался так унижаться, поэтому, парень лишь отвесил скромный поклон. Ему казалось, что эти друиды больше походили не на братьев, живущих в равенстве, а на слуг-фанатиков, поклоняющихся тирану.
      - Представьтесь, - грозно и властно потребовал Предводитель, осматривая всех спасшихся по очереди.
      Зои терла руку, гадая, не останутся ли теперь на ней синяки. Она некоторое время настороженно разглядывала Предводителя.
      - Я Зоилит, - сказала девушка, наконец, слегка поклонившись, ну, на всякий случай, хотя у нее совершенно не возникло чувство уважения к этому эльфу. Живет в болоте, коверкает деревья... Может, для этого и надо большой силой обладать, но восхищения она не заслуживала.
      Бард слегка округлила глаза, увидев предводителя друидов - он выглядел таким напыщенным, словно король в своём маленьком королевстве.
      - Моё имя Эвели Неррель, - ответила она, надеясь, что голос звучит как обычно звонко и мелодично и никто кроме Фьерна не заметит, что ей нехорошо. Ивсар глухо назвал своё имя, глядя в землю, а дворф пробурчал своё, так что его с трудом можно было разобрать.
      - Фьерн Маррун - невозмутимо холодно представился колдун. Его едва заметный поклон находился на грани вежливости и издевки. Ладонь молодого мага лежала на плече Эвели, а колкий взгляд скользил от главы круга к его помощнику дроу и обратно. Сказать, что они не нравились колдуну, значило ничего не сказать. Незаметным жестом он показал стоящему неподалеку Фарану, что стоит держаться вместе. Койрэ немного помедлил, а затем все-таки решил представиться. Терять ему, в любом случае, было нечего.
      - Койрэ, - он посмотрел на главу Круга Трясины, а затем на друидку, которая стояла немного в стороне. Предводитель улыбнулся, разводя руки в стороны. Этот жест странно напоминал жесты остальных друидов.
      - Что же, чрезвычайно рад видеть вас в моей Искаженной Роще. Я думаю, вы устали? Может быть, вы голодны? Или истосковались по мягким и удобным кроватям? Если пройдете вперед, то за хижиной Тралла вы найдете горячий источник, в котором сможете искупаться и расслабиться.
      Предводитель вел себя странно на взгляд Койрэ. Вроде бы, он был довольно приветлив и дружелюбен, но в его манерах все время проскальзывала надменность и даже гордыня. Он явно ставил себя намного выше всех присутствующих. Койрэ так же скромно вновь поклонился, а затем позвал Акху и направился в ту сторону, где по описанию друида располагался источник. Оказалось, что Роща намного больше, чем было видно от входа. За хижиной Тралла находился высокий плетеный забор с маленькой калиткой. Пройдя через нее, друид тут же сбросил с себя не первой свежести одежду, и забрался в неглубокий водоем, от которого поднимался и завивался узелками полупрозрачный пар. Вода была и правда теплой, даже горячей, но не обжигала. Эльф прикрыл глаза, пытаясь расслабиться и изучить природу этого странного места.
      Зоилит еще некоторое время разглядывала Предводителя друидов и остальных обитателей Искаженной Рощи, потом оглядела своих спутников. Похоже, здесь никому не понравилось, оставалось только удивляться, почему Койрэ так запросто принял приглашение Предводителя друидов окунуться в горячем источнике. Ей показалось, что Эвели выглядит довольно бледной, и она подошла поближе к ней и Фьерну, осторожно потянув Ивсара за собой, надеясь, что тот не станет больше сжимать ее руку, как тисками.
      - Что вы об этом думаете? - шепнула девушка. Эвели поднялась с пня, почти не воспользовавшись помощью Фьерна. Она хотела взять себя в руки и заставить свой организм подчиниться. Тем более, слова о горячем источнике напомнили барду, что вода обычно помогала снять напряжение.
      - Я думаю, что давно не мылась как следует. Я не хочу гневить хозяев этого места. Во всяком случае, пока ещё ничего не ясно...
      Источник был разделен на части, отгороженные высокими камнями, так что каждый мог выбрать себе ямку по вкусу и не смущая соседа спокойно расслабиться. Подойдя к увитому зелёным вьюном камню, Эвели принялась раздеваться, а затем медленно вступила в воду, постепенно привыкая к высокой температуре. Со стороны было заметно, что за последние несколько дней она изрядно похудела и выглядела ещё более хрупкой и миниатюрной. Эльфийка обхватила себя руками за плечи и опустилась в воду, прикрыв глаза. Её длинные волосы всплыли на поверхности, обрамляя бледное, точёное лицо. Сейчас ей как никогда подходило её бывшее прозвище.
      Фьерн и сам испытывал потребность в омовении, однако решил подождать, и убедиться, что тут нет подвоха. Поэтому он расположился неподалеку от источника на камне и, достав свой журнал для магических записей, принялся делать заметки свинцовым карандашом. Настораживало, что любознательный Иней так и не выбирался из своего укромного уголка. Строчки ложились неровно, слова путались и спотыкались друг о друга. Точно так же, как и мысли колдуна. Он то и дело бросал косые взгляды в сторону источника, беспокоясь за эльфийку.
      Зоилит невольно обрадовалась словам барда. Раз уж более опытные спутники решили воспользоваться источником, то почему бы и ей так не поступить? Она вновь потянула Ивсара за собой - у плутовки уже начало складываться впечатление, что по собственной воле он в этом месте двигаться не будет. Источник ей очень понравился - сразу же ужасно захотелось окунуться. Она тут же скинула с себя одежду, нимало не смущаясь перед моряком, даже надеясь на то, что это выведет его из странного состояния, и скользнула в горячую воду, едва ли не застонав от блаженства.
      - Прыгай ко мне, - игривым голосом позвала она мужчину. В голубых глазах Ивсара промелькнуло нечто похожее на эмоции, и когда он очутился в бассейне вместе с девушкой, вода также унесла его заботы и тревоги. Молодой моряк снова стал самим собой и сжал Зои в объятиях, заглядывая ей в глаза.
      - Всё будет хорошо, - прошептал он.
      На мгновение Зоилит ощутила себя в безопасности в объятиях мужчины, который ей нравился. Ей захотелось поверить, что она не в горячем источнике посреди неизвестных топей, а в горячей ванне в одном из домов Врат Балдура, и у них с Ивсаром впереди долгая ночь любви, но реальность была куда менее радостной, и она очень мягко отстранилась от него, оставив руки на его плечах.
      - Да, все будет хорошо, - прошептала она, глядя ему в глаза. - Когда мы вместе выберемся отсюда...
      Плутовка нежно поцеловала его в губы, потом ополоснулась, тщательно вымыв волосы. Выбравшись на камень, она прополоскала свое платье, смывая с него морскую соль, затем расправила на камне и провела над ним рукой, охваченной слабым огненным заклинанием. Воздух наполнился паром, но платье стало почти сухим. Одевшись, Зои поднялась и посмотрела на Ивсара. Моряк попросил плутовку, чтобы она просушила и его одежду и пока девушка это делала, разглядывал её восхищённым взглядом.
      - Ты такая красивая и умелая, Зоилит. Зачем ты таскаешься с этими непонятными личностями? Когда выберемся из леса я смогу найти для тебя хорошее место волшебницы в любом городе, где есть порт - у меня много знакомых. Или мы могли бы вместе устроиться на один корабль.
      Зоилит отдала сухую одежду Ивсару и несколько мгновений смотрела на чуть мутноватую воду.
      - Просто все как-то запуталось... - сказала она. - Я много лет жила во Вратах Балдура, а потом решила все поменять. Пришлось спасать свою жизнь, вот я и оказалась на корабле, а с Эвели мы раньше встречались, вот я с ней и общалась... и с теми, кто с ней. - Она коснулась руки Ивсара, заглянув в его глаза. - Спасибо за предложение. Если выберемся, я подумаю, что дальше делать со своей жизнью... А пока пойдем, разыщем остальных. Я не хочу здесь долго оставаться.
      Искаженная Роща определенно не нравилась Койрэ, но об источнике он был совсем другого мнения. Его очень сильно обрадовало, что он, наконец, получил возможность нормально помыться и отдохнуть. Акха, которая, по всей видимости, тоже устала, исчезла, отзывая сама себя, оставив друида наедине со своими мыслями.
      «Ручаюсь, что все не так хорошо, как говорит этот Предводитель... Не могут настоящие друиды так изуверски относиться к живой природе. Деревья, животные... Даже злые друиды ведут себя намного гуманнее. Такое ощущение, что этот Круг Трясины действует не в собственных интересах. Как будто бы они все подчиняются какому-то монстру! Или этот Предводитель полный псих, раз допустил здесь такое».
      Эльф устремил свой взгляд на небо. Он был уверен, что в этом месте искажены не только деревья.
      Горячий источник словно вдохнул новые силы в серебряную эльфийку, она ощутила, как вода смывает болезненное состояние, а голос, звучащий в её голове совсем стих. Вылезать на холодный воздух не хотелось, но зато это взбодрило ее окончательно. Эвели переоделась в сухую одежду - рубашку из тэйского хлопка нежно-лилового цвета и замшевые лосины, которые обычно носят рейнджеры - у барда были с собой вещи на все случаи жизни. На груди тускло блеснул кулон из лунного камня, когда она подошла к Фьерну и положила руки ему на плечи.
      - Давай теперь и ты окунись, Фьерн, а я покараулю, со мной уже всё в порядке и магия барда при мне. На животных она по любому подействует. Если бы нас хотели убить - они бы уже могли попытаться, я думаю.
      Фьерн внимательно оглядел Эвели, словно желая окончательно удостовериться в ее здравии.
      - Пожалуй, ты права, сердце моё, - он убрал журнал в сумку, достал смену одежды из её магического кармана, встал с камня и поцеловал девушку в висок. - Береги Инея, не хочу, чтоб из малыша набили чучело.
      Подойдя к источнику, колдун еще раз придирчиво осмотрел его, сбросил одежду на камень и погрузился в исходящую паром воду. Фарана они не видели, и было неясно, залез дворф в источник или нет, однако слышали, как он что-то спрашивает у одного из друидов, а тот тихо ему отвечает. Эвели наблюдала за расслабляющимся в источнике Фьерном, задумчиво поглаживая котёнка, который уютно устроился на коленях девушки. Искажённая Роща вызывала мрачное, давящее ощущение, хотелось забраться под тёплое одеяло и уснуть, скрывшись от угрюмых взглядов чучел животных и лёгкого потрескивания искорёженных деревьев.
      Горячая вода уносила дорожную грязь и пот, расслабляла усталое тело до такой степени, что хотелось прикрыть глаза и задремать. Однако Фьерн решил не разлеживаться, как следует ополоснулся и тряхнув волосами вылез на берег. Воздух был прохладным, что колдуну даже понравилось. Натянув запасные штаны, сапоги и легкую куртку - рубашку надевать не стал, всё равно болото её погубит - прополоскал снятое и развесил сушиться на ближайшем кусте.       Фаран, грузно переваливаясь, вышел к их части источника и посмотрел на барда и колдуна:
      - Этот Морртер или как его там, настаивает, чтобы мы переночевали здесь. Говорит, что иначе болотные огоньки уведут нас в топи поодиночке.
      Эвели вздрогнула, вспомнив мрачное болото у своих ног.
      - Думаю это можно, но надо быть настороже.
      Слова Фарана заставили подошедшего Фьерна нахмуриться вновь.
      - А кроме того, надо держаться вместе. Или хотя бы по несколько наших. Не думаю, что стоит оставаться кому-то из нас один на один с местными. Странные они. Я бы не рискнул доверяться им. - Колдун говорил очень тихо, памятуя о прекрасном слухе эльфов.
      Когда Койрэ вылез из воды, ему показалось, что воздух вокруг был слишком холодным. Друид поспешил одеться и вернуться на пятачок, где их встретил Предводитель. Теперь там осталась только Хилльнэа и еще один друид, которого они прежде не видели - эльф с кожей синеватого оттенка и фиолетовыми глазами. У этого друида были жесткие и стоящие ежиком черные волосы, а черты лица довольно грубы для эльфа.
      - Это Престон, - представила его Хилльнэа, заметив Койрэ. - Будьте знакомы.
      - Очень приятно, - Койрэ протянул руку для рукопожатия. Престон подозрительно посмотрел на лесного эльфа, но все-таки протянул ладонь в ответ. - Мое имя Койрэ.
      - Что же, мне пора, - голос у Престона оказался очень низкий и громкий. Друид Круга Трясины отвернулся и пошел прочь, оставляя Койрэ наедине с Хилльнэей. По мнению Койрэ она была самой странной из всех местных, так как вела себя не столь высокопарно и надменно. Казалось, что сюда она пришла недавно.
      - Все в порядке? - спросила эльфийка. - Я ведь чувствую, что ты как-то скован? Тебя что-то волнует?
      Койрэ помолчал, не зная, стоит ли доверяться этой девушке.
      - Если честно, то... да, - друид уставился в землю. Хилльнэа положила руку ему на плечо и пропела своим блаженным голоском:
      - Я понимаю, что тебе сейчас тяжело, я даже знаю, что именно тебя волнует...
      Койрэ бросил на эльфийку испуганный взгляд. Меньше всего ему хотелось, чтобы кто-то сейчас вторгался в его личное пространство. Тем более, незнакомая ему друидка из очень подозрительного Круга.
      - Не бойся, - надрывно прошептала Хилльнэа. - Я не скажу ей, мы с тобой почти что родные, так что я всегда поддержу тебя. Этой ночью ты должен будешь нам помочь...
      - В каком смысле помочь? - друид нахмурился, подозрительно глядя на эльфийку.
      - Ты все поймешь, а пока позови своих друзей к столу, - Хилльнэа улыбнулась и направилась прочь. - Мы обычно обедаем вон в той хижине. Подходите туда через несколько минут. И еще кое-что... Этой ночью вы должны переночевать здесь. Это ты тоже должен передать своим, - после этих слов, друидка ушла в хижину. Койрэ тут же вновь вернулся к источникам, и подошел к Фьерну, Фарану и Эвели.
      - Хилльнэа просила передать, чтобы мы проходили к столу, а после, она любезно предложила нам здесь переночевать, - друид встретил взгляды Фьерна и Эвели. - Или вы уже знаете об этом?.. - он покосился на Фарана. Дворф сложил могучие руки на груди и мрачно кивнул.
      - Они не отравят нас? Я предпочитаю поесть то, что мы с собой принесли.
      Стоило услышать о еде, как желудок Эвели заурчал, намекая, что в последнее время она очень плохо питалась. Эльфийка усмехнулась и кивнула Койрэ:
      - Наверное, и, правда, лучше не рисковать. Хотя отказываться невежливо… Ну ладно, там разберёмся, веди нас к столу.
      Она пошла следом за друидом, на ходу позвав Зоилит и Ивсара. Эвели раздумывала настолько ли она голодная и усталая, чтобы оставаться в этой роще. Бард прошептала Фьерну на ухо:
      - Это не самая милая роща на свете, но мне кажется, что за её пределами гораздо опаснее, поэтому давай переночуем тут.
      - Караулить будем всё равно парами, - тихо хмыкнул в ответ Фьерн, направляясь вместе со всеми на импровизированный званый обед. Колдун был голоден, но не настолько, чтобы принимать пишу в этом подозрительном месте, какое-то время он и на сухарях протянет. - Не знаю, - шепнул он Фарану, - как на счет отравы, но мало ли что... Могут и дурмана насыпать. Эта девица определенно со странностями.
      Койрэ не стал подозревать друидов и принялся есть все, что ему предлагали. Друид мудро рассудил, что отраву ему всяко не стали бы подсыпать по двум причинам. Во-первых, Хилльнэа чего-то хотела от него этой ночью, следовательно, за ужином ему не грозила опасность. Во-вторых, если бы Кругу Трясины и пришла в голову мысль избавиться от всей их компании, они бы сделали это более изощренным способом, чем отрава.
      Друиды сразу заметили, что их гости, за исключением Койрэ, отнеслись к еде с недоверием, но делали вид, что все в порядке. Предводитель сидел за отдельным столом, поглядывая на всех надменным взглядом.
      - Кажется, только ты нас ни в чем не подозреваешь, - рассмеялся Шесс, усаживаясь рядом с Койрэ. - Все остальные твои друзья либо вообще не прикасаются к еде, либо смотрят на каждый кусочек, как на ядовитые поганки. Неужели, они думают, что мы станем травить друзей нашего брата?
      - Они довольно мнительные, - ответил Койрэ. - По крайней мере колдун, у него точно не все в порядке с головой. А вон та девушка, да-да, бард, я думаю, что она не будет столь глупа, как ее дружок и попробует вашу кухню. К слову, все очень вкусно.
      - Это готовила Амфора, а Хилльнэа ей помогала, - протянул Шесс, довольно улыбаясь. - У нас просто золотые девушки.
      Зоилит села за стол с неохотой. У нее что-то творилось с аппетитом после кораблекрушения, и она почти не хотела есть. Плутовка сидела между Ивсаром и Фараном, ковыряясь в своей тарелке, и поглядывала на друидов. Койрэ, как этого и можно было ожидать, ел все с удовольствием. Ну да, он же находился среди хоть и странных, но своих собратьев. Если бы не чудная обстановка, если бы не эта Искаженная Роща, то Зои смогла бы искренне порадоваться гостеприимству друидов. А так… ее по-прежнему не оставляло чувство опасности и плутовке было абсолютно все равно, что подумают друиды о ее поведении за столом, в том смысле, что она почти ничего не съела и не выпила. Зато на нее навалилась сонливость.
      Лунной эльфийке приходилось бывать и в более странных местах, чем Искажённая Роща, в том числе в подземном городе тёмных эльфов и раз там она ничем не отравилась, то рассчитывала, что и здесь всё обойдётся. Запахи еды были просто восхитительны, а вино из брусники прохладным и терпким. Под строгим взглядом предводителя друидов все выпили немного вина, чтобы не устраивать конфликтов. Эльфийка рассматривала каждого из друидов, пытаясь составить своё мнение, но никак не могла определиться. Создавалось впечатление, что все эти эльфы настолько подчиняются своему предводителю, что постепенно растеряли собственное "я". Поёжившись, Эвели подумала, что потеря себя это самая страшная вещь, которую она может представить. А ведь именно это и делала с ней драконья кровь. Бард бросила взгляд на сидящего рядом колдуна и слегка покачала головой, наверное, всё же потерять его было бы страшнее, хотя не так давно этого чуть не произошло.
      Фьерн, вполне вернувший себе привычно уравновешенное расположение духа с прежней невозмутимостью пропускал мимо ушей насмешки Койрэ. К вину колдун едва притронулся, а в остальном дал понять, что у него немного расстроилось здоровье. После нескольких лет приключений с Вессом он твердо усвоил правило: береженого боги берегут, а небереженого - вперед ногами выносят. Да и опыт в притворстве у Фьерна был неплохой.
      Морртер и Тралл молча уплетали яства, Хилльнэа и Амфора сидели немного в стороне, но тоже ели в молчании. Шесс что-то рассказывал Койрэ, но тот его не слушал, так как был занят совсем другими мыслями. Также, помимо путников, в трапезной находился еще один эльф, которого до этого Койрэ не видел.
      - Спасибо огромное, - Койрэ поблагодарил Шесса, отодвигая тарелку. - Вы очень гостеприимны.
      - Конечно, - рассмеялся друид. - Мы, все-таки, не какие-то там неотесанные варвары! А теперь, я думаю, стоит показать ваши комнаты...
      Шесс втал из-за стола, посмотрел на Предводителя, который одобрительно кивнул, и громко завещал, привлекая всеобщее внимание.
      - Увы, но гостевых хижин у нас нет, все-таки, путники в Тролльбарке - гости редкие. Поэтому, мы расселим вас по нашим хижинам. Эвели и Зоилит, - он посмотрел на девушек. - Вы поживете у Хилльнэи, а вы, господа, - взгляд друида скользнул в сторону Койрэ, Ивсара, Фьерна и Фарана. - Вы расселитесь по двум хижинам. Двое останутся у меня, а двоих приютит Риордар, - Шесс кивнул в сторону незнакомого эльфа, сидящего рядом с Морртером. - И мое решение не обсуждается. По крайней мере, - Шесс глянул сначала на Эвели с Фьерном, а затем на Зои с Ивсаром. - В этой святой Роще мужчины с женщинами никогда не лягут спать вместе под одной крышей. А теперь, доедайте, и можете пройти в хижины.
      От слов друида колдун мысленно выругался. Оставлять Эвели в лапах этих ненормальных он совершено не хотел. И Инея не подошлешь. Колдун поймал взгляд барда и чуть улыбнулся. Однако в его глазах было предостережение о возможной опасности и он крепко сжал ладонь девушки под столом.
      - Тогда я наверное останусь с Фараном, - негромко сказал он вслух.
      Плутовке ужасно захотелось задать язвительный вопрос о здешних отношениях мужчин и женщин, но, усилием воли, она сдержалась, лишь обменялась с Эвели взглядом. Да, хотя бы не нужно будет спать тут наедине с друидами или вообще одной, и то хорошо. Оставалось только посочувствовать Ивсару, которому выпало спать в одной хижине с Койрэ. «Хотя... кто знает, может, они и поладят», - подумалось ей, и она потерлась плечом о плечо моряка. Подавляя зевок, Зои нетерпеливо ожидала, когда им, наконец, будет дозволено удалиться в хижины.
      Эвели поймала взгляд Зоилит и пожала плечами. Она была разочарована таким предложением, но рада, что будет не одна в хижине со странноватой эльфийкой.
      Когда Койрэ наелся до отвала, он решил не медлить и тут же отправиться в хижину, которую ему выделили друиды. Похоже, что соседом по комнате Койрэ выпал Ивсар. Не сказать, что друид был огорчен, к этому мужчине он был абсолютно нейтрален.
      Шесс проводил Койрэ и Ивсара в свою хижину.
      - Не дворец, конечно, но меня вполне устраивает, - он улыбнулся и посмотрев на Койрэ, тихо добавил. - Хилльнэа тебе уже сказала?
      - Насчет… - уточнил друид.
      Шесс заговорчески улыбнулся.
      - В таком случае, приятных вам сновидений, - добавил он и удалился.
      Эвели поднялась из-за стола и, обернувшись к Фьерну, поцеловала его, пожелав спокойного отдыха. Колдун вернул Эвели ласковый поцелуй и направился в отведенную им с Фараном хижину. Они уже давно не спали раздельно, и барду было непривычно и немного одиноко, когда она вошла в жилище друидки. Хижина Хилльнэа оказалась такой же необычной, как и сама хозяйка. Под потолком висели "ловцы снов" явно смастерённые самой девушкой из перьев птиц и красноватой глины. Всё это покачивалось на сквозняке, издавая лёгкий шелест или мелодичное позвякивание. В одном углу хижины были навалены шкуры животных, там явно и следовало устраиваться спать. В другом углу стоял сундук, вырезанный из большого пня и сохранивший форму и цвет дерева. Другой пень служил столом, на котором стояли несколько ступок с пестиками и лежали пучки засохших цветков лаванды, чей запах сразу окутал Эвели и Зои. Лунная эльфийка выбрала шкуру почище и устроила на ней свой плащ. Она попыталась поговорить с Хилльнэа, узнать дорогу, ведущую из леса, но та отвечала пространно и намекала лишь, что утром всё прояснится. Поскольку друидка не собиралась выходить, Эвели решила ничего не обсуждать с Зоилит и вместо этого немного поспать. И она, и Зои выпили совсем немного вина, но мягкие успокаивающие травы, на которых оно было настояно, начали своё действие, и девушек сильно клонило в сон.
      Зои шла в хижину друидки уже в полудреме. Сказалась почти бессонная предыдущая ночь и общая усталость, да и, видимо, те несколько глотков вина, что она сделала, на полупустой желудок подействовали куда сильнее, чем обычно. Сонным взглядом она оглядела помещение, где им с Эвели предстояло спать, мимоходом подивилась обилию "ловцов снов" и молча прошествовала к шкурам. Она опустилась на одну из них и вскоре провалилась в глубокий сон, еще больше убаюканная запахом лаванды и негромким разговором Эвели и Хилльнэи.
      Сказать по правде, колдун с большей радостью провел бы ночь под открытым небом, чем в душном темном сооружении. К тому же молодой маг понимал, что не сможет толком заснуть, волнуясь за Эвели. Он привык слышать по ночам стук её сердца и тихое трогательное сопение. Войдя в хижину, Фьерн огляделся, пытаясь понять, что тут к чему и что из себя представляет её хозяин. Фаран последовал за молодым колдуном, хмуро поблагодарив друидов за гостеприимство. Войдя в хижину, дворф еле слышно фыркнул - столь сильно это отличалось от его любимых каменных залов. Здесь было темно и пахло прелыми листьями. Несколько шкур в углу служили ложем, деревянная стойка для оружия, ветхий стол и сундук из пня - вот и вся мебель.
      - В прошлый раз дежурство вдвоём ничего не дало, - пробасил дворф, - поэтому предлагаю попробовать спать по очереди, так как отдыхать всё равно надо. Если ты непротив, я лягу первым.
      Широко зевая в бороду, Фаран проигнорировал шкуры, прислонился к сундуку и прикрыл глаза, обнимая любимую секиру. Фьерн не стал возражать, расстелил походное одеяло и сел, скрестив ноги, предварительно наложив Малое Сокрытие Разума на себя и Фарана. Колдун не собирался дремать, скорее наоборот, предельно очистить разум медитацией. Отрешившись от мирских ощущений, в том числе бурчания пустого живота, Фьерн выровнял дыхание и прикрыл глаза. Иней влез ему на плечо и надежно закрепился там, готовый как всегда предупредить об опасности.

0

11

Глава 10.
*

      Несмотря на желание бодрствовать всю ночь, Койрэ все-таки уснул. Искаженная Роща умиротворяла и даже ее ужасающая красота не мешала эльфу расслабиться. Он проснулся только в середине ночи, обнаружив, что ни Шесса, ни Ивсара в хижине нет. Койрэ поднялся с теплой густой медвежьей шкуры и вышел на улицу. Его внимание тут же привлекло жилище странной Хилльнэа, откуда шел подозрительный шум. Краем глаза парень заметил, что Ивсар вошел в хижину, в которой остановились Фьерн и Фаран. Потоптавшись немного у входа хижины девушек, Койрэ все же заглянул внутрь. Друидка склонилась над Эвели и что-то шептала.
      - Что здесь происходит? - спросил он в полный голос. Хилльнэа немного смутилась, а затем тихо ответила:
      - Ваша бард не так проста. Она привлекла внимание нашей Покровительницы. Так что мы решили позаимствовать Эвели...
      - Чего? - возмутился друид. - Я тебе не позволю!!!
      - Успокойся, - улыбнулась Хилльнэа. - Это только ей на благо. Та к кому мы ее отведем, прервет ее связь с колдуном, которая так тебя волнует. Ты ведь привязался к этой эльфийке?
      - Не знаю, - хмуро отрезал друид. - Но я не позволю отвести ее неизвестно к кому. Я хочу пойти туда с ней.
      Хилльнэа заговорщически подмигнула друиду и потрясла Эвели за плечо. Та резко открыла глаза и села на ложе, вперив взгляд в темноту.
      - Конечно, ты можешь пойти с ней, милый друг. Так будет даже лучше. - Девушка посмотрела на эльфийку: - Вставай, Эвели. Ты должна идти за мной и слушать мои приказы.
      Бард откинула плащ, которым укрывалась и поднялась на ноги, словно послушная кукла. Казалось, она не замечает ничего из происходящего и слышит только мелодичный напевный голосок эльфийки. Хилльнэа взяла Эвели за руку и осторожно вывела из хижины, даже не оглянувшись на спавшую крепким, болезненным сном Зоилит. Две тени - друидка и бард направились вглубь рощи, мимо горячих источников, дальше по запутанным тропам, сквозь искорёженные деревья. Хилльнэа не оглядывалась на Койрэ, а что до самой Эвели - та сейчас пребывала в заоблачных далях, абсолютно не ощущая реальности.
      Ивсар находился примерно в таком же состоянии, что и бард, но приказ ему был отдан не столь мелодичным и приятным голосом и приказ этот был совершенно иного рода. Молодой моряк откинул навес, закрывающий вход в хижину дворфа и человека, и нырнул внутрь. В руках моряка находился гарпун, который дал ему один из друидов. Ивсар за два стремительных шага пересёк хижину и замахнулся своим страшным оружием над колдуном. Фьерн неподвижно сидел в прежней позе, и, казалось, не замечал ничего вокруг, полностью погруженный в себя.
      Тишина, мрак, пронзительный шипящий мяв и в лицо моряку впиваются когтистые лапы. И тут же настигает удар кулаком в живот. Фьерн уходит в сторону и накрывает Ивсара коротким ударом в затылок.
      Колдун не стал разбираться, в чем дело, подхватил копье, Инея и выскочил из хижины. Мощный удар не вырубил Ивсара, лишь свалил его на землю, разбудив Фарана и дав Фьерну время почти добежать до хижины девушек. Дворф подхватил секиру, толком не зная как реагировать, ведь моряк был одним из них. Ивсар вскочил на ноги, действуя, словно механический голем и с силой ударил Фарана наотмашь гарпуном. Тот успел отбить удар, но не удержался на ногах и перелетел через сундук. А парень уже был на улице.
      Трава и корни Искажённой Рощи повернули против Фьерна, оплетая его ноги и руки, сжимая до боли кожу и едва не ломая кости. Ивсар, выскочивший из хижины, походил на разъярённого зверя и ни капли разума не светилось в его глазах, лишь одна жажда крови.
      Шум на улице разбудил Зоилит. Преодолевая слабость, она поднялась и, придерживаясь за стены хижины, выглянула наружу. Плутовка не сразу поняла, что происходит - Фьерн, удерживаемый растениями, Ивсар со странным выражением на лице, размахивающий каким-то оружием... Но Ивсар явно двигался в сторону колдуна, и, судя по лицу, явно не на помощь, он был заколдован, его разумом кто-то управлял. Девушка собрала все силы и произнесла заклинание Рассеивания Магии, направив на Ивсара. Если оно не подействует, она еще сможет наложить на него заклинание Глубокого Сна, в котором Зои была настоящим мастером. Хотя странное ослабленное состояние, в котором находилась плутовка, не давало ей пользоваться магией в полном объеме. Даже сейчас, произнеся всего одно заклинание, она была вынуждена ухватиться за дверь хижины, чтобы не упасть.
      Фьерн, сдавливаемый стеблями, постарался сосредоточиться и сконцентрировать свою ледяную ауру. Ресницы и брови колдуна заиндевели, а губы побледнели. Дыхание вырывалось белыми клубами. Растения вокруг него замерзали, покрывались льдом и разбивались на части. Фьерн отпустил холод от себя и вокруг него возник небольшой кусок зимы, а мороз уничтожил смертоносные стебли. Колдуна не слишком удивило предательство друидов, он ждал подвоха с самого начала. Его быстрый холодный взгляд уперся в обессиленную Зои... Ведь Эвели была с ней! Фьерн, побежал к девушке, сжигая недомороженные растения кислотными ударами.
      Ивсар, издав глухое рычание, бросился к колдуну, размахивая гарпуном. Магия наложенная на него не имела ничего общего с той, что использовала Зоилит и заклинание девушки прошло мимо моряка, словно лёгкий незначительный ветерок. Гарпун ударил совсем рядом с плечом Фьерна, вонзившись в хижину, отчего та частично обвалилась, чудом не придавив Зои. Из другой хижины выбежал Фаран, направляясь к ним и крича:
      - Нужно его окружить и оглушить!
      Зоилит ужасно не любила чувствовать себя беспомощной. Когда не сработало первое заклинание, она уже чувствовала, что не сработают и остальные подобного рода. Конечно, она могла призвать молнию или магическую стрелу, но она не представляла себе, как магия стихий поведет себя здесь, среди этой искаженной природы, да и к тому же ее заклинания могли нанести слишком большой вред Ивсару. Зоилит увернулась от падающих обломков хижины, и от этого усилия упала на землю. Ее рука нащупала что-то твердое. Это был всего лишь камень, но не зря она училась стрелять из арбалета - ее меткости могли позавидовать многие.
      - Прости, Ивсар, - прошептала она и, прицелившись, изо всех оставшихся сил метнула камень Ивсару в голову. Рука, на которую опиралась плутовка, дрогнула, и Зои упала ничком, тяжело дыша. Фьерн подскочил к упавшей Зои и, убедившись, что девушка жива, помог ей сесть на земле рядом с рухнувшей стеной хижины. Иней полез куда-то под обломки и вылез с длинным толстым кожаным ремнем. Фьерн понял, что это как раз самое подходящее, для того, что бы связать одержимого.
      Фаран медленно приближался к буйствующему Ивсару, который крутился словно зверь в клетке, пытаясь решить на кого напасть сперва. Разум практически оставил моряка. Под его ногами растекся неровный бугристый каток, удержаться на котором было очень непросто. Ноги Ивсара скользили по вымороженной траве, но привычный к качке на палубе, он не был смущён этим фактом. Наконец выбрав дворфа в качестве жертвы, моряк принялся наступать на него, размахивая гарпуном. Он действовал на удивление умело и неумолимо, очевидно даже не чувствуя боль, когда дворфу приходилось задевать его секирой. От удара камнем, брошенным Зоилит, на скуле Ивсара возник ужасный синяк, но парень даже не морщился. Неожиданно Фаран споткнулся о замёрзшую кочку и с лёгким вскриком полетел на спину. В этот момент, Ивсар бросился на него, втыкая гарпун в левое плечо дворфа и прорубая его кольчугу. Фаран, сжав зубы, успел выставить секиру перед собой, и моряк напоролся на неё всем корпусом, но даже не заметил этого, вытаскивая из плеча дворфа гарпун. Из ужасной раны Ивсара потоком хлынула кровь, но силы ещё не покинули его и он занёс над Фараном своё жуткое оружие.
      Зоилит в ужасе вжалась в стену хижины, которая оказалась прямо за ней, не обращая внимания на впившиеся в спину острые щепки. Ей всего раз доводилось видеть, как зачарованный союзник бездумно атакует своих бывших друзей. Но тогда это почти не имело значения, поскольку не имел значения сам зачарованный. Но видеть искаженное яростью лицо Ивсара, его пустые глаза, было невыносимо. В кого он превратился, раз даже не почувствовал боли от удара камнем? Когда же он не дрогнул под ударом секиры Фарана, Зои не выдержала. Выставив руки вперед, она произнесла заклинание, и мощнейший порыв ветра понесся в сторону Ивсара, грозясь свалить его с ног, не дать опустить оружие на Фарана. У нее словно появилось второе дыхание, она вскочила на ноги и кинулась к моряку и дворфу, выкрикивая имя Ивсара и неизвестно на что надеясь.
      Если где-то в глубине души Фьерн еще рассчитывал, что моряк придет в себя, то теперь уже сомнений почти не осталось. Он не был уверен, что заклинания подействуют как надо. Остановят ли... Скользнув по льду, колдун накинул ремень Ивсару на шею и, сдавив, потянул на себя, подальше от дворфа. Порыв ветра заставил Ивсара покачнуться, но рука все еще крепко сжимала гарпун, который, впрочем, уже не грозил Фарану неминуемой гибелью. Моряк слабел от потери крови, а накинутый на шею ремень окончательно лишил его способности сопротивляться. Его лицо быстро бледнело, а синяк на скуле придавал Ивсару особо ужасающий вид. Он повалился на спину, подминая под себя Фьерна, и пальцы его разжались, выронив гарпун. Вся грудь и живот моряка были залиты кровью, и с ней уходила его жизнь. Зоилит, наконец, достигла Ивсара и упала рядом на колени.
      - Ивсар! Ивсар! Ты слышишь меня? - пыталась она призвать его сознание - ведь это просто ужасно не только погибнуть в схватке с бывшими союзниками, но и утерять при этом собственное "я".
      В глазах моряка вдруг появилось понимание и... боль. На грани жизни и смерти заклинание, выпустило его из своих цепких объятий.
      - Зои... лит... - прошептал он, пытаясь найти девушку угасающим взглядом. Зоилит взяла его за руку, заглядывая в глаза.
      - Ивсар, я здесь, с тобой, - нежно сказала она. Как же ей хотелось добавить, что все будет хорошо, но она видела, как последние капли жизни уходят из его тела, и никакое ее заклинание не могло сейчас помочь.
      - Прос... ти... - голос Ивсара прошелестел словно шорох листвы и замолк навеки, а его глаза теперь отражали лишь небо.
      По щеке Зоилит скатилась слезинка и упала на руку моряка. Ее охватила печаль, которой она не знала до этого момента, хотя она и была знакома с этим человеком всего несколько дней. Она помогла Фьерну сдвинуть тело Ивсара, двигая его очень осторожно, словно тот еще мог что-то чувствовать, и колдун высвободился. Затем девушка склонилась над белым от боли Фараном, зажимающим рану на плече, пытаясь остановить кровь. Она оторвала кусок рукава и как могла, перевязала плечо дворфа, стараясь прижать повязку как можно плотнее - ей и раньше приходилось перевязывать раны своих соратников-воров, когда не было возможности быстро добраться до целителя. Движения девушки казались немного замедленными и осторожными, словно она пребывала в полусне, взгляд был устремлен сквозь предметы этого мира куда-то вдаль.
      Глядя на Зоилит и Ивсара, Фьерну невыносимо захотелось оказаться подальше от этого мерзкого места. Не вставая со льда, колдун залез в сумку и нашел пузырек с исцеляющим зельем голубоватого оттенка, которое отдал Фарану, едва девушка закончила перевязку.
      - Зои, ты не знаешь где Эвели? - спросил колдун. - Она ведь была с тобой.
      Эльфийка не участвовала в битве, и Фьерн в глубине души надеялся, что она, ослабленная, просто держится в стороне. Но нет... Иней стоял на остатках хижины и его разные глаза смотрели умоляюще.
      Фаран скрипя зубами, приподнялся и выпил зелье из пузырька.
      - Спасибо, миледи, - он благодарно и печально смотрел на Зои. - Простите меня… что так вышло... Я никогда не прощу себя этого. Бедный парень... - Дворфа заметно мутило, но глаза, тем не менее, смотрели твёрдо. - Не вижу ни одного проклятого друида. Они натравили на нас этого беднягу, он ведь давно уже слышал какие-то голоса. Как и ваша девушка, - он глянул на Фьерна. - Может и она тоже... - Он подумал было, что Эвели могла в бреду снова уйти в болота, но промолчал.
      Зоилит все тем же невидящим взглядом посмотрела на Фарана.
      - Не стоит винить себя, - сказала она тихим голосом, так непохожим на ее обычный звонкий говор. - Видимо, так было нужно, зачем-то... Он сам бросился на смертельное оружие... - Она еще раз перевела взгляд на тело Ивсара, затем подняла глаза, в которых едва угадывались слезы, на Фьерна. - Когда я проснулась, ни Эвели, ни друидки не было в хижине. Возможно, она ее куда-то увела, а меня ослабили чем-то - зельем или дымом трав. - Было видно, что девушка бледна, почти как Фаран или Ивсар, и она выглядела осунувшейся и исхудавшей. Зоилит пошевелилась, пытаясь сбросить остатки слабости, но тут же поморщилась. - У меня что-то со спиной - очень болит, - сказала она, пытаясь заглянуть себе за спину. - Кажется, я об стену ударилась... или меня обломками задело. - Она произнесла это почти равнодушно, словно речь шла о порванном платье, а не о собственной раненой спине.
      Фьерна разрывало на части, сердце звало бросить их и кинуться на помощь Эвели, но оставить Зоилит и Фарана просто так он не мог. Убитый Ивсар не слишком волновал колдуна, всё равно всё уже было кончено.
      - Позволь, посмотрю, - Фьерн зашел Зои за спину, осмотреть рану. Ладонь колдуна невольно сжала подвешенную на запястье капельку лунного камня. Он не носил её на виду, но всегда ощущал. И сейчас Фьерну показалось, что он чувствует биение сердца барда. Иней дернул его да край плаща, но колдун постарался сосредоточиться на том, что было вокруг.
      - Спасибо, - отозвалась Зои, распрямляясь, чтобы колдуну было удобнее смотреть. Ее взгляд постепенно становился обычным, хотя грусть не уходила из голубых глаз плутовки.
      Осматривая девушку, Фьерн обнаружил, что примерно посередине спины торчит острая щепка, и платье в этом месте пропитано кровью. Когда же он одним резким движением выдернул обломок, оказалось, что он размером примерно с два пальца, и кровь тут же потекла из открытой раны. Еще больше побледневшая Зоилит застонала от боли, упав вперед на руки.
      - Что... что это? Почему так больно? - прошептала она, пытаясь выпрямиться и заглянуть за спину.
      - Не дергайся, - холодно-спокойным голосом ответил колдун, удерживая Зоилит за плечо. - Потерпи, - чуть мягче добавил он. Фьерн отбросил щепку и вновь полез в свою верную сумку. Небольшой флакон отстропахнущей жидкости и бинты нашлись быстро, но колдун считал удары сердца. - Потерпи... - повторил Фьерн, продолжая удерживать девушку и накладывая жгучее лекарство на рану. - Еще немого... - он уже стягивал её ребра плотной повязкой. Зои закусила губу, терпя жгучую боль от снадобья Фьерна и стараясь не шевелиться, но как только он закончил, девушка почувствовала себя немного лучше. - Вроде всё... Но позже нужно будет толком промыть и перевязать заново. Или показаться жрецу. - Колдун перевел взгляд с перевязанной Зои на раненого Фарана. Дворф поймал взгляд колдуна и поднялся на ноги, тяжело опираясь на свою секиру. Его голос звучал твёрдо.
      - Я готов идти, но если вы сочтёте, что миледи необходим отдых, я посторожу её, пока ты отправишься искать эльфийку.
      Приближался рассвет, небо постепенно светлело, и лагерь друидов выглядел заброшенным и пустым. Однако вероятнее всего кто-то, а может и все друиды, намерены были вернуться сюда через некоторое время. Боль вернула Зоилит в чувство, выдернув из шокового состояния, в которое ее повергла ужасная смерть Ивсара. Она по-прежнему грустила о нем, но это была уже совсем другая грусть, не мешавшая ей действовать. Отдав дань погибшим, пора было подумать о выживших. Она поднялась на ноги, покачнушись от приступа головокружения, но не упав.
      - Мне не нужен отдых, - твердо сказала она, глядя на Фьерна и Фарана. - Я могу идти. - Плутовка подошла к обломкам хижины, в которой спали они с Эвели, и осторожно вытащила свой арбалет с колчаном - угол со шкурами оказался почти не затронутым разрушением. Девушка достала сумку Эвели и передала ее Фьерну. - Я готова, - сказала она, сжимая рукоять арбалета, и в ее глазах блеснул огонек. Зоилит было незнакомо чувство мести, и она не вполне осознавала, что заставляет ее искать этих друидов, чтобы всадить самую острую арбалетную стрелу в того, кто заколдовал Ивсара. - Нужно спешить, друиды могли увести Эвели уже далеко. В какую сторону они могли направиться?
      Фьерн еще раз встревоженно посмотрел на своих спутников, сжимая в ладони распаренную от его прикосновения серьгу лунного камня. Действительно, куда они её увели... Но тут что-то дернуло колдуна за плащ. Это оказался Иней. Малыш звал его. Котенок учуял, куда увели Эвели.
      - Иней выведет нас,- пояснил Фьерн.
      Словно поняв его, а скорей всего так оно и было, юный белый кот устремился в непролазную чащу. На помощь преследователям вновь пришли кислотные чары, а также топор Фарана. Растения Искажённой Рощи, прикрывающие путь, по которому ушли друиды, жестоко набросились на не званных гостей. Фьерну и Фарану приходилось буквально вгрызаться в заросли с помощью магии и железа. Предательские корни, выползали из-под земли, стремясь побольнее ударить идущих по ногам, на лицах путников появились царапины от лезущих в глаза веток, крупные и мелкие сухие веточки сыпались сверху на головы дворфа, полуэльфийки и человека. Инея они не трогали - то ли не замечали, то ли не трогали животных в принципе.
      Путь через Искаженную Рощу дался Зои нелегко. Она как могла, помогала Фарану и Фьерну кинжалом, стараясь думать только о том, что нужно двигаться вперед, не обращая внимания на усталость и боль. Жажда мести горела в груди незнакомым огнем - когда было особенно тяжело, она представляла себе испуганные и угасающие глаза друида, пославшего Ивсара на верную смерть, устремленные на оперение арбалетной стрелы, торчащей из его груди. Девушка шагала вперед, выискивая среди травы белую шкурку котенка - какое счастье, что он был с ними, а не то сидеть им вечно в этом ужасном месте, хотя вряд ли они вообще смогли бы здесь выжить... Под конец пути у Зои уже не осталось сил, чтобы уворачиваться от корней, она несколько раз падала и снова поднималась, и ей даже мерещилось, что у нее вместо волос на голове растут ветки.
      Фьерн, казалось, не замечал царапин, ссадин, усталости, и прочих последствий тяжелого перехода. Могло почудиться, что колдун не в себе: взгляд его ввалившихся глаз с огромными, расширенными зрачками, был устремлен куда-то в неизведанность. Его кожа была ледяной, магия бурлила в крови Фьерна, срываясь с губ облаками белого пара, а с пальцев - ощутимым холодом. Протянув спутникам оставшиеся склянки с целительными зельями, он устремился вперед за Инеем, который, похоже, был неутомим. Фаран пыхтя и что то бурча себе под нос двигался по дороге следом за колдуном, который не чувствуя усталости летел вперёд, словно на крыльях.
      Если бы не маленький кот, они не смогли не то что найти следы барда, а скорее всего, вообще никогда бы не выбрались из Рощи, ходя по кругу, не видя троп, что скрывала трава под ногами. Иней уверенно вёл их вперёд, и его мягкая белая шкурка переливалась в сером сумраке утра.

**

      Койрэ шел за Хилльнэа и Эвели, не отставая ни на шаг. Странное поведение барда немного пугало его и собрав волю в кулак, он обратился к блаженной друидке.
      - Она зачарована? - он бросил на Эвели встревоженный взгляд.
      - Можно и так сказать, - улыбнулась Хилльнэа. - Хотя я бы не сказала, что это Зачарование в чистом виде. Оно не действует на эльфов.
      - А куда мы идём? - не унимался парень. Несмотря на то, что он доверял друидке, в его душе зрело зерно сомнения.
      Хилльнэа положила ладонь на плечо барда и пропела:
      - Я пока не могу тебе сказать куда именно, но все наши братья уже там...
      - Значит, в Роще остались только Зои, Фаран, Ивсар и... Фьерн?! - Койрэ удивился пуще прежнего. - Они же нас быстро нагонят!
      - Не волнуйся, - Хилльнэа повернулась к друиду и слабо улыбнулась. - Кое-кто их задержит... Скажем так, Ивсар немного не в себе...
      Койрэ нахмурился. Ему не нравилось, что друиды натравили его спутников друг на друга. Но в любом случае, даже если кто-то и умрет, баланс не будет нарушен. То, что случится с Эвели, непременно станет противовесом.
      Хилльнэа уводила Эвели и Койрэ всё глубже в чащу, сворачивая на еле заметные тропки, которые становились скрытыми, как только они проходили мимо. Ветви деревьев, трава и кусты словно сдвигались, скрывая путь, по которому проплывала друидка. Эвели ещё не пришла в себя, послушно двигаясь следом за эльфийкой. Кожа барда была белой словно воск, и такой же холодной. Сейчас огонь, живущий внутри неё, дремал, оставив лишь одни угольки.
      Вскоре пейзаж вокруг слегка изменился и Койрэ увидел, что дорога по которой они идут выложена булыжником, древним и заросшим зеленоватым мхом. Дороге явно было много веков, и когда-то вдоль неё был посажен чудесный сад. Деревья и сейчас благоухали ночными цветами, с которых мягко опадала пыльца, а вокруг летали светлячки. Если бы Эвели шла здесь в сознании, она была бы восхищена этим зрелищем ночной красоты мира, столь близкой серебряным эльфам.
      Койрэ решил больше ни о чем не говорить с лесной эльфийкой, а просто молча за ней следовать. Эвели все еще была не в себе, и это немного пугало эльфа. Само собой, он искренне надеялся, что место, в которое их ведет Хилльнэа и тот, к кому она их ведет, расколдует барда. Идеальным вариантом стала бы смерть лунной эльфийки, так как после этого с плеч друида свалилась бы большая часть его проблем. Но все-таки такой исход не нравился Койрэ. И виной тому была его привязанность к этой девушке, которая одновременно и раздражала эльфа и поднимала его дух на невиданную ранее высоту. В душе друид надеялся на то, что грядущее сблизит их с Эвели или, в крайнем случае, разлучит ее с колдуном, который, по мнению друида, был ей совсем не парой.
      Древняя дорога вывела эльфов к широкому лугу, залитому лунным светом и окруженному высокими деревьями, темные силуэты которых казались охраняющими его мрачными витязями. На противоположном конце луга находилось здание - древний, прекрасный замок, увенчанный остроконечными башнями и словно сошедший со старинной книжной гравюры. В этот момент Эвели пришла в себя и, вздрогнув, пошатнулась. Ее ноги задрожали и девушка осела на покрытую мхами дорогу. Сделав несколько глубоких вдохов, эльфийка недоуменно посмотрела на Койрэ и его спутницу.
      - Как я здесь очутилась?
      Хилльнэа досадливо поморщилась, но ответила:
      - Не волнуйся, всё в порядке. Кое-что произошло... Кое-кто, очень полезный для тебя, хочет тебя видеть. Просто поговорить. Но это необходимо было сделать наедине, без твоих спутников.
      Эвели моргнула, осматривая луг и пытаясь привести мысли в порядок. Последнее, что она помнила - погружение в сон в хижине друидки.
      - А Койрэ? - девушка мотнула головой в сторону молчавшего эльфа.
      - Он один из нас, - просто ответила Хилльнэа и протянула Эвели руку. - Вставай, ночь на исходе и нужно спешить.
      - Подожди, - Эвели встала на ноги, отряхиваясь и откидывая волосы с лица. - Объясни, где мои спутники.
      - Они... С ними всё в порядке, они спят и даже не знают, что ты ушла с нами, - пропела друидка.
      - Я не хочу идти куда-то без Фьерна, - ответила бард, упрямо глядя на Хилльнэа. - Он будет волноваться, когда не найдёт меня.
      - Утром твои друзья присоединятся к нам... или вы уйдёте, если захотите, - ответила эльфийка, и по её глазам было невозможно понять, говорит ли она правду. - Идём, нужно спешить, Эвели.
      Бард вздрогнула, видимо часть заклятия еще действовала и она реагировала на голос друидки. Поэтому девушка нехотя кивнула и пошла следом за той к древнему зданию. Койрэ был немного удивлен тем, что Эвели пришла в себя, по крайней мере, частично. Ему казалось, что чары, наложенные кем-то на барда, были довольно сильными.
      - Эвели, все в порядке? - спросил он тихо, хотя и был уверен, что Хилльнэа его все равно услышит.
      - Я в порядке, Койрэ, - тихо ответила бард. - Но лучше бы вы объяснили, что здесь происходит.
      Друидка завела эльфов в замок, который изнутри оказался еще красивее, чем снаружи. Здешний воздух казался мягким на ощупь, в нем ощущалась странная нега и сладость, вызывая расслабленность и невольное чувство блаженства. Было очевидно, что хозяином замка являлась женщина, причем с сильным характером, огромными возможностями и отменным вкусом.
      - А я вас уже заждалась… - прозвучал властный, но в тоже время притягательный голосок, исполненный страсти и вожделения. Навстречу эльфам вышла дриада, на которой одежды было так мало, что с первого взгляда она казалась нагой. Она посмотрела сначала на Хилльнэа, затем на Эвели и, наконец, на Койрэ, а затем флегматично добавила. - Кто это?..
      - Его зовут Койрэ, - тут же отозвалась друидка. - Он наш брат.
      - Ясно, - сухо отрезала женщина, было заметно, что больше всего ее интересовала Эвели. Койрэ не сразу заметил, что помимо хозяйки замка в комнате стояли еще три друида - Тралл, Морртер и друидка-кухарка, имя которой эльф не помнил.
      Эвели разглядывала внутреннее убранство замка, думая о том, что он очень-очень старый, возможно даже - ровесник леса. Стены были сложены из неизвестного ей камня, в котором переплелись два цвета - малахитово-зелёный и фиалково-сиреневый. Даже внутри помещений стены оплетали вьющиеся растения, благоухающие цветами. Откуда-то из глубины доносился плеск воды, вероятно там находился большой фонтан. Бард внимательно посмотрела на дриаду, поражаясь цвету её завораживающих фиолетовых глаз и лёгкому зеленоватому оттенку кожи. Вьющиеся каштановые волосы, замысловато переплетённые ночными фиалками, ниспадали до самых колен миниатюрной женщины. Эльфийка выжидательно приподняла брови, пытаясь понять, что той нужно. Дриада подошла ближе к эльфам и улыбнулась, чарующей, сочной улыбкой. Эвели решила поддержать игру и улыбнулась точно также же.
      - Что ж, наконец-то ты здесь, моя драконица, - рассмеялась дриада, и эльфийка почувствовала, как мурашки удовольствия побежали по телу - столь звонким и сладостным был смех красавицы. Бард глянула на друидов и увидела в их взглядах, устремленных на лесную царицу, раболепное обожание. - У меня множество имён, но самое любимое - Анастрианна. Или просто Ана, так я разрешу тебе называть меня. - Дриада подошла совсем близко к эльфийке, они оказались почти одного роста, но Эвели чуть повыше. Анастрианна нежно провела пальчиком по щеке девушки и счастливо вздохнула. - Серебряная эльфийка, в которой таится мощь огненного дракона, это просто... грандиозно... Вместе мы сможем... Впрочем, об этом чуть позже. Я вижу, ты устала с дороги, пойдём...
      Анастрианна взяла Эвели под руку и повлекла за собой сквозь анфиладу прекрасных, заросших растениями, комнат туда, где журчал фонтан. По пути она отдала несколько приказов, в том числе, велела кухарке подать завтрак.
      Эвели дивилась очарованию, исходящему от этой женщины, словно в той была кровь суккуба, и задумалась, а сколько ей на самом деле лет. Ведь слухи о "ведьме" в лесу ходят уже очень давно. Бард оглянулась на Койрэ, надеясь, что он пойдёт следом.
      Койрэ посмотрел на идущего рядом Шесса и тихо спросил:
      - Кто она такая?
      Друид Круга Трясины широко улыбнулся.
      - Это воистину святая женщина, она дриада и очень могущественная, - пояснил он. - Свое имя она уже назвала, но я бы в любом случае, советовал тебе называть ее Анастрианна, а не Ана, как она сказала вашей артистке. Она не любит, когда ее перебивают, не любит, когда с ней спорят, хотя иногда так увлекается беседой, что чрезмерная осторожность и молчаливость может ее взбесить. В общении с Анастрианной нужно... уловить ритм.
      Койрэ кивнул, выражая свою благодарность, и поймал на себе взгляд Эвели, которая как будто бы звала его с ними. Друид, само собой, не упустил шанс и тут же нагнал девушек.
      «Что-то я немного не понял, к чему она начала говорить про дракона внутри Эвели?! Неужели она хочет вновь его освободить? С другой стороны, если дриада сможет обуздать эту силу, все будет даже лучше, чем я хотел. К тому же, пока дриада так сильно интересуется Эвели, она не подпустит Фьерна. Пусть уж лучше она будет с этой "ведьмой", чем с ничтожным человечиком».
      Дриада посмотрела на лесного эльфа, не отходя ни на шаг от Эвели.
      - Кто ты такой, Койрэ? - спросила она своим чарующим голосом. - Твое имя с эльфийского переводится, как "рянняя весна". Ты родился в это время?
      Друид кивнул.
      - Да, это имя выбрала моя мать. Она была очень заботливой и доброй эльфийкой... Пока ее не разодрал Белый Дракон, - сам того не понимая, Койрэ стал выкладывать те факты своей биографии, которые он почти никогда не обнародовал. Видимо, вокруг дриады витала какая-то аура очарования.
      - Дракон, - повторила дриада. - Да, чудесные существа драконы, я их просто обожаю...
      Ана прикоснулась к лицу Эвели, словно наслаждаясь ее красотой, а затем также резко отдернула руку. Отчего-то Койрэ показалось, что эта дриада довольно опасна, намного опаснее всех друидов Круга Трясины.
      Эвели рассматривала зал, в который привела их Анастрианна - округлое помещение с полом и стенами всё из того же красивого двухцветного камня. В центре комнаты располагался широкий фонтан, в нем плескались золотые рыбки, а по круглому борту фонтана протянулся каменный стол, на который друиды носили, по приказу дриады, яства. Эвели неожиданно почувствовала голод и жажду, и недоуменно нахмурилась. Ей показалось, что эти ощущения возникли уж слишком резко. Она прошла к столу, следом за хозяйкой, и села по правую руку от неё, Койрэ - по левую.
      - Почему я не могла прийти сюда со своими спутниками? - эльфийка наморщила гладкий лоб и внимательно посмотрела на дриаду, в то время как друиды разливали вино в их кубки, но сами не садились за стол, выполняя лишь функцию прислуги. Ана, казалось, вообще не замечала их присутствия, разглядывая барда выразительными прекрасными глазами.
      - Потому что они здесь лишние. Они тянут тебя к земным заботам и проблемам, а это не должно волновать такое необычное существо как ты... - Анастрианна подняла кубок, предлагая последовать её примеру. - Я предлагаю выпить за женскую красоту и силу...
      Эвели хотела было что-то сказать, но снова поймав странный - угрожающий и в тоже время восхищённый взгляд дриады, промолчала и пригубила вино. Она почти не ощутила вкуса, чувствуя себя неуютно под этими взглядами и намёками.
      - Что значит лишние? - осторожно спросила эльфийка. - С ними всё в порядке? Где они?
      - Не знаю, - пожала плечами дриада, - не волнуйся так. Я могу читать в ваших сердцах, и они говорят мне о многом. Ты оставишь всё земное за моим порогом и научишься видеть вечную красоту природы, твоё долголетие и молодость смогут напитывать меня силой, мы подчиним твою кровь, и она станет послушной моим приказам... Я подарю тебе всё, что пожелаешь... А если тебе будет одиноко со мной, то я позволю оставить здесь этого друида или... тут в замке есть дракон...
      Эвели вскочила, гневно глядя на дриаду, бокал с вином упал на стол, расплескав содержимое.
      - Значит вы заманили меня в ловушку! - она бросила уничтожающий взгляд на Койрэ и выбежала из-за стола. В зале никого кроме них не было, друиды исчезли. Эвели намеревалась призвать свою драконью сущность, даже если это будет стоить ей здоровья, чтобы расчистить себе путь наружу.
      - Стой! - властный крик дриады заставил лунную эльфийку замереть на месте. - Ты не сможешь выйти отсюда. По крайней мере, до тех пор, пока не наступит ночь и не взойдёт луна. Если ты выйдешь сейчас - просто сгинешь.
      Эвели недоверчиво смотрела на женщину и та махнула рукой в сторону окна:
      - Не веришь? Посмотри...
      Оглядываясь на друида и дриаду, эльфийка осторожно подошла к резному окну и выглянула наружу - ничего кроме густого серого тумана.

0

12

Глава 11.
*

      Когда человек, дворф и полуэльфийка выбрались на мощёную дорогу, видок у них был так себе. Но они порадовались тому, что Искажённая Роща осталась позади. Деревья, густо посаженные вдоль дороги, закрыли свои благоухающие ночные цветы, но аромат всё ещё сохранялся, витая в воздухе вместе с золотистой пыльцой, что оседала на одежде и волосах путников.
      Оказаться на ровной дороге было таким неожиданным счастьем, что Зоилит немного взбодрилась, утирая с лица пот, смешанный с кровью, сочившейся из мелких царапин. Она вся дрожала от усталости, стоя рядом с колдуном и дворфом на твердой поверхности под золотым облаком пыльцы, сжимая в усталой руке свой арбалет. Ее спутники выглядели не лучше, особенно Фаран - все эти упражнения с секирой плохо сказались на его раненом плече, и он едва держался на ногах, а лицо было зеленоватого оттенка. Фьерн не видел ничего вокруг, не замечал деревьев и дороги под ногами, торопясь вперед... Продолжая считать удары сердца.
      Когда они подошли к концу мощёной древней дороги - вся их одежда и волосы были усыпаны золотистой пыльцой. Мягко гудели пчёлы, собирая эту пыльцу с цветков, и вероятно их мёд был одним из самых вкусных на свете. Перед путниками открылся тот же самый луг, что видели Эвели и Койрэ, с единственной разницей - замок, в котором ранее скрылась бард и друиды, сейчас выглядел как древние, поросшие мхом развалины. Здесь явно никто не жил, причём уже много сотен лет. Иней подбежал к растрескавшейся от времени, увитой безжалостными стеблями растений каменной плите, поднял на Фьерна свои светящиеся в утреннем сумраке глазищи и издал звук, похожий на плач.
      - Она там?! - прошипел колдун, скользя по камню пальцами, оставлявшими инеистый след. - Похоже, они закрыли за собой проход...
      Иней не мог ошибиться. Подхватив котенка и посадив его на плечо, Фьерн отошел от стены и размеренно, по очереди, обрушил на камни несколько мощных разрушительных заклинаний. Холод, звук, кислота, негативная и магическая энергия. И снова холод. Прекратив бомбардировку, колдун начал ждать, когда осядет взвесь и пыль.
      Исцеляющее зелье, что ей дал Фьерн, подействовало на плутовку как живительный нектар, сразу, подлатав царапинки и придав сил. Девушку пугал этот немного безумный взгляд в глазах колдуна. Впрочем, если бы похитили ее любимого, не так ли она действовала? В пути жажда мести немного поутихла, и Зоилит стала замечать, что творится вокруг. Она с изумлением рассматривала открывшийся пейзаж – столь разителен был контраст по сравнению с Искаженной Рощей. От развалин замка веяло магией, как бы ни пытался некто скрыть ее присутствие. Зои внимательно рассматривала каменную плиту, на которую указал котенок, издав такой звук, что сердце дрогнуло. Возможно, это был секретный вход, но чтобы разглядеть его и понять, как он открывается, ей требовалось подойти поближе, что было невозможно из-за атаки Фьерна.
      - Если это магический проход, то обычными заклинаниями ты его не разрушишь, - задумчиво сказала девушка, становясь рядом с колдуном и ожидая, пока плита снова явится взорам. - Даже можешь закрыть навечно.
      Колдун обернулся к Зои:
      - Попробуй ты, возможно, что и найдешь.
      В голосе Фьерна не было особой надежды, но он по опыту знал, что, нужно перепробовать всё, что можно. Атака колдуна не возымела эффекта, лишь слегка раскрошился и без того ветхий камень крепости. Фаран присел на один из поросших мхом булыжников и хмыкнул.
      - Я не разбираюсь в магии, но я стал доверять ему, - он кивнул на котёнка. - Раз он "говорит", что девушка там, значит, так оно и есть. Но, похоже, обычное заклинание не поможет. Слухи о лесной ведьме ходят уже давно, ей доступна такая магия, которой много веков... Кстати, обратите внимание, что крепость разрушена не временем, а вероятно осадой. Возможно, ведьму пытались уничтожить когда-то. - Дворф почесал в затылке и, достав кожаную флягу, сделал несколько глотков крепкого напитка, затем протянул его девушке и колдуну. - Если магия не поможет - а судя по всему, она не поможет, придётся нам спрятаться и следить. Вдруг появится кто-то из друидов и проникнет внутрь или выйдет наружу.
      Поблагодарив Фарана за выпивку, колдун сделал добрый глоток, жидкость огненным комом скользнула в желудок и отдалась теплом в венах. Вернув фляжку, он принялся ходить вокруг, не в силах оставаться на месте. Иней тоже бродил по поляне, исследуя камни руин.
      - Я не уверен, что можно ждать. Эта магия... Она очень опасна... Дурманит разум. И я не знаю, что ей можно противопоставить. Я чувствую, что должен быть рядом... Ну не может же здесь быть только один проход?! - Фьерн в сердцах шарахнул кулаком по камню.
      Зоилит вежливо отказалась от напитка Фарана - сейчас ей требовалась трезвая голова, к тому же, от слишком крепких напитков ее сразу клонило в сон. Она медленно приблизилась к камню с трещиной посередине, изучая его издалека. Все-таки не даром плутовка столько времени потратила на изучение искусства Опознания, обнаружения магии и поиска ловушек. Ее сам Кирс кое-чему научил, и ох как часто ей были нужны эти умения в воровском деле. Вот и сейчас пригодились там, где она меньше всего этого ожидала. Камень был очень старым, и атаковали его не раз и не два, судя по всему, и оружием, и магией. И все же, тонкая магическая аура, которую Зои ощущала, не была остатками заклинаний, сыпавшихся на эти руины. Магию источало само сооружение, и через трещину она выплывала наружу. Девушка осторожно протянула руку и коснулась трещины. Мгновенно голова закружилась, и она словно бы увидела этот же камень, но целым и блестящим, словно за ним старательно ухаживали. В следующее мгновение все заволокло серой пеленой. Зоилит помотала головой, вновь возвращаясь к реальности и пытаясь осознать то, что она сейчас увидела.
      - Здесь используется довольно сильное заклинание иллюзии, - сказала она. - И, в любом случае, сейчас проход накрепко закрыт. И я не уверена, что он ведет внутрь этих руин... - Она легонько погладила камень, как гладила особо непослушные замки, прежде чем вскрыть их. - Попробую заклинание Развеяния Чар, хотя оно не особо сильное.
      Зои произнесла несколько слов, и вспыхнул свет, гораздо ярче, чем она привыкла видеть. Неожиданной волной девушку подняло в воздух и бросило на землю в паре метров от камня, где она осталась лежать, в шоке от произошедшего. Дворф медленно поднялся на ноги и приблизился к Зои.
      - Я же сказал, миледи, всё это зря. Давайте будем разумными и терпеливыми, - он всё-таки влил в неё несколько капель крепкого напитка и помог подняться на ноги. - Вон те кусты кажутся вполне себе удобными для нескольких часов ожидания. Идём, Фьерн, не рискуй понапрасну.
      - С-спасибо, - сказала Зои Фарану, чуть поморщившись, когда обжигающие капли напитка попали ей в горло. Ее поразила реакция камня на простенькое заклинание. Их явно не желали там видеть. Но ведь должен же кто-то входить в замок или выходить из него, не могут же они там вечно сидеть?
      Дворф повёл Зоилит к большим кустам рододендрона, в которых вполне можно было, затаившись, разместиться втроём. Впереди были долгие, тяжкие часы ожидания. Плутовка безропотно последовала за Фараном. Ее все больше клонило в сон, но погрузиться в него она ужасно боялась - в этой обители магии иллюзий спать было очень опасно. Все ее раны и ушибы ныли, очень хотелось пить - в таком незавидном положении она еще никогда не оказывалась.
      - Я хочу попробовать поискать какой-нибудь другой возможный вход, - объявил колдун. Он чувствовал, что в ожидании просто сойдет с ума. - Я пошарю тут вокруг... Если что, Иней приведет меня обратно сюда. Если найду что-нибудь, то вернусь сразу. А вы пока отдохните.
      Фьерн невольно коснулся руки в том месте, где много лет назад ему её сломал отец ударом посоха. Противостояние с отцом тоже в своем роде было попыткой сдвинуть гору. Юный колдун отстаивал право быть собой. Наказания и побои делали его только злее и упрямее. Вот и сейчас он не собирался позволять обстоятельствам отобрать его любимую женщину. Дождавшись Инея, Фьерн стал обследовать окрестности.
      Устроившись как можно удобнее и пложив арбалет на землю рядом с собой, Зои тихонько беседовала с дворфом, расспрашивая его о том, о сем, и отвечая на его вопросы. Фаран оказался на удивление интересным собеседником, помогающим ей скрасить часы ожидания. Время от времени, Зоилит видела фигуру Фьерна, и слышала мяуканье Инея, что-то выискивающих среди руин. К сожалению, поиски колдуна и котёнка ничего не дали. Древние разрушенные камни не отзывались на колдовство, и они не нашли ничего похожего на потайной ход. По размерам руин можно было судить о том, что крепость довольно велика и, скорее всего, в ней были ещё и казематы, но сейчас проходы в них были наглухо забиты разрушенными стенами.
      Никто не появлялся рядом с развалинами за исключением маленького оленёнка, вспугнувшего троицу и котёнка. Сгущались сумерки, и долгий день подходил к концу. Когда окончательно стемнело, Фьерну пришлось вернуться к своим спутникам, и он сделал это вовремя. Как раз взошла бледноликая луна, и её первые лучи упали на поляну. В этот миг с глаз искателей приключений словно спала пелена, и на месте разрушенной крепости возникло совершенно новое здание, из окон которого лился тусклый, холодный свет. Чудилось в этом красивом замке нечто зловещее.
      Увидев и осознав свершившееся преображение, Фьерн выругался. Длинно и витиевато. В глубине души он пожалел, что не попытался отдохнуть. Колдун потратил довольно много магии на преодоление Искаженной Рощи и атаку крепости. Но Фьерн не собирался долго об этом думать и решительным шагом направился к проявившемуся архитектурному объекту. Главные двери были заперты, впрочем, даже будь они открыты, соваться в них в данном случае, было бы не самой хорошей идеей. Фьерн вновь предпринял попытку найти обходной путь и когда уже почти отчаялся, Тимора, Госпожа Удачи, таки соизволила посмотреть в сторону троицы. К северу от основного входа колдун с Инеем обнаружили глубокую ледяную речушку, поразительно чистую для этого болота, вытекающую из-под странного фортификационного элемента стены.
      Раздевшись, дабы не сушить потом одежду, Фьерн нырнул в бурный поток и на глубине около трех метров нашел щель, ведущую за стену. Колдун вернулся наружу и рассказал Зои и Фарану о находке. Прекрасно отдохнувший дворф вскочил на ноги, похоже уже начисто позабыв про рану. На этом воине всё заживало как на собаке. Он поцокал языком, увидев измученное и осунувшееся лицо колдуна, но комментировать не стал, а услыхав о находке, развеселился.
      - Теперь-то мы устроим этим друидам веселье! - Он направился к реке следом за Фьерном и приготовился плыть.
      Зоилит поднялась на ноги отнюдь не так бодро, как Фаран. Видимо, все-таки ее рана нуждалась в тщательной обработке - последние пару часов она ныла постоянно, хотя силы девушка все же немного восстановила. Явление замка отвлекло ее от невеселых мыслей - зрелище было и впрямь удивительное, хоть и чем-то пугающее. Она проверила, в каком состоянии арбалет - возможно, ей все-таки удастся отыскать того друида, что принес смерть Ивсару, хотя это желание уже не было таким ярким, как прежде. Перспектива плыть в ледяной воде ее не слишком порадовала, но делать нечего, и девушка направилась за Фьерном и Фараном, стараясь ничем не выдавать усталость и страх. В какой-то момент у нее возникло ощущение, что они идут навстречу чудищу, разинувшему пасть в предвкушении обеда, и это сравнеие ей совсем не понравилось.
      Вода в потоке была очень холодной, но Фьерн как будто не чувствовал этого, как и того, что плыть приходилось против сильного течения. На Инея пришлось наложить небольшие чары, чтобы котенок смог преодолеть этот отрезок пути: как и всё усатое племя, малыш не жаловал места большого скопления воды. В целом, преодоление реки и проёма, ведущего под стену замка не вызвали трудностей и оказавшись по ту сторону, они смогли выбраться на парапет, ведущий куда-то вглубь подземелий. Было темно хоть глаз выколи, а руки нащупывали лишь скользкие от воды камни. Оставалось надеяться, что парапет выведет их не в тупик.
      Выбравшись на камни внутри крепости, колдун огляделся. Один из амулетов позволял ему вполне приемлемо видеть в темноте. Вокруг не было ни одной живой души. Фьерну показалось, что откуда-то изнутри тоннеля словно доносится холодный воздух, перемешанный с каким-то странным тяжелым запахом. Фьерн помог влезть на камни своим спутникам, и убедился что у них всё в порядке. Одежда колдуна была сохранена в его волшебной сумке и не пострадала от воды. Одевшись, он расколдовал Инея и стал осматривать место, где они оказались. Бывали здесь явно не часто. Место походило на какие-то катакомбы или пещеры. Пока коридор был один, идущий вдоль течения реки, но вскоре стал дробиться, как и русло. Глаза постепенно привыкали к темноте, и стало видно, куда эти проходы ведут - два наверх, один вниз. Куда идти не представляли ни сам Фьерн, ни, похоже, Иней. Наконец колдун спросил мнения Фарана, как знатока камней и пещер.
      Ледяная вода была для Зоилит не слишком приятной, но, по крайней мере, она смыла кровь и пот, охладив воспаленные ранки. Раздеваться она не стала - короткое платье не слишком стесняло ее движения. Но, выбравшись из воды, плутовке пришлось отжимать его прямо на себе - сушить магией одежду, когда она на теле, девушка не решалась. Глаза Зоилит хорошо видели в темноте, и она уверено ступала по каменистому полу подземелья. Магия, слабое веяние которой она чувствовала от того камня с трещиной, здесь ощущалась уже явственно, и когда они добрались до развилки, девушка остановилась и принялась вглядываться в каждый из проходов, прислушиваясь к своему магическому чутью.
      - Больше всего магией веет отсюда, - уверенно сказала она, указывая рукой на левый проход, ведущий наверх. - Хотя я чувствую магию везде... Только эта магия не похожа на привычное мне колдовство. Но и на магию друидов она тоже не похожа, - Зои осторожно коснулась стены. Ощущение было странным, словно камень едва заметно вибрировал.
      Дворф отжал мокрую бороду и протёр секиру, задумавшись на некоторое время. Наконец он глухо произнёс:
      - Здесь стоит тяжёлый дух железа. Не хочу вас пугать, но так пахнет драконья шкура. Я могу вывести нас на него либо, напротив, пойти в обход.
      - Драконий дух?!- Фьерну показалось, что его сердце сжали беспощадные пальцы невидимой руки. «Неужели этот недоносок...?! Эвели! Что если она высвободила свою драконью сущность?!» Перед глазами пронеслись случаи, когда кровь барда прорывалась. Ни единожды лунная эльфийка едва не погибла. А сейчас рядом нет никого, кто мог бы ей помочь. - Нам нужно именно туда.
      Колдун сжал лунную капельку. Сейчас ему оставалось лишь положиться на чутье Фарана. Пока дворф изучал коридоры, Фьерн обратился к Зоилит. У него оставались бинты и лекарство, а девушке после плавания было необходимо поменять перевязку. Плутовка была благодарна Фьерну, за то, что он вспомнил о ее спине - вода лишь ненадолго охладила ее, но со временем рана вновь запульсировала болью.
      Дворф басовито согласился с выбором Фьерна и, подождав пока Зоилит помогут привести себя в порядок, указал на один из коридоров, как раз тот, о котором говорила девушка. Они пошли по северному пути, проход заканчивался широкими ступенями, слой пыли на которых говорил о том, что здесь давно никто не проходил. Поднявшись по обветшавшей лестнице, они открыли массивную дубовую дверь и выбрались в освещённый коридор из тусклого малахитового камня. В этом месте ощущалась огромная концентрация магии, если бы с ними была Эвели, бард рассказала бы, что малахит обладает сильнейшей энергетикой, способной связывать мощные силы, и подпитывать эмоции, делать живые существа более возбудимыми. Кое-где стены растрескались и сквозь них пробивались растения, оплетающие порой большие участки, в том числе и полы.
      - Послушай, Фьерн, зачем нам дракон? – не выдержав, недоуменно спросила Зоилит. - Это же смертельно опасные существа. Если что не так, мы втроем не справимся. Не лучше ли пройти более безопасным путем и выяснить, что происходит? Вполне вероятно, что магия, которой пропитано это здание, уже донесла до его обитателей, что мы здесь. Всегда лучше идти самым простым и незаметным путем, тогда у нас будет шанс дойти туда, куда мы хотим. - Она говорила это, исходя из своего воровского опыта. Никогда нельзя в открытую идти по коридорам, украшеным красивыми факелами и коврами. - К тому же, здесь могут быть ловушки, - добавила она, приглядываясь к стенам из малахита. Этот камень иногда вставляли в магическое оружие, значит, следовало быть настороже.
      Фьерн подошел вплотную к Зои, и положил ледяные ладони на плечи полуэльфийки. Похоже, девушка не знала о тайне Эвели, и колдун не был уверен, что её следует в это посвящать. И дело было не в том, что он не был готов довериться Зои. Фьерн вообще мало кому доверял в полной мере. Это была тайна Эвели.
      - Так надо, - сказал он девушке. - Я чувствую это... - Пальцы Фьерна сжались сильнее. Он не знал, как описать - да и стоило ли - тот непонятный сонм мощных чувств, что обрушился на него здесь. К тому же, каким-то непонятным образом его магия медленно, но верно восстанавливалась без медитации. - По крайней мере, сам я должен идти именно туда... - его глаза, чуть отдававшие одержимостью или безумием, впились в лицо Зои.
      Плутовка вздрогнула от прикосновения Фьерна - на ощупь он был чистый лед, а ведь совсем недавно колдун перевязывал ее, и ладони были всего лишь прохладными. Она поморщилась, когда его пальцы впились ей в плечи, и вгляделась в лицо мужчины. В нем была такая смесь эмоций, что это даже пугало, его состояние сейчас граничило с безумием. Девушка обхватила запястья Фьерна мягко, но решительно, не снимая его рук со своих плеч, но пытаясь успокоить его, и глядя ему прямо в глаза.
      - Фьерн, послушай меня, остановись! - сказала она. - Ты одержим идеей спасти Эвели, но это тебя и погубит. Ты даже не дал себе отдохнуть, когда это было нужнее всего. Ты хочешь умереть, думая, что действуешь на благо любимой? Тебе кажется, что ты знаешь, чувствуешь, как надо действовать, но здесь слишком сильна магия иллюзий. Ты уверен, что это твое собственное предчувствие? Или тебя ведут на смерть, заманивают в ловушку? - Голубизна Зоиных глаз отражала сочувствие. - Я пойду с тобой, чтобы ты ни решил, но я прошу тебя остановиться и подумать, прежде чем бежать сломя голову прямо в пасть монстра.
      Фаран молчаливо взирал на них, держа секиру наперевес, готовый к неожиданностям, что могли возникнуть в этом тёмном коридоре. Пока всё было чисто, но необходимо было действовать быстро, однако решать всё равно должен был колдун. Фьерн несколько раз глубоко вдохнул и отпустил плечи Зои. Прикрыл глаза и позволил льду проникнуть в разум и охладить его.
      - Мои силы, магические силы, восстанавливаются, Зои и это точно не иллюзия.
      Фьерн задумался. Это явно было очень необычно. Этот мороз в воздухе… Восстановление сил...
      - Тут мощнейший источник энергии, - подвел итог колдун, - и он связан с магией холода, что дает мне шанс перенаправить его и лишить врагов части сил. - Тут ему в голову пришла новая мысль. А что если с помощью этой морозной силы они пытаются укротить дракона, вырвавшегося на свободу. Огненную сущность Эвели. - Я уверен Зои.
      Зоилит прислушалась к своим ощущениям. Казалось ей или она и вправду чувствовала свою магию сильнее? Казалось, какое сейчас заклинание ни произнеси, все получится.
      - Здесь не только магия холода замешана, - покачала она головой. - Просто ты чувствуешь ее острее, чем я. Я же ощущаю все ее разновидности. Этот источник энергии - возможно, это живое существо? Драконы ведь владеют магией? Впрочем, ладно, - тряхнула она головой, и ее мокрый еще хвост, перевязанный чудом державшейся ленточкой, качнулся влево, вправо. - Выберемся как-нибудь... Может, и правда, мы на правильном пути. - И она ободряюще улыбнулась Фьерну и Фарану. - Только все же позвольте мне идти впереди, я проверю, не наставили ли в этом коридоре ловушек - в замках такое нередко случается.
      Дворф важно кивнул и жестом пригласил девушку пройти вперёд. Он уважал зоркий глаз, намётанный на ловушки и прочие гадости и маленькая полуэльфийка уже давно заслужила его доверие. Они шли по коридору, не осмеливаясь осветить его магией, поэтому тут было темнее, чем хотелось бы. К сожалению, дворф ещё и пыхтел, и гремел своим вооружением и защитой, так что о скрытности нечего было и мечтать. Несколько раз они чуть было не попались в довольно серьёзные ядовитые ловушки, чьё присутствие выдавало лишь еле-заметное мерцание, похожее на мерцание болотных гнилушек. Все чувства Зои были обострены до предела, и она двигалась вперед очень осторожно. Кто-то мог даже удивиться, насколько другими стали ее движения. Несколько раз она замирала, глядя в темноту, просила Фьерна с Фараном остановиться, а сама склонялась над почти незаметным, едва светящимся кусочком пола, который ее глаза определяли, как активатор ядовитой ловушки. Действуя ловко и осторожно, она обезвреживала ловушку, и они шли дальше. Один раз им встетилась ловушка, таившая в себе молнию, и Зои пришлось искать способ ее обойти - обезвредить ее умений не хватило. Еще одна ловушка грозила усыпать неосторожных путников дождем острых стрел, но несколько движений ловких рук воровки превратили ловушку в обычный склад запасных снарядов.
      Чем дальше они продвигались, тем сильнее Фьерн ощущал постороннюю ледяную магию, и колдуну приходилось прилагать усилия, чтобы она не захлестнула его с головой. Магия огня считалась самой опасной, но магия холода была самой коварной, нужна была очень сильная воля, и мощный самоконтроль, чтобы она не убила того, кто пытался её использовать. И сейчас только многолетние тренировки да природное упрямство не давали колдуну позволить магии взять над собой верх. Ему казалось, что эта сила пульсирует, как огромное сердце.
      Плутовка тоже чувствовала нарастание магии - ощущение сродни физической боли, и было в нем что-то пугающее. Впрочем, чувство опасности не оставляло Зоилит с того самого момента, как она коснулась камня этого замка. Зои обернулась на Фьерна, казалось, он побледнел еще больше, и на его лице читалось сильное напряжение.
      - Ты точно можешь идти дальше? - озабоченно спросила она. - Можешь держать себя в руках? Магия становится все сильнее и сильнее.
      Малахитовый тоннель расширился, и концентрация магии стала настолько мощной, что её ощутил даже толстокожий дворф. Сейчас они стояли перед высокими двустворчатыми дверями, за которыми и находился источник энергии. Или то, на что была направлена энергия, одновременно возбуждающая и сдерживающая. Это противоречие заставляло нервничать всех присутствующих, покалывая кожу и поднимая дыбом волоски на руках и затылке.
      - Я в порядке, Зои, - ответил Фьерн. Он уже в полной мере взял себя в руки. Колдун подошел к створкам, его белые пальцы скользнули по резьбе врат. Отчего-то перехватило дыхание. Фьерн толкнул двери... Они оказались незаперты и мягко разошлись в стороны. Колдун ступил внутрь и замер.
      Он был прекрасен... чешуйки шкуры, словно изваянные из прозрачного льда, посверкивающие в призрачном свете. Грациозные линии тела, благородная голова с закрытыми глазами, мощные лапы... Белый дракон... Фьерн знал, что он жив, сердце колдуна отзывалось на пульсацию магии вокруг дракона. Словно во сне, молодой колдун приблизился к прекрасному зверю.

**

      Койрэ вскочил со своего места и подбежал к Эвели.
      - Послушай, никакая это не ловушка, это все тебе только на благо. Эти друиды никогда бы не стали причинять нам вред, они очень мудрые! И Анастрианна желает тебе только добра, это ведь очевидно! - эльф развел руками, глядя на барда. - И я желаю тебе только... добра. - Друид уставился в пол. - Зои, Фаран и Ивсар довольно милые люди, но они совсем другие, не такие, как мы. Я думаю, с ними все в порядке. Они не смогут нас найти, а затем отправятся каждый по своему пути. А Фьерн... Я понимаю, что ты его... любишь, - это слово далось друиду с большим трудом, - но со временем он забудется, как страшный сон, и все будет хорошо. К тому же, он слишком не долговечен и его смерть только ранит тебя, - Койрэ покосился на дриаду. - Не уходи. Давай останемся.
      - Он верно говорит, - поддержала его Ана. - Здесь ты ничего не потеряешь, но многое приобретешь. Подумай хорошо. По крайней мере, несколько десятилетий поживи здесь. И тогда решишь... - дриада улыбнулась, словно что-то недоговаривала.
      Бард снова выглянула в окно, чувствуя, как по коже побежали ледяные мурашки - туман и темнота скрывали нечто очень опасное, там явно было иное измерение, и сбежать туда было бы самоубийством. Она решила изменить тактику и сделать вид, что согласна с дриадой и Койрэ. Слова друида могли бы задеть её за живое, так как частично отражали её собственные страхи и тайные мысли, но после такого обмана... Он ведь заманил её в ловушку, как бы не пытался всё это представить. После такого, его слова вызывали лишь холодный, яростный гнев, столь не похожий на ее обычную вспыльчивость.
      - Хорошо, я подумаю над твоим предложением... Ана... - Эвели глубоко вздохнула, стараясь успокоиться, но вздох получился судорожным. – Но сейчас мне не хочется никого из вас видеть.
      - Пожалуйста, не расстраивайся, моя милая Эвели, - дриада продолжала сидеть за столом, переводя фиолетовые глаза с эльфийки на Койрэ. Она явно развлекалась. - Твой друг действительно желает добра, я читаю это в его сердце, как в открытой книге. Следуй за пляшущим огоньком, он приведёт тебя в твои покои, там ты отдохнёшь и успокоишься.
      Перед бардом уже танцевал зеленоватый призрачный огонёк, словно приглашая её следовать за ним. Эвели прошла мимо Койрэ, не поднимая глаз, лишь упрямо сжав губы. Огонёк вывел её в коридор, увитый зеленым плющом, и бард впала в уныние - в этих лабиринтах так похожих друг на друга коридоров, она вряд ли сможет быстро отыскать дорогу наружу... к Фьерну. Её уже начала охватывать сильнейшая тоска и безумно хотелось увидеть лиловые глаза колдуна.
      Койрэ опустил голову. Ему показалось, что Эвели не послушала его, иначе она не постаралась бы уйти. Видимо, стоило поговорить с ней еще раз, или даже несколько раз, пока она не поймет, что то, к чему она так страстно рвется и стремится на самом деле только помеха и преграда к ее настоящей цели.
      - Чего вы от нее хотите? - спросил друид, поднимая взгляд на дриаду. - Сделать ее своей рабыней?
      - Я бы так не сказала, - уклончиво ответила Анастрианна, на ее прекрасном лице появилась ехидная улыбка, в которой читались и насмешка, и заинтересованность, и даже азарт. - Но почему ты помогаешь мне, если так считаешь?
      Друид молчал, он не знал, что именно стоит ответить. Наконец, подобрав слова, он прервал тишину.
      - Потому что колдун, с которым она связана... он не достоин Эвели, а она упряма и не слушает меня, - Койрэ сжал ладони в кулаки. - Такое ощущение, что она продолжает всю эту клоунаду только из вредности, просто старается доказать мне, что это любовь всей ее жизни, но...
      - Я понимаю, - рассмеялась дриада. - И ты думаешь, что если она останется со мной, они больше никогда не встретятся? Это так и есть, но почему ты так препятствуешь их отношениям?
      - Он человек, а она эльфийка. Причем, одна из самых лучших, - Койрэ тут же дернул головой. - Ну то есть древний род и все такое. Это просто ужасно, если эльфы станут рожать детей от людей. Это омерзительно...
      Ана улыбнулась, и Койрэ понял, что хозяйка замка знает больше, чем ему хочется.
      - Неужели все дело только в этом? Мне кажется...
      - Я тоже устал, - перебил ее друид. - Для меня комната найдется?
      Дриада махнула рукой, призывая пляшущий огонек. Койрэ двинулся за ним, услышав лишь несколько слов дриады:
      - Если они придут за ней, придется их убить... Если все пойдет не так...
      Койрэ сощурился, следуя за огоньком по коридорам замка. Убийство? Он не станет этого делать.
      «Но стоит ли мешать?»
      Дриада отлично чувствовала вкусы и предпочтения своих гостей. Комната, которую она предоставила Койрэ, была просто прекрасна. По стенам тянулся плющ, на котором неведомым ему образом разцветали огромные бутоны ярких цветов. В центре комнаты стояла широченная кровать на красивых деревянных ножках, напоминающих переплетающиеся корни. Эльф лег на кровать и попытался немного расслабиться. Он не знал, что будет дальше, но, по всей видимости, Эвели была на него рассержена и не хотела мириться.

      Эвели осматривала комнату, пытаясь отыскать что-нибудь полезное для себя. Это были, безусловно, очень красивые покои с большой резной кроватью, к изголовью которой спускались лозы с душистыми цветами, огромные вазы из прозрачного оникса мягко светились в полумгле, отражая блеск свечей в высоких напольных подсвечниках. Не найдя ничего интересного, она ещё раз выглянула в окно - пейзаж оставался всё таким же - серым и пугающим туманом.
      Бард села на кровать и обнаружила там небольшую арфу. Удивившись, эльфийка слегка дотронулась до инструмента - магии она не ощутила, это был всего лишь очень изящный и совершенно обычный инструмент. Похоже на подарок от хозяйки замка. Девушка принялась перебирать струны, задумчиво глядя на пламя свечей. Полилась тихая музыка, складываясь в замысловатую мелодию. Это было привычным средством медитации для лунной эльфийки, которое помогало ей думать и справляться с эмоциями. Необходимо было что-то предпринять. Безусловно, Фьерн придёт за ней, не бросит здесь, но это может стать смертельно опасной ловушкой для колдуна, потому что друидов слишком много, а владелица замка, похоже, невероятно сильна. Возможно всё-таки следовало призвать свои силы на помощь - Эвели прикрыла глаза, мысленно представляя перед внутренним взором огонёк свечи и пытаясь осторожно разбудить пламя внутри себя, не давая ему разрастись в большой костёр, во всяком случае до поры, до времени.
      Барду казалось, что прошло несколько часов, а она всё играла и играла, пытаясь контролировать свою кровь, добившись в этом некоторого успеха. Её игра была прервана стуком в дверь - появилась Хилльнэа и сообщила эльфийке, что госпожа подарила ей некоторые вещи - они лежат в больших сундуках возле камина и бард может надеть, что захочет. Было видно, что друидке любопытно, что именно находится в сундуках, но Эвели выставила её вон и, отложив арфу, принялась открывать их сама. В первом же сундуке она обнаружила украшения - старинные и прекрасные - из драгоценных камней лучшего сорта. Бард невольно ахнула, запуская руки в чудесные сокровища, перебирая бусы и ожерелья. Она была давней ценительницей драгоценных камней.
      Койрэ, наконец, решился пойти к Эвели и поговорить с ней. Друида задело ее поведение в зале, когда она проигнорировала его, да еще и обвинила во лжи. Стоило ему собраться покинуть свою комнату, как в дверях появился Шесс.
      - Отдыхаешь? - спросил друид, глядя на Койрэ. - Ана послала меня узнать, все ли в порядке? Если ты проголодался, я могу...
      - Нет, я не хочу есть, - тут же отрезал эльф, подходя к Шессу. - Пожалуйста, отведи меня в комнату к Эвели. Я хочу с ней поговорить.
      Шесс кивнул, и они с Койрэ отправились по коридорам замка дриады. Это место, как показалось эльфу, было воистину магическим. Коридоры замка запутанные и огромные, ужасали своим однообразием, отчего заблудиться в них не составляло труда. Наконец, Шесс остановился возле одной из множества дверей. Тут же стояла и Хилльнэа.
      - Она здесь, - сообщил мужчина, уходя прочь и утаскивая за собой друидку. Койрэ осторожно приоткрыл дверь и вошел внутрь.
      - Эвели... рад тебя видеть, - друид щелкнул пальцами, и в его руке появилась прекрасная роза алого цвета. - Это тебе, конечно, это не сравнится с этими драгоценностями, - он посмотрел на сундуки, заполненные украшениями. - Но зато это от чистой души. Я хотел извиниться, и сказать кое-что... Не думай, что я заманил тебя в ловушку. Это не так, я действительно желаю тебе только лучшего!
      Бард настолько погрузилась в созерцания сокровищ, что вздрогнула, услышав голос Койрэ. Она подняла голову и некоторое время, молча, смотрела на него. В её острых ушах мягко звенели изящные серебряные серёжки с капельками сапфиров. Эвели решила, что раз дриада считает себя вправе распоряжаться её судьбой, она тоже не будет строить фальшивую скромницу и кое-что подберёт для себя. Маленький перстень в тон к серьгам скользнул на её пальчик, и она вытянула руку, рассматривая его.
      - Возможно, ты и правда не знал, что это ловушка, но мне не нравится, что ты решил распоряжаться моей жизнью, - наконец сказала она, рассматривая чистый ярко-синий сапфир в перстеньке. Она взяла розу, и, вдохнув её сладкий аромат, выпрямилась и отошла к ониксовой вазе, куда опустила цветок, налив воду из серебряного кувшина. Её иссиня-чёрные волосы были перевязаны серебристой лентой, которая, казалось, едва удерживает их густую копну, а в пару к ленте - широкий пояс такой же отделки, обхватывал тонкую талию. Всё это нашлось в сундуках Аны. Эвели сменила свою одежду на бархатное платье, глубокого чёрного цвета. Эти вещи напомнили ей о времени, когда она жила в Крепости на Перекрёстке, тогда жизнь казалась намного проще и беззаботнее.
      Койрэ медленно приблизился к Эвели, разглядывая ее с головы до ног. В этом платье она выглядела потрясающе. Глубокий и изящный вырез притягивал взгляд, а цвет платья подчеркивал белизну кожи эльфийки. Друид остановился возле Эвели, так близко, что услышал ее дыхание и стук сердца.
      - Я не собирался распоряжаться твоей жизнью, - произнес он, чувствуя себя неуютно и немного скованно. - Я просто хотел сделать лучше. Ты достойна намного большего...
      Друид посмотрел в глаза цвета ночного моря и прикоснулся пальцами к ее шее, чувствуя нежную кожу девушки. Все мысли спутались, и он не мог ни на чем сосредоточиться. Наконец, собрав всю свою волю в кулак, Койрэ осторожно прикоснулся своими губами к губам Эвели. Эльфийка тут же отступила на шаг назад, так что поцелуй не продлился и двух секунд. Ее глаза расширились.
      - Не надо этого делать, Койрэ, - тихо сказала девушка. С одной стороны ей хотелось отвесить ему подзатыльник, а с другой его было немного жаль, ведь он был в общем неплохим парнем и, наверное, действительно не желал ей ничего плохого. - Я сделаю вид, что ничего не было, и тебе советую. Это ни к чему не приведёт...
      Койрэ повел бровью, глядя на Эвели.
      - Почему же?.. Было… - друид не двигался вперед, он просто смотрел на эльфийку. Он был опустошен и окончательно запутался в собственных мыслях и поступках, но старался не подавать виду. - И не стоит быть такой категоричной, Эвели... Прошу тебя. - Друид опустил голову. Он не знал, что ему делать расстраиваться или радоваться. С одной стороны, эльфийка не ответила ему взаимностью, но она не стала его бить или кричать, отчего ему казалось, что не все так плохо. - Ты говоришь, что это ни к чему не приведет, но как можно утверждать такое, даже не дав мне шанс, - он говорил тихо и спокойно, потому что сам окончательно не мог понять, зачем он это делает и что такое говорит. Он не понимал, что испытывает к этой девушке. Она была так прекрасна, но всегда груба и холодна с ним. Эльф, наконец, поднял голову и снова посмотрел на Эвели.
      Барду хотелось не то рассмеяться, не то пожалеть его, а не то топнуть ножкой и выставить вон. Давно ей не попадались такие настырные мужчины.
      - Ты влюбился в меня? - она слегка приподняла одну бровь и с любопытством рассматривала Койрэ. Привлекательный молодой эльф, не без способностей, в другое время он бы вызвал у неё интерес, но она изменилась. Хорошо это было или плохо, но её отношения с Фьерном не были похожи на все прежние романы, и это было по-настоящему глубокое чувство. Ощущения взаимной привязанности, любви и доверия, замешанные на страсти, притяжении противоположностей и одновременно - схожести в отношении к жизни. Она даже представить боялась, что может потерять это.
      Все тело эльфа будто оцепенело от услышанных слов.
      «Что она такое говорит?! Влюбился? Я? В нее? Нет, ни в коем случае. Да и с какой стати... Я ведь почти с ней не общаюсь... Особенно в последнее время. Но на корабле... Дьявольщина...»
      Койрэ смотрел на Эвели и не мог пошевелиться. Как ни старался, но во взгляде девушки он не мог ничего уловить, возможно, она слишком хорошо маскировала свои эмоции, а может сам эльф был слишком растерян, чтобы понять, что сейчас чувствует бард.
      «Палитра чувств. От ненависти до любви, и я не могу даже хоть приблизительно понять, что от нее ожидать. Я веду себя, как последний идиот. Сейчас она точно пошлет меня куда подальше. И зачем я вообще пришел сюда? Зачем я ее поцеловал? И почему сейчас стою, как бравый солдатик и боюсь пошевелиться?!»
      - Я... тебя? - друид сделал то же самое, что и эльфийка, приподнял бровь, но, к тому же, немного улыбнулся. «Я выгляжу как полный идиот. Дурак». Краешек рта Эвели слегка дёрнулся, но выглядела она вполне серьёзной.
      - Ты явно нравишься Зои, почему бы не присмотреться к ней? Она красивая и весёлая. Я думаю, она могла бы многому тебя научить, - бархатный голос Эвели отдавал лёгкой хрипотцой, и она многозначительно смотрела на друида. Теперь стало видно, что она развлекается. «Всё-таки с мужчинами не соскучишься».
      Койрэ вспыхнул, как только услышал слова Эвели. «Научить меня? Что? Чему это она может научить меня?.. О, Силванус, как я сразу не понял... Как можно быть такой... пошлой?!»
      - Это... она... она милая девушка, но…, - друид замешкался, - я не считаю, что полукровка может стать моей спутницей. И вообще! - Койрэ возмущенно посмотрел на барда. - Я... я ведь пришел сюда... Дьявол, как все сложно. Слишком сложно!
      Друид не мог признаться самому себе, что ему нравилась бард. Эвели казалась ему такой близкой, она была красива и умна, но ему казалось, что она угасала рядом с колдуном, и тот постоянно тушил пламя, горевшее у нее в душе.
      «Пусть лучше она останется здесь, у этой дриады, чем вернется к нему. Так ей будет намного лучше». Койрэ не знал что делать, он хотел подойти к Эвели и прикоснуться к ней, но не мог. Он слишком боялся, что она резко ему ответит, что бесповоротно скажет "нет". Но больше всего его пугало то, что это случилось с ним впервые. Раньше он никогда не чувствовал такой привязанности, такого тепла и такого желания.
      - Меня угнетает твоё отношение к другим расам, - заметила Эвели, поворачиваясь к нему спиной и отходя к окну. - Я же считаю, что люди привнесли много интересного в нашу жизнь. Возможно, эта половинчатость в характере Зои и создаёт то неповторимое обаяние, которым она обладает. Жаль, что ты этого не замечаешь. Ты очень упрям, Койрэ... Заметь, что я делаю комплимент другой женщине, а это о многом говорит, потому что я не люблю женщин.
      Она замолчала и выглянула в окно, не замечая серой картинки мрачного тумана, вспоминая в этот момент заброшенную хижину в лесу, шум дождя, скрывающий все звуки окружающего мира и сильные руки колдуна.
      - Если ты действительно хочешь мне добра, то поможешь выбраться отсюда и примешь моё желание быть с тем, кого я люблю, - не оборачиваясь, тихо сказала девушка.
      - Нет, тебе нельзя быть вместе с этим человеком. Ты не понимаешь, что ваши дети будут полукровками, а он умрет слишком рано. Ты привяжешься к нему намного сильнее, а потом... его смерть… она разобьет тебе сердце, - Койрэ посмотрел на девушку, так и не двигаясь с места. - Останься здесь. Анастрианна даст тебе все, что ты пожелаешь, а я всегда смогу тебе помочь и поддержать. Останься. - Друид немного нахмурился, но стал чувствовать себя увереннее. - Я все равно сделаю так, как будет лучше. И со временем ты поймешь, что была не права.
      «Как она не может понять, что ей нельзя быть с этим колдуном! С этим... человеком!»
      - А если Зои так хороша, как ты говоришь, может быть, она и скрасит скуку Фьерну, пока он не умрет от старости, - добавил Койрэ и направился к выходу из комнаты, но так и не решился уйти, а снова повернулся к Эвели, которая все еще стояла к нему спиной. - Отношения людей и эльфов... Это то же самое, что пытаться свести свинью с волчицей. Бесполезно и противоестественно.
      Эвели раздражённо обернулась и бросила презрительный взгляд на Койрэ.
      - Хоть мы и оба эльфы, но у нас гораздо меньше общего, чем у меня с Фьерном. Если ты так подвержен предрассудкам, то прости, это твои проблемы. Я уже слышала твоё мнение по поводу ранней смерти Фьерна и всего прочего. Я не знаю, будут ли у нас дети, никогда их особенно не хотела, но даже если и так, то два представителя благородных семейств, даже и разных рас, я уверена, дадут замечательное потомство. А что касается моей тоски и печали по раннеушедшему человеку, то это мой выбор. Лучше пятьдесят лет, но полных любви и взаимопонимания, чем пятьсот в унынии и тоске. Это моя жизнь и я всегда разбиралась с ней сама, мне не нужно твоё руководство. Если ты попытаешься задержать меня здесь - мы станем врагами. - Она отвернулась, чтобы он не заметил огонёк пламени, полыхнувший в глубине её зрачков и до боли стиснула кулаки.
      Койрэ не знал, что ответить на слова эльфийки. Он понимал, что возможно, в чем-то она и права, но, тем не менее, ему было довольно неприятно и немного обидно слышать это. За время их совместного путешествия, он заметил, что она действительно отдавалась отношениям с Фьерном, она жила ими, но со стороны колдуна Койрэ замечал только похоть и физическое влечение к прекрасной черноволосой эльфийке. Друид закрыл глаза, а затем сквозь силу проговорил:
      - И что ты предлагаешь?.. Бежать прямо сейчас?
      Он меньше всего хотел уходить отсюда, и тем более отпускать Эвели к этому человеку, но видеть девушку своим врагом он не хотел вовсе. Койрэ вспомнил, как собирался убить ее тогда, во время первой встречи и не знал радоваться тому, что он оставил ей жизнь или нет. Эльф опустил голову, и уставился в пол опустошенным взглядом.
      Бард устало вздохнула и отошла от окна. В глубине её глаз снова мерцали золотистые звёздочки.
      - Надеюсь, я действительно могу доверять тебе. - Она присела на кровать и задумалась на некоторое время. - Бежать прямо сейчас не получится, я верю, что этот туман за окном может убить нас... Следует узнать, что ей нужно от меня. Возможно, ты сможешь притвориться и выведать что-нибудь у друидов. - Эвели посмотрела на Койрэ, отметив, каким печальным тот выглядит. Но она ничем не могла помочь ему. Не было варианта, устраивающего их обоих.
      Выслушав Эвели, Койрэ кивнул и молча вышел из ее комнаты. Он хотел какое-то время побыть один и бесконечные коридоры замка Анастрианны отлично подходили для этого. Эльфу стало очень одиноко, он присел на корточки и, сделав пас рукой, призвал своего единственного преданного друга - Акху. Погладив волчицу по голове, эльф посмотрел в ее глаза и тихо произнес:
      - Я начинаю сам себе противоречить, представляешь? Хочу, чтобы все было, как можно лучше, а в итоге получается как всегда, - друид улыбнулся, приобнимая Акху. - Никогда ни к кому не привязываться, какого беса я отошел от этого правила?
      Койрэ поднялся на ноги и направился по коридору, а волчица не отставала ни на шаг.
      «Отлично, сейчас я разузнаю все у друидов, затем, если все получится, мы сбежим отсюда и она снова будет с этим человеком. И сколько лет мне придется ждать? Пятьдесят? Семьдесят? Сто?..»
      Друид свернул за угол и наткнулся на Морртера, который выглядел немного странно.
      - Тебя хочет видеть наш Предводитель. Анастрианна выделила ему покои в северной части замка. Пойдем, я тебя провожу, - заявил тот и двинулся по коридору. Койрэ и Акха устремились за ним.

      Оставшись одна, Эвели упала ничком на кровать, внезапно почувствовав, что всё это время её не отпускало эмоциональное и физическое напряжение. Койрэ явно обладал гипнотическими умениями, и каждый подобный разговор с ним словно высасывал из неё силы. Она вжалась лицом в подушку, пытаясь заглушить внезапно выступившие слёзы, тихо шепча имя Фьерна и молясь Эревану Хамелеону, чтобы колдун пришёл и увёл её из этого пугающего места.
      Она так и задремала на своей новой постели, в новом бархатном платье, сжимая подушку и тяжело вздыхая во сне. Сон Эвели был ужасен, и прекрасен одновременно. Ей грезилось, что она летит, легко взмахивая тяжёлыми крыльями, разгоняя тёплый воздух и её глаза - она будто видела себя одновременно со стороны и изнутри - тёмно-синие, большие, неэльфийские, с багровым пламенем внутри зрачка.
      Она смотрит вниз - под ней протекают потоки лавы, бурля и скатываясь из жерла вулкана к подножию горы, и она греется в тепле, поднимающемся над огненным потоком...
      Из сна девушку выдернул звук - металлическое позвякивание. Эвели судорожно дёрнулась и привстала на постели - её кожа горела, а глаза пылали алым, сон ещё не успел выветриться окончательно. В полумраке комнаты она разглядела фигуру, и, присмотревшись, поняла, что это девушка, открывающая один из подаренных ей сундуков... «С сокровищами... Хилльнэа...»
      В мгновение ока эльфийка вскочила с кровати, яростно глядя на друидку. Как она посмела прикасаться к её вещам, к её... сокровищам... сокровищам драконицы. Хилльнэа вскинула голову и слегка вскрикнув, кинулась к приоткрытой двери. Эвели побежала наперерез и схватила ее за руку, вывернув так сильно, что друидка закричала. Из раскрытой ладони посыпались драгоценные камни и золотые цепочки. Хилльнэа закусила губу, чувствуя, как ногти барда впиваются в её кожу. Эвели тяжело задышала, ничего не ощущая в этот момент кроме яростного гнева на воровку. Их взгляды скрестились, и Хилльнэа увидела в глазах серебряной эльфийки свою смерть.

0

13

Глава 12.
*

      Дракон спал. Потолок большого помещения, в котором он находился, был выполнен в форме прозрачного купола. Хрусталины в нем преломляли свет луны, падающий на чудесное и опасное существо. Дракона приковали цепями к полу, и эти цепи были явно не простой работы, а магии, наложенной на них как и на само помещение, хватило бы и на трёх драконов. Стены этого зала были уже не малахитовыми, а бледно розового камня с серебристыми прожилками. Пол являл собой настоящую льдину, и когда Фьерн сделал шаг вперёд, под его ногами слегка скрипнул снег.
      Безусловно дракон заворожил колдуна, но Фаран заметил и кое-что ещё, на что поспешил указать Зоилит - в другом конце комнаты находился алтарь, созданный из того же камня, что и стены. На алтаре была прикована девушка. Со своего места дворф мог разглядеть лишь, что она хрупкая с виду, одета в тёмные доспехи, показавшиеся ему странно знакомыми, и что её длинные каштановые волосы свисают с одного конца алтаря почти касаясь пола. Девушка была прикована за ноги и за руки, но цепи натянуты не слишком сильно, и она могла двигаться. Сейчас она спала, как и дракон.
      Зоилит замерла, приоткрыв рот в изумлении. Она видела живого дракона впервые в жизни, и это зрелище завораживало. Магия волнами расходилась от зверя, отзываясь во всем теле, девушка даже не сразу поняла, что Фаран ей что-то показывает. Расширенными от удивления глазами Зои рассмотрела алтарь и прикованную девушку, затем медленно, как зачарованная, приблизилась к нему.
      Фьерн не воспринимал сейчас ничего кроме дракона и его магии, чистой, неразбавленной, концентрированной магии живого холода. Тихий скрип снега под сапогом казалось, раздался в самом мозгу колдуна, дракон в его глазах словно мягко горел чистейшим белым светом. В несколько неспешных, словно во сне совершенных шагов, Фьерн достиг белого дракона. Ощутил его медленное ровное дыхание, и ему показалось, что это и его, Фьерна, дыхание тоже. Рядом с драконом, на расстоянии менее шага, было очень холодно, но колдун этого не ощущал. Было и еще кое-что - вблизи молодой маг разглядел, что чешуи на лбу магического зверя складываются в прекрасно знакомый ему символ.
      Девушка, прикованная к алтарю, оказалась эльфийкой. В мерцающем свете, заливающим помещение, она выглядела особо хрупкой и беззащитной, и ее длинные каштановые волосы падали с алтаря мягким водопадом. Со стороны могло показаться, что девушка безмятежно спит, но, приглядевшись, Зоилит почувствовала, что сон наведенный и, скорее всего, с помощью магии. Она могла бы попробовать снять сонное заклинание, но не знала, стоит ли это делать сейчас. Плутовка обернулась к Фарану.
      - Ее заклинанием усыпили, - прошептала она. - Интересно, зачем? Разве она недостаточно крепко прикована?
      Фаран пожал плечами, рассматривая спящего дракона - эльфийка его не заинтересовала совершенно, не то, что эта зверюга. Насколько он мог судить, этот белый, или снежный дракон был довольно крупной особью среди своих собратьев. Судя по тому, что у молодых драконов чешуя имела почти зеркальную поверхность, а у этого блеск практически исчез - ему было немало лет, и сейчас оттенок являлся смесью белого, светло-серого и жемчужного цветов. Наверное, в молодости он был ещё красивее. Оставалось радоваться, что это не алый дракон, и размером гораздо меньше оного. Дворф слышал, что такие существа довольно злобны и менее разумны, чем те же алые, а жертвы свои предпочитают есть замороженными. Он покосился на эльфийку на алтаре, она выглядела вполне тёплой и живой, а это было странно.
      Раздался необычный звук - похожий на вздох и в воздухе завихрились белые ледяные снежинки. Дракон просыпался, а на лбу его замерцала чешуя в виде символа богини Ауриль. Веки дракона дрогнули и явили огромные глаза цвета самого чистого голубого льда. И глаза Фьерна сейчас были точь-в-точь такими же.
      - Ауриль, госпожа моя... - прошептал колдун. И только тут увидел цепи, что сковывали могучего дракона. Они казались язвами на его прекрасной, совершенной чешуе. Ладони колдуна легли на шею белому зверю, а лоб прижался к символу богини Зимы на челе наклоненной головы дракона. Колдуна захлестнула магия. Он больше не понимал ни где он, ни что он. Только где-то на границе сознания ему послышалось: «Брат мой... Свобода... Наконец...» И через тело и сознание, через саму душу колдуна пошел мощнейший поток магической силы. Фьерн стал для дракона чем-то наподобие проводника магии, связью с внешним миром, от которого его отрезали магические цепи. Душа, или дух, или что-то еще - возможно астральный двойник Фьерна, очнулась в другом мире. Мире, где были только ночь и снег...
      Зоилит тихо вскрикнула, когда магия проснувшегося дракона коснулась ее. Это была невероятная мощь, и очень холодная. Ее до конца не высохшие волосы и платье тут же покрылись инеем, несколько прядей превратились в сосульки. Девушка вообще не была привычна к холоду, и она почувствовала, как немеют пальцы и кончик носа, и ее начинает бить дрожь. Она с благоговейным ужасом смотрела на гигантского снежного ящера, но в какой-то момент ее взгляд скользнул на Фьерна, который стоял, положив ладони на шею дракона, и не шевелился, словно превратился в ледяную статую.
      - Фьерн! - воскликнула Зои, делая несколько шагов к колдуну и дракону. - Фьерн! Очнись! Фьерн! - девушка начинала паниковать, видя, что тот никак не реагирует. Или этого не стоило бояться? Или так и должно было быть? В голове само собой всплыло заклинание Огненного Прикосновения, хотя Зоилит понимала, насколько ничтожна ее магия по сравнению с тем, что творится сейчас в этой комнате.
      - Стой, Зоилит... - дворф протянул мощную руку и мягко взял девушку за локоть. Борода Фарана покрылась тонким слоем инея, а секира заиндевела. - Ты видишь знак на лбу дракона? Это символ Ледяной Девы. Ауриль. Нашему морозному колдуну ничто не должно угрожать. А вот нам вмешиваться может быть опасно. Давай лучше посмотрим на эту эльфийку. Может, удастся её разбудить?
      Он подошёл к лежащей на алтаре девушке и приподнял её веко пальцами. Она явно спала и видела какой-то сон.
      Почти незаметная тропинка под ногами вилась змеей, уводя ее все дальше по следу раненого животного. Подставляя лицо порывам ветра, она приближалась все ближе к цели, скорее ощущая, чем замечая великолепного снежного барса, бесшумно скользившего рядом. Ее все больше охватывал привычный азарт охоты и предвкушение близкой добычи. Но что-то было не так. Ветер становился все холоднее и вокруг, словно разлился безграничный холод, от которого не мог защитить никакой доспех или плащ. Подняв голову, она с изумлением заметила, что в воздухе закружились снежинки, которых становилось все больше…
      Эльфийка на алтаре зашевелилась, натягивая цепи, и тихо застонала, длинные ресницы, покрывшиеся инеем, слегка затрепетали, но она не открыла глаз. Тяжелый сон не отпускал ее, но теперь она словно была одновременно в двух местах – в заснеженном лесу и в знакомом ей зале, прикованная к алтарю, и в обоих местах было ужасно холодно. Но кроме смутного осознания не пришло ничего другого. Что-либо сказать или сделать она не могла, равно как и окончательно разорвать цепи сна.
      Зоилит вновь приблизилась к незнакомой эльфийке. Плутовка склонилась над девушкой, положила руку ей на лоб и прошептала заклинание Развеяния Чар - не слишком сильное, но оно могло помочь ей справиться с этим магическим сном.
      - Эй... очнитесь, - проговорила она, сжимая руку эльфийки. Рука была холодна, как и все вокруг. Зои все больше била дрожь. Еще немного, и она могла просто окоченеть в этом магическом холоде. Огненные заклинания сами просились наружу - никогда еще полуэльфийка не испытывала такой сложности в том, чтобы держать свою магию под контролем.
      Кто-то рядом прошептал несколько слов, в которых Тауриэль распознала заклинание, и сон разлетелся миллионами осколков, наконец, позволив ей освободиться. Эльфийка медленно открыла глаза, еще не до конца осознав, где она и что происходит, и слабо потрясла головой, постепенно приходя в себя. Впивающийся в тело маленькими острыми иголочками холод о многом мог ей сказать.
      - Кто-то пробудил дракона, саму его суть, - пробормотала девушка, попытавшись сесть на алтаре, от чего цепи натянулись до предела, оставляя следы на нежной коже. Высвободившаяся мощь подобной силы пугала ее, а ощутимое покалывание в запястьях, оплетенных защитными татуировками, указывало на то, что ее беспокойство небезосновательно. Окинув взглядом зал и тех, кто в нем находился, Таури остановила его на рыжеволосой девушке, которая, похоже, и смогла развеять ее сон. - Ты можешь меня освободить?
      Зоилит посмотрела в карие глаза эльфийки и медленно кивнула. По какой-то причине холод уже не так сильно влиял на плутовку, и огненные заклинания перестали крутиться у нее на языке.
      - Конечно, я попробую, - сказала она, склоняясь над оковами. На них были не самые простые замки, а под рукой не было ни одного воровского инструмента, кроме маленькой острой спицы, что она вытащила из ловушки со стрелами. Но Зои терпеливо, не торопясь, крутила своим подсобным инструментом в замке, прислушиваясь к еле заметным щелчкам. Наконец, оковы на руках эльфийки упали, и Зои уже хотела перейти к ногам, как почувствовала, что в зале что-то изменилось.
      Под ногами скрипел снег, но Фьерн не проваливался и легко шел вперед. Внезапно подул сильный порывистый ветер и с каждой минутой он всё более усиливался. На фоне луны в луче призрачного света показался силуэт крылатого змея. Фьерн на расстоянии ощутил его мощь. И эмоции. Смесь восторга, радости, легкости, благодарности и тут же гнева и мести...
      «Брат мой», - раздалось в мозгу колдуна. Такое уже где-то было.
      «Брат...», - отозвался Фьерн и поднял руку к глазам. На запястье, на ледяной цепочке раскачивался серебряный полумесяц с капелькой лунного камня.       Эвели! И Фьерн всё вспомнил... И вновь очнулся в вымороженом каменном зале под взглядом дракона. И в глазах зверя читались те самые чувства, что колдун ощутил ранее. Во сне.
      Дракон пошевелился и потускневшие цепи стали рваться. Он был благодарен освободителям и жаждал отомстить тюремщикам. Тюремщице. В крови же колдуна бурлила магия.
      - Помоги мне спасти алую, брат... - прошептал Фьерн. Слова давались с трудом, он сам себя не ощущал. На его лбу горел голубоватый символ Ауриль. Дракон расправил шею и крылья, и колдун почувствовал его согласие. Белый поднялся на лапы, вбирая в себя холод. Вихри в комнате утихли. Стало просто прохладно.
      Бросив взгляд на дракона и Фьерна, Зои увидела, что колдун двигается, стоя перед зверем, а тот поднимается, освобождаясь от цепей. Вздрогнув, воровка поспешила продолжить свою игру с замками - неизвестно, что могло произойти в следующую секунду.
      Холод постепенно пошел на убыль и Таури, оторвав взгляд от своих оков, над которыми трудилась полуэльфийка, глянула в другой конец зала. Зрелище ее удивило - проснувшийся дракон и молодой мужчина, судя по всему колдун, которого буквально пропитывала магия холода. Такая концентрация мороза, что исходила от белого дракона, должна была бы убить человека, но этого не произошло, и это заставило эльфийку посмотреть на него с некоторым интересом. Но главным было свободиться самой. Пленение успело ей порядком поднадоесть.
      - Поспеши, - шепнула она незнакомке. «Кажется, скоро у меня появится возможность поквитаться с этой чертовой дриадой». От этой мысли Тауриэль не сдержала легкой улыбки, промелькнувшей на побледневших губах.
      Дракон не снисходил до общения на человеческом языке, но на эмоциональном уровне общался с Фьерном. Он понимал, что брат хочет спасти свою драконицу. Выбор казался ему странным, но и только. Каким-то образом колдун понял, что дракон прежде обитал в храме Ауриль, расположенном в нескольких милях отсюда. Был там священным морозным стражем. Но не только Дева-Зима роднила их. Но и сама магия льда. Ребра колдуна еще трещали, а по хребту проходили разряды волшебной энергии, но он уже мог воспринимать происходящее вокруг. Взгляд человека упал на алтарь, рядом с которым стояли Зоилит и Фаран. И на незнакомую лесную эльфийку на нем.
      - Кто ты? - Фьерн деревянным шагом подошел к алтарю. Выглядел он, словно его только что вырыли из сугроба.
      - Меня зовут Тауриэль. Я пленница хозяйки здешних мест, великой дриады Анастрианны, - в голосе эльфийки ясно прозвучала издевка. - Впрочем, надеюсь, вы поможете мне исправить эту маленькую неприятность.
      Услышав имя дриады Кельхедиарус - так звали дракона - обрушил на Фьерна целый шквал гневных эмоций. Среди них нашлись и воспоминания о Тауриэль. Она была предназначена Аной ему на обед, но священный зверь не желал питаться эльфами. Они были плохой едой. Не сытной и отравленной мыслями.
      Зоилит усредно трудилась. В этом деле спешить было нельзя, но и каждая минута промедления могла стоить жизни. Кончик спицы мелькал в руках воровки, сверкая в неровном свете. Наконец, упала последняя цепь, и Зои протянула эльфийке руку, помогая подняться. Тут она услышала голос Фьерна, и звучал он как-то странно. Девушка обернулась, и ее глаза слегка расширились. Он... изменился. Стал... сильнее.
      - Фьерн? Что ты...? Как…? С тобой все... хорошо? - слегка запинаясь, проговорила она. Откуда-то выскользнул Иней, потерся о ногу Фьерна. Тот подхватил малыша и привычно усадил на плечо.
      - Всё нормально, Зои, - ответил колдун. - По крайней мере, должно быть. Брат поможет нам покончить с этой гнилью.
      У Зоилит от сердца отлегло, когда появился Иней, и колдун стал больше похож на себя прежнего. Она ободряюще улыбнулась ему и уже с любопытством посмотрела на дракона.
      - Брат? - удивленно переспросила она. - Что вас роднит? Магия льда? И это значит, что он на нашей стороне?
      - Лед и... - колдун пристально посмотрел на Зои, - Ауриль.
      Маг отнял ото лба правую руку, которую держал там, и на бледной коже Фьерна стал виден светящийся мягким голубовато-белым светом символ богини.       Теперь Зоилит в полной мере могла восхититься великолепием могучего зверя - тем, как играл свет на его чешуйках, как сверкали его глаза. Иметь такого союзника, пусть и временного, казалось девушке чем-то из ряда вон выходящим. Она всегда считала драконов злыми и беспощадными, и совсем не подходящими для заключения союзов. Если ты один - беги от дракона прочь, если большой компанией - атакуй. Вот и все. Но сейчас, когда она столкнулась с драконом вживую, Зои осознала, насколько сложно устроены эти существа, и их поведение в простые рамки не уложишь.
      Отряхнув плащ, Тауриэль поплотнее закуталась в него - в зале все еще было весьма прохладно. «А вот теперь я поговорю с этой милейшей дриадой. Хорошо, что оружие осталось у меня. Так разговор получится намного убедительнее».
      - А вы кто? И как сюда попали? - Таури с любопытством посмотрела на незнакомцев.
      - Так тебя собирались скормить дракону? - вместо ответа, уточнил колдун у самой девушки. - Зачем? Или почему?
      - Меня зовут Зоилит, - сказала плутовка, с трудом отрываясь от созерцания дракона и вновь поворачиваясь к эльфийке. - Да, почему тебя взяли в плен?
      - Думаю, дриаде не понравилось, что я проникла в ее жилище и прочитала одну древнюю магическую книгу в ее библиотеке, - пожала плечами эльфийка. - К сожалению, она застала меня за этим занятием и отправила на обед к дракону. Мне повезло, что он предпочел поболтать со мной, а не съесть. Наверно, в неволе ему гораздо больше досаждала скука, а не голод. Анастрианна пыталась зачаровать его и заставить пообедать мною, но у нее ничего не получилось, - Тауриэль злорадно усмехнулась. В отличие от Зои, девушка больше заинтересовалась неожиданно появившимся котенком, чем драконом. - Это твой фамилиар? - спросила она колдуна, с улыбкой наблюдая за котенком. Животных она всегда любила, что, тем не менее, не мешало ей на них охотиться.
      - Я Фьерн, а это Иней, - представил себя и кота колдун, - он моя палочка-выручалочка, - немного кривовато улыбнулся человек, губы которого до сих пор имели подозрительный лиловатый цвет. - Все готовы идти? Времени в обрез. А еще надо найти дорогу...
      Его слова прервал дракон. Он уже почуял алую драконицу и знал, как до нее добраться. Взмах могучих крыльев и на месте дракона возник высокий воин в льдистой чешуйчатой броне, с длинными по колено, снежно-белыми волосами, аккуратными усами и бородой, лицом, будто высеченным из камня с которого смотрели жгуче-холодные синие глаза. Могучей рукой он без труда сорвал дверь в конце залы. Дорога была открыта.

**

      Койрэ вошел в роскошные и огромные покои, принадлежавшие Предводителю друидов. Оформление помещения очень напоминало Искаженную Рощу - на стенах висели чучела животных, а пол оплетали ветвистые корни.
      - Койрэ, добрый вечер, - прозвучал властный голос седовласого друида. - Ты знаешь, почему я тебя пригласил?
      - Нет.
      - Тогда я тебе отвечу, скоро должен состояться ритуал, который привяжет Эвели к этому замку и она уже никогда не сможет его покинуть. Важно, чтобы Эвели осталась в замке до ритуала. И ты должен ее здесь задержать.
      Койрэ кивнул. Теперь он точно знал, чего хочет дриада. Она собирается не просто приютить Эвели, а превратить в свою игрушку. И это совсем не нравилось друиду. Так же сильно, как и Фьерн. Но из двух зол Койрэ решил выбрать меньшее.
      «Заклинание привязки будет действовать вечно, а вот колдун все равно скоро умрет. Надо спасти Эвели, и как можно скорее».
      - Что-то еще? - поинтересовался молодой эльф.
      - Да, - ответил друид, улыбаясь. - Я рад, что ты сделал правильный выбор. Возьми это кольцо, оно сделает тебя намного сильнее. Поздравляю с вступлением в ряды Круга Трясины.
      Койрэ немного опешил от этой новости, но от кольца не отказался, и тут же надел себе на палец.
      - Спасибо, я могу идти?
      - Конечно, - Предводитель улыбнулся, - иди к лунной эльфийке, и попытайся ей внушить, что сюда скоро придут ее друзья, скажи что Ана согласна приютить их всех... В общем, говори что хочешь, но она должна остаться здесь.
      Койрэ поклонился и вышел из покоев Предводителя. Теперь он отчетливо понимал, что времени осталось совсем мало. Друид направился в комнату Эвели, благо Акха сама бежала туда, куда надо, видимо она почуяла запах барда. Открыв дверь в покои, Койрэ ужаснулся. На полу, возле серебряной эльфийки, в россыпи драгоценностей лежала Хилльнэа. Ее глаза безжизненно смотрели на барда, а рот был открыт от ужаса.
      - О, Силванус! - воскликнул Койрэ, подбегая к Эвели. - Что ты наделала? Зачем ты ее убила? Ты представляешь, что сейчас будет?.. Ааа, в любом случае, нам нужно убираться отсюда как можно скорее! Ана собирается использовать заклинание привязки, чтобы навсегда заточить тебя здесь!
      Друид посмотрел на Эвели и невольно задержал дыхание. Он теперь увидел ее с другой стороны. Эта девушка была убийцей. Но осуждать ее Койрэ не собирался в любом случае, он и сам не раз убивал, чтобы сохранять баланс и равновесие.
      - Зачем ты это сделала? - повторил он. - Хилльнэа была довольно милой и... и она не сделала ничего плохого... Она на тебя напала?
      - Я убила воровку, - холодно ответила Эвели, и её голос прозвучал ужасающе равнодушно, несмотря на то, что в глазах пылало пламя. - Никому не позволено воровать мои сокровища.
      Она указала на сундуки и неожиданно ощутила сильный прилив жара драконьего пламени. Эльфийка покачнулась и схватилась за резной столбик кровати, прижимаясь к нему лбом. Она пылала словно камень, который долго пролежал в огне. Казалось, отблеск пламени проходит сквозь её тонкую, светлую кожу, и она светится изнутри. В этот момент в коридоре послышались шаги – кто-то приближался к комнате. Койрэ вздрогнул и подошел к Эвели.
      - Эй, слушай, все в порядке? Я могу тебе помочь... А, дьявольщина, сейчас… - друид приложил ладонь ко лбу девушки. Он горел сильнее, чем само пламя, но эльф мог вытерпеть эту температуру, для слуги природы это было не так уж сложно. Друид принялся читать заклинание Удержания Зверя, чтобы ослабить драконью сущность барда. Койрэ не был уверен, что это подействует, но просто смотреть на муки Эвели ему не хотелось. Углей в огонь подбросили чьи-то шаги в коридоре. «Отлично, сейчас меня убьют за смерть Хилльнэа. Эвели точно ничего не сделают, ведь она приглянулась дриаде. А здесь все поклоняются ей». Койрэ вновь посмотрел на девушку: - Ответь, все в порядке?
      Магия друида не помогла - слишком сильной и древней была кровь эльфийки, а в этом замке она словно подпитывалась изнутри, да к тому же бард уже некоторое время была далеко от Фьерна и его морозная аура не помогала заглушать жар. А ведь старик в Аткатле предупреждал их, что разлучаться опасно. Эвели мутило, и высокая температура вызвала галлюцинации, жестокая сущность зверя поглотила девушку, как она и боялась. Бард сильно отпихнула Койрэ и приподняв юбки, бросилась прочь из комнаты. Из-за левого поворота коридора вышли три друида и замерли, глядя на нее. Эвели развернулась и побежала по коридору направо, не разбирая дороги, не совсем понимая, куда именно и от чего она бежит. Койрэ кинулся следом и в дверях столкнулся с друидами, а именно с Траллом, Морртером и Риордаром. Они были больше напуганы Эвели, а не тем, что увидели свою мертвую сестру.
      - Что произошло? - грозно спросил Морртер.
      - Не знаю, - солгал Койрэ, глядя на друидов. Он не знал, как они отреагируют на увиденное. Риордар подошел к Хилльнэа и дотронулся до нее кулаком. Только сейчас Койрэ заметил, что на друиде было точно такое же кольцо, что ему дал Предводитель. Койрэ незаметно посмотрел в сторону Тралла и Морртера. У них были такие же кольца. Тело Хилльнэа резко дернулось, какая-то невидимая сила подкинула его в воздух, а затем она просто исчезла, оставив после себя лишь платье, сшитое из звериных шкур. Ярко сверкнул камень, вставленный в кольцо Риордара.
      - Что это было? - спросил Койрэ, испуганно глядя на друида.
      - Эти кольца, объединяющие нас, не так просты, - заявил Морртер. - Камни, вставленные в них - это древние Сосуды Душ, которые поглощают души и тела умерших, передавая силу хозяину кольца.
      - Но это же такая огромная мощь, - прошептал Койрэ. – Эти кольца всесильны...
      - Они ужасны! - воскликнул молчаливый Тралл. - Они сковывают нас. Стоит только снять кольцо, как ты сразу же умрешь, и твоя душа окажется внутри.
      Глаза Койрэ расширились от ужаса.
      - Не время проводить ликбезы, - протянул Риордар, поворачиваясь к остальным. - Куда побежала эльфийка? Мы не должны ее отпускать. Сейчас она может покинуть крепость, а до привязки этого не должно случиться. Иначе..., - Риордар продемонстрировал кольцо, - Анастрианна нас уничтожит.
      - Это она их вам всем дала? - спросил Койрэ.
      - И превратила в рабов, - кивнул Морртер. - А теперь мы должны догнать Эвели.
      Друиды направились за эльфийкой. Акха начала громко рычать, кажется, ей не нравились намерения Койрэ. Эльф взмахнул рукой, отзывая волчицу.
      «Мне и так тошно, а меня еще и подруга будет осуждать. Что мне теперь делать? Я хочу помочь Эвели, но... но если я буду противиться, меня убьют. К тому же, если Эвели останется здесь, она будет навсегда лишена возможности встретиться с Фьерном. А, дьявольщина, что мне делать? Ладно, придется помогать Ане. Или хотя бы делать вид, пока не представится шанс спасти Эвели. Даже если мне придется умереть».
      После очередного поворота коридора, навстречу друидам вышла сама хозяйка замка - Анастрианна.
      - Где Эвели? - спросила она властным тоном.
      - Здесь, - отрезал Койрэ. - Рядом. Она просто гуляет по замку.
      - Найдите ее, и приведите ко мне, - она посмотрела на Риордара. - Пора провести ритуал, больше нельзя медлить! - дриада развернулась и ушла прочь.
      - Давайте разделимся, - предложил Морртер и направился влево, Тралл пошел за ним, но свернул на первом же повороте. Риордар пошел направо, а Койрэ остался только один путь - вперед.
      Эльфийка бежала по каменным, заросшим растениями коридорам, тускло освещённым лишь слабым светом, проникающим сквозь стрельчатые окна. Иногда она оказывалась в окутанном тьмой проходе, где окон не было, и тогда ориентировалась своим эльфийским зрением. Впрочем, её разум был сейчас окутан туманом и жар, охвативший девушку, быстро вытягивал силы. Начав задыхаться, она резко остановилась, тяжело дыша и прислоняясь к холодной стене, но, даже не ощущая её спасительной прохлады. Перед глазами танцевал огненный круг, все вокруг закрывала кровавая пелена ярости. Она ощущала себя загнанной в клетку и мечтала о том, чтобы убить всех друидов в этом замке, а может и вообще каждое живое существо...
      Отдышавшись, бард пошла по коридору, держась одной рукой за стену и стараясь выровнять дыхание. Две сущности - эльфийская и драконья боролись внутри неё, и каждая отчаянно хотела взять верх. Повязка, связывающая её длинные волосы, давно потерялась и теперь они тёмным облаком окутали её плечи, сливаясь с чёрным бархатом платья, так что в полумгле ясно светилась белая кожа лунной эльфийки. Замок дриады представлял собой огромный лабиринт и Эвели не имела представления о том, где находится.
      Анастрианна готовилась к ритуалу в одном из залов своего прекрасного замка. Эту комнату она часто использовала для ритуалов вызова и сейчас дриада стояла перед огромной колдовской книгой. По одной стене округлой комнаты стояли стеллажи, наполненные множеством фолиантов - один такой недавно случайно уничтожили - маленькая эльфийская мерзавка захотела даром прочесть секреты, которые Ана так долго собирала и хранила на протяжении многих веков. Теперь она должна была отправиться на корм дракону, но тот пока сопротивлялся.
      Ана облизнула пальчик и перевернула пергаментную страницу, наконец найдя нужное заклинание. Перед ней был начертан свежий круг вызова, она собиралась вызвать гостя из Бездны. Дриада заговорила, произнося слова нараспев и в магическом круге с зелеными свечами по краям, начал образовываться сгусток тумана, в котором замерцала, постепенно приобретая формы высокая фигура.
      - Добро пожаловать, - дриада коварно прищурилась, вглядываясь в красные глаза с вертикальным зрачком, которые смотрели на нее не моргая. Глаза не двигались, как будто их обладатель был без сознания - но это впечатление было обманчивым, ибо он увидел всё и всё услышал. Наконец раздалось лёгкое шипение:
      - Когда-то я сам вызывал обитателей Ада и Абисса... теперь же вызывают меня. Забавная ирония судьбы, ты не находишь? Хотя судьба тут врядли замешана. Чего ради я понадобился кому-то? Говори!
      Дриада вышла из-за стола, на котором стояла книга и подошла поближе, рассматривая мужчину. Он был красив, высокий, очень мужественный, с потрясающими глазами, обрамленными длинными ресницами, но мерцающими алым цветом – таким же как цвет его волос, доходящих до плеч. Она несколько раз в задумчивости постучала пальцем по изящно очерченной нижней губе и произнесла:
      - Я покопалась в мыслях и воспоминаниях своих гостей и нашла тебя. Признаться, я не разочарована... Великолепный экземпляр дракона. Я хочу предложить тебе сделку... Сократить твой срок пребывания в том, несомненно, малоприятном месте, где ты находишься. В обмен на небольшую услугу.
      Глаза дракона полыхнули алым:
      - Что знаешь ТЫ, растение, о том месте? Как можешь судить о том, чего не понимаешь? Сократить срок моего пребывания? Могущественные обитатели Бездны не позволят тебе этого! Да и я, признаться, никуда не собираюсь уходить... По крайней мере пока... Но в данный момент я скучаю и давно уже не получал сведений о Ториле. Развлеки меня!
      Анастрианна расхохоталась и произнесла короткое слово. Из свечей, что окружали магический круг, полыхнули молнии и пронзили тело дракона.
      - Да, ты был великим и древним драконом. И до сих пор не оставил свои замашки, и возможно это даже помогает тебе там, куда ты попал. Но теперь ты всего лишь раб и поверь мне, с моими знаниями и связями в Безднах - я могу заставить тебя корчиться и страдать, вместо того, чтобы заплатить за услугу. Но ты мне нравишься, и я прощу тебя... Ардалион... Да, имя тоже даёт мне достаточно власти над тобой.
      Она подошла ещё на один шаг ближе и заглянула в его глаза. Теперь он мог увидеть в фиолетовых глубинах её радужки, как в зеркале, такие же долгие годы жизни и бесконечной власти, что были на его собственном счету. Ана отметила, что в его глазах промелькнуло уважение. Он понял, что с ней будет говорить на равных.
      Ардалион слегка качнул головой, словно избавляясь от наваждения:
      - Ты, дриада, плоховато знаешь меня и подобных мне. Там, где я нахожусь, у меня нет тех, кому можно доверять. Местные обитатели - мои давние враги. А я - не танар'ри и не баатезу, чтобы меня можно было пленить так. Я нахожусь здесь, потому что это меня устраивает и не противоречит моим планам. Я мог бы разорвать эти оковы... но не буду. Я знаю, каких усилий стоит создание подобных уз. Не рассчитывай, что тебе удастся диктовать условия МНЕ! Но, думаю, попытаться договориться со мной ты можешь.
      - Вот как? - она насмешливо приподняла одну тонкую бровь, не обращая внимания на его бахвальство. С подобными существами всегда так. Они чувствовали себя униженными и оскорблёнными в лучших чувствах, когда их кто-то призывал, и пытались сохранить хорошую мину при плохой игре. - Ну что ж, подскажи мне, что же ты хочешь получить от сделки со мной?
      Ардалион слегка ухмыльнулся - ему были знакомы подобные этой ведьме. Среди обитателей Ада и Абисса таких было - пруд пруди. Сильна... но слишком увлечена и одурманена своей силой.
      - Что Я хочу получить? Я даже пока не знаю, какую выгоду ты сама хочешь извлечь из того, что я тут. Скажи, а я уж решу, что потребовать взамен!
      - Ладно, - пожала плечами Ана и прошлась по залу. Затем снова обернулась к пленённому дракону и продолжила: - У меня в замке есть одна гостья, думаю ты её хорошо помнишь. Хотя за столько лет, сколько ты прожил... но всё-таки, думаю помнишь. Её зовут Эвели, это лунная эльфийка с драконьей кровью, которая не даёт ей покоя и хочет поглотить сущность бедной девочки. Я хочу провести ритуал. Особый ритуал привязки, чтобы она осталась под моим контролем в этом замке, в моём лесу. Ничего плохого - это поможет ей вылечить свою "болезнь", а кроме того, она будет жить у меня как королева. Для ритуала мне нужно её добровольное согласие остаться. Пока что я не нашла, чем привлечь её на свою сторону. Так что я покопалась в её мыслях и воспоминаниях, меня заинтересовали воспоминания связанные с тобой. Попробуй уговорить её остаться, притворись, что вы будете снова вместе.
      Ардалион слегка оскалился:
      - Эвели, говоришь? Знакомое имя. Мне почему-то кажется, что твои намерения не те, про которые ты рассказала. Но это не моё дело, не так ли? Я поучаствую в этом просто из интереса. А то тут так скучно иногда бывает... ждёшь, ждёшь... а так хоть какое-то развлечение. Зови!
      Дриада широко улыбнулась, в её глазах мелькнула злоба, и она захлопала в ладоши.
      - Значит, я не прогадала, мой злобный друг! Я позволю тебе побродить по замку, ты сделаешь вид, что давно живёшь здесь. Я говорила ей, что у меня есть дракон. Пусть думает, что это - ты.
      Ана вернулась к своей волшебной книге и принялась читать заклинание, которое позволило бы Ардалиону выйти из защитного круга. Разумеется, она не забыла наложить на себя охранные чары, чтобы он не смел причинить ей вреда, а также, чтобы он не мог покинуть пределы замка.
      Ардалион медленно ступил на каменные плиты пола. Ему было безразлично, где он оказался. Все его мысли были там, в другом месте... Если всё не сорвётся... но об этом стоило подумать позже. Он медленно пошёл по коридору, не без удовольствия вдыхая здешний воздух. Всё-таки в жизни в Фаэруне есть своя прелесть!
      Дриада, тем временем, сплетала чары, с помощью которых меняла коридоры своего замка, направляя Эвели навстречу своему бывшему возлюбленному. Бард не знала, сколько времени прошло с тех пор, как она покинула спальню, но силы её были на исходе. Она уже почти ничего не видела перед собой, продолжая просто идти вперёд, касаясь рукой стены, а другую руку прижимая к бешено стучащему сердцу. Внезапный всплеск драконьей огненной магии внутри заставил её вскрикнуть и поднять глаза от пола. В дальнем конце коридора показалась фигура, в походке и общем облике которой, было что-то знакомое.
      Ардалион остановился, разглядывая идущую девушку. От его взгляда не укрылось, что она явно плохо себя чувствует. Она была очень уставшей и слегка покачивалась при ходьбе. Но тут девушка резко вскинула голову и впилась в Ардалиона пронзительным взглядом.
      - Здравствуй, Эвели! Вот мы и увиделись вновь! - Голос Дракона был мягким, обволакивающим... таким, как в прежние времена.
      Бард почувствовала себя так, словно её поразила молния, прошила от макушки до пяток, а потом рассыпала каждую клеточку её тела, распыляя по ветру. Меньше всего она ожидала такое видение.
      - Нет... - девушка отступила на шаг, рассматривая некогда любимое лицо. - Ты умер... - Она и сама не знала, что должна чувствовать в этот момент. Столько воспоминаний пролетели перед её мысленным взором, оказавшихся на короткое мгновение ослепительно яркими. "Что это за наваждение? Видение, посланное хозяйкой замка?"
      Ардалион мягко улыбнулся:
      - Умер? Нет, конечно. Чтобы меня убить нужно очень постараться. Там, на иных планах, существовать можно, хоть и не скажу, что там уютно. Мне бы было хорошо везде... но там нет тебя, Эвели! - Он приблизился к девушке ещё на шаг.
      Эвели отступила назад, чувствуя, как подкашиваются ноги. Взгляд синих глаз впивался в красные глаза с вертикальными зрачками. Она не думала, что когда-нибудь снова посмотрит в них. Вкрадчивый, властный голос Ардалиона, всегда действовал на неё гипнотически, но он ошибся, назвав её по-имени. Когда они были любовниками, он никогда этого не делал, используя ее бардовское прозвище. Собственное имя в его устах показалось странным, чужим и резким. Не так оно должно звучать... Внезапно до слёз захотелось услышать, как её имя произносит Фьерн, своим глубоким, волнующим голосом. Может он не часто показывал окружающим свои эмоции, бывал замкнут и сосредоточен, но зато когда смотрел на неё или шептал её имя в ночи, Эвели знала, что навсегда глубоко в его сердце, как и он в её.
      - Я не знаю, что ты здесь делаешь, но подозреваю, что это какая-то ловушка. Ты уже предавал меня дважды… - наконец сказала эльфийка и побежала прочь, собирая остатки сил.
      Ардалион посмотрел вслед убегающей эльфийке и стремительной тенью скользнул за ней. Он догнал девушку, когда она совсем обессилела, и поддержал, не дав упасть:
      - Что же ты? Зачем убегаешь? Ты боишься меня? Неужели ты забыла всё, что между нами произошло? Нашу любовь и все совместные приключения?
      - Не забыла, - устало ответила Эвели, прижимая ладони ко лбу, и чувствуя, как сильно болит голова. А кровь внутри неё послушно отозвалась на прикосновение дракона. Он по-прежнему мог контролировать её, а значит, был не призраком. - Просто всё это в прошлом. И пусть там останется.
      Ардалион нежно, но крепко обнял девушку. Она не смогла бы вырваться, если бы попыталась. Он повёл её к дриаде, убеждая и уговаривая:
      - В прошлом? Нет. Время - понятие субъективное. Прошлое не мертво, оно живо в нас. Всё же остальное - ерунда. Забудь. И будь со мной!
      Койрэ бродил по коридорам замка, пытаясь найти Эвели, но ему почему-то казалось, что они все время изменяются, и поиски барда стали походить на заятнувшуюся прогулку по лабиринту.
      «Я не понимаю логики Аны, сначала она посылает нас найти Эвели, а теперь творит с замком непонятно что. Если ее планы, конечно не изменились. Главное, найти ее быстрее, чем другие друиды, и уж тем более, быстрее самой дриады. Или не стоит ее искать? Дьявольщина, я даже не знаю, что мне делать», - Койрэ покосился на кольцо. - «Да еще и это... Неужели мне теперь придется остаться в этом замке навсегда и прислуживать Анастрианне? Что-то такая судьба меня не прельщает...» Друид нахмурился и снова двинулся вперед, пытаясь напасть на след девушки.
      Наконец он услышал какой-то шум совсем поблизости. Сделав несколько шагов, он прислонился к холодной стене замка и немного сосредоточился, пытаясь разобрать хоть что-то. Оказалось, что это были голоса, два голоса, один из которых явно принадлежал Эвели. Вторый звучал властно и немного завораживающе, это однозначно был мужчина, но ни на одного из друидов, и тем более на Фьерна он точно не походил. Эльф бесшумно стал приближаться к Эвели и незнакомцу. Накинув на себя слабенькое заклинание маскировки, он решил проследить за ними и узнать чего тот хочет от эльфийки. Койрэ держался на приличном расстоянии и его точно не могли заметить, а он в то же время отлично слышал о чем беседуют эти двое.
      «Быть вместе с ним? Он что, еще один любовник Эвели? Да уж, кажется, у нее целый гарем поклонников. И кто это такой? Очередной человечек? Или еще кто-нибудь покраше?!»
      Эвели попыталась вырваться, но это было всё равно, что двигать гору. Ей пришлось идти рядом с Ардалионом, но по крайней мере ее самочувствие значительно улучшилось. Они направлялись к высоким дверям из под которых проникал свет.
      "Если он здесь живёт, то может там его комната", - подумала эльфийка, но её ждал сюрприз. Двери им открыла довольно улыбающаяся хозяйка замка.
      - А вот и мои драконы!
      Ардалион насмешливо усмехнулся:
      - Твои да не твои... драконы - да не совсем... Поверь, зачастую всё оборачивается самым неожиданным образом. Великолепные планы терпят крах, а бредовые задумки оказываются воплощены в жизнь. Импровизация нередко - ключ к успеху.
      Дриада нахмурилась, впуская их, и Эвели с удивлением отметила, что морщинка на её лбу так и не разгладилась, когда Ана сменила выражение лица.
      - Что всё это значит? - эльфийка мрачно смотрела на женщину, а та вновь смотрела в ответ так, будто не могла налюбоваться.
      - Я хочу предложить тебе остаться здесь у меня, быть ещё одной хозяйкой леса. А вместе с тобой будет твой любимый дракон, - дриада обвела рукой зал, словно показывая, что всё это будет принадлежать барду.
      Эвели хмыкнула:
      - Очень милая попытка очарования, но не считай меня такой идиоткой. К тому же, у меня другой любимый...
      Анастрианна изменилась в лице, и взгляд её упал на Ардалиона:
      - Ты не смог этого сделать? Наверняка ты и не старался! Я лишь зря потратила на тебя силы!
      Ардалион хмыкнул, выпуская девушку из объятий:
      - Зря? Вполне может быть. Зачастую великие планы срываются из-за слабых и ничтожных смертных. И ещё глупее пытаться впутать кого-то вроде меня. С удовольствием полюбуюсь на то, что будет дальше...
      Ана яростно швырнула в стену пустой бокал, который стоял рядом с ней на столе. Он разлетелся на тысячу мелких осколков.
      - Нет, не полюбуешься! Я отсылаю тебя! - Она бросилась к книге и принялась читать заклинание. Через несколько секунд Ардалион уже снова был в круге. Эвели встретила его насмешливый взгляд и тихо заметила:
      - Ты ведь никогда меня по-настоящему не любил, не так ли?..
      Ардалион смотрел на нее и его взгляд слегка изменился, но ответить он не успел. Магический вихрь охватил его тело и дракон исчез. Навсегда исчез из жизни Эвели.

0

14

Глава 13.
*

      Зои уже устала изумляться всему, что сейчас происходило вокруг. Она только внимательно вгляделась в символ, появившийся на лбу Фьерна, плутовка читала о подобном - когда связь с божеством становилась особо сильной, у последователя появлялись знаки на коже. Но видела она это впервые, как и превращение дракона в человека. Девушка впала в странное состояние. Она воспринимала сейчас все происходящее словно сон, где случиться могло все, что угодно, где загадочные вещи, о которых она читала в старинных книгах, вдруг оборачивались реальными событиями. Так что Зои лишь пожала плечами, подхватила свой арбалет и направилась вслед за белым драконом и Фьерном.
      Фаран, за все это время не произнесший ни слова, будто на него наложили заклятие молчания, шагал рядом с ней, сжимая свою секиру. По его лицу было трудно понять, о чем он думает. Но девушка догадывалась, что он поражен всем происходящим не меньше нее. Время от времени Зоилит кидала взгляды на Тауриэль, ей хотелось немного ее расспросить о книге, которую та здесь нашла, но почему-то плутовка не решалась.
      Когда они вышли в коридор, Зои показалось, что со стенами творится что-то неладное, будто они живые. Она вновь чувствовала легкую вибрацию, исходящую от них, стоило лишь прикоснуться. Было ли это делом рук хозяйки замка или же сам замок был почти живым? Очевидно, белый дракон знал, куда идти, потому что они очень быстро продвигались по лабиринту коридоров, которыми можно было только восхищаться - так изящно они были украшены и освещены магическими светильниками, которых появлялось все больше и больше.
      Дворф задумчиво шагал рядом с Зоилит, дракон пугал его, хоть Фаран и не признавался себе в этом. Он не доверял подобным существам, но доверял Фьерну. Ему нравился молодой колдун, и раз он считал, что так правильно, то пусть всё так и будет. В конце концов, он был лидером их маленького отряда. Ещё воин поглядывал на эльфийку, которая двигалась по коридору с грацией пантеры. Ей он тоже не доверял, может всё, что она сообщила - полное враньё, и она просто приманка, которая воткнёт им в спину нож, когда представится случай. Он решил следить за девицей, за каждым её шагом.
      «Стоит ли мне идти с ними? Ведь я и так уже освободилась. Хотя они, кажется, не относятся к кругу поклонников Анастрианны, как кучка чокнутых друидов. Ходить по замку одной может быть небезопасно». И все же дополнительная защита ей бы не помешала. Несколько слов - и перед Таури появился огромный снежный барс, выглядевший весьма довольным тем, что его призвали. Тауриэль знала, что Глосс не любит отсиживаться на Астральном уровне, поэтому старалась призывать его почаще, но за то время, что она провела в заключении у дриады, она ни разу не призывала друга, и теперь хищник нетерпеливо переминался с лапы на лапу, показывая, что ему не терпится отправиться в путь.
      - Скоро тебе не придется скучать, - негромко проговорила Таури, ласково проведя рукой по густому меху зверя. - В нашей охоте появилась новая цель.
      Поправив лук, эльфийка двинулась следом за своими новыми спутниками. Девушка не удержалась от того, чтобы окинуть каждого из них внимательным оценивающим взглядом, но дольше всего он задержался на преображенном драконе.
      «Интересно, каково было такому могущественному существу томиться в плену у дриады? Он ее, наверно, ненавидит. И это хорошо - не стоит отказываться от такого сильного союзника...»
      Почувствовав на себе пристальный взгляд дворфа, который до сих пор не сказал ни слова, Тауриэль улыбнулась - он ей явно не доверял. Хотя его можно было понять. Слишком странно все складывалось.
      Встречая преграды, Кельхедиарус без лишних слов стирал их с лица земли. Дракон, похоже, был переполнен эмоциями и впечатлениями. Вновь обретенная свобода кружила ему голову, а магия просто рвалась из него наружу. Там, где он проходил, стены покрывались инеем, замерзали бассейны и фонтаны расцветали дивными ледяными узорами, а растения одевались нарядами из снега и льда. В какой-то момент белый весь подобрался, насторожился, в нем поднялась волна гнева. Фьерн понял, что тот почуял чужака. Алого... Разум Фьерна пронзила тревожная догадка, но вскоре зверь успокоился. Чужак исчез... Ушел... В голове же самого Фьерна билась другая мысль. "Только бы успеть". Они стремительно приближались к цели. Однако новая сила продолжала бурлить во Фьерне, она колола ладони и стопы, текла по костям и жилам рук и ног, сжималась где-то меж ребрами, распирала грудь, перехватывала горло, тянула хребет и взрывалась в голове, мешая в глазах черные и белые пятна. Но всякий раз в итоге они складывались в образ Эвели. Такой родной и далекий сейчас. Ему хотелось сжать её в объятиях, почувствовать её дыханье, биение её сердца... Ведь теперь именно в них заключался смысл его жизни.
      Похоже, они пришли. Чтобы снести эту дверь белому пришлось приложить усилия. Фьерн немного ошибся, полагая, что они достигли апартаментов ведьмы, однако, они были близки к своей цели. Перед глазами путников расстилался просторный холл, за которым и находилась комната Анастрианны. И, к большому сожалению, "охотников за головой Аны" ждал еще один неприятный сюрприз. Посреди холла стоял седовласый друид в роскошной меховой накидке. Это был Предводитель Круга Трясины.
      - Ах, а вот и вы. Госпожа Анастрианна вас ждала. Вы ведь не думали, что вам удастся все сделать тихо, чтобы она об этом не прознала? Но я хочу вас предупредить, что она милосердна к друзьям Эвели, так что вы можете повернуть назад, пока я даю вам шанс! В противном случае, мне придется вас убить, - Предводитель широко улыбнулся, обнажая свои острые, как у зверя, зубы и прищуривая глаза. Во всем его облике появилось что-то от животного.
      Зоилит замерла, глядя на него, и ее лицо отразило целую гамму чувств - она ярче, чем прежде, почувствовала желание поквитаться с друидом, пославшим Ивсара на смерть, и у нее возникла уверенность, что этот друид сейчас стоял перед ней. И даже если это было не так, наверняка именно Предводитель отдал тот приказ, и заслужил наказание. Девушка вскинула арбалет, целясь в грудь мужчины.
      - А вот и сам великий хозяин Искаженной Рощи пожаловал, - проговорила она, прищуриваясь. - Неужели вы вправду думаете, что мы просто повернем назад и уйдем? После всего, через что мы прошли, после всего, что мы потеряли? Боюсь, тебе придется ответить за смерть Ивсара! - Она не спускала стрелу только по одной причине - сейчас между ней и друидом было слишком много людей, которых она могла случайно задеть. Нужно было подловить момент. Если он будет... Зои нахмурилась - не любила она в открытую сражаться, но тут явно не было выхода.
      - Так-так, один из чокнутых друидов, - лесная эльфийка поцокала языком. Услышав слова Зои, девушка бросила на нее любопытный взгляд. Она понятия не имела, о чем та говорит и кто такой Ивсар, но было видно, что настроена полуэльфийка весьма решительно. Заметив, что Зои вскинула арбалет, Таури на всякий случай отступила в сторону и сама сняла со спины лук. «Повернуть назад... Нет уж. Дриада совсем рядом, я чувствую». Глосс, увидев друида, зарычал и прижал уши. Не сводя с мужчины глаз, барс сделал в его направлении несколько нарочито медленных шагов, но было заметно, что он напряжен, как тетива лука в руках его хозяйки, и готовится к прыжку.
      Фаран смерил друида мрачным взглядом, крепко сжимая свою секиру.
      - Вам придётся ответить за души несчастных моряков, которых вы убили. Они ведь не были врагами! - он замолчал, понимая, что разговор, в общем-то, бесполезен. Хотя дворфа немного удивило, что черноволосая эльфийка так важна для них, что они даже готовы идти на уступки.
      - Прочь с дороги, - прорычал Фьерн. - Или ты сдохнешь здесь. Впрочем, мне на тебя плевать! - он уже ревел во весь голос. - Эта прогнившая от старости дрянь отдаст мне Эвели! - Его слова поднял морозный ветер и начал эхом швырять о своды зала и его стены. Наверное, его услышали даже внутри...
      Колдун поднял руки, и чистый холод снежным кулаком полетел в друида. Последнее слово оказалось за драконом. Смерть - завыла метель на древнем языке. И ледяное дыхание обрушилось на врага.
      Предводитель друидов выставил свою ладонь вперед, останавливая огромный поток ледянной энергии, посланный Фьерном и драконом. Небольшая доля энергии все же пробилась через заслон, отбросив его назад. Не успев он среагировать, сила льда смела бы его за долю секунды, а так лишь отбросила и немного ранила.
      - И это все, на что вы способны? Я - дитя самой природы, последователь всех стихий. Думаешь, я стал лидером Круга за красивые глаза? Нет... Мне не страшен ваш прохладный ветерок, - друид рассмеялся, глядя на путников. Его кожа вспыхнула алым пламенем, настолько горячим, что растения, оплетающие стены холла тут же стали вянуть и высыхать. - У вас был шанс уйти отсюда живыми, - прохрипел Предводитель, обращаясь в огненного элементаля. - Теперь вы умрете. - Друид развел руки в стороны, и возле него появились два рычащих медведя, чья шкура была усеяна острыми, как бритва шипами. - Убейте этих женщин, - он указал на Зои и Таури. - А с вами, господа, - друид посмотрел на Фьерна, Фарана и дракона. - Я разберусь собственноручно.
      Мороз, посланный в Предводителя, дыхнул на союзников ледяным ветром, но через несколько мгновений стало жарко от присутствия огненного элементаля, которым стал друид. Зоилит смахнула пот со лба и ее охватил азарт битвы. Когда она сражалась, плутовка забывала обо всем, видя перед собой лишь цели - врагов. Огненному элементалю стрелы - не помеха, но вот медведи из крови и плоти - почувствуют на себе силу ее арбалета. Девушка немного сдвинулась, взяв на прицел медведя, ринувшегося на нее, и спустила стрелу, метя ему в глаз. Сразу же, еще до того, как стрела достигла цели, она приладила новую стрелу, и послала ее следом за первой, готовя заклинание Вспышки, если стрелы не остановят зверя.
      Не став тратить времени на разглядывание огненного элементаля, Тауриэль отступила на шаг и пустила в медведя искрящуюся и потрескивающую от электричества стрелу. Следом за ней отправилось еще две стрелы, нацеленные в голову разъяренного животного. С утробным рыком, сбоку на медведя набросился Глосс, пытаясь разодрать его острыми когтями и зубами. На миг отвлекшись от стрельбы, эльфийка прочитала заклятье Высшего Волшебного Клыка, усиливая своего любимца.
      Раздался рык, похожий на... вопль разъярённого дворфа. Фаран, всё это время с безмолвной яростью наблюдавший за друидом, увидел, что тот послал животных напасть на женщин. Высоко подняв секиру, воин ринулся на врага, по пути снеся голову одному из медведей. Удар был столь чистым и быстрым, что ужасная морда ещё продолжала скалиться некоторое время, не осознавая того, что уже отделена от тела.
      Дракон Ауриль развел ладони, наводя на союзников защиту от огня. А потом выдул очередной могучий снежный вихрь, который вблизи огня превращался в поток воды. Его глаза пылали пронзительным холодным светом.
      Фьерн решил не бить прямо в лоб стихийной магией, и применил Бурю Магических Ракет, что принадлежали к более высокому порядку чар. Его разум был сейчас предельно чист и ясен. Как лед гладких озерных вод. "Эвели за этой дверью. Перед дверью - преграда. Надо убрать её. Любой ценой. Цель и решение".
      Предводитель попытался увернуться от атаки дракона, и это ему практически удалось, но небольшая часть воды все же окатила его, немного ослабив пламя, горящее вокруг. Ливень магических ракет Фьерна ударил в друида, нанося ему урон. Предводителя спасло лишь то, что став элементалем, он приобрел плазмическую форму, отчего некоторые из зарядов пролетели сквозь него. Тем не менее, он значительно ослаб, но все еще мог сражаться.
      - Вы, ничтожества! - крикнул друид, замечая, что призванные им медведи уже выведены из строя. - Я докажу вам, что вы просто мусор!.. - Предводитель громко прокричал слова заклинания, и указал на Фарана. Пара мгновений ничего не происходило, но затем Фарана начало трясти так сильно, что любому, увидевшему его, показалось бы, что он страдает от тяжелейшей лихорадки. Из ноздрей дворфа, из его ушей, глаз и рта стала течь вода, он захлебывался и не мог заглотить воздуха. - Чары Затопления никогда не оставляют шанса на выживание, - рассмеялся друид. - Но они действуют слишком медленно!!! - Предводитель сделал пас рукой, заставляя воду, вытекающую из Фарана закипеть. Дворф попытался закричать, но вода, заполнившая его горло, помешала сделать это. Фаран дернулся последний раз и упал на холодный пол холла.
      - Кто следующий? - прогремел друид, осматривая оставшихся.
      Плутовка не сразу поняла, что с дворфом творится что-то неладное, но когда бросилась к нему на помощь - было уже слишком поздно. Да и вряд ли она могла бы что-то сделать. Когда Зои подняла голову, в ее глазах светилась настоящая ярость, так ей несвойственная. В них отражалась смерть двух ее друзей, и она не сулила ничего хорошего их убийце. Полуэльфийка ничего не произнесла, только вскинула свое оружие, и в Предводителя полетела еще одна стрела, маленькая, быстрая и смертельная, прямо в сердце - сейчас между ней и друидом никого не было. Вслед за стрелой, скрываясь за ее блеском, отправился отравленный кинжал. Зои не раз применяла этот трюк. Ее жертва отмахивалась от стрелы, но доза смертельного яда тут же впивалась в тело врага.
      - Думаю, следующий - ты, - спокойно сказала Таури, снова натягивая лук и отправляя несколько стрел в друида. Пролетев половину расстояния, стрелы неожиданно разделились надвое, отчего их стало вдвое больше. Смерть дворфа не произвела на эльфийку особого впечатления - все-таки она его не знала. И все же бессмысленную жестокость она не понимала, а заклятье друида иначе как жестоким назвать было нельзя. Девушку немного удивило его поведение - она знала друидов, многие ее соплеменники выбирали этот путь, но между теми друидами, которых она встречала, и этим отдельным экземпляром не было ничего общего, кроме разве что умения использовать природную магию.
      «Может, Анастрианна запудрила им мозги. А, может, это какие-то неправильные друиды. Какая в принципе разница? Я убью любого, кто станет на моем пути к этой стерве»

.
**

      Койрэ сбросил с себя заклинание маскировки и подошел поближе к Эвели и дриаде.
      - Кажется, у вас не получилось, Анастрианна, - протянул друид, глядя на хозяйку замка. - Она не хочет, а вы обещали, что отпустите ее, если она не пожелает быть с вами.
      Дриада сделала шаг в сторону друида, а затем рассмеялась громким, пугающим, обжигающим слух смехом. Она прикоснулась указательным пальцем правой руки ко лбу эльфа, и Койрэ тут же передернуло, а все его тело заныло от нестерпимой боли. Камень, находящийся в кольце Койрэ вспыхнул алым огнем.
      - Ты мой раб, отныне и навеки, и я не позволю тебе что-либо противоречещее моим желаниям! - Ана отдернула руку, и Койрэ жадно заглотил воздух, чувствуя колоссальное облегчение. Дриада развернулась к эльфийке. - Соглашайся, Эвели, соглашайся остаться со мной, или я убью его. А затем всех твоих друзей. Если они выживут, конечно, по дороге сюда, - Анастрианна вновь рассмеялась, глянув на эльфийку.
      Теперь, когда Ардалион исчез, кровь Эвели снова забурлила, причиняя девушке сильные страдания. Она отошла к одной из стен и села на каменную скамью, равнодушно наблюдая за тем, как суетится дриада, подготавливаясь к своему ритуалу. Бороться сил уже не было. Мысли текли вяло и медленно, пробиваясь сквозь жар и головную боль. Бард размышляла о том, почему ей было суждено сюда попасть и откуда столько неожиданных испытаний. Возможно, Илесир наказывал её за то, что она, забыв эльфийские корни, пыталась стать тем, кем не являлась по сути. Когда появился Койрэ, девушка даже не смогла встать со скамьи, а лишь тихо сказала дриаде:
      - Я согласна.
      Койрэ посмотрел на Эвели, в его глазах вспыхнула искра ужаса, и вновь в его голове завертелся вопрос. «Демон, и что мне делать? Мешать ей или нет?.. Я ведь так хочу, чтобы она осталась. Да и если она сама не против...» Друид упал на колени, глядя на девушку. Она казалась потерянной, болезненной и несчастной. Она соглашалась от безысходности. Эльф посмотрел на Ану, но так и не решился ничего сказать. Его тело все еще не могло забыть боль, полученную от прикосновения ведьмы.
      - И что теперь?..
      Дриада улыбнулась, бросив взгляд на Койрэ.
      - Теперь все будет прекрасно... - прошептала она своим сладким голоском. - Да, Эвели? Осталось лишь несколько мелочей...
      Несмотря на ужасное, давящее чувство безысходности, Эвели всё ещё воспринимала окружающее и когда где-то вдалеке послышались звуки боя, она резко вскинула голову. Показалось или откуда-то потянуло холодом?.. Она бросила взгляд на дриаду, потом на Койрэ. Бард собрала остатки сил, и кое-как поднявшись на ноги, бросилась к дверям:
      - Прости Койрэ, но ты сам втянул нас в это. Так что тебе самому и выпутываться!
      Она исчезла в дверях, даже не оглянувшись. Анастрианна насмешливо посмотрела на друида:
      - Эвели далеко не уйдёт, твои братья поймают её...
      Сама дриада отправилась в дальний конец зала, чтобы извлечь из большого сундука хрустальный шар, в котором клубилось малиновое облако. Она заглянула в его глубины и прошептала несколько слов. В этот момент, Койрэ ощутил мысленный приказ подчиняться Ане во всём. Он должен был отправиться следом за бардом и привести её обратно. Камень, находящийся в кольце Койрэ тут же вспыхнул алым огнем, друид почувствовал, что разум его затуманивается, а все мысли четко выстраиваются в ряд. «Догнать Эвели, привести обратно. Догнать Эвели, привести обратно. Догнать Эвели, привести обратно. Догнать Эвели, привести обратно..». Эльф тут же бросился за убегающей эльфийкой, попутно создавая чары Опутывания. Корни стали прорастать прямо через каменную кладку, пытаясь зацепить ступни девушки. Койрэ не понимал, что творит. Он просто выполнял приказ.
      Эвели что было сил, бежала по коридору, словно шестым чувством ощущая, в какой именно момент под её ногами возникнет крепкий захват лианы и перепрыгивая через неё. Растения пытались вцепиться ей в ноги, в длинную чёрную юбку, но каждый раз эльфийке, обученной крылатыми эльфами, удавалось ускользать от их хватки. Шум впереди раздавался всё ближе, а холод, проникающий сквозь стены, помогал справиться с жаром, поглощающим её изнутри. Она даже почти могла контролировать его... «Фьерн...» - билась мысль в голове, – «Фьерн...»
      Она уже почти добежала до той арки, что связывала коридор с залом, в котором происходила битва. Ещё несколько шагов... Из левого поворота прямо на перерез лунной эльфийке вынырнули три друида. Она не смогла вспомнить их имена. Уворачиваясь от жадных рук, девушка выбежала в зал, где битва была в самом разгаре.
      Кельхедиарус словно не заметил гибели Фарана. Он продолжал швырять в друида-элементаля комья снега и глыбы льда, вырывал куски деталей оформления зала и тоже метал во врага.
      - Ты сдохнешь... - прорычал Фьерн, увидев мучительную смерть дворфа. На сей раз он атаковал друида Диссонансным Ударом, что пропахал в полу глубокую борозду и сотряс стены. Все защитные амулеты колдуна светились полной мощью, символ на его лбу пульсировал, окутывая Фьерна мягким светом. Ауриль. Колдун чувствовал присутствие своей богини. И дракон чувствовал... Вихри, испускаемые им, ревели сильнее и яростнее. Тут что-то заставило колдуна поднять глаза. Знакомый силуэт. Сердце сжалось. Это могла быть только она. Из горла вырвалось имя его судьбы... его жизни. Следующее заклинание колдуна било не в друида. Чистый холод сорвался с его пальцев и ударил в троицу вокруг лунной эльфийки.
      «Она здесь! Рядом! Живая и вроде невредимая. Успел...» Осталось только уничтожить то, что мешает им быть вместе.
      Койрэ продолжал бежать за Эвели, не отдавая отчета своим действиям, в его глазах пылал алый огонь, как и в камне на его кольце. Краем глаза он заметил, как Тралл, Морртер и Риордар погнались за бардом, а затем их трупы повалились на пол. Койрэ подбежал поближе, чтобы разглядеть происходящее. Их тела, уничтоженные Фьерном, рассеял Предводитель, выпивая души с помощью кольца. Эльф почувствовал, как начало жечь его руку, и сознание вновь покинуло его.
      - Постой! - раздался крик Шесса, оказавшегося рядом. – Предводитель… он не в себе! Он убьет тебя, чтобы стать сильнее и уничтожить всех их!
      Но Койрэ не мог его слышать из-за могущественных чар дриады. Друид выбежал в холл и схватил Эвели, применяя заклинание Парализации.
      - Привести обратно, привести обратно, привести обратно, - бубнил он, пытаясь оттащить Эвели назад.
      Глядя на Фьерна, бард испытывала сразу несколько чувств - облегчение, безумную радость и страх за его жизнь. В зале творилось нечто невообразимое, казалось, несколько стихий устроили между собой битву, сплетаясь в клубок ужасающих заклинаний. Эвели мало что успела заметить, потому что чьи-то крепкие руки схватили её за талию и потянули из комнаты. Она видела, как заклинание Фьерна отбросило её захватчиков на пол, а потом что-то убило их. Так кто же... Услыхав голос Койрэ, она разозлилась и по-настоящему испугалась. Он всегда был странным, разрываемым на части своими идеями и желаниями, которые ему самому-то были до конца не ясны, а теперь стал просто опасен.
      Предводитель Круга Трясины, тем временем, полностью исцелил все свои раны от магии и стрел, впитав в себя души убитых им друидов.
      - Уничтожить!!! - проревел он, сметая Фьерна с ног огненной стеной, вспыхнувшей прямо под колдуном. Силы в друиде накопилось столько, что он уже с трудом ее контролировал, и пламя вырывалось во все стороны непроизвольными волнами. Затем он обратил свое внимание на девушек и тут же отправил в них несколько огненный шаров.
      Зоилит видела, что оба ее оружия достигли своей цели. Они бы убили Предводителя, как и все то, что в него швыряли ее союзники. Девушка невольно восхитилась той силе, что источали белый дракон и Фьерн. Лед против огня... Но главный друид был силен, очень силен.
      «Хотя... что бы было, не появись здесь другие друиды?» - мелькнуло у нее в голове. Сквозь бушующую битву Зоилит увидела, как в зале появилась Эвели - такое счастье! Значит, их поиски не были бесплодными. Вслед за эльфийкой показался... Койрэ! Сердце Зои невольно дрогнуло. Она боялась, что его тоже могли убить. Но... он был... странным. Ей показалось, или у него светились красным глаза? «Что он там пытается сделать с Эвели?» Зои хотела оказаться рядом с ним, но огненная стена, вспыхнувшая там, где только что стоял Фьерн, скрыла от нее все происходящая и отрезала путь на другой конец зала. Не успела девушка испугаться за жизнь колдуна, как ей пришлось думать о своей. Но, несмотря на усталость, ловкость ей не изменила, и она без труда увернулась от огненных шаров. Лишь последний задел ее, швырнув об стену, от чего она на мгновение отключилась.
      Таури тоже не подвела увертливость, и она послала в предводителя друидов еще несколько стрел. Происходящее начинало ей надоедать. Возникшее было желание пустить в ход меч, девушка отмела сразу - по этому врагу безопаснее было бить издалека. Эльфийка заметила, как в зале появилось новое действующее лицо - черноволосая лунная эльфийка, а за ней лесной эльф, видимо, еще один зачарованный ведьмой друид. Но, решив, что ей дорога ее жизнь, Тауриэль перестала отвлекаться и снова сосредоточила свое внимание на Предводителе. Глосс, о котором девушка забыла в пылу битвы, неслышно прокрался за спину старого друида, и прыгнул на него, стремясь сбить с ног и целя когтями в горло.
      Койрэ крепко держал Эвели, продолжая тянуть прочь от зала. Когда ужасная огненная стена сбила с ног колдуна, Эвели закричала, отчаянно вырываясь. Её ногти прочертили на руках друида кровавые полосы, в глазах барда полыхнуло багровое пламя - кровь придала ей звериную силу и она резко оттолкнула Койрэ, вырвавшись на волю. Эльфийка бросилась в самый эпицентр битвы, к огненной стене, за которой пропал Фьерн.
      Принявший на себя основную силу огненного удара cапфировый амулет на шее колдуна, раскололся на много мелких осколков. Теперь его защищало от огня лишь заклинание дракона. Человека крепко приложило о колонну и на миг ослепило ярким пламенем, легкие обожгло горячим воздухом, но он всё же серьезно не пострадал и быстро поднялся на ноги. Сердце рвалось к Эвели, но главный друид был слишком опасен. Сосредоточевшись, колдун накрыл его мощным кислотным потоком. А дракон чуть сменил тактику и запустил в друида несколько здоровенных ледяных копий. Одновременно, на шею Койрэ прыгнул Иней и начал драть кожу когтями.
      Молодой друид закричал от боли, когда ногти эльфийки впились в его руки. Он тут же ослабил хватку, и Эвели смогла освободиться, мгновением позже друид почувствовал, как что-то острое рассекло его шею сзади. Эльф нащупал рукой комок меха и откинул его в сторону. Только спустя пару секунд Койрэ понял, что это был котенок Фьерна. И еще через одно мгновение парень осознал, что он снова пришел в себя, видимо боль, которую он испытал, перебила чары Анастрианны. Его глаза расширились от ужаса: некогда милый Предводитель друидов пытался уничтожить всех его спутников. Точнее одного из них он уже уничтожил, и ничто не мешало ему продолжить заниматься этим. Друид тут же использовал заклинание тушения огня, которое рассеяло пламя, окружающее Предводителя. В плечо старика вонзились две стрелы, пущенные незнакомой Койрэ девушкой. Кислотный поток Фьерна сбил сумасшедшего друида с ног, а ледянные копья дракона пробили его грудь насквозь. Предводитель с трудом поднялся на колени, из его груди и рта текла бордовая густая кровь, а глаза пылали алым огнем.
      - Мы... не хотим... - прохрипел он, отхаркивая кровь. - Ана... Анастри... Анас... трианна...
      Кольцо, находящееся на пальце Предводителя, вспыхнуло, и друид тут же истлел, оставив после себя лишь выженный след на полу.
      Эвели пронеслась сквозь стену огня, которая не причинила девушке ни малейшего вреда, ее платье так же не пострадало, словно она прошла сквозь обычный воздух. Она даже не успела осознать того, что сделала, отбросив сейчас мысли о драконьей крови. Наконец-то она была рядом с Фьерном. К счастью он не пострадал так сильно, как она боялась и Эвели подбежала к колдуну, крепко обняв его и едва не сбив с ног. Он показался ей очень-очень холодным, как будто только что вошёл в зал с сильного мороза. Глаза Фьерна еще слезились, но узнал он Эвели не глазами. Руки колдуна что было сил, сжали тонкий стан барда.
      - Эвели... - прошептал Фьерн хрипло, - ты жива... ты со мной... Наконец-то... - Для человека в этот момент долгожданной встречи исчезло с лица земли всё, что его окружало. Только любимая имела значение. Он прижался щекой к её волосам, вдыхая родной аромат. Колдуну хотелось взять её на руки и отнести далеко-далеко отсюда, туда, где не было ни болота, ни козней древней старухи, ни миражей, ни психованных друидов. - Эвели... - как заклинание повторял он её имя.
      - Я знала, что ты придёшь, чтобы спасти меня, любовь моя… - Эвели шмыгнула носом, уткнувшись лицом в грудь колдуна и буквально повисая на нём. Его руки так сдавили ей рёбра, что она задыхалась, но прижималась к нему ещё крепче. - А где Иней?
      - Неужели ты думала, что я мог оставить тебя? После всего... - прошептал Фьерн, - я бы умер, но нашел бы тебя... Даже если бы пришлось платить жизнью... Даже после смерти.
      Помянутый котенок выскользнул откуда-то из под обломков, и боднул ножку Эвели.
      - Меня пытались заставить сомневаться, но впервые в жизни, я верю кому-то целиком и полностью, - ответила девушка. Бард подняла котёнка на руки, и он жалобно мяукнул. Она нащупала у него на головке большую шишку и раздвинув пальцами белую шерстку, начала лечение, читая простое заклинание Исцеления. Слава богам он пострадал не очень серьёзно.
      Таури опустила лук, глядя на то место, где еще недавно стоял предводитель друидов, а теперь остался лишь выженный след. Жалости к нему девушка не испытывала абсолютно - он был всего лишь еще одним препятствием на пути к цели, которое нужно устранить, что и было сделано. Теперь, когда дриада была совсем рядом, и у нее больше не осталось защитников, эльфийка почувствовала азарт и предвкушение от близости добычи. Негромко свистнув, Тауриэль подозвала к себе барса и оглядела недавнее поле боя.
      - Все целы? - поинтересовалась она. - Нужно еще уничтожить Анастрианну.
      Зои поднялась на ноги, держась за стену. Голова немного кружилась и, кажется, вновь кровоточила рана на спине. В бою всегда так - нельзя останавливаться, или слабость и боль тут же дадут себя знать. Она обвела взглядом поле битвы, успев заметить, что Фьерн сумел справиться с огненной стеной. Смерть Предводителя была не самым приятным зрелищем, но она доставила девушке удовлетворение. Такие как он, заслуживают смерти, как бы жестоко это ни прозвучало. Она подняла упавший арбалет и на слегка ватных ногах приблизилась к выжженному кругу на полу. Плутовка некоторое время смотрела на него, потом подняла глаза на Койрэ. Его руки были окровавлены, а лицо слишком бледным, но в целом он выглядел как обычно и Зои ободряюще улыбнулась парню.
      Койрэ смотрел на свои руки - запястья были разодраны в кровь острыми ноготками Эвели. Друид поморщился, помимо этого очень сильно саднило шею, эльф приложил окровавленную ладонь к нескольким царапинам на задней стороне шеи и тут же исцелил их, то же самое он попробовал сделать и с ранками, которые ему нанесла бард, но ничего не получилось. Как упорно друид не повторял заклинание, с царапинами ничего не происходило. Койрэ едва заметно улыбнулся и поднял голову вверх. На него смотрела Зои и тоже улыбалась.
      - Эм... привет, - это первое, что пришло друиду на ум. Он посмотрел на всех выживших - Эвели, Фьерн, Зои и какая-то неизвестная ему эльфийка, довольно симпатичная и грациозная, но все-таки не такая привлекательная, как бард, как показалось Койрэ с первого взгляда.
      - Привет, - отозвалась Зои. - Ты как? - спросила она, глядя, как друид безуспешно пытается исцелить свои руки. Она не видела, кто оставил эти отметины, и теперь гадала, кто мог это сделать.
      - Я в порядке, - Койрэ ухмыльнулся, разглядывая царапины на руках. Теперь ему останется память об Эвели, в том случае, если они больше никогда не увидятся. В конце концов, не так долог оставшийся путь до Эверески, а потом, оказавшись среди родных, Эвели перестанет быть такой опасной, и исчезнет необходимость присматривать за ней. Друид был уверен, что после этого бард уже не захочет его видеть.
      Зои скользнула взглядом по Эвели и Фьерну. Они стояли, обнявшись, не замечая ничего вокруг. Их радость была такой же искренней и глубокой, как и их чуства. Зои никогда не любила так сильно, и невольно позавидовала этим двоим. Услышав вопрос Тауриэль, Зоилит хотела было спросить, кто такая Анастрианна, но потом до нее дошло, что это, должно быть, та дриада, о которой говорила эльфийка.
      - Хватит расслабляться! - раздался крик Шесса, который чуть ли не бегом приближался к их компании. - Если вы не забыли, Анастрианна в соседней комнате и если вы ее не остановите, мы все умрем!..
      При виде Шесса, Зои напряглась, вновь поднимая арбалет и направляя его на друида.
      - Хочешь сказать, ты на нашей стороне? - холодно проговорила она. - Или просто выполняешь приказ своей хозяйки?
      Вопль Шесса заставил барда обернуться. Она смерила его мрачным взглядом. Эвели никому из друидов не доверяла, даже Койрэ в какой-то мере, а уж тем более прихвостням Аны. Мельком она оглядела поле битвы. При виде мёртвого Фарана её глаза слегка расширились, и она закусила губу - Эвели не любила терять союзников. Незнакомую эльфийку она рассмотрела внимательнее, размышляя о том, что им вечно удаётся подцеплять себе в помощь разных глупцов, готовых складывать свои головы или получать новые шрамы с ними за компанию.
      Кельхедиарус прошел до колонны - одной из немногих целых - подошел к трупу Фарана и провел над ним когтистой рукой. Дворф задергался, конвульсивно перевернулся на бок и откашлял оставшуюся воду. Дракон выдохнул небольшой белый вихрь, Фаран затих... Уснул... Белый поднял ледяные глаза на прибежавшего друида, потом мотнул головой и втянул носом воздух.
      Увидев, что делает статный незнакомец, Эвели хмыкнула – значит, Фарана можно было оживить, но к бою он будет готов ещё не скоро и в любой момент может умереть снова, если попадётся под удар.
      Держа Шесса на прицеле, Зоилит радостно наблюдала, как оживает Фаран. Было приятно знать, что он снова с ними, пусть даже временно без сознания, но живой.
      - Странно, почему Ана ещё не...
      В этот момент раздался ужасающий грохот, и стены комнаты содрогнулись. Все, кто стоял на ногах, за исключением странного мужчины, которого Эвели видела впервые, попадали на пол. С потолка посыпалась каменная крошка и двери, из которых прибежала бард, слетели с петель. На пороге стояла дриада... От её неземной красоты ничего не осталось, и выглядела она примерно лет на шестьдесят по человеческим меркам. Но фиолетовые глаза остались прежними, сверкающими яростью и странной, древней магической силой.
      - Вы совершили большую ошибку, - её голос утратил мелодичность, но власть и мощь сохранилась. - В этом лесу мне подчиняется всё!!
      Порыв ветра пронёсся по комнате, а где-то под потолком сверкнули яркие молнии, ослепляя отряд путешественников. Из всех щелей неожиданно раздался зловещий скрежет, и полчища крыс заполонили зал, набрасываясь на противников Анастрианны.
      Фьерн крепко держал Эвели, ему не хотелось потерять её в этом аду. Он поспешно вскочил на ноги и помог встать барду. Тут же, не задумываясь, запустил в Ану кислотной сферой. Дракон заревел, и с пола поднялись ледяные вихри, в которых живучие крысы быстро дохли от переохлаждения, но Кельхедиарус этого не замечал, он направил всю мощь в дриаду. Вокруг него возникло мягкое белое сияние, и такое же, только чуть слабее, окружило Фьерна. В дриаду ударил мощный ледяной поток снега и ветра.
      Когда пол ушел у нее из-под ног, толком не успев понять, что происходит, Зои откатилась в сторону, и тут же над тем местом, где она только что лежала, пронеслась сорванная дверь. Девушка быстро вскочила на ноги, глядя на нового врага - дриада выглядела просто уродливой. Неужто это и правда та самая хозяйка замка? Зоилит на секунду зажмурилась, спасая глаза от вспышек молний, а когда открыла, чуть не завизжала от омерзения. Она терпеть не могла крыс. С ее губ сорвалось заклинание, и огненная вспышка разошлась кругом от тела девушки, сжигая мерзких грызунов и заодно спасая саму волшебницу от мороза Кельхедиаруса. Направив арбалет на Ану, Зои выпустила в нее стрелу, бросив следом заклинание Ослабления.
      От мыслей об Эвели Койрэ отвлекло эффектное появление дриады, которая выглядела, как старуха. По всей видимости, связь между ней и друидами была настолько прочной, что гибель Предводителя и большей части Круга Трясины нанесла урон и самой Анастрианне. Фьерн и дракон тут же стали бороться с ней, но Койрэ решил помедлить, так как искренне верил, что Ана убьет его, заметив неповиновение. Шесс тоже был растерян, он не знал к кому примкнуть.
      Кислота растеклась по коже дриады, но та уже покрыла её дубовой корой, и это не причинило ей особого вреда. Однако ведьма разъярилась ещё больше. Крысиный набег закончился, и их остатки добивались магией противников Анастрианны. Несладко пришлось бы полумёртвому Фарану, лежащему на голом полу, когда полчища крыс едва не затоптали его, но Эвели вовремя запела песнь Убежища, спасая незадачливого дворфа под непроницаемым магическим куполом. Бард поняла, что теперь дриада по-настоящему разъярилась и её главная цель - убить их всех, в том числе и непокорных драконов. Эльфийка увидела, как выстрел Зои словно ударил о невидимую преграду, а ведьма воздела руки, и порыв сильного ветра подхватил Зоилит и незнакомую эльфийку, швырнув их об стену, где они и остались лежать. При этом снежный барс, намеревавшийся броситься на Ану - исчез, следовательно, его хозяйка отключилась или умерла. Снег и ветер, посланные, казалось, силой самой Ауриль, бураном закружились вокруг ведьмы, но не могли пробить её защиту. Однако эта стена давалась ей не так просто, к тому же Ана заметно сдала, стремительно постарев.
      - Она скоро не сможет держать свой щит, тогда бы ударить всем вместе, в том числе магией друидов! - Эвели кричала Койрэ, ожидая, что тот, наконец-то, пошевелится. Ведьма же рассматривала всех пристальным взором, словно пытаясь прочитать, что у каждого на уме.
      Ярость освобожденного белого дракона, казалось, делала его неутомимым. Направляя неистовые снежные вихри, он затянул нечеловеческим голосом величественную песнь - молитву, от которой мурашки бежали по коже. Видимо, это было что-то из разряда высших божественных заклинаний, что ослабляли противника и давали союзникам его силу. Фьерн сразу же ощутил подъем сил - да противник могуч, но с такими союзниками у них есть шанс победить. Глубоко вздохнув, он начал читать заклинание Пробоя Защиты.
      Зоилит приподнялась, опираясь на руки. Было все также холодно от магии льда. Рядом лежала Тауриэль, судя по всему, без сознания. И тут в воздухе загремела песнь, на странном непонятном языке, пробирающем до мурашек. И словно новая сила влилась в ее тело, все старые раны были позабыты. Девушка вскочила на ноги, быстро отыскала свой уже несколько потрепанный арбалет, и зарядила его очередной стрелой. Она нацелила оружие на дриаду, и, выжидая удобный момент, стала читать заклинание, усиливающее мощь стрелы. Только улучить момент, когда в ее щите появится брешь, и уж тогда стрела ударит точно в цель.
      Койрэ собрался с мыслями. «Я должен помочь. Я должен им помочь, пусть Анастрианна убьет меня, но я не могу смотреть, как она убьет их. Как она убьет Эвели, Зои...» Друид бросил взгляд на Шесса, который понял его без слов. Вместе с Койрэ они мгновенно принялись читать одно из мощнейших заклинаний друидского арсенала, в надежде, что они ударят дриаду в полную силу. Гроза Гнева, созданная двумя слугами природы, была настолько мощной, что на Анастрианну тут же обрушился кислотный дождь вперемешку с градом и ветвящимися молниями. Магия пробоя защиты Фьерна на какое-то мгновение разрушила щит ведьмы, и все силы природы в полной мере ударили по хозяйке замка. Ана упала на колени и громко закричала, пытаясь вынести колоссальную мощь Грозы Гнева. В это мгновение она показалась Койрэ такой беспомощной и слабой... Ее конец был очень близок.
      Эвели, тем временем, закончила заклинание Диссонансного Удара. Усиленное драконьей магией, оно мощной волной низкого звука, обрушилось на разум дриады, и разрушило последние барьеры её магической защиты. Так что стрела Зоилит без труда пробила грудь Анастрианны, когда та попыталась встать с колен, в бесполезной попытке бежать. Зои наблюдала за полетом своей стрелы с особым блеском в глазах - это был азарт охотника, подстрелившего трудноуловимую жертву. Стрела вошла чисто и сильно, неся смерть дриаде, и так уже ослабевшей под атаками остальных. Захрипев, женщина упала на землю, пытаясь окровавленными губами произнести проклятие и призвать души послушных ей друидов. Но её воля была слишком слаба... Растения, оплетающие замок, начали увядать, созвучные со своей хозяйкой.
      Добивая, Фьерн ударил умирающую дриаду Полярным Лучом, от чего ее тело начало покрываться льдом, замораживая, не давая двинуться и выкинуть какую-нибудь предсмертную пакость, если таковая была у нее припасена. Вдруг колдун обратил внимание, что тени начали дрожать. Это могло быть только...
      - Надо уходить, - прохрипел колдун, - замок скоро обрушится, он ведь тоже держался этой магией. - Он поднял глаза на дракона, тот подошел к заледеневшей дриаде и ударом когтистой руки оторвал некогда прекрасную голову от тела. Уловив мысль колдуна, Кельхедиарус кивнул, потом посмотрел на бессознательные тела Тауриэль и Фарана.
      Со смертью хозяйки замка исчезло и ощущение сильной магии, царившее здесь. Зоилит вдохнула, наконец, полной грудью. Все-таки магия дриады давила на нее, девушка только сейчас это осознала. Она обвела взглядом своих потрепанных битвой соратников - живых, к великому счастью. Девушка поежилась от холода. Или ее колотило из-за чего-то другого?
      - А... кто-нибудь знает, где выход? - немного растерянно спросила она, склоняясь над Фараном - узнать, в каком он состоянии.
      Койрэ посмотрел на умирающую Ану и вздохнул с облегчением. Магия, сковывающая его через волшебное кольцо, была разорвана. Однако тут друид подумал и еще об одной вещи... Камень на кольце, некогда горевший алым пламенем, потух и парень нахмурился.
      «Анастрианна была очень могущественной. И ее сила не должна пропадать. Я бы мог использовать ее в добрых целях, ее мощь в совокупности с моей, даст мне больше возможностей для защиты равновесия и сохранения баланса в этом мире». Койрэ склонился над замерзшим трупом ведьмы и прикоснулся к нему камнем проклятого кольца. Ярко-красная молния вырвалась из камня и ударила в Ану. Тело дриады тут же растворилось, и огонь в кольце вновь погас. «Что это было? И где новоприобретенная сила?» Эльф повернулся к остальным. Он увидел искаженное ужасом лицо Шесса. Кажется, друид Трясины был ошарашен его поступком. Койрэ подошел к остальным.
      - Я знаю, - ответил он Зоилит. - Я помню дорогу. - Глянув в сторону Фарана и незнакомой эльфийки, Койрэ решил не тратить на них свое время и направился по коридору, так как был уверен, что остальные помогут пострадавшим. Он шагал не так быстро, как обычно, чтобы его могли нагнать, но в то же время и не слишком медленно, ведь замок мог обрушиться в любой миг.
      Бард окинула взглядом помещение - растения завяли, превратившись в сухие ветви и реальность замка также начала искажаться. Следовало поторопиться. Нужно было тащить Фарана и незнакомку, она не сомневалась, что Фьерн не бросит их здесь. "А Койрэ с его мерзким характером, ни за что не будет помогать". Бард почувствовала, что начинает злиться и несколько раз глубоко вздохнула, пытаясь контролировать драконью магию в крови.
      - Идёмте, пока этот нахальный эльф не сбежал и не бросил нас здесь. - Она бросила выразительный взгляд на Шесса и тот подхватил лесную эльфийку на руки легко, словно та ничего не весила, и отправился следом за Койрэ. Фарана подхватил Белый Дракон, похоже, его вес так же ничуть не обременял Кельхедиаруса. Он замыкал убегающее шествие на случай, если стены за ними придется поддерживать ледяными опорами.
      Фьерн держался рядом с Эвели, он чувствовал, что в ней вновь дает себя знать драконья кровь и был готов в любой момент прийти на помощь. Жесткая ладонь колдуна накрыла изящные пальчики эльфийки.
      Тем временем уже все, кто был в сознании, могли ощутить отдаленную вибрацию стен и пола и услышать идущий из глубины здания гул.

0

15

Глава 14.
*

      Зоилит убедилась, что Фаран жив, несмотря на всю ту магию, что только что творилась вокруг, и как только дракон подхватил дворфа на руки, она быстро пошла вслед за остальными. Девушку все еще не отпускало напряжение, которое, возможно, и придавало ей сил, заставляло идти вперед. В голове не было никаких мыслей, кроме одной: «Только бы нам выбраться, только бы выбраться...» Почувствовав вибрацию от стен и пола, Зои поначалу не обратила особого внимания - она и раньше ее ощущала. Но в следующий момент вспомнила, что раз магия замка мертва, то и эта вибрация стен должна была исчезнуть. Она нагнала Эвели и Фьерна.
      - Слышите гул? - сказала она. - Мне кажется, или он похож на гул воды?
      - Да, похоже на шум огромной массы воды, как на корабле во время шторма... - Эвели поёжилась, крепко сжимая руку колдуна. - Но это не вода, а магия. Последние, решающие всплески. Ещё немного и она... ну как бы взорвётся и погребёт нас в этом месте. - Она обратила внимание на то, что сил у её спутников совсем не оставалось, за исключением белокурого незнакомца. - Кто он такой? - шёпотом спросила эльфийка у Фьерна. Мужчина явно обладал той же формой магии, что и молодой колдун. Она не могла опознать в нём дракона, так как сама не являлась драконицей по праву рождения.
      - Священный Дракон из храма Ауриль, - быстро заговорил Фьерн на ухо эльфийке. - Ана пленила его какой-то мудреной магией и пила его силы. Сейчас он в гуманоидном облике.
      Койрэ ускорил свой шаг, убедившись в том, что все следуют за ним. «Так, и куда поворачивать теперь?.. Хм, кажется, сюда...» Друид стал замечать, что дальнейшая дорога была ему известна намного хуже, но, тем не менее, Койрэ шел дальше. Спустя пару минут, они, наконец, подобрались к главным воротам, которые, как назло, заклинило.
      - Кто-нибудь умеет отпирать дверь? Ну, или выбивать на крайний случай? - спросил друид, поворачиваясь к своим спутникам. Услышав вопрос Койрэ, Фьерн посмотрел на Зои.
      - Ты ведь умеешь обращаться с замками. Атака, физическая или магическая, может спровоцировать разрыв всей той магии и нас захлестнет намного раньше. Попробуешь?
      - Конечно, - кивнула Зои, внутренне содрогнувшись. Мало того, что их могло потопить в последнем выбросе магии, так еще ей придется открывать замок в таких условиях. Но на ее лице этих сомнений не проявилось, оно лишь стало серьезным и сосредоточенным. Девушка быстро подошла к двери и достала свою проволоку, которая, к счастью не потерялась в пылу битвы. Еще бы - воровские инструменты всегда должны быть при воре... если уж он их где-то добыл. Склонившись над довольно сложным замком, Зои сразу увидела проблему - ворота не были заперты ключом, просто две важные детали встали не на свое место, видимо, из-за всех изменений, что творились со зданием, и теперь не давали двери открыться. Она осторожно вставила самодельную отмычку и сделала несколько движений. Замок едва слышно щелкнул, путь был свободен.
      - Готово, - сказала Зои, толкая дверь.
      Койрэ первым вышел из замка. Свежий воздух ударил в голову, словно несколько литров выпитого эля. Друид улыбнулся, радуясь тому, что магия Анастрианны больше не давила на него со всех сторон. Следом за эльфом показался Шесс, который нес лесную эльфийку.
      - Что ты сделал? - спросил он едва слышным шепотом.
      - Ты о чем? - Койрэ посмотрел на Шесса, изображая удивление. На самом деле друид все прекрасно понимал.
      Шесс внезапно нахмурился, поворачиваясь к остальным.
      - Я совсем забыл... Амфора, она еще в замке!.. - друид посмотрел на здание, которое растворялось на глазах. Он хотел броситься на помощь своей подруге, но здравый смысл удержал его на месте.
      - Жаль, что она погибла, - произнес Койрэ, поднимая глаза вверх. - Или погибает в данный момент. Но мы никак ей уже не поможем...
      Свежий запах осеннего леса ворвался в горящие лёгкие Эвели, и она с наслаждением вдохнула его полной грудью. Теперь древний лес не казался ей унылым и загадочным, она словно ясно увидела его впервые - пелена магии Анастрианны пала с её глаз и лес наполнился новыми красками - охра, золото, багрянец... Захотелось петь и танцевать, но сейчас это выглядело бы странно. Девушка внимательным взглядом оглядела каждого из спутников - Зои, ловко справившаяся с замком оказалась полезной в этом путешествии, Койрэ в итоге удалось сделать правильный выбор, но доверия Эвели к нему не питала, ослеплённый страстью он был способен на любую выходку. Дракон из храма Ауриль - очень странно, что ей встретился именно он. Хотя... почему обязательно ей. Возможно это одно из испытаний Фьерна. Она посмотрела на колдуна, он по-прежнему держал её за руку и выглядел уставшим, но словно наполненным изнутри новой силой. Во взгляде его стальных сумеречных глаз сейчас появилось нечто одухотворённое. Возможно, богиня обратилась к нему практически напрямую. Эвели погрустнела, подумав, как давно её бог не отвечал ей. Она настолько оторвалась от своего народа, что это не могло не пугать. Срочно, срочно нужно было возвращаться к эльфам...
      Вскоре видение замка задрожало, словно зыбкий мираж и исчезло, оставив после себя лишь поросшие мхом руины. Над миром вновь вставало солнце, и путников ожидал новый день.
      - Для начала отдохнём, я посмотрю, что там с Фараном и этой... кто это, кстати? - Эвели указала на эльфийку, которую Шесс всё еще держал на руках.
      - Она, - колдун посмотрел на бесчувственную Тауриэль, - была приговорена Аной к смерти через съедение за то, что оказалась слишком любопытной, но трапеза не состоялась по техническим причинам. - Фьерн хмыкнул.
      Бард попросила Койрэ отправиться вместе с Зои обратно в Рощу и поискать всё, что может понадобиться пострадавшим, да и просто пригодиться в пути.
      Зоилит с наслаждением вдыхала свежий, немного терпкий осенний воздух. Как приятно оказаться на открытом пространстве, после блужданий по лабиринтам замка, пропитанного чуждой магией... Девушка потянулась, но тут же поморщилась - разом заныли все полученные раны и ушибы. Да и слабость опять вернулась, как только отпустило напряжение битвы. Она бы с удовольствием сейчас полежала на траве или даже вздремнула, но стоило Эвели заикнуться о Роще, как плутовка вспомнила об Ивсаре. Нужно было его похоронить - не оставлять же посреди разгромленного поселения.
      - Ну как ты, милый? - обратилась бард к Фьерну, проверяя тем временем пульс дворфа.
      - Я в порядке, - устало улыбаясь, ответил Фьерн, символ на его лбу погас, оставив на коже тонкие линии ни то выжженной, ни то вымороженной кожи. - Чертовски рад, что мы выбрались, что ты, наконец, снова со мной и что тебе больше не туманит разум морок безумной дриады... А ты как, радость моя? Твоя кровь... я чувствовал её. Сейчас… она успокоилась?
      Эвели выглядела свежей, бодрой, разве что похудевшей, но на самом деле, последние часы отняли у неё много сил - и душевных, и физических. А барду ещё предстояло сложное лечение пострадавших.
      - Я... в порядке. Мне бы только спокойно выспаться, но это подождёт. Я тоже рада, что всё это закончилось, причём довольно благополучно. А главное - ты со мной рядом, - она подняла на него взгляд усталых, но прекрасных синих глаз и коротко улыбнулась. Затем девушка посмотрела на Фарана, заправила волосы за острые ушки и, закусив губу, принялась обследовать его организм. Эвели была не из лекарей, но годы приключений заставили её многому научиться, да и талант к этому делу явно был в их роду. Сейчас она определила, что дворф сильно ослаблен, все жизненные системы организма ужасно истощены и его жизнь держится на волоске. Особенно сильно пострадали лёгкие. Бард принялась за лечение, столь усердно читая заклинания, что на лбу выступили бисеринки пота. Когда она отняла от него руки, тяжело дыша и сильно побледнев, утирая рукой пот с влажного лба, стало ясно, что лечение удалось - дыхание воина стало ровным, а землистый цвет лица сменился на более здоровый.
      - Ему нужен покой и настоящие лекари. Да где их найти в такой глуши...
      У Эвели едва хватило сил, чтобы дойти до лежащей без сознания эльфийки. Тут всё было совсем плохо, и она покачала головой.
      - Сильный удар, похоже, кровоизлияние, - она показала Фьерну глаз девушки, отодвинув ей веко. - Никто не сможет это вылечить, кроме очень профессионального лекаря, да и то вряд ли...
      - Возможно, кто-то из наших друидов сможет что-то сделать - нахмурился Фьерн. - Я не слишком надеюсь на Койрэ, похоже, он только и умеет, что грозиться убивать ни в чем не повинных созданий для поддержания существующего только у него в голове баланса, - усталость развязала Фьерну язык и он высказывал все, что накипело, - да доставать из рукавов перезрелые ягоды, если дело не касается его собственной шкурки, конечно. Но вот этот новенький... сколько под ярмом ходил, а мозги сохранил вроде.
      Колдун расстелил на земле свой плащ и усадил на него Эвели, в его сумке осталось немного галет, их он тоже протянул девушке. Кельхедиарус стоял на краю поляны и смотрел куда-то вдаль. Похоже, он чего-то ждал, потому что мысли Фьерна сейчас были совершенно свободны. Дракон вновь воспринимал ощущения вольного мира, впитывал в себя окружающую реальность. Они расположились недалеко от руин, которые теперь не казались мрачными и зловещими, а лишь печальным пережитком давно ушедших времён. Заросли орешника и падуба мягко шелестели ветвями, изредка роняя листочки на лежащих на земле Фарана и эльфийку. Эвели уселась на плащ, прислонившись спиной к стволу молодого дуба, и с удовольствием вытянула ноги.
      - Ну не знаю, эти его фокусы с ягодами и цветами были довольно милыми. Хотя если он ещё что-нибудь будет говорить мне насчёт нас с тобой, царапины украсят уже его лицо. - Она благодарно кивнула Фьерну, взяв галеты - у дриады девушка практически не ела и теперь ощущала голод и жажду. - А попить у нас ничего нет? - она жалобно посмотрела на колдуна. Воды не оказалось, но Фьерн сумел откопать в сумке небольшую флягу, наполовину заполненную вином, надо же, он почти забыл о ней.
      - Вот, держи - он протянул фляжку Эвели и устроился рядом. - Ему очень пойдут такие шрамы, - колдун хмыкнул. Тут откуда-то вылез Иней и стал выпрашивать лакомство. У Фьерна для него нашлось несколько обрезков вяленого мяса, которые котенок с удовольствием сжевал. Колдуна до сих пор переполняла магия, отчего на фоне физической усталости по телу человека иногда проходила сильная дрожь. Это чем-то походило на озноб, вот только тот холод, что бушевал в крови, не казался неприятным, лишь щекочущим и волнующим. Фьерн прекрасно понимал, что ему во многом повезло... Девять из десяти, он мог умереть, не перенеся мощи обрушившейся на него силы, но обстоятельства сложились удачно. Кельхедиарус был ослаблен пленом, чарами Аны, отрывом от храма, а сам Фьерн был достаточно тренирован, к тому же в последнее время, по иронии судьбы, успокаивая огненный дух Эвели, ему приходилось иметь дело с драконьей мощью.
      - Это один из тех редких случаев, когда мне хочется просто воды, - капризно ответила бард, отпив чуть-чуть вина и поморщившись. – Может, ты наколдуешь туда немного льда?
      Неожиданно нахлынула усталость и Эвели прикрыла глаза, но так же быстро это чувство и отступило. Вероятно, тело уставало бороться с огненной кровью, и здоровье начинало давать сбои. Она старалась не думать об этом, упрямо сжимая губы и заставляя себя не спать сейчас.
      - Нет проблем, - повел плечом колдун. Легкое усилие воли и в его ладони уже переливались несколько прозрачных кусочков льда. Ссыпав их в кружку, которую носил с собой, Фьерн уже ее протянул Эвели. - Все, что захочешь любовь моя, - на губах Фьерна застыла усталая улыбка, и было сложно понять, какая доля шутки была в его словах.
      Разбавленное вино пришлось Эвели по вкусу гораздо больше. Выпив целую кружку, она ощутила лёгкое головокружение и свернулась калачиком на плаще. Положив голову на колени Фьерну, эльфийка отрешённым взглядом следила за тем, как медленно падают листья, создавая узоры на траве, которая уже начинала желтеть, как ветер играет бородой Фарана и развевает волосы дракона. Казалось, все мысли исчезли, было просто тихо и очень-очень спокойно, даже умиротворенно. Колдун облокотился спиной о толстый ствол дерева и откинув голову назад, прикрыл глаза. Его пальцы перебирали колышащиеся на ветру длинные пряди волос Эвели. Иней устроился у них под боком и приводил в порядок свою шерстку. Фьерну показалось, что где-то в отдалении он слышит птичий щебет. Звери возвращались домой?
      - Надеюсь, Койрэ выведет нас из леса, правда это может занять много времени, учитывая, что у нас два неподвижных тела на руках, - неожиданно заметила Эвели. Оказывается, она всё это время размышляла о том, что им делать дальше. - А твой дракон очень оскорбится, если мы попросим его покатать нас?
      - Кельхедиарусу надо возвращаться в Храм... - тихо ответил Фьерн, глядя на замершего в стороне дракона и вспоминая то, что почерпнул из его эмоций и мыслей. - Это к северу отсюда... там лес еще глуше. Хотя уже не болота. - Перед мысленным взором колдуна проходили драконьи воспоминания о храме Ауриль. Это отчего-то волновало его кровь, он вспомнил то единение с силой, то присутствие богини, что испытал, став проводником её силы и после - в бою. - Я бы тоже хотел посетить его... когда-нибудь.
      Эвели замолчала на некоторое время, думая о том, что вероятно такая возможность ему больше не представится. Мир слишком большой, чтобы дважды оказаться в одном и том же месте.
      - Если хочешь, я отправлюсь туда с тобой, - наконец сказала девушка, глядя на него снизу вверх. - Это может быть полезно нам обоим.
      Пальцы Фьерна ласково очертили изящный контур её лица.
      - Только если ты действительно этого хочешь. Мне бы не хотелось, что бы из-за меня пострадала твоя цель. Мы и так довольно долго находимся в этом лесу, но... - он замолчал, вновь вспоминая битву и ощущение той Силы. - Мне бы в самом деле хотелось оказаться там. С тобой.
      - Моя цель не имеет конкретики, - Эвели закатила глаза, затем протянула руку и дотронулась до его лба, там, где остался слабый след от волшебной отметки. Она осторожно отвела одну смоляную прядь, что выбилась из под его заколки и глаза барда стали светло-синими и очень нежными. - Я вижу, как это важно для тебя. Так, что если меня пустят в этот ваш храм или хотя бы позволят разбить рядом палатку, я с удовольствием прогуляюсь. Можно и пешком.
      - Думаю, пустят, - улыбнулся колдун. - Ты чудо, - он поймал её ладонь и поцеловал тонкие пальчики. Глаза Фьерна сейчас были странного цвета, в них словно перемешались все оттенки синего, серого и лилового, а лицо едва ни светилось от пережитого и переполнявшей его магии. Пройдет еще много времени, прежде чем он сможет полностью подчинить её своей воле, но колдун не сомневался, что сможет.

      Тем временем, Зоилит и Койрэ шагали через лес к Искаженной Роще. Шесс тоже к ним присоединился в последний момент - видимо, решил взглянуть, как там его дом. Часть пути прошла в молчании, затем Зои не выдержала:
      - Да... Посмотрим, что там осталось в этой Роще. Может, парочка исцеляющих зелий отыщется. И... я бы хотела похоронить Ивсара... - сказала она, перешагивая через очередную корягу. Койрэ бросил на Зои мимолетный взгляд.
      - Я не хочу задерживаться там слишком долго, так что мы просто быстро обыщем Рощу и уйдем. Нам некогда хоронить Ивсара. К тому же, я его почти не знаю, - друид немного нахмурился.
      - Я могу его похоронить, - отозвался Шесс, перешагивая через поваленное тоненькое деревце. - Я думаю, что мне стоит остаться в Тролльбарке. Я постараюсь собрать новый Круг Трясины, для защиты этого леса. То, что сделали Анастрианна и Предводитель ужасно, из-за них лес стал уродливым, он погибает. Если не я, то никто его не защитит.
      - Спасибо, - Зои улыбнулась Шессу немного печальной улыбкой. - Я бы тоже не хотела тут задерживаться.
      Койрэ посмотрел на друида.
      - Я бы остался, - медленно произнес он. - Но не могу.
      - Я понимаю, - Шесс улыбнулся. - Кажется, мы почти пришли...
      При виде Искаженной Рощи сердце Зоилит снова сковала печаль, в голубых глазах погас привычный блеск, и перед мысленным взором промелькнули произошедшие здесь события. Слишком быстро, слишком неправильно... Или так и должно было случиться? Она почти разу увидела полуразвалившуюся хижину, где ночевали они с Эвели в ту роковую ночь. А неподалеку, на земле - распростертое тело. Как ни странно, за то время, что они отсутствовали, ничего не изменилось, словно кто-то заморозил здесь время. Зои, помимо воли, почти не замечая, что делает, приблизилась к Ивсару и несколько мгновений всматривалась в его лицо. Затем девушка судорожно вздохнула и, не говоря ни слова, отправилась обыскивать хижины.
      Молодой друид бросил взгляд на плутовку, которая явно была опечалена. Сердце подсказывало Койрэ, что стоит подбодрить девушку и сказать ей слова, что подняли бы ей настроение или хотя бы отвлекли от грустных мыслей, но эльф решил ничего не делать и просто заниматься свои делом. После того, как он осмотрел несколько хижин, друид решил, что вырученные предметы довольно полезны: помимо трех аптечек и полудюжины бутыльков с целебными зельями, Койрэ нашел несколько магических свитков и неплохую кожаную броню, а также несколько мечей и луков со стрелами. Друид решил, что доспех и оружие им не пригодится, отчего отложил их в сторону. В следующей хижине эльф обнаружил еще несколько зелий, который были незнакомы ему и горсть золотых монет. Койрэ не знал, стоит ли их брать и посмотрел на Шесса, ожидая от него ответа.
      - Можешь забрать, - отрезал друид Круга Трясины. - Золото мне не нужно.
      Койрэ кивнул и пересыпал монеты в кожаный мешочек, висящий у него на поясе.
      - Зои! - крикнул он, пытаясь найти девушку. - Ты закончила?
      Услышав голос Койрэ, Зои выглянула из маленькой хижины возле ворот. В ее руках был вещевой мешок из грубой холстины, в котором уже лежали несколько бутылочек с зельями, кусок ткани темно-зеленого цвета и маленький кинжал в ножнах. Когда Зои взяла его, то почувствовала магию, и хотела позже разобраться, какими свойствами обладает кинжал. В руке у девушки был амулет в виде красного цветка на тонком кожаном шнурке.
      - Да, я закончила, - бесцветным голосом отозвалась Зои. Хотя раньше ей и нравилось обыскивать помещения в поисках интересных вещичек - ради этого она и примкнула к Гильдии воров - сейчас она не чувствовала привычный азарт, только странную опустошенность. - Но не могу понять, что это за амулет, и может ли он нам пригодиться.
      Койрэ посмотрел на амулет, который Зоилит держала в руках.
      - Я в этом не сильно разбираюсь, возможно, стоит спросить... Фьерна, - друид невольно скривил лицо. - Он же колдун, так что, наверное, что-нибудь смыслит в магии и волшебных предметах.
      - Я с вами не пойду, так что давайте прощаться, - подошедший Шесс протянул эльфу свою ладонь, и Койрэ пожал ее. Затем мужчина посмотрел на девушку. - Прощайте... И спасибо за то, что остановили Анастрианну.
      - Не за что, Шесс... Может быть, еще свидимся, - молодой друид направился к выходу из Искаженной Рощи. Это место не нравилось Койрэ, очень сильно не нравилось, поэтому он хотел покинуть его как можно скорее. - Зои, нам пора.
      Зои кивнула, бросая амулет в мешок с остальными вещами. Потом подняла глаза на Шесса.
      - Прощай, - сказала она. Немного помедлила, потом коснулась его руки. - И... пожалуйста, позаботься об Ивсаре. Он был храбрым моряком, он заслужил уважение к своему телу.
      Плутовка развернулась и побежала догонять Койрэ, пытаясь сдержать слезы. Она всегда была стойкой и не понимала, что с ней происходит сейчас. Видимо, все эти события ослабили ее дух, сделав более чувствительной. Нагнав друида, она пошла чуть позади, чтобы он не видел ее лица, сжимая лямки мешка и стараясь ни о чем не думать. Койрэ развернулся и посмотрел на Зои.
      - Не надо убивать себя слезами, это слишком глупо, и это ничего не изменит, - друид снова повернулся и пошел дальше. - Уже ничего не исправить. Он умер и точка. С этим просто нужно смириться.
      «Как и я смирился, когда погибла моя мать...»
      - Я не убиваюсь, - отозвалась Зои, глядя на Койрэ абсолютно сухими глазами - она уже успела взять себя в руки. - Это не совсем из-за него... - попыталась объяснить девушка. - Мы и были-то знакомы всего пару дней. Просто такая нелепая смерть... Ужасно.
      Остаток пути она прошла молча. Ей сейчас хотелось, чтобы Койрэ не был так равнодушен, и мог просто посочувствовать. Но, видимо, это было совсем не в духе друида. Эльф поджал губы, немного ускоряя свой шаг. Спустя какое-то время, он увидел Эвели и Фьерна.
      - Надеюсь, вы уже успели насладиться обществом друг друга? - Койрэ посмотрел на барда. - Ну что, продолжим путь до Эверески?
      Эвели молча смотрела в глаза Фьерна, когда голос Койрэ заставил её вздохнуть и повернуться к нему и Зоилит.
      - Нет, не успели, - отрезала бард. - Вы можете ещё пойти прогуляться. Тем более, что теперь мы, скорее всего, пойдём разными дорогами.
      Зои положила вещи на землю и села на траву неподалеку.
      - Боюсь, сегодня я уже не смогу сделать ни шагу, - сказала она, слегка морщась от боли. - Да и не знаю я своей дороги... - тихо добавила плутовка. Ее пугала перспектива остаться без спутников. Хотя, конечно, зачем им такая обуза, как она? Зои посмотрела на Фарана, порадовавшись, что он выглядит намного лучше. Потом ее взгляд скользнул по Тауриэль. Она так и не узнала, что за книгу нашла эта эльфийка. Ей по-прежнему было любопытно.
      - Да, ты права, давайте немного отдохнем после всего произошедшего. Хотя бы несколько часов, - предложил Койрэ.
      - Или можешь еще посмотреть, что там с ней, - Фьерн указал на бесчувственную Тауриэль, - ведь друидов, насколько я знаю, учат исцелять. Для соблюдения баланса нужно не только убивать... - Колдун не удержался от выпада, как-то разом припомнились все оскорбления и прочее, что Койрэ без повода выливал на него. А так же его противоречивая теория баланса, с которой можно было поспорить, но молодой друид оказался упрямцем, и у колдуна не было желания вести пустые, переходящие на личности словесные баталии с переходом на выхватывание мечей. Койрэ насупился и посмотрел на Фьерна.
      - Я сам знаю, чем мне заниматься, и я обойдусь без твоих советов, - друид посмотрел на Таури, - и я чувствую, что моей магией ей не помочь, нужны профессиональные жрецы, чтобы привести ее в сознание. - Решив не тратить более свое время на Фьерна, эльф глянул на Эвели. - Наши дороги не разойдутся точно, во-первых, я все еще слежу за тобой, а во-вторых, я думаю, что ты отлично понимаешь, почему я не уйду, - Койрэ слегка намекнул на их поцелуй в замке, точнее на его поцелуй.
      Всё ещё не вставая со своего удобного ложа на коленях колдуна, Эвели немного развернулась боком, не заботясь о том, что подол чёрного платья может испачкаться о сырую листву. Она выразительно посмотрела на друида, пресекая все возможные разговоры на тему случая в замке.
      - Почему ты не можешь быть вежливым, Койрэ? Раз, так или иначе, таскаться вместе, можно хотя бы избегать злобных перепалок. Лучше подстрелил бы для нас зайчика, я очень устала, облегчая участь этих бесчувственных тел, и не отказалась бы от рагу из зайчатины. Да и водички бы неплохо набрать, а кто лучше друида сможет найти в лесу родник? И где Акха? Её совсем не видно в последнее время.
      Койрэ хмурился, глядя на Эвели.
      - Милая, я не собираюсь работать кухаркой, зайчика могу обеспечить, а вот готовить будешь самостоятельно, - друид расплылся в улыбке, чувствуя, что играет с огнем. Он знал, что Эвели могла на него обидеться, знал, что Фьерн может возмутиться, но ему было все равно. - А что касается воды, то хватит ныть. Мне ничего не стоит создать источник.
      - Зои, как твоя спина? - вдруг спохватился Фьерн, видя, что силы девушки явно на исходе. - Эвели, - пояснил колдун, - она была ранена, когда ваша хижина обвалилась. Я перевязал, как мог, но целительных заклинаний не знаю. - Тут ему в голову пришла еще одна мысль... Если Кельхедеарус вытащил Фарана с того света, то почему он не вылечил девушек. Фьерн нахмурился, действия дракона подчинялись лишь одному ему ведомой логике, либо этой самой логики в них не было вообще. Возможно... какие-то личные мотивы.
      - Болит немного, - отозвалась Зои, хотя она чувствовала, что на спине платье липкое от крови, и рана горит огнем. Но она и так ощущала себя самой слабой из всех, и ей это не слишком нравилось. - И очень хочется пить. Здесь ведь должна быть река или ручей, которые соединены с подземным потоком, что вел в замок, как думаете? - Рука, на которую она опиралась, дрожала от усталости, навалившейся на девушку как тяжелое одеяло, стоило ей сесть. Но Зои упорно старалась не закрывать глаз и держаться в сидячем положении.
      Эвели раздражённо фыркнула - ей не слишком нравилось то, что Фьерну пришлось перевязывать Зои. А теперь ещё и некому о той позаботиться, потому что от Койрэ, конечно же, не дождёшься, хотя у друидов познания в медицине были значительно выше, чем у бардов. Эльфийка поднялась со своего ложа, отряхнула платье и отправилась осматривать спину Зои.
      - Тут всё довольно скверно, но воды у нас нет. Вообще-то всем нам не помешает ванна. Ты же была у источников, зря не помылась, - заметила эльфийка, призывая свою магию на помощь. Это усилие добавило ей новой головной боли, но она раздражённо отмахнулась от неё - незачем давать поблажки себе, когда ещё столько всего нужно сделать. Лунная эльфийка с грустью вспомнила о беззаботных временах, когда они путешествовали вдвоём с Фьерном, проводя время в придорожных гостиницах. А теперь ей приходилось нянчиться с двумя "детишками".
      Фьерн наблюдал за действиями Эвели, он видел что эльфийка очень устала и ему было от этого горько, но сейчас он мог поддержать её только морально. Колдун напомнил себе, что теперь, когда они избавились от магии Анастрианны, можно будет, наконец, отдохнуть... им всем.
      «Хм», - он вспомнил слова Зои, - «а, в самом деле, куда делась река... не могла же она быть иллюзией?»
      Поднявшись, колдун прошел по лугу и вскоре увидел, что река неведомым образом ушла в глубокую расщелину на дне оврага. Изловчившись, Фьерн сумел наполнить флягу и, вернувшись на стоянку, сообщил об обнаруженном. Тем временем, Койрэ присел на корточки и дотронулся ладонью до земли, произнося заклинание на эльфийском. Раздался треск, затем шипение. Из земли высоко вверх взвился столб воды, напоминающий гейзер.
      - Думаю, что здесь воды будет достаточно, - ухмыльнулся Койрэ, пытаясь поймать взгляд барда. - Заяц все еще нужен? - Друид щелкнул пальцами, и возле него появилась серебристая волчица. - Она отдыхала, - добавил он, кивая в сторону Ахки.
      От гейзера во все стороны разлетелись брызги и менестрель пронзила Койрэ взглядом:
      - Осторожнее! Это та самая подземная река, что нашёл Фьерн, и она может проломить здесь землю. Пойди, подстрели побольше зайчатины, и если я ещё буду в силах держаться на ногах, так и быть, что-нибудь приготовлю. Может ещё и приправы какой найдёшь.
      Эвели проверила пульс Фарана - всё в норме, но когда дворф очнётся, его необходимо было покормить питательным бульоном. Она снова вернулась к Зои, и обработала её рану водой, которой теперь было в избытке. Кроме того, в её сумке нашлась мазь, собственного изготовления.
      - Не дёргайся, это может щипать. Здесь полынь, мята, чайный гриб и много чего ещё.
      Зои терпеливо перенесла обработку раны, ни разу не дернувшись, только губы искусав, а ее лицо, и без того бледное, стало еще белее.
      - Спасибо, - улыбнулась она Эвели, когда та закончила. Зои ужасно хотелось стать невидимкой, чтобы не попадаться никому на глаза - напряженные отношения между Эвели, Койрэ и Фьерном сейчас, казалось, достигли своего максимума - и хотя среди зелий, что она отыскала в поселении друидов, была склянка с невидимостью, это вряд ли было бы сейчас уместно. Девушка с удовольствием умылась ледяной водой из гейзера и вдоволь напилась. Она сразу почувствовала себя бодрее, и сон вполне мог теперь подождать. - Я могу приготовить кролика, и приправы поищу. Уж это я умею, - сказала она и углубилась в лес, не дожидаясь ответа своих спутников. Так она чувствовала себя при деле и к тому же могла некоторое время побыть одна.
      Фьерн подобрал свой расстеленный плащ и отнес под другое дерево, подальше, чтобы его не замочила вода, потом пользуясь случаем умылся как следует и принялся разводить костер. Соорудив из прочных палочек подвес, колдун пристроил на нем котелок с водой, чтобы заварить чай из трав. Иней куда-то убежал, похоже, что на охоту, видимо, не желая дожидаться кроликов, от которых все равно ему перепадет по возвращении. Огонь как всегда развелся не сразу, но колдун уже привык к этому. Когда оранжевые язычки разбежались по сушняку, он невзначай задел шейную цепь, где теперь не было одного из самых верных его амулетов.
      - Я думаю, что ты сможешь поймать несколько зайцев? - обратился друид к волчице. - Я на тебя надеюсь. - Акха кивнула и побежала вслед за Зои, свернув, однако, в другую сторону. Друид посмотрел на Эвели, затем на Фьерна. В их обществе он чувствовал себя не очень уютно, но и оставлять влюбленных наедине эльфу не хотелось. - Ты умеешь готовить? - Койрэ посмотрел на эльфийку и улыбнулся. - А я думал, что ты предпочитаешь, чтобы все делали за тебя.
      Бард посмотрела вслед Зоилит, подумав, что девушка сбежала от напряжения, царившего в лагере. Единственным, кого ничто не волновало - был дракон. Ну и два полутрупа, конечно же.
      - Предпочитаю, - Эвели сладко улыбнулась Койрэ, вновь присаживаясь на плащ и копаясь в своей сумке в поисках гребня для волос. - И обычно никто не отказывается... Приготовлю, и узнаешь, умею или нет.
      Она достала резной гребень из сумеречного дерева, и принялась водить им по шелковистым иссиня-чёрным волосам, до тех пор, пока не стало казаться, что по ним пробегают голубоватые искорки. Девушка наблюдала за колдуном, любуясь им и задумчиво улыбаясь.
      Зои неторопливо шла по лесу, выискивая зоркими глазами нужные травки - бабушка в Берегосте научила внучку отличать ядовитые от годных в пищу. А этот лес был богат на травы и ягоды. Так что когда Зоилит вернулась на поляну, в ее руках был не только большой пучок разнообразных трав, но в маленькой, сплетенной наспех из толстых листьев корзинке, лежали россыпи черники и брусники. А сверху - два больших гриба. Предложив всем угощаться ягодами, она почистила грибы и, сложив их у костра, стала отбирать травы: приправы от лечебных. Взяв пучок лечебных трав, она протянула их Эвели.
      - Вот, возьми. Может, тебе пригодится, - сказала она. - В этом лесу все травы особенные, и очень сочные. - Помолчав мгновение, она добавила: - А у тебя не найдется, случайно, нитки и иголки?
      Фьерн подошел к девушкам и посмотрел на добычу Зои.
      - Хм... - заметил он, - эта вещица, добавленная в чай, придаст ему дополнительный восстанавливающий силы эффект. - Колдун поцеловал Эвели в причесанную макушку. - Ты такая красивая, - прошептал он ей на ухо, - даже в дремучем лесу, на болоте, вдали от прелестей цивилизации. Редко же нам в последнее время удавалось просто спокойно посидеть, никуда не бежать, а просто быть рядом.
      - Спасибо, мой милый, - Эвели улыбнулась, убрала гребень в сумку, достала оттуда нитку с иголкой для плутовки, и взяла травки у Зои, принимаясь их разбирать в ожидании крольчатины. - Да, я так мечтаю хотя бы о нескольких спокойных деньках, в удобной таверне, где мы могли бы понежиться на мягкой перине, напиться настоящего эльфийского вина, а может даже драконьего, а вечерами я бы пела и танцевала... Сейчас я согласилась бы даже на Аткатлу, - усмехнувшись, закончила эльфийка.
      - Даже на Аткатлу... - повторил Фьерн. - Теперь у меня на всю жизнь с этим городом будут связаны сладкие воспоминания и причина этому – ты, радость моя... Ведь именно там я узнал тебя по-настоящему. Тебя и себя самого.
      Зои забрала иглоку с ниткой и достала из мешка зеленую ткань, которую нашла в одной из хижин друидов. Ее платье порядком истрепалось, и было все в прорехах. Сменной одежды у нее не было, так что эта ткань была просто подарком судьбы. Девушка довольно ловко орудовала кинжалом, отрезая нужные куски, и вскоре иголка замелькала в ее руках, сшивая их вместе.
      Тауриэль медленно приходила в себя, выплывая откуда-то из багрово-черного небытия. Она почти не ощущала своего тела, все чувства сосредоточились в голове, крича об ужасной боли. Видимо, пленение у дриады значительно ослабило ее, и тело не выдержало этой битвы. Как туман вставали воспоминания о прошедших событиях, но эльфийка никак не могла понять, где она и что произошло. Память услужливо подбросила ей страницу старой книги, и ее пересохшие губы прошептали самое важное слово, впечатанное в пергамент:
      - Источник...
      Зои была ближе всех к Таури, и первой увидела, что та приоткрыла глаза и что-то шепчет. Отложив свое шитье, она склонилась над эльфийкой.
      - Как ты? - спросила она, но Тауриэль вновь и вновь повторяла только одно слово. - О каком Источнике ты говоришь? Эй… Тауриэль... - позвала Зои, пытаясь привлечь внимание эльфийки.
      А Кельхедиарус, похоже, решил размяться - раскинул руки и его поглотила вспышка морозного вихря, которая всё росла и росла и, наконец, Белый Дракон предстал во всем своем ледяном великолепии. Развернув крылья, и оттолкнувшись длинным гибким хвостом и мощными лапами, он взмыл в воздух, поднимая сильнейший ветер, набрал высоту, заложил вираж и принялся облетать лес.
      - Он вернется... - сказал колдун, уловивший мысль своего магического брата, - чтобы отвести нас в Храм.
      Эвели следила за полётом дракона, и в её глазах читалась грусть, смешанная с завистью. Она знала, что ей придётся отказаться от подобной способности, чтобы усмирить свою кровь и остаться в живых. Бард тихонько вздохнула, не замечая, как сильно стискивает ладонь Фьерна. Голос Зоилит привёл её в чувство, а именно - слово произнесённое ею. Бард обернулась к тому месту, где лежала умирающая эльфийка. Та пришла в себя, но это явно было предсмертной агонией.
      - О каком источнике речь?..
      На ум сразу пришла книга, которую Эвели купила в Аткатле перед отплытием на «Морском Драконе». Бард всю жизнь собирала легенды по крупицам и теперь не хотела упустить очередной шанс получить редкие знания.
      Акха выбежала из леса - в зубах она несла двух кроликов и одного небольшого зайца. Сложив добычу к ногам Эвели, волчица умным взглядом посмотрела на Таури. Койрэ сначала кивнул Акхе, а затем сам обратил свое внимание на умирающую.
      «Источник?.. Речь явно идет не о каком-нибудь обыкновенном колодце... Возможно, она хочет что-то сообщить. Что-то важное». Друид промолчал, он не хотел прерывать обесиленную эльфийку, которой и так было очень трудно говорить.
      Бард мельком глянула на зайцев и потрепала Акху по голове, а затем, не удержавшись, погладила волчицу и по влажному носу. Это было удивительно - иметь возможность столь близко общаться с таким свирепым зверем. Волки всегда завораживали Эвели, смесью своей ярости и красоты, а также удивительной способностью выживать. Поднявшись с земли, она подошла к бредящей эльфийке и взяла за руку, проверяя пульс, девушку лихорадило, а её красивое лицо искажала мука. Она бормотала что-то о книге, Анастрианне, о своём брате, которого должна найти и самое главное, когда лихорадка на время спала, Эвели удалось немного поговорить с несчастной умирающей. И та поведала про Эльфийский Источник Желаний.

0

16

Глава 15.
*

      Зои с сочувствием вглядывалась в лицо Тауриэль. Она никак не могла ей помочь, и никто из присутствующих здесь, очевидно, тоже. Это было вообще чудо, что та пришла в себя и могла говорить. Некоторое время полуэльфийка прислушивалась к тому, что бормочет Таури. По крайней мере, стало ясно, что за книгу она нашла в замке дриады. А вот Эвели, похоже, знала, о чем спрашивать эту девушку.
      «Эльфийский Источник Желаний», - подумала Зои. – «Кажется, я видела это название в книге, на которую наткнулась в одном из домов, что мы обворовывали».
      Предоставив Эвели разбираться с умирающей эльфийкой, Зои занялась кроликами и зайцем. Она их освежевала, выпотрошила, и теперь их можно было готовить.
      - Эвели, хочешь сама приготовить кроликов? - позвала она эльфийку. - Или мне этим заняться?
      Бард, слушавшая умирающую, подняла синие глаза и встретилась взглядом с голубоглазой Зоилит. Несколько секунд, она, казалось, не понимала сути вопроса, думая о чём-то своём.
      - Я хотела сварить бульон, он особенно пригодится Фарану. Вон там я отобрала нужные травки, - она махнула рукой на плащ, на котором сидела. - Приготовь ты... пожалуйста. А я ещё посижу с ней. Это может быть важно.
      Зоилит задумчиво посмотрела на Акху.
      - Койрэ, твоя волчица ест любое мясо? Она будет потроха? - спросила Зоилит у друида. Акха подняла голову и посмотрела на Зои таким же задумчивым взглядом.
      - Это ты у нее спрашивай, - произнес Койрэ, улыбаясь. - У нее изменчивые вкусы, так что каждый раз от нее можно ожидать нового. - Волчица посмотрела на потроха, потом на своего хозяина и снова на потроха, развернулась и отбежала в сторону. Койрэ рассмеялся. - Кажется, она рассчитывает на порцию рагу, а не на потроха... - Койрэ погладил Акху по морде, и присев на землю, приобнял ее. Зои с улыбкой посмотрела на волчицу.
      - Хм... ну, посмотрим, - сказала она. - Вдруг ей не понравится, как я готовлю?
      Чай тем временем уже заварился и Фьерн отнес по кружке Эвели и Зои. Плутовка с благодарностью взяла свою кружку и отпила несколько глотков. Почти сразу она почувствовала прилив сил, и тепло разлилось по телу.
      - Эльфийский Источник Желаний, - нахмурился колдун, услышавший разговор. - Что-то из старых легенд...
      Некогда Вессалор о чем-то подобном упоминал, но как всегда вскользь, так что Фьерн и не стал у него выяснять. Бард знал много, но частенько использовал знания не по назначению, в частности в перепалках, давя интеллектом не в меру зарвавшихся "собеседников". Колдун, вздохнув, посмотрел на Тауриэль.
      – Значит, это книгу о нем она решила почитать у Аны, что и привело её на алтарь. Вполне возможно, это что-то важное, раз ей вообще понадобилось туда лезть.
      Бард приняла кружку у Фьерна и, отпив несколько глотков, дала попить эльфийке. Той уже ничего не могло повредить, а вот помочь говорить - вполне. Эвели глянула на колдуна и предложила ему сесть рядом. Тауриэль снова заговорила, сбивчиво рассказывая о том, что узнала, и зачем ей самой это было нужно. Эльфийский Источник - расположенный за Далёким Лесом, в неисследованных землях. В книге говорилось, что если искупаться в этом источнике, можно исполнить одно своё желание. Но это действовало только для эльфов.
      - Я всегда думала, что это полная ерунда... - тихо прошептала Эвели Фьерну, который присел рядом с ней и раненой Тауриэль.
      Колдун знал несложное заклинание, что могло добавить умирающему сил, однако, сомневался, что оно сможет помочь.
      - Желания опасны тем, что имеют обыкновение сбываться, - тихо, задумчиво произнес он, - а еще тем, что для равновесия они требуют цену. Возможно, не сейчас, и не сразу явно какую, но обязательно равновеликую. Оживающие легенды - это опасно и бесконечно волнующе. Особенно, если обещан столь сладкий и заманчивый результат.
      Поставив кружку на землю возле костра, Зоилит набрала в котелок воды и опустила в него куски мяса, щедро приправив травами, добавив дикий лук и посолив. Оставалось только пожалеть, что в лесу не растет дикий картофель. С ним было бы гораздо вкуснее. Вскоре над поляной поплыл аромат бульона, и Зои ощутила резкий приступ голода, так что даже желудок скрутило. Ну да, сколько она не ела - двое суток или больше? Она едва дождалась, пока мясо дойдет до нужного состояния - станет мягким и нежным, а сам бульон - крепким и наваристым, впитает в себя все соки трав.
      - Прошу всех к костру, - позвала она.
      Койрэ не отходил от Зои на протяжении всего процесса приготовления. Однако краем уха он все-таки уловил то, о чем говорила умирающая Тауриэль.       «Эльфийский Источник Желаний? Я слышал о нем, но только вскользь. Но не знал, где он...» Тут из котла с едой пошел сильный аромат, от которого у друида заурчало в животе. - "М-м-м, кажется, очень вкусно».
      - А у нас есть тарелки? - Койрэ повел бровью. - Или будем есть прямо из котла?
      - Тарелок нет, все-таки тут не таверна, - улыбнувшись, отозвалась Зои. - Но зато есть крепкие миски, которые мы нашли еще после кораблекрушения. Правда, ложка только одна, которой я помешивала суп. Но, наверное, никто не будет против поесть руками? Или можно палочкой себе помочь.
      Наливая суп, девушка кинула сочувственный взгляд на Тауриэль. Они спасли ее из плена, но, видимо, судьбу не обманешь. Если уж смерть заявила права на твою жизнь, она все равно настигнет... Рано или поздно, так или иначе.
      Лесная эльфийка на несколько секунд пришла в себя и ясным взглядом посмотрела на Эвели.
      - Я умираю? - спросила девушка, пытаясь приподнять руку, но видно сил у неё совсем не было. Один тёмно-карий глаз был полностью залит кровью. Бард с жалостью и лёгким отвращением разглядывала её лицо.
      - Боюсь, что да... Кому ты поклоняешься?
      - Миеликки...
      - Я знаю ваши обряды, - соврала Эвели. - Не волнуйся, мы похороним твоё тело как должно и отправим твою душу к богине.
      Девушка слегка кивнула, а из её глазницы потекла слеза, смешанная с кровью. Она снова впала в беспамятство и больше уже не говорила. Эвели тяжело вздохнула, ей всё это было неприятно. Хотя услышать легенду об Источнике интересно.
      - Предлагаю заночевать здесь. Она, - бард указала на эльфийку, - долго не протянет, думаю, у неё времени максимум до утра... Не тащить же её с собой. - Эвели укрыла умирающую её собственным плащом и подсела к костру. - Пахнет отлично. Фьерн, разбуди, пожалуйста, Фарана. Сейчас мы его покормим.
      Фаран уже и сам просыпался. Вероятно, аромат плутовкиной стряпни добрался до его изголодавшегося желудка и подал мозгу сигнал к пробуждению. Дворф отчаянно бранил проклятую старуху дриаду и ненормальных друидов, а так же всех магов с их "проклятыми хлопушками" и драконов с "дурацкими фокусами", благо, Кельхедиарус сейчас был далеко, хотя... у него был довольно своеобразный образ мыслей и предсказать его реакцию было бы трудно. Фьерн помог Фарану перебраться поближе к костру, тот не смотря на слабость, вознамерился есть сам, без посторонней помощи. Из травы выскользнул Иней, похоже, тоже привлеченный перспективой горячей еды и с разбегу влез Эвели на колени. Зои раздала своим спутникам миски с супом, улыбнувшись ворчанию Фарана.
      - Держи, набирайся сил, - сказала она, вручая миску и ему, затем выловила из супа хороший кусок мяса на кости и положила его на большой лист. - Акха, а это тебе, угощайся, - позвала она волчицу, и принялась за еду сама.
      - Какой же тяжёлый был день. Я не помню, когда в последний раз спала... - Эвели быстро наелась и ощутила, как усталость накрывает её с головой. Перед глазами всё плыло, и она встала, слегка покачиваясь, чтобы дойти до своей сумки и достать постель-скатку. - Зои, отличный ужин. Если бы я была мужчиной, я бы на тебе женилась. Сама-то я готовить не люблю. Проводите потом Фарана, хорошо?
      Дворф пробурчал, что и сам вполне справится, не ведая, что бард фактически спасла ему жизнь. Ну, после дракона, разумеется. Эвели положила руку на плечо Фьерну и зашептала в ухо, почти касаясь его губами:
      - Когда наешься, приходи ко мне, чтобы крепко обнять. Только это поможет мне как следует выспаться...
      Девушка выпрямилась и пошла к раскидистому дереву, чтобы из последних сил устроить себе постель у его корней. Только принявшись за еду, Фьерн понял, насколько действительно проголодался, он ведь ни крошки не взял со стола Круга Трясин, да и существовал в последнее время на одних сухарях. Мало того, последний бой и принятие новой силы, сожрали у него массу энергии. Так что теперь колдун наворачивал за обе щеки. Ложка у него была своя - вместе с кружкой они всегда валялись на дне вещмешка. От своей порции он выделил и долю Инею, который слопав все выпросил добавки, а потом, опередив Фьерна убежал к уставшей Эвели.
      - Спасибо за отличный ужин, Зои, - улыбнулся колдун полуэльфийке и помог Фарану, невзирая на бурные протесты оного, обустроить ночлег; Быстро ополоснулся у выбитого Койрэ гейзера и тихо, на случай если она уже задремала, подошел к ложу Эвели.
      Так часто бывает, если сильно устанешь - хочется заснуть, а не можешь. Эвели казалось, что она уснёт, как только опустит голову на свою маленькую походную подушку, что бережно хранилась в волшебной сумке. Но она, то проваливалась в чуткий сон, сквозь который проникали незнакомые и тревожные звуки леса, тихие голоса её спутников и потрескивание костра, то приоткрывала глаза и смотрела на тёмное звёздное небо. Она лежала под тонким шерстяным одеялом и крепко прижимала к себе Инея. Услышав тихие шаги Фьерна, эльфийка улыбнулась и посмотрела на него. Фьерн ласково, хоть и устало, как-то по-домашнему улыбнулся Эвели в ответ и устроился рядом с ней, обвив руками тонкий стан девушки и прижав её к груди. Волосы колдуна были влажными после гейзера и теперь щекотали девушке шею. Иней заворочался, когда его невольно потревожили, подергал ушами, потянулcя, зевнул, помялся лапами и снова пригрелся, перевернувшись на другой бок.
      - Спокойной ночи, радость моя, - тихо сказал Фьерн в острое ушко любимой. - Спи сладко и спокойно и смотри самые волшебные сны.
      Зои было приятно, что ее полевая стряпня понравилась. Ей нечасто приходилось готовить в таких условиях. Все-таки обычно она колдовала на огромной кухне Гильдии воров, где всегда было все необходимое и отличный набор продуктов и специй. Впрочем, сейчас любая еда годилась. Суп приятно согрел Зои, и она сразу захотела спать. И все же, девушка заставила себя дошить новое платье, из отстатков ткани сделала новую ленточку для волос и еще сохранила лоскутки разных размеров и кусок побольше, который можно было использовать как одеяло. Свой плащ, который она отыскала среди обломков хижины в поселении друидов, девушка решила использовать как подстилку. Подумав немного, Зоилит рискнула воспользоваться темнотой и ополоснуться в гейзере, и уж точно вымыть волосы - в них застряло немало мусора.
      Предупредив Койрэ, она отправилась к воде, захватив новое платье и маленький лоскут ткани в качестве полотенца. Вода, пусть и холодная, приятно освежила тело, сильный поток вымыл весь мусор из волос. Зоилит тщательно вытерлась, отжала волосы и надела новый наряд. Свежая ткань так и льнула к коже, и Зои почувствовала себя еще лучше. Она вернулась к костру и легла на плащ неподалеку, укрывшись самодельным одеялом и оставив волосы распущеными, чтобы высохли.
      Койрэ и Акха уплетали приготовленное Зоилит кушанье за обе щеки. Друид подметил, что девушка для своего возраста готовит очень и очень хорошо, видимо, сказывался природный талант или долгие кулинарные тренировки. Волчица в благодарность лизнула кухарку, а затем завалилась спать. Дождавшись, когда Зои закончит купаться, Койрэ также направился к гейзеру и хорошенько вымылся. Ему, наконец, удалось отмыть кровь с запястий, но что было самым удивительным, несмотря на эльфийский метаболизм, царапины Эвели так и не хотели зарастать, они выглядели очень свежими, разве что больше не кровоточили. Постирав свою одежду, Койрэ высушил ее и, одевшись, направился в лес. Прогулка была не столько длинной, сколь плодотворной. Друид пытался обдумать все произошедшее и то, что должно еще произойти. Вернулся он только под самое утро, но все, в том числе и Акха, еще спали крепким сном.
      Эвели проснулась от того, что ей на лоб упала капля дождя. Эльфийка поморщилась и повернулась в тёплых руках Фьерна, уткнувшись ему в грудь лицом и стараясь накрыться одеялом с головой, чтобы поспать ещё. Но не получилось - неожиданно большими каплями забарабанил дождь, и укрыться от него было совершенно негде. Бард тихонько взвизгнула, когда особо холодная капля стекла ей за ворот платья. Она открыла глаза, и села вглядываясь в сумрачное утро, заполненное пеленой дождя. Её волосы и платье постепенно намокали, прилипая к коже.
      - Проклятые Круги... Что за... - Эвели провела руками по мокрому лицу и обернулась к Фьерну. Обычно колдун просыпался раньше, а теперь его даже дождь не разбудил, так он устал, спасая её от дриады. Несмотря на противные обстоятельства, на мерзкое утро, обычно портившее ей настроение, бард улыбнулась, любовно и нежно тормоша колдуна, покрывая его лицо поцелуями. - Вставай, моё солнышко, давай напросимся к дракону в гости.
      Колдун вынырнул из тяжелого сна, как из-под черной толщи воды и стал ласково целовать Эвели в ответ. Её губы были такими нежными и горячими, что, казалось, только целуя её можно спастись от промозглой сырости.
      - С пробуждением радость моя, - сказал Фьерн, наконец отрываясь от своей прекрасной эльфийки и нехотя выбираясь из их гнездышка. Белый разноглазый маленький прохиндей, оказалось, замысловатым образом устроился на ночь между ними и теперь был крайне не доволен, что обе грелки его покидают. Просыпающийся лагерь наполнился разнообразными звуками, преимущественно - ворчанием Фарана. Кельхедиарус уже вернулся, вновь в человеческом облике он стоял на краю поляны - дождь, словно не приносил ему никаких неудобств - и наблюдал за маленьким лагерем.
      Зои уснула почти сразу и спала очень крепко, дорвавшись до спокойного отдыха. Ее разбудили холод и влага. Открыв глаза, плутовка обнаружила, что она вся промокла, и на поляне темно, почти как ночью, из-за пелены дождя. Она все-таки надеялась, что уже утро, потому что чувствовала себя отдохнувшей. Ее спутники, похоже, тоже уже не спали. Зоилит поднялась с мокрой земли, кое-как отжала волосы, завязав их новой ленточкой, и закуталась во влажный плащ - хорошо еще, что она на нем лежала, и тот не успел промокнуть изнутри. Девушка с тоской посмотрела на погасший костер - теперь даже чаю не заварить, в такой дождь магия не особо поможет. Пожав плечами, она принялась заворачивать в лоскутки ткани и листья остатки трав, шкурки зайцев и мясо.
      - Вот такое вот доброе утро... - усмехнулась она, ни к кому конкретно не обращаясь. Тут ее взгляд скользнул по телу Тауриэль, которая лежала, не шевелясь. Оставив свои вещи, Зои приблизилась к эльфийке и коснулась ее шеи. Пульса не было, да и сама девушка была холодна как лед, казалось, что она холоднее осеннего дождя, капли которого струйками стекали по ее лицу, смывая грязь и кровь. Зоилит подняла голову.
      - Тауриэль умерла, - сказала она своим спутникам.
      Койрэ любил дождь, но не холодный и частый, а теплый и мелкий. Такой, который люди прозвали грибным. Парень посмотрел на волчицу. Акха очень не любила воду, отчего зарычала, подбежала к хозяину и ткнулась мордой ему в ногу. Друид совершил пас рукой, и волчица растворилась также быстро и непринужденно, как обычно появлялась. Эльф глянул на Тауриэль. Весть о ее смерти ничуть не удивила Койрэ, более того, он был уверен, что она не протянет долго.
      - Я думаю, что стоит отправляться в путь, - протянул эльф с необычайно холодной для него интонацией. - Лежать под дождиком и расслабляться вам точно не пойдет на пользу, - Койрэ остановил взгляд на Эвели. - Тем более, до Эверески путь не близок...
      Бард свернула свою постель и запихнула её в сумку. Кровь алого дракона согревала её, поэтому холода она не чувствовала, но находиться в мокром платье и с мокрыми волосами было мало приятного. Эти ощущения даже притупили голод.
      - Ты знаешь что-нибудь из обрядов Миеликки? - неожиданно спросила она у Койрэ. - Ты так печёшься об эльфах и их наследии, что лезешь постоянно в мои дела, а сам собираешься уйти, не похоронив чистокровную лесную эльфийку?
      Койрэ прищурился, глядя на Эвели.
      - Я ее не знаю, и не представляю, каким боком меня должна затрагивать ее смерть. И не понимаю, почему ты так печешься об этом, - друид пожал плечами. - Так что ее чистокровность и вероисповедание здесь ни при чем. - Эльф снова посмотрел на Тауриэль. - Хотя если ты так настаиваешь, - Койрэ улыбнулся, - я вам помогу. Яму вырыть? Или помочь закопать ее?
      "Так странно видеть смерть того, кто вроде бы и не особо близок тебе, но и не враг", - подумала Зоилит и вновь посмотрела на застывшее лицо эльфийки, краем уха слушая разговор Эвели и Койрэ.
      - Ее нужно похоронить под дубом, - вдруг сказала она, вспоминая описание из старенького учебника, что она читала, когда училась волшебству. - И засыпать могилу листьями с деревьев вперемешку с землей... Только я не помню, что нужно при этом говорить.
      Плутовка отошла от тела Тауриэль и взяла своую сумку, ожидая решения остальных. В конце концов, они совершенно не обязаны задерживаться из-за той, кого они почти не знают. Хотя сама Зои не стала бы оставлять мертвых неизвестно где под проливным дождем. Она поежилась под плащом и обменялась взглядом с Фараном. Тот выглядел неважно, хоть и стоял на ногах, полный решимости двигаться вперед.
      Фьерн поморщился, услышав слова друида, блюститель крови народа, тот рассуждал как неученый эгоистичный мальчишка. А его мелочность и вовсе выглядела неуместно, на взгляд колдуна.
      - Она сражалась с нами плечом к плечу, - тихо сказал Фьерн, поднимая Тауриэль на руки и неся к росшему неподалеку старому раскидистому дубу, - отправить её в последний путь как подобает - это долг любого, кто сражается, в том числе и для того, чтобы тебя самого не бросили на растерзание мародерам когда настанет твой черед. К тому же, похоже, сама природа оплакивает тот бой... всех кто полег в нем.
      Колдун сморгнул дождевые капли. Он понимал, что говорит слишком торжественно и пафосно, но других слов не было. Эльфийка казалась колдуну довольно тяжелой, в смерти тело одеревенело, затекло, вместе с жизнью из него ушло и то, что заставляло его двигаться, отрываться от поверхности, а сейчас сама земля словно звала Тауриэль к себе. На фоне капитально-унылого дождя перепалки резали слух.
      Эвели промолчала, мысленно согласившись с Фьерном и подумав о том, что колдун чем-то изменил её. Она не знала к лучшему это или нет, но так было. Кроме того, бард не любила мертвецов и некромантию, а лес был древним и страшным местом, наполненным различной магией, и несмотря на смерть Анастрианны, отголоски её волшебства ещё долго будет витать по здешним прогалинам.
      - Похороны помогут избежать того, что кто-то захочет вызвать её из могилы. Всегда лучше хоронить мёртвых, - тихо сказала она колдуну, вспоминая несколько заклинаний своего деда, что он использовал для трупов, которые нужно было упокоить навеки.
      Фаран, несмотря на усталость, помог им вырыть могилу, и они похоронили эльфийку так, как сказала Зои, а Эвели прочла заклинание, впрочем, не особенно рассчитывая на то, что оно сработает. Койрэ склонился над могилой, и на ней, в земле, пророс тоненький и слабенький, но прекрасный цветок с короткими синими лепестками.
      - Это не защитит ее от могущественных некромантов, - эльф посмотрел на лунную эльфийку холодным взглядом. - Если кому-то понадобится поднять ее, то он сможет выдернуть труп и прямо из могилы, даже, несмотря на твою магию... - Друид отошел немного в сторону. - Теперь мы можем идти? Или есть еще какие-то проблемы?
      Это путешествие нравилось Койрэ все меньше и меньше, но буквально с каждым новым днем причин продолжать его становилось все больше. Однако, скоро все должно было кончиться, и эльф не знал, радоваться этому или печалиться.
      Зои смотрела на похороны Тауриэль немного отрешенным взглядом. Молитвы, возносимые Селюн, тут были совершенно неуместны, так что оставалось просто наблюдать за заклинаниями Эвели.
      - Красивый, - тихо сказала девушка, когда Койрэ вырастил цветок. - Мне кажется, он чем-то похож на Тауриэль...
      Колдун подождал, когда Эвели завершит антинекромантические заклинания, обнял её за плечи и посмотрел сперва на могилу, потом на Кельхедиаруса.
      - Он отнесет нас, - тихо сказал колдун и добавил: - всех. Здесь не так уж и далеко, если лететь.
      Фьерн уже чувствовал нетерпение дракона, с которым тот хотел вернуться в родной храм. Колдуна и самого охватывало волнение, смешанное с тревогой. «После ощущения силы... Хоть природа Ауриль и хаотична, но в то же время и поэтому… Какова будет плата за благословение? Ведь неспроста все это было». Но эти мысли быстро уходили, сносимые другими.
      Кельхедиарус, тем временем, вновь принял свой истинный, инеистый облик и ждал, похоже, наслаждаясь дождем. Услышав слова Фьерна, Зоилит перевела взгляд на дракона, вновь восхитившись его красотой и мощью.
      - Дракон? Мы... мы полетим на драконе? - проговорила она. - А куда? Куда недалеко лететь? К этому Эльфийскому Источнику Желаний?
      Лунная эльфийка стояла прижавшись к Фьерну и разглядывала своих спутников. Вопрос Зоилит её рассмешил, но потом бард подумала, что не размышляла об этом Источнике всерьёз. А вдруг... Но об этом можно было задуматься позже.
      - Мы с Фьерном летим в храм Ауриль, откуда родом Кельхедиарус, - Эвели хмыкнула - она произнесла его имя, даже не запнувшись, всё-таки язык у бардов хорошо подвешен. - В этом храме мы решим, куда отправимся дальше. У вас есть возможность отправиться с нами, либо самим выбираться из леса.
      По правде говоря, бард надеялась, что они откажутся, но глаза друида говорили ей об обратном. Она отвела взгляд и посмотрела на Зоилит. В целом, плутовка не была обузой, а скорее даже наоборот, но Эвели сама не знала, как относится к девушке.
      Фаран откашлялся в бороду и произнёс:
      - Я с вами, ребята. Леди бард меня неплохо подлечила, но силы у меня всё равно не те. Нужен отдых. Может в храме я смогу получить его.
      - Нет, спасибо, я не собираюсь лететь на спине у какого-то там дракона. Тем более, того, что поклоняется Ауриль. Я обойдусь своими собственными способностями, - друид улыбнулся и быстро прочитал заклинание на эльфийском языке. Пару мгновений ничего не происходило, а затем в небесах появилась точка, которая неумолимо увеличивалась. Спустя некоторое время стало отчетливо видно, что это был огромных размеров орел. В высоту он превосходил среднего человека, а размах его крыльев уступал, разве что, крыльям драконов. Птица, несмотря на свои внушительные размеры, грациозно приземлилась возле Койрэ и посмотрела на всех по очереди. Эльф ехидно ухмыльнулся и добавил:
      - Думаю, так будет намного надежнее. А то вдруг у меня возникнет желание спихнуть кое-кого в полете, - друид глянул на Фьерна, и тут же на Эвели. - Это сразу же разобьет кому-то ее хрупкое сердце.
      Эвели саркастически усмехнулась:
      - А может вы вместе с этим... грифоном... улетите куда-нибудь ещё? Например, в противоположную от нас сторону. Вот это точно не разобьёт ничьё хрупкое сердце.
      Бард разглядывала птичку, поражаясь её размерам. Взгляд хищных глаз казался необычайно разумным, и эльфийка задумалась - а не говорящая ли она?.. Услышав про разбитое сердце, колдун подумал, что потом у кого-то появится разбитая... хм… разбитое лицо, и вряд ли в данном случае дело лицом ограничится.
      Зои некоторое время разглядывала дракона и птицу, восхищенная ими обоими, затем оглядела своих спутников.
      - Я... я тоже с вами. В лесу я просто заблужусь одна. К тому же... - добавила плутовка, немного смутившись, - я никогда не летала, а мне так хочется подняться в небо! Надеюсь, я вас не слишком обременю? - добавила она, испытующе глядя на каждого по очереди. - Если мы дальше двинемся в поход, я могу готовить и все такое... - она кинула взгляд на Койрэ, затем поспешно перевела его на Эвели и Фьерна. Им решать, кого брать в свое путешествие.
      - Я не против, - Койрэ посмотрел на Зоилит. - Ты мне казалась более обременительной на корабле, теперь я несколько поменял свое мнение. Но, все-таки, решать нашему лидеру, - он ухмыльнулся, бросив на Эвели оценивающий взгляд. - И, к слову, это не грифон, а обыкновенный орел. Хотя, скорее необыкновенный. - Эльф провел ладонью по оперению птицы, оно было очень твердое и грубое наощупь. - А я в другую сторону точно не улечу, разве что ты не составишь мне компанию.
      - Кельхедиарус говорит, что в храме нас примут, - сообщил колдун, обнимавший Эвели за плечи. Он обернулся к Зои: - А с чего ты взяла, что мы бросим тебя в лесу. Если наши пути разойдутся, то уж, по крайней мере, не раньше чем будет перекресток с нормальными дорогами.
      Так как всем не терпелось поскорее покинуть это место, сборы завершили быстро. Даже оробевшую Зои и не совсем восстановившего силы Фарана удалось погрузить без проблем, что уж говорить об искушенной в подобных полетах Эвели. Дракон мощным рывком оторвался от земли и поднялся в воздух. Иней, на плече колдуна жалобно и недовольно мяукнул и поспешил спрятаться в сумке.
      Первым порывом Зои было зажмуриться, когда она почувствовала, что дракон отрывается от земли, но она заставила себя держать глаза открытыми. И не пожалела. Чувство полета полностью захватило плутовку. Она легонько держалась за Эвели и подставляла лицо потокам ветра, почти не замечая их холода. Ее разум был чист, и лишь восторг наполнял ее душу.
      Против воли, по лицу Эвели расплылась улыбка, столь редкая в последнее время. Она вновь обозревала землю с высоты драконьего полёта. Это было так волнующе, что перехватывало дыхание, а сердце сладко сжималось в груди. Порывы ветра подхватывали её чёрные волосы и бросали их в лицо, задевая держащуюся за барда Зоилит. Сама Эвели обхватила Фьерна за пояс и, заметив испуг котёнка, сочувственно засмеялась.
      - Бедненький Иней... Когда-то я тоже ужасно боялась высоты. А потом - полюбила её... - Эвели приходилось тянуться к самому уху Фьерна, чтобы он мог расслышать хоть что-то в шуме встречного ветра. Колдун накрепко вцепился в роговой нарост дракона, который как с левой, так и с правой стороны гребнями шел к голове, второй рукой колдун придерживал сидевшего перед ним Фарана.
      "Ты создана ночью, луной, водой ручья и темным небом..." - хотел было сказать Фьерн барду, но понял, что сейчас не самые подходящие для этого технические условия. Поэтому он просто прокричал ей:
      - Ты и высота - родные сестры!
      Улыбаясь, колдун вновь окунулся в захватывающее чувство полета. Ледяной ветер хлестал по лицу, трепал одежду, Кельхедиарус летел далеко не так стремительно как мог, помня о пассажирах, но все равно скорость была более чем приличной. Фьерн никогда не летал так, ощущая свою хрупкость на фоне мировых сил и мощь древнего создания спорящего с ними.
      Лес изумрудно-охристым морем раскинулся далеко внизу, на дальнем его конце было видно настоящее море - кобальтового оттенка, с белыми барашками волн. Эвели оглянулась и увидела, что орёл, несущий друида, держится от дракона на почтительном расстоянии.
      Койрэ решил не подлетать к ящеру близко, по нескольким причинам. Во-первых, держась в отдалении, друид ощущал себя свободным, что вызывало ностальгию. Он вспоминал те времена, когда путешествовал в одиночку, то пешком, то в небесах на этой величественной птице. Ну, а во-вторых, эльф принципиально не хотел приближаться к дракону как таковому.
      «Как же прекрасен полёт! Будь у меня свои крылья… никто бы не отказался от них... Ведь это такая свобода, такое необъяснимое ощущение легкости...» Эльф улыбнулся, наслаждаясь ветром и той красотой, которая расстилалась под ним.
      Ветер выбивал слёзы из глаз, и Эвели, время от времени, вытирала их рукавом платья, не задумываясь о том, что возможно вовсе не ветер был им причиной. Девушка смотрела сначала вдаль, туда, где теперь шла пелена дождя, покинувшего лес и направляющегося на запад, постепенно поглощая осеннюю голубизну неба сероватой водяной дымкой, а когда от ветра заболели глаза - на стремительно проносящийся внизу бор, который отсюда казался совершенно непроходимым.
      Постепенно чувство свободы и легкости, восхищения и наслаждения сменились небольшой скукой. Все-таки, несмотря на минутный восторг, друид понял, что рожденный ползать, летать не может, отчего затяжной полет до храма Ауриль стал его утомлять. Он прикрыл глаза, так как знал, что нет смысла следить за дорогой, орел и сам может лететь за драконом, не отставая и не теряясь.
      «И что будет дальше? Зачем вообще идти в этот храм? Хотя, есть замечательная возможность отвязаться от колдуна. Ну или пусть хотя бы ему там побольше заданий взвалят на плечи. Тогда, у него будет меньше времени на Эвели. Да и вообще, вдруг он умрет? Хотя нет, это уже вряд ли...» Койрэ нахмурился, ему не понравился ход собственных мыслей, но он тут же понял, что никто не властен над своими мыслями, отчего угрызения совести сразу пропали.
      Они летели на восток, к постепенно поднимавшимся горам, где никогда не было спокойно. Кельхедиарус казался неутомимым, каждый взмах его крыльев был мощнее и плавнее предыдущего. Они поднимались все выше и выше, встречная стая птиц поспешила убраться с пути белого дракона, коих тут не видели уже давно, однако освобожденному из подземного плена ему не было до них дела. Дышать становилось одновременно и труднее и чище, воздух был разряжен, но пьянил не хуже вина, а ведь это были далеко не самые высокие горы региона и Кельхедиарусу предстояло вынести их на еще большую высоту. По легенде Храм Ауриль построили во время одной из жесточайших зим, дабы умилостивить Зимнюю Хозяйку. Действительно ли она вняла им, или нет... однако, снег тогда отступил.
      В какой-то момент Зоилит почувствовала, что начинает мерзнуть. И дышать становилось все труднее - она никогда не бывала в горах и не привыкла к разреженному воздуху. У нее начала кружиться голова, и полет уже не казался ей таким замечательным. Хотелось поскорее оказаться на твердой земле. Она одной рукой плотнее запахнула плащ, а другой продолжала держаться за Эвели, стараясь ухватиться покрепче, но в то же время не причинить эльфийке неудобств. Наконец она закрыла глаза, но от этого голова закружилась лишь сильнее. Так что пришлось снова смотреть на бескрайнее небо и мерный взмах драконьих крыльев. К тому же, это успокаивало.
      В отличие от остальных, Эвели наслаждалась полётом до самого конца, крепко обнимая Фьерна и испытывая небывалый прилив сил и эмоциональный подъём. Бард тихо смеялась, слыша, как впереди ворчал, охал, ахал и вздыхал Фаран. Дворф старался не смотреть вниз, жмурил глаза и крепко сжимал свою секиру. Судя по судорожным движениям Зоилит, та порядком устала и была напугана. Эвели ощутила желание попугать девушку, делая вид, что падает, но затем передумала, решив не рисковать. В крайнем случае, она могла бы создать крылья, а вот удержать кого-то в руках - вряд ли. И только она об этом подумала, как Эреван Хамелеон решил посмеяться на ней, словно говоря - не стоит так легкомысленно относиться к опасностям.
      Им навстречу неведомо откуда, вылетела стая гигантских белых летучих мышей. Они явно заметили дракона в последний миг и, не успев свернуть, полетели прямо на его всадников. Эвели успела пригнуться, уткнувшись в спину Фьерна, а вот плутовке не повезло - две большие летучие мыши, запутавшись в её развивающихся волосах, столкнули девушку с дракона. Как в страшном сне, секунды замедлили свой ход, но в эти секунды, Зои, поднявшая руки, чтобы отбиться от мышей, полетела вниз... Она хотела закричать, но все звуки словно бы застряли в горле, и девушка беззвучно летела навстречу своей смерти.
      Койрэ внезапно почувствовал что-то неладное и открыл глаза. Увиденное, не то что бы удивило его или испугало, скорее это ему просто не понравилось. Зоилит повалилась с дракона и падала на землю. Друид даже не успел ничего сказать, орёл понял его безмолвно. Устремившись вниз, Койрэ быстро приблизился к Зои и поймал ее на руки, а затем осторожно усадил на птицу перед собой.
      - Я спас тебя в очередной раз. Мне это уже стало надоедать… - друид наклонился к уху девушки, чтобы она лучше расслышала его слова в полете. Койрэ осторожно приобнял Зоилит за талию, дабы избавить себя от того, чтоб спасать ее еще раз.
      Только услышав голос Койрэ, девушка поняла, что она оказалась верхом на его величавом орле, и он держит ее, не давая снова упасть. Зои прекрасно расслышала слова друида, но ничего не ответила, только опустила голову. Если он будет считать каждый раз, когда спасает ей жизнь, то... ее сердце екнуло. Она к такому не привыкла. В ее прошлом, спасение жизни было в порядке вещей - там отбить шальную стрелу, тут прикрыть от смертельного заклинания щитом, или вовремя влить противоядие. Это же просто жизнь, жизнь, наполненная приключениями. И никто никогда не требовал долгов за спасенные жизни. Она вздохнула, глядя на гладкие, жесткие перья птицы. Наверное, она никогда не поймет, как мыслит этот эльф.
      Фьерн не успел понять, что произошло, только инстинктивно прянул в сторону, оборачиваясь… Зои уже не было. Однако, спустя несколько мгновений, когда колдун даже не успел ничего осознать, Кельхедиарус обдал его разум потоком мыслей... успокоительно-раздраженных. Потом чуть изменил направление полета и его пассажиры смогли увидеть, что плутовка спасена.
      - Надо же... и от него иногда польза есть! - прокричал колдун барду на ушко, имея в виду Койрэ. Однако в следующий миг, он уже радовался, что с Эвели все в порядке.
      «А ведь она тоже могла бы...», - колдун глубоко вдохнул, гоня дурные мысли. Кельхедиарус над ним посмеялся. Мысленно.
      Эвели усмехнулась, увидев, что Койрэ поймал девушку и, сказал ей что-то. "Наверное, как обычно, всем недоволен. Бедная Зои, мало того, что едва не разбилась в лепёшку, так ещё теперь лететь с ворчливым друидом". Противоречия в его характере не переставали удивлять барда - иногда Эвели даже казалось, что он придирался к другим по-мелочам, но к ней проявлял снисходительность.
      Они забирались все выше, Фьерн постепенно привык к воздуху и ветру, а холод его и так не напрягал. Зато теперь дух захватило от красоты, что предстала его глазам. Дракон сейчас летел медленнее, и горы удавалось рассмотреть, как следует. Наконец они приземлились на довольно обширном плато, скрытом по кругу горами. С одной стороны оно обрывалось головокружительной пропастью, а с другой упиралось в крутой склон. Из него и выростал белокаменный храм, устремленный шпилями ввысь. Они поблескивали на солнце кристаллическими окончаниями.
      Серебряная эльфийка скользнула вниз с гладкой шкуры дракона, ступив на желтовато-рыжую землю плато. Та рассыпалась и крошилась под ногами, засыпая её чёрные туфельки рыжей пылью. На фоне красноватых скал, храм казался ослепительно белым и невесомо-лёгким. Его строгие формы, однако, напоминали о сталагмитах, прочно вросших в земную поверхность.
      - Мы просто войдём туда? Есть какие-то правила? - спросила девушка Фьерна, наблюдая, как приземляется орёл с Койрэ и Зоилит.
      Орел сел на плато, недалеко от дракона. Друид спрыгнул с птицы, погладил ее по клюву, помог Зои спуститься, а затем кивнул, и орел устремился обратно в небеса. Зои совсем замерзла, но вид великолепного храма заставил ее на время позабыть о холоде. Она никогда не видела таких прекрасных зданий. Просто дух захватывало. Особенно необычно он смотрелся среди этих рыжих гор.
      - Спасибо, - сказала она Койрэ, когда тот помог ей спуститься. Она рада была, наконец, оказаться на твердой земле, пусть даже и на такой высоте, что дышать было одновременно легко и трудно. Плутовка подошла к своим спутникам. В такой храм наверняка просто так не войдешь, так что оставалось лишь довериться знающим людям... и драконам.
      Подойдя к Эвели и Фьерну, Койрэ просто молча посмотрел на них. Его тоже интересовал ответ на вопрос, который колдуну задала бард. Хоть эльф совсем не любил Фьерна, он не хотел нарушать обычаи, принятые в храмах Ауриль.
      - Старайтесь не пользоваться магией, особенно огненной и соблюдайте почтение к Госпоже, - негромко сказал колдун. Он сам был не слишком искушен в жреческих ритуалах и эти сведения получил от Кельхедиаруса. Фьерн избрал Ауриль своей богиней уже давно, но он просто обращался к ней теми словами, что находились в сердце. - Ну и пытаться проникать в закрытые залы так же не стоит...
      Речь Фьерна была немного сбивчивой, он был поражен, удивлен... даже слегка подавлен. Храм, чем ближе к нему подходили, становился все больше и больше, что, впрочем было не удивительно, если там вольготно жили драконы, а зрительное изящество ему придавала характерная архитектура. Острые углы, вертикали, стремление вверх...
      Вблизи оказалось, что вокруг здания лежит снег, а каменные стены украшены тончайшей резьбой, повторяющей морозные узоры и рисунки снежинок. Кельхедиарус принял человеческий облик, чтобы провести гостей внутрь. Драконы обычно залетали на площадку на крыше, сделанную специально для них. Вход находился под стрельчатой аркой, к которой вели три высокие ступени, створки огромных дверей были распахнуты.

0

17

Глава 16.
      Лунной эльфийке нравилось в храме Ауриль. Это место - запах снега, ровное плато и тёмно-голубое, чистое небо над головой - всё напоминало ей о Фьерне, его глазах и спокойном характере. Она краем глаза наблюдала за колдуном, чуть улыбаясь - сейчас человек выглядел слегка смущённым, но не мог знать, что его лицо словно светится изнутри, магией и... верой? Девушка не имела представления, что может их ожидать внутри, поэтому просто шла следом за Фьерном, а рядом с ней тяжело ступал дворф - видно было, что ему всё ещё больно, да и полёт он перенёс довольно тяжело.
      - Никогда не бывал в подобных местах, а ведь горы - мой дом родной, - тихо пробурчал барду Фаран. Эвели приложила палец к губам и кивнула, указывая на Кельхедиаруса - тот неодобрительно покосился на дворфа.
      Зои шагала позади всех, глядя по сторонам во все глаза. Все было слишком непривычно. Эти горы, этот снег, этот гигантский храм. Так не похоже на Врата Балдура или любой другой город, в котором она бывала. Плутовке было страшно и неуютно в этом холодном месте, а она-то надеялась, что это путешествие в храм будет необычайным приключением! Но сейчас ей больше всего хотелось оказаться дома, в Берегосте, сесть у камина, и слушать рассказы братьев, уплетая мамины сдобные булочки. Она тряхнула головой. Ее выбор был сделан давно, и теперь не время о нем сожалеть. Только... очень холодно. Она еще плотнее закуталась в плащ, но он не спасал от пробирающего до костей мороза и плутовка уже почти не чувствовала кончика носа и ног.
      Койрэ шел след в след за Эвели, не отставая почти ни на шаг. «Да уж, просто замечательно. В застывшем храме я еще не бывал. Ненавижу белый цвет, ненавижу холод, ненавижу драконов. Дурацкое место...» Эльф поморщился, ему хотелось скорее отсюда убраться, но видя восторг Эвели, и некий фанатизм Фьерна, Койрэ понимал, что застрял тут как минимум на пару дней, а то и на больший срок. Друид не знал холодно ли здесь, так как за годы единения с природой, его метаболизм приспособился к скачкам температуры и холод со зноем стали не так ощутимы, как раньше.
      - А тут жрецы-то есть? - поинтересовался Койрэ, однако вопрос его прозвучал тихо, друид все равно не рассчитывал получить на него ответ.
      Жрецы в храме были, но узнал об этом Койрэ несколько позже. Кельхедиарус провел маленький отряд по широкой галерее с изящными высокими резными колоннами, что плавно поднималась вверх. В конце их и ждал жрец в белой накидке из медвежьей шкуры, с ледяным посохом в руках, рослый, совершенно седой но в нем чувствовалась крепость, сила, воля и дух. Возвращению своего священного Дракона в храме были более чем довольны.
      - Приветствую вас в храме Ауриль, Хозяйки зимы, путешественники. Здравствуй и ты Брат, с возвращением.
      Фьерн уловил поток мыслей Кельхедиаруса, обращенных к Старшему жрецу. За внешней сдержанностью чувствовалась почти неуправляемая масса чувств. Если бы эту плотину прорвало...
      - Мое имя Хансмор. Я старший жрец Храма Ауриль в этих горах, - вновь обратился к компании Жрец. - У нас редко бывают гости, так что мы разместим вас в жилых комнатах. Вы сможете отдохнуть с дороги. К раненым я позже пришлю лекарей. Идемте. - Он развернулся и направился вглубь храма.
      Внутреннее убранство обители зимы поражало - своей мощью, белоснежным великолепием и силой, которая буквально пульсировала в каждой детали: ледяной пол, словно слегка вибрировал, а когда Эвели, проходя мимо одной из колонн, дотронулась до неё рукой, она ощутила как эта магическая вибрация, словно проникла под кожу, охлаждая её кровь, танцуя снежный танец внутри тела. Жрец произвёл на барда впечатление, она даже стала как будто более кроткой с виду, почтительно глядя на старика большими синими глазами. Эльфийка осторожно взяла Фьерна за руку, и они пошли за Хансмором, не оглядываясь на остальных.
      Зои тоже была поражена видом Старшего жреца. Он без всяких сомнений вызывал уважение, не то что Предводитель друидов. Когда старик назвал свое имя, она почтительно поклонилась ему, даже если он и не заметил. Полуэльфийка удивилась, услышав слова про раненых. Откуда он мог знать? Разве что Кельхедариус как-то сообщил? Девушка с восхищением рассматривала убранство храма. Зои чувствовала магию, исходящую от стен, но, несмотря на ее мощь и холод, эта магия была в своем роде приятной. Вышагивая вслед за Хансмором и своими спутниками, сразу позади Фарана, Зоилит надеялась, что в жилых комнатах, которые упомянул жрец, не будет так холодно, и она, наконец, сможет согреться.
      Вскоре они оказались в круглом помещении с прозрачным куполом, сделанным словно из ледяных кристаллов; отсюда в разные стороны расходились белые лестницы, а впереди располагался такой же широкий коридор, как и тот, которым они пришли. В зале сверкали четыре круглых бассейна с прозрачной водой, над каждым из которых висел в воздухе светящийся голубой шар и с потолка будто падали снежинки. Жрец указал им на левую от дальнего коридора лестницу.
      - Поднимитесь на ярус выше, пройдете малый алтарь и два яруса вниз, не заблудитесь. Выбирайте любую из комнат. Если нужно, там есть спуск к источникам.
      Пока он говорил, Кельхедиарус незаметно куда-то ушел. Фаран, едва держался на ногах от усталости, хотя и старался делать вид, что всё в порядке. Но под глазами у него залегли синеватые тени.
      - Что ж... Всё понятно, спасибо, господин Хансмор, - лунная эльфийка улыбнулась и посмотрела на Фьерна, который, казалось, всё ещё пребывал в прострации. - Ты со мной в комнату или у тебя будут какие-то свои дела? - Она подумала, что ему, возможно, захочется поговорить со жрецом наедине или может даже помолиться своей богине. Всё-таки она немало для него сделала.
      Фьерн все это время пребывал в каком-то резонансе с энергией этого места, он будто бы отрешился от реальности, только напитывался самим духом храма. Когда Хансмор смотрел на колдуна, в его светло-серых глазах мелькала искра понимания, судя по всему, он прекрасно знал обо всех ощущениях Фьерна. Колдуна переполняли странные легкость и сила. Ему казалось, что он способен сдвинуть горы, но не видел в этом нужды.
      - Я провожу тебя, радость моя, - ответил Фьерн выдернутый из глубины своего сознания вопросом Эвели. Он взял девушку за руку, словно она была его путеводным маяком посреди этого светлого моря. Иней уже вылез из сумки и теперь с интересом осматривался с высоты Фьернова плеча. Они поднялись по указанной лестнице и увидели Алтарь, о котором говорил жрец. Высокий изящный пьедестал, Символ Ауриль, миниатюрная скульптура богини сидевшей на снежной туче и державшей серебряную чашу с той же самой прозрачной водой и маленьким светляком над ней, что они видели ранее. Не задумываясь, Фьерн порезал себе ладонь кинжалом и, произнеся короткую молитву, уронил в чашу несколько капель крови.
      Бард решила, что остальные не глухие и сами в состоянии найти себе комнаты, поэтому она просто шла за Фьерном, то и дело оглядываясь, когда они проходили мимо красивых ледяных скульптур.
      - Что ты намереваешься здесь делать, милый? - спросила девушка, когда они подошли к дверям, ведущим в комнаты или кельи. - Нужно будет решить, как мы выберемся и куда отправимся дальше. Есть у меня одна идея...
      - И что же ты задумала, радость, моя? - спросил колдун, отпирая дверь и заходя в отведенный им с Эвели покой. Комнатка было отнюдь не маленькой, светлой, с огромным окном, стекла которого, словно зимой, расписали морозные узоры. В комнате имелись небольшой шкаф, полка с книгами, светильники, зеркало на стене... и кровать, даже на вид казавшаяся жесткой. Было тепло, хоть и без огня, вероятно комната отапливалась системой горячих источников или магией. - Насчет себя... я пока не знаю... По крайней мере, хочу тут все посмотреть, побеседовать с Хансмором и другими жрецами. Возможно, богиня чего-то пожелает, ведь не зря же она помогла мне в том бою, - он невольно потер отметину на лбу.
      Эвели вошла следом, прикрыв за собой дверь и оглядывая комнату. На ее взгляд обстановка была довольно необычной и милой, хотя кровать могла бы быть и побольше. Да и о перинах мечтать явно не приходилось. Инеистый рисунок на окне придавал комнате призрачный голубовато-серебристый вид. Девушка зажгла лампады, осветившие помещение, но свет всё равно оставался зыбким и нереальным. Она обернулась к колдуну, в глубине её глаз мерцали золотистые искорки:
      - Я очень хочу найти Эльфийский Источник. Что-то подсказывает мне, что... это поможет решить мою проблему. На пути к нему лежат земли эльфов Эверески, а я всё равно туда собиралась. Что ты думаешь, Фьерн? - Эльфийка села на кровать, сложив руки на коленях и выжидательно глядя на человека.
      - Если ты так хочешь, - улыбнулся Фьерн, - то мы можем отправиться, хоть на край света, - колдун подошел к Эвели и ласково взял ее за руки. Я постараюсь, не задерживать тебя слишком долго.
      Даже невооруженным взглядом можно было увидеть, что глаза колдуна светятся воодушевлением, они постоянно меняли цвет, а с лица не сходило полуотрешенное - полувдохновленное выражение. Словом, он был не похож сам на себя. Вернее на себя обычного, словно в чем-то снова стал мальчишкой, начавшим открывать для себя ту, другую магию.
      - Ты не считаешь это бредовой идеей? Может, это всего лишь сказки и никакого Источника нет? - Эвели пытливо заглядывала в глаза Фьерна, сжимая его прохладные руки. - Я о том, что информации очень мало. Можно попытать счастья, и узнать что-нибудь у эльфов в Эвереске. Забавно, но я больше не боюсь туда возвращаться... И не беспокойся, что задержишь меня. В этом храме моя кровь остывает, это такое облегчение, как будто я снова становлюсь сама собой... Кажется, я даже начинаю чувствовать лёгкий холод. Но я не могу остаться здесь навечно.
      - Мы отыщем этот Источник, - если ты так хочешь. Не важно - есть информация, или нет, главное - есть желание и цель, - он ласково посмотрел ей в глаза. - Я рад, что это место успокаивающе действует на тебя. Наверное, мне уже никогда не забыть тех приступов, в любом из которых ты могла погибнуть.       Фьерн крепко обнял девушку, словно говоря: я не отдам тебя никому, даже твоей собственной крови. Спустя какое-то время он вновь обратился к Эвели.       - Я хотел найти Старшего жреца Хансмора, не скучай, если что, пройдись в библиотеку или к источникам, или на летную верхнюю платформу. - Все эти сведения колдун почерпнул от Кельхедиаруса и рассказал Эвели как туда добраться.
      Когда Койрэ отвели к комнатам, друид зашел в ту, что выделили ему. «Хорошо, что хоть снегом пол не посыпали. Хотя, в целом довольно уютно». Комната была просторной, но не слишком шикарной. Обстановка в довольно строгом стиле, свойственном Ауриль. Само собой, вся мебель и стены были белого или слегка голубоватого цвета. Смотрелось все это красиво и аккуратно, но навевало тоску и невольно заставляло поморщиться и съежиться, словно здесь было очень-очень холодно. Кровать была совсем небольшой, зато твердой. Впрочем, Койрэ практически не спал, так что это его мало волновало. Однако пейзаж за окном удручал. Казалось, что он попал в снежное царство - красивое и роскошное, но холодное и неприветливое.
      Зои шла до комнат рядом с Фараном. Дворф выглядел очень уставшим и все еще нездоровым, и девушка хотела убедиться, что он сможет дойти до постели. Заблудиться она не боялась - указания были вполне четкими. Да и Фьерн с Эвели шагали впереди. Так что, миновав потрясающей красоты алтарь и спустившись вниз, Зои увидела двери в комнаты. Фаран зашел в первую попавшуюся, видимо, желая как можно быстрее оказаться в горизонтальном положении. Девушка отворила дверь чуть дальше по коридору. Наконец-то, здесь было тепло! Хотя убранство комнаты, выполненное в голубовато-белых тонах, не добавляло ощущения уюта. Она зажгла свет и огляделась. Странная комната... под стать всему храму. Отдохнуть можно, но вот расслабиться - нет. Она бросила сумку на пол и подошла к окну, все еще кутаясь в плащ.
      Вскоре к Фарану пришла молодая полуэльфийка с толстой пепельной косой и миловидными чертами лица. Она была облачена в темно-синие одежды с белыми меховыми оторочками. Мягкий взгляд её голубовато-серых глаз выдавал в ней целительницу, а не жреца-буревика, каким был Хансмор.
      - Здравствуй, - сказала она дворфу, - я помогу тебе быстрее встать на ноги. А потом скажешь мне, как зовут вашу девушку, которая тоже ранена. - Я - Фелинна.
      Фаран испытал на себе целительные чары миловидной Фелинны и, отправив девушку к Зоилит, провалился в глубокий целебный сон. В этом сне он искал сокровища в глубине своих родных подземелий.
      Созерцание пейзажа за окном прервал стук в дверь. Зои открыла ее, впуская молодую целительницу. Та быстро подлатала девушку, тем более, что Эвели уже начала исцеление. Ощущая себя полностью здоровой, Зоилит не захотела сидеть в комнате или лежать, как посоветовала Фелинна. Она уточнила, где находятся купальни и робко попросила помочь ей с теплой одеждой - ее самодельное платье таких холодов просто не выдерживало, а сколько им здесь еще находиться, Зои не знала. Фелинна сказала ей, к кому обратиться на этаже с купальнями и ушла.
      Спустя некоторое время Зои уже блаженствовала в горячей воде, которая вымывала остатки усталости и возвращала полуэльфийке ее привычное легкое настроение. С неохотой выбравшись из источника, Зои облачилась в длинное шерстяное платье белого, как снег, цвета, которое ей вручила одна из монахинь. Оно было удивительно мягким и уютным, и оставалось только порадоваться щедрости обитателей храма, не только впустивших в свою обитель чужаков, но и исцеливших их, да еще и согревших добрым словом и теплыми вещами. Зои также тщательно вычистила свои малиновые сапожки, которые приятно контрастировали с белизной платья. Оставив волосы распущенными - чтобы высохли - Зоилит отнесла свое старенькое платье в комнату и решила немного побродить по храму, раз уж теперь ей был не страшен холод. В длинном платье и с распущенными волосами она выглядела очень необычно, как раз под стать окружению.
      Когда Фьерн ушёл, Эвели некоторое время в задумчивости сидела на кровати. Она пыталась, как следует вспомнить всё, что умершая говорила об Источнике. Затем бард решила разобрать свои вещи и переодеться. Она сняла платье дриады, подумав о том, что оно нуждается в стирке, и надела темно-серый халат. Эльфийка поискала на этом этаже спуск к источникам, выкупалась там как следует, спросила у одной из монахинь о возможности постирать одежду и та указала ей куда можно отдать грязное и снабдила девушку подходящими для храма вещами. Вернувшись к себе в комнату, бард надела белое платье из мягкой тонкой шерсти. Длинные рукава платья прикрывали руки и оканчивались белой же меховой оторочкой, сверху она накинула плащ красного оттенка.
      Переодевшись, Эвели вновь вышла из комнаты и медленно пошла по коридору. Она чувствовала себя слишком вымотанной для того, чтобы посещать библиотеку, поэтому поднималась вверх по лестницам, пока не оказалась на лётной платформе, предназначенной для посадки драконов. Сейчас здесь было снежно и пусто, но вид открывался великолепный. Девушка накинула капюшон пунцового плаща, который оттенял её иссиня-чёрные волосы, и белую кожу, придавая ей сходство с розовым бутоном. Она спрятала руки в длинные, широкие рукава платья и просто стояла и смотрела вдаль - представляя себе, как прекрасные белоснежные драконы возвращаются на эту площадку из своих дальних странствий.
      Койрэ решил немного проветриться и погулять вокруг храма. Хотя, само это понятие было неверным, потому что гулять было негде, так как снежные просторы не доставляли эльфу никакой радости. Вариантом стала прогулка по коридорам. Койрэ решил, что не станет далеко отходить от комнаты, чтобы не просить у жрецов и монахов помощи в поисках обратного пути. Пару раз свернув налево, Койрэ поднялся по лестнице и оказался в месте, которое было одновременно красиво и уродливо. Глаз радовался нежно-белому поблескивающему снегу, устилающему всю площадку, которая, по всей видимости, предназначалась для посадки драконов. С другой стороны, эльфа удручало полное отсутствие растений, даже самых неприхотливых. «Здесь точно не тепло. Наверное, если бы я не привык к перепадам температуры... Бррр, терпеть не могу холод". И тут, неожиданно для самого себя, друид заметил, что на площадке он не один. Совсем рядом стояла Эвели, погруженная в свои мысли.
      - Что ты здесь делаешь? - тихо спросил друид. Он не хотел отрывать девушку от ее раздумий, но все же желал сообщить о своем присутствии, чтобы потом она не решила, что он за ней следит.
      В голове лунной эльфийки к этому моменту уже рождалась песня, а в сердце - почти законченная музыкальная композиция. Но на самом интересном моменте её прервал тихий голос. Девушка резко обернулась, и, увидев Койрэ, слегка раздраженно вздохнула.
      - Я-то? Любуюсь видами. А вот как ты здесь оказался? Следил?
      Эльф немного печально улыбнулся Эвели.
      - Видами? И что здесь такого красивого? Снег, да и только, - Койрэ подошел еще ближе. «Ну вот, я так и думал. Надо было просто молча постоять рядом. Хотя, кто знает. Может быть, тогда все сложилось бы еще хуже». - Зачем мне за тобой следить, Эвели? - спросил друид, продолжая улыбаться. Эта фраза барда все-таки немного позабавила его. - Думаешь, я какой-то псих?
      - Разве только психи следят? Причин может быть множество... - девушка отвернулась, снова созерцая плато внизу. - Здесь не только снег... здесь... свобода... полёт... отрешённость и чистота.
      Эльфийка знала, что не сможет объяснить этого друиду, как он не сможет объяснить ей своей любви к природе, полному единению с ней. Фьерн, несмотря на то, что не был лунным эльфом как она, понял бы.
      «Отлично, она хотя бы не думает, что у меня мания. Уже радует». Койрэ посмотрел вокруг, ему все это совсем не нравилось, но он не стал спорить с Эвели. На его взгляд, она принадлежала к тому типу женщин, которые могли себе вбить что-то в голову, и даже убедившись в своей неправоте, придерживаться своей точки зрения только из-за упрямства.
      - Да уж, и драконы, - добавил друид, он сразу почувствовал ауры этих огромных ящеров, которые регулярно здесь появлялись, несмотря на то, что сейчас их не было.
      - Ага, и драконы, - бард лукаво покосилась на друида. - Тебе неуютно в их обществе, не так ли? Забавно, что, несмотря на это, ты ищешь моего общества... Это твоё упрямство просто поражает. - Эвели смотрела на Койрэ, слегка пренебрежительно улыбаясь.
      - Это разные вещи, - почти огрызнулся друид. Его и самого раздражало, что Эвели, которая ему глубоко симпатична, была на какую-то часть драконом. - Ты все-таки девушка, причем очень... прекрасная, - эльф смутился, комплимент прозвучал как-то сыро и неряшливо. - А эти мерзкие твари обыкновенные хищники. Им ничего не стоит убить невинного... - Койрэ сжал ладони в кулаки, причем так сильно, что шрамы на запястьях снова стало щипать от перенапряжения мышц.
      - Разные? Я бы так не сказала. Драконы - древние, могущественные и мудрые существа. А я, несмотря на то, что эльфийка - не раз убивала, возможно, среди них попадались и невинные - это смотря с какой точки зрения посмотреть, - Эвели аккуратно отвела прядь волос, которая лезла ей в глаза. - К тому же, ты вряд ли считаешь свою волчицу мерзкой тварью только потому, что она - хищник. Среди людей, среди эльфов есть свои хищники. Так всегда было, и так всегда будет. - Эльфийку ужасно забавляло смущение Койрэ, и кончики её губ изогнулись в улыбке.
      Друид бросил на Эвели возмущенный взгляд.
      - Как ты не можешь понять, Акха и многие другие животные живут инстинктами, а драконы - это обыкновенные убийцы! Всегда слышу, что они уникальны, что их интеллект не уступает человеческому... Вот только где был их интеллект, когда... - друид осекся, посмотрев на девушку испуганным взглядом. Он мог сказать лишнего, а этого ему не хотелось. Также ему не нравилось, что Эвели улыбалась. Казалось, ее забавляет то, к чему друид относится так серьезно.
      - Убийцы, убийцы! Что ты заладил! - Эвели перестала улыбаться и теперь также возмущённо смотрела на друида. - Мой дед эльф был убийцей, да и некромантом, моя сестра была убийцей, половина эльфов Фаэруна - убийцы, состоящие в террористической организации Элдрет Велуутра! А тебе, с твоими расовыми предрассудками самое место в ней!
      Зои несколько раз поднялась по лестницам, пока не достигла самого верха. На большой платформе, с которой открывался великолепный вид, девушка к своему удивлению обнаружила Эвели и Койрэ, которые о чем-то разговаривали. Она замерла в нерешительности, не зная, уйти ей или подойти поближе. Они стояли на самом краю большой площадки, ветер вздымал вокруг эльфов снежные буранчики, и Эвели не заметила, что наверху появился кто-то ещё. Койрэ отступил назад на один шаг, когда Эвели сорвалась на него.
      - Хочешь сказать, что я смахиваю на террориста? То есть значит, мне самое место в Элдрет Велуутра, а твои замечательные драконы прекраснейшие и добрейшие существа? Мою мать убил дракон, чертов Белый дракон, которому, видимо, просто жрать захотелось. И ее больше нет. Пуф! - друид эмоционально взмахнул руками и гневно посмотрел на эльфийку. Возможно, за все их путешествие Койрэ проявлял меньше эмоций, чем в этом коротком монологе. - Теперь ты понимаешь, почему я называю этих мерзких ящериц убийцами, и терпеть не могу?
      Зои все-таки решила подойти поближе, хотя ветер пробирался под ее платье, и даже шерсть не могла отгородить ее от пронизывающего холода. Ей показалось, что Эвели с Койрэ не просто разговаривают, а о чем-то спорят. Не в ее духе было вмешиваться в чужие отношения, но в данный момент что-то словно заставляло ее сделать еще один шаг и еще один. Как раз достаточно, чтобы услышать последний монолог Койрэ, и она замерла, глядя на него широко раскрытыми глазами. Эвели замолчала, вглядываясь в странного янтарного оттенка глаза друида. В них отражалась боль и давно таящийся в глубине гнев. Она слабо улыбнулась и протянула руку, касаясь кончиками тёплых пальцев его щеки:
      - Ты такой ребёнок, Койрэ... Если бы я ненавидела все расы или живые существа только за то, что один или несколько из их представителей причинили мне боль... Моя жизнь состояла бы из одной лишь ненависти. Нужно уметь если не прощать, то хотя бы успокаиваться, оставлять всё в прошлом. Иначе это сожрёт тебя изнутри рано или поздно.
      Койрэ вздрогнул от прикосновения Эвели. Она снова улыбалась.
      - Я не могу отказаться от прошлого, потому что у меня все равно нет будущего, - эльф посмотрел на девушку, глаза его заблестели, однако в душе еще все болело от нахлынувших воспоминаний. Друид опустил взгляд и тяжело вздохнул. Слова Эвели заставили его задуматься обо всем, и он осознал всю свою ненужность.
      Коснувшись Койрэ, бард ощутила нечто необычное и резко отдёрнула руку. Потом посмотрела на свои пальцы, затем снова на лицо друида. И вдруг резко рассмеялась:
      - Койрэ! У тебя щетина на лице! Это значит, что ты не такой чистокровный эльф, каким хотел бы казаться! - Эльфийка вспомнила, сколько раз они спорили насчёт Фьерна и полукровок и начала смеяться так, что из глаз потекли слёзы. - Как же я сразу не заметила... - Тут девушка увидела, что они не одни и посмотрев в круглые и удивленные глаза Зоилит, сквозь смех, произнесла: - Зайка, ты вышла сюда с мокрыми волосами? Можно подхватить сильнейшее воспаление! Я понимаю, мы в храме, но всё-таки, зачем давать лишнюю работу целителям. Немедленно пойдём вниз, найдём что-нибудь перекусить и выпить.
      В душе Зои царил совершеннейший хаос из чувств, вызванный словами друида, который она не взялась бы упорядочить, даже если бы ей посулили приличную награду. Смех Эвели заставил ее вздрогнуть и перевести взгляд на эльфийку.
      - Я... случайно сюда забрела. Просто гуляла по храму, - растерянно сказала девушка, вновь переводя взгляд на Койрэ. Ей хотелось сказать, что будущее есть у каждого и что нельзя позволять прошлому давить на сердце и отгораживаться от всех, но слова не шли. Только она вдруг поняла, что замерзла, стоя на ветру, и обхватила плечи руками. Уже второй раз она оказывалась на морозе после купания. Закаливание - вещь хорошая, но не в таких же экстремальных условиях. - Да... глинтвейн бы не помешал... - проговорила она. - Если тут его подают. Или хотя бы чай.
      - Думаю, что чай здесь только холодный, - сухо заметил Койрэ, направляясь к спуску в помещение. - А что касается моего происхождения, то, несмотря на мою прабабку полукровку, я все равно эльф, так как ни моя мать, ни отец не были ни людьми, ни полукровками.
      Эльф бросил на девушек прощальный взгляд, так как не знал, пойдут ли они за ним или направятся в другую сторону, и стал спускать по ступенькам вниз. Эвели взяла плутовку под руку и, продолжая улыбаться, повела следом за друидом.
      - Не обращай внимания на его слова, - заметила бард, входя в помещение и скидывая капюшон. - Ведёт себя как избалованный мальчишка, которому все должны. Лично я обожаю и людей, и полукровок. Говорят, что полукровки - полуэльфы - самые красивые представители разумного населения Фаэруна.
      Девушки пошли по голубовато-серебряным коридорам храма, в сторону противоположную алтарю. Скорее всего, именно там располагались трапезные.
      - Да... мне иногда кажется, что Койрэ говорит не совсем то, что у него на сердце, - слегка улыбнулась Зои, стряхивая с платья снежинки. - Спасибо, что ты так тепло отозвалась о моей расе, - добавила она, легонько сжав ее ладонь, и глаза девушки стали немного ярче, словно впитывая в себя голубизну храма.
      Несколько коридоров и просторных залов спустя, они достигли большого красивого помещения со сводчатым потолком и полупрозрачными колоннами, отливающими синевой. Между колоннами стояли простые деревянные столы с лавками, накрытые белыми льняными скатертями с голубой вышивкой. Очевидно, было время ужина, потому что монахини в таких же белых шерстяных платьях, как у Зои и Эвели, расставляли на столах тарелки и раскладывали столовые приборы, а откуда-то из глубины зала, скорее всего с кухни, доносился аромат еды. Видимо предположение Койрэ было не совсем верным, и еда здесь подавалась вполне горячая.
      К девушкам подошла одна из монахинь и спросила, где они хотели бы сесть - как гости, они могли выбрать, есть со всеми или отдельно. Эвели решила, что трапеза с монашками - совсем не для неё и попросила посадить их отдельно, за дальний стол, скрытый от посторонних глаз кристально-голубой колонной. Служка принёс девушкам тяжёлый поднос, на котором лежал тёплый, нежный хлеб, с коричневой корочкой, запечённые куропатки и горячий глинтвейн. Он смотрел на красавиц круглыми глазами, видимо подобное зрелище было редкостью в храме. Что и говорить, вместе они выглядели довольно экзотично для этого царства льда - брюнетка и рыжая, с яркими и точёными чертами лица, девушки сильно выделялись на фоне здешних обитателей.
      В одном из дальних углов трапезной стояли Старший Жрец Хансмор, Феллина и незнакомый девушкам рослый человеческий мужчина Фьерновых лет в меховой куртке, куньей шапке с тремя хвостами, кинжалом в ножнах на поясе и с луком и стрелами за спиной. Его выгоревшие на высокогорном солнце волосы были собраны в тонкие косы. Он явно нервничал и то и дело бросал взгляды в сторону Эвели и Зои. Феллина кусала губу, а Жрец-Настоятель внимательно их слушал, но нравятся ли ему их слова, понять было невозможно.
      Зои с удовольствием принялась за еду. Давно она не ела такого хлеба, да и куропатки были просто объедением. Она мысленно усмехнулась, видя изумление служки. Наверное, в этом замке и впрямь редко бывают посетители, да еще такие, как они с Эвели. Попивая глинтвейн, она оглядывалась по сторонам, и увидела Хансмора с компанией. Ей не слишком понравились их взгляды, словно они были недовольны их присутствием в храме или что-то в этом роде. Или они что-то задумали? Зоилит внутренне напряглась, ставя на стол отпитый лишь наполовину глинтвейн. Как бы не случилось так, что им придется убегать отсюда. На лице Зои это никак не отразилось, и она отламывала кусочки хлеба и отправляла их в рот, делая вид, что ее заинтересовали росписи на стенах, а вовсе не та странная троица в углу.
      Эвели поймала странные, какие-то испуганные взгляды Зоилит и украдкой проследила за ними. Продолжая спокойно пить своё вино, эльфийка разглядывала троицу. Девушку она видела впервые и практически не удостоила её взглядом, а молодой мужчина, сурового вида её заинтересовал.
      - Смотри-ка, какой симпатичный... - усмехнувшись, протянула она, подмигивая Зоилит. - Не хочешь познакомиться? Похож на охотника.
      - Ох... что-то в последнее время мне не слишком везет на знакомства с симпатичными мужчинами, - покачала головой Зои, улыбнувшись краешком губ. Она отодвинула тарелку и тут заметила, что тот самый мужчина шагает по направлению к ним. Видимо, троица до чего-то договорилась. Пока девушки переглядывались, Старший Жрец успел куда-то уйти.
      - Я Керсин, - представился мужчина, глядя на них светло-серыми глазами, выделяющимися на загорелом лице, - следопыт и охотник. Ты ведь хорошо разбираешься в ловушках, так? - спросил он у Зоилит. - Если так, то я прошу тебя о помощи.
      Несмотря на все старания сохранять невозмутимость, парень выглядел взволнованным и встревоженным, под глазами лежали тени, что появляются вовсе не от усталости. Сначала плутовка немного испугалась, потом засмотрелась на его необычную внешность, а когда он задал вопрос, ее удивлению не было предела - зачем им потребовались услуги по обезвреживанию ловушек? Здесь, среди снега и гор?
      - Меня зовут Зоилит. Рада знакомству, - сказала Зои. - Да, я постараюсь помочь. О ловушках какого рода идет речь? - Она чувствовала, что проблема, с которой столкнулся Керсин, очень серьезная, и задумалась, хватит ли у нее умений с ней справиться.
      - Я Эвели, - представилась бард, разглядывая мужчину вблизи. - А ты, похоже, уже всё о нас разузнал? - Она вопросительно и чуть насмешливо посмотрела на Керсина и пригубила напиток в своей чаше. Бард подумала о том, что отдохнуть у Зои, судя по всему, не получится, и мысленно посочувствовала ей.
      - Я лишь услышал, что в Обители случайно оказался специалист так нужный мне сейчас, - ответил Эвели Керсин, - словно сама богиня послала мне вас, путешественники. - Он снова повернулся к Зои: - Речь идет о капкане... сложном, отвратительном, который необходимо уничтожить! - в волнении он немного повысил голос. - Да что говорить, - следопыт махнул рукой, - вы и сами все поймете, когда увидите, прошу вас, пойдемте, если вы освободились.
      Феллина за все это время не произнесла ни слова, а выражение лица у неё стало, словно чуть виноватым.
      - Капкан... - задумчиво произнесла Зои, вспоминая, что она о них знала. В общем-то, капканы не слишком сильно отличались от обычных механических ловушек, и можно было попробовать с ним разобраться. Плохо было то, что, судя по озабоченным лицам Керсина и Феллины, в этот капкан уже кто-то попался. Это осложняло дело. Но пока не увидишь, не поймешь, и Зоилит решительно поднялась из-за стола. - Идемте, - сказала она. - Да... только мне понадобится что-то тонкое и острое - спица или металлическая палочка или длинный крючок.
      Эвели пожалела, что не захватила с собой из комнаты сумку - там было несколько полезных воровских принадлежностей, которые могли пригодиться. Бард поднялась из-за стола, сняла со стула свой пунцовый плащ и приготовилась следовать за Керсином. В общем-то, она им вряд ли была нужна, но всё равно делать было больше нечего. Эльфийка присматривалась к мужчине, оценивая степень его опасности. Она подумала, что в этом храме им вряд ли будут желать зла, тем более, что Фьерн где-то здесь, и значит, беспокоиться не о чем.
      Услышав слова Зоилит, Феллина куда-то незаметно исчезла и на полпути догнала их, вручив полуэльфийке целый арсенал хирургических, столярных, ювелирных и похоже, чуть ли не пыточных инструментов. Керсин попросил её уйти, она заспорила, но все-таки удалилась. Зои поблагодарила Феллину за набор инструментов, и по пути разглядывала их, прикидывая, что может пригодиться для открытия капкана. Они вновь оказались на платформе для посадки драконов, но добравшись до её восточного края, обнаружили вьющуюся между камней тропинку, она петляла и, в конце концов, они вышли в низкий хвойный подлесок.
      На куче прошлогодних листьев лежал молодой бурый лис, захваченный за правую переднюю лапу и частично за шею уродливейшим капканом. Железный монстр из цепей, дуг, шипов, жвал и винтов впивался в тело зверя. Похоже, лис был жив исключительно силами целебной магии и распоров, которые удалось всунуть Керсину между некоторыми деталями механизма, что не давало им сомкнуться до конца. Рядом лежала пара схлопнутых челюстей, в которых торчало что-то напоминающее звериную лапу, немного больше лисьей.
      Плутовка невольно вскрикнула, увидев уродливый капкан и бедного зверя, застрявшего в нем. Но тут же собралась с мыслями и оглядела механизм профессиональным взглядом. Это было очень мудреное устройство, она никогда не видела ничего подобного прежде. Обычно в капкане было несколько пружин, а здесь - одна, и не один ряд острых зубьев, а целый лес, да еще и цепью поверх обмотанный. Тот, кто это сделал, явно не желал, чтобы жертва хоть как-то сумела выбраться. Она осторожно опустилась на колени возле капкана.
      - Скоро ты будешь свободен... - прошептала Зои лису. Полуэльфийка только надеялась, что зверь не станет дергаться, пока она будет работать. Плутовка выбрала несколько инструментов, прикидывая, какой из них лучше всего подойдет, чтобы сдвинуть пружину и цепь. Она вставила небольшой крючок в маленькое отверстие сбоку - единственное, которое здесь было. Сделав несколько движений, все это время внимательно прислушиваясь к звукам, издаваемым механизмом, она еще добавила тоненькую спицу, двигая оба инструмента очень медленно и осторожно. На ее лбу выступили капельки пота, и весь мир для воровки затих. Для нее сейчас существовал лишь сложный механизм, и едва различимые щелчки.
      Лунная эльфийка поморщилась, увидев несчастное животное, в чьих глазах даже не было страха, а лишь одна невыносимая боль. Среди всех зверей, Эвели больше всего любила кошек, лошадей и лисиц, поэтому ей было особенно неприятно смотреть на мучения лиса. Пока Зои возилась с ловушкой, бард опустилась рядом и тихо, мелодично запела странную песню. Этим словам её научил когда-то знакомый друид из Сумеречного леса, а девушка сложила из них песню успокаивающую животных. Она гладила лиса по носу, а зверёк прикрыл глаза и благодарно лизнул её руку. Молодой следопыт, не желая мешать, застыл на шаг позади девушек. Его взгляд не отрывался от зверя, из чего можно было сделать вывод, что лис был его спутником.
      Спустя несколько напряженных минут Зои в очередной раз повернула свои инструменты, раздался особо громкий щелчок, который услышали уже все, и пружина капкана соскочила со своего места, немного ослабив давление дуг. Оставалась еще цепь, которая была обмотана вокруг конструкции, усиливая давление. Зои долго искала место, где цепь наматывалась, натягиваясь. Оно было спрятано в гуще шипов, и девушка немного оцарапалась, орудуя своими инструментами, но даже не заметила этого. Цепь с противным звуком раскрутилась, безвольно упав на землю, и Зои смогла без труда разомкнуть капкан, вынув распоры и действуя очень осторожно, чтобы не причинить лису еще больше мучений. Она потерла лоб и посмотрела на второй капкан.
      - А с этим что? - спросила Зои. Охотник держал наготове природные заклинания, что мигом опустил на лиса, когда капкан упал. Однако этих чар явно было мало.
      - Уничтожить... - прошептал следопыт, с омерзением глядя на капканы. - Найти бы того, кто их ставит. И... Руско мы выходим. Но сколько еще зверей покалечено... - Он с досады махнул рукой и склонился над любимцем - тот был плох, но его можно было вылечить. - Спасибо вам, - искренне поблагодарил он девушек. Зои сочувственно посмотрела на лиса и ободряюще коснулась плеча Керсина.
      - Уверена, что в храме - прекрасные целители, и они спасут вашего лиса, - мягко сказала она, затем подняла сломанный капкан и положила его рядом с закрытым. Некоторое время она внимательно изучала эти механизмы, надеясь, что их устройство подскажет ей, кем мог быть их создатель. - Обычный мастер ловушек такой капкан не создаст, - сказала она. - Я еле разобралась, как он устроен, а уж собрать его... Я знаю, что гномы - изобретатели хоть куда. Если у гнома злое сердце, он безо всяких усилий создаст самый крепкий капкан, даже гордиться будет... Правда, он может сделать это за деньги, для кого-нибудь еще, - добавила она, вспоминая одного гнома во Вратах Балдура, у которого Кирс время от времени заказывал очередную ловушку или дымовую шашку.
      - Гномы? - Эвели подошла поближе. - Сомневаюсь, что они здесь водятся. - Снова пошёл снег, и девушка накинула пунцовый капюшон плаща. Эльфийке казалось, что здесь вообще не самое лучшее место для охоты. Поблизости были богатые дичью и зверьём леса, здесь же, всего лишь полупустынное холодное плато. - А ты имеешь какое-то отношение к храму Ауриль, Керсин? - неожиданно спросила бард.
      - Я живу там, - ответил Керсин, смазывая раны Руско бальзамом из сиреневого флакона. - Я из Рашемена, там не самый теплый климат. Как-то зимой едва не замерз... А когда пришел сюда - понял, богиня пощадила. Вот я и решил пойти служить ей. Не удалось мне стать жрецом, но, ко двору пришелся, - рассказывал Керсин и улыбнулся воспоминаниям. - Не знаю, каким извергом нужно быть, чтобы делать и ставить такое, - его лицо вновь ожесточилось, когда взгляд упал на капканы. - Но эта тварь охотится не из-за мяса и шкур, - видя, что Русско стало чуть лучше, он осторожно поднял лиса и собрался в обратный путь.
      - А из-за чего охотится? - спросила Зоилит, подбирая сломанный капкан, решив изучить его попозже. - Я вообще не понимаю, кому может прийти в голову так мучить животных? Капкан... чудовищней оружия для охоты я еще не встречала. Его ведь специально сделали, чтобы причинить как можно больше боли жертве... - она осеклась, кинув виноватый взгляд на следопыта. - О... прости... - Пошел снег, а Зои так и не успела накинуть плащ поверх платья. Хорошо еще, что волосы успели высохнуть. Она поежилась и вновь принялась разглядывать ловушку. - Никогда не видела таких деталей, - проговорила она, вертя в руках пружину необычной формы. Ее взгляд случайно скользнул с пружинки на руку, и она заметила кровь. «Опять царапины», - подумала девушка. – «Вечно я так...» Зои повернулась к Керсину: - Я хочу помочь отыскать этого злого гения. Он должен ответить за свои преступления!
      «И заодно рассказать мне, откуда у него такие пружины», - мысленно добавила плутовка.
      - О боги, Зоилит! Разве это наша забота? - Эвели вытаращила глаза на воровку. - Если ты ещё не решила подхватить воспаление лёгких, то пойдём обратно. Кажется, у тебя началась мозговая лихорадка. С каких пор ты стала паладином? А впрочем, это твоё дело, может и к лучшему, если ты здесь останешься, когда мы уйдём. Всё равно тебе нет смысла вечно таскаться с нами. - Эвели повернулась и пошла по тропинке обратно в храм, надеясь, что Фьерн уже освободился.
      - Эти капканы, - со сдерживаемой яростью на браконьера, объяснял Керсин, - очень серьезно портят шкуру, что во много раз снижает ценность меха. А зубья грязные, ржавые и похоже, чем-то еще смазаны, а это легко делает мясо непригодным в пищу. - Рашеми хмурился, от чего его лицо становилось необычно суровым. - Я буду крайне благодарен за помощь.
      Когда они заходили обратно на платформу сверху раздался какой-то крик или вопль. Оказалось, что там, в породе стены спрятана еще одна тропа, только со ступеньками - крутыми и опасными. Кто-то скатился по лестнице чуть ли не кубарем и белым вихрем помчался к Эвели, впечатался в эльфийку, прижался лохматой головой к её ребрам и вцепился руками в плащ. Это оказался шмыгающий носом беловолосый мальчик. Несмотря на заметную прохладу, он был бос и одет в легкую льняную рубашку, что его, впрочем, похоже, волновало сейчас меньше всего. За ребенком вниз по лестнице спешил Фьерн, а отстав на несколько метров - Феллина. Только глядя на них можно было понять, насколько крут и тяжел спуск по этой лестнице.

      Койрэ же вернулся в комнату и у него разболелась голова. Друид решил, что виноваты в этом воспоминания. Далеко не самые лучшие воспоминания, крутившиеся в его мозгу. Затем, он почувствовал, как все вокруг становится горячим, невыносимо горячим. «Как странно... Я ведь почти не чувствителен к температурам... Да и холодно здесь должно быть. Что такое?» Резкая боль пронзила все тело эльфа. Он упал на колени и пронзительно закричал. В голове эхом звучал до боли знакомый голос.
      - Эвели далеко не уйдёт, твои братья поймают её... Если они придут за ней, придется их убить... Если все пойдет не так... - шипел кто-то внутри него.
      - Нет, я не понимаю...
      - Придется их убить... Если все пойдет не так... - повторял голос.
      - ХВАТИТ!!! - Койрэ закричал так громко, что, наверное, его услышали все, находящие в храме.
      «Это... прекратилось? Но что это было? Готов поклясться, я слышал Анастрианну... Бездна!..»
      Кольцо, находящееся на пальце друида, блеснуло алым свечением.

0

18

Глава 17.
      Лунная эльфийка вскрикнула и пошатнулась, едва не упав. Инстинктивно она схватилась за плечи ребёнка, удерживая его в руках, алый капюшон слетел с ее головы, растрепав черные волосы. Девушка обернулась и, хмыкнув, глянула через плечо на рашеми и Зоилит, а затем вопросительно подняв брови, посмотрела на Фьерна, осторожно спускающегося к ним. В человеке что-то неуловимо изменилось, вроде и шаг тот же, и манера чуть склонять голову к плечу и голос и осанка, только в глазах, словно добавилось глубины и граней.
      Даже бард ощущала насколько холодно вокруг, и внешний вид ребёнка её удивил. Хотя поклонников Ауриль было довольно трудно понять, возможно, они ничего не ощущали или наоборот наслаждались морозом. Ребёнок был хорошенький, и в его пытливых глазах читалось любопытство и озорство. Неожиданно Эвели подумала, что ей хочется его погладить по вихрастой голове, такой он был обаятельный.
      Зои вполуха слушала, что говорит Керсин, а у самой в голове вертелись слова Эвели. «Что она там говорила про паладина? О, во имя Селюн, неужели мои слова можно было так истолковать?» Она помотала головой, приводя мысли в порядок.
      - Я... я хотела сказать, что изучу этот капкан, и если что-нибудь обнаружу, сразу вам скажу, - ответила Зои следопыту. - Боюсь, что моим друзьями тоже нужна моя помощь.
      Вот чего девушка точно не хотела, так это остаться в этом холоде среди незнакомых людей, да еще и заниматься чем-то, что может показаться "хорошими делами". Она помогла спасти лиса, и этого достаточно. Хотя было бы интересно поговорить с мастером, создавшим такой сложный механизм. Она поглядела на свою руку - оставалось надеяться, что шипы были смазаны не ядом. Глядя на белокурого мальчика, плутовка вновь поежилась в своем шерстяном платье. "Как бы и правда воспаление не подхватить", - подумала она, наблюдая за разворачивающейся сценой.
      - Вы в порядке? - спросил Фьерн, наконец, спустившись вниз. Он с тревогой посмотрел на Эвели: - Как ты, родная? - он взял девушку за руку, потом посмотрел на мальчика. Тот поднял глаза, глянул на Эвели, на Фьерна и снова на Эвели.
      - Она ведь научит меня летать, да? - его звонкий голос слегка дрожал и сам ребенок старался поменьше шмыгать носом. На барда обрушилась странная смесь впечатлений, эмоций, оборванных мыслей, в которых главенствовали отчаяние пополам с надеждой. Выходило, что мальчик был... детенышем дракона. Керсин смотрел на него с тревогой, но состояние Руско его заботило больше. Лис иногда жалобно поскуливал, следовало заняться им как можно скорее. Через какое-то время спустилась Феллина, и тут же занялась рукой Зои, велев Керсину отнести Руско в здание.
      - Всё нормально, - Эвели широко улыбаясь, посмотрела на ребёнка и всё-таки погладила его по голове. Кто бы мог подумать, что у легкомысленного барда неожиданно проявится материнский инстинкт. Она взяла малыша за руку и повела обратно в храм. Дракон или нет, но простудиться мог всякий. - Как тебя зовут, малыш? - Эвели поймала взгляд Фьерна и подмигнула ему, надеясь стереть обеспокоенность с его лица. На эльфийку обрушилась новая волна образов, из которых сложилось имя. Это было детское – «малое» имя дракона: Фростивин. Морозный ветер. Имя ребёнка приятно легло на слух, как-то сразу ассоциируясь с Фьерном, а для Эвели это было важно. Мальчик пошел за ней, но постоянно оглядывался назад - на плато и небо.
      - Спасибо, Феллина, но это просто царапина, - слегка улыбнулась Зои. - Бедняге лису твоя помощь нужна куда больше.
      - Кроме меня есть и другие целители, - ответила Феллина, - у меня лучше получается лечить людей, - призналась она. - О Руско позаботятся не волнуйся.
      Зои с интересом проводила взглядом Эвели и малыша. "Научит летать"? Что бы это могло значить? И почему Эвели так тепло к нему отнеслась?» Она помотала головой, разгоняя ворох мыслей, и быстро пошла в храм - плутовка совсем замерзла, и уже не чувствовала рук и ног, да и капкан был не особенно теплым.
      На сей раз, колдун и бард пошли не в трапезную, а в один из верхних малых залов, укромное место, с трех сторон которого располагались прозрачные стены - все в морозных узорах. Скамьи устилали шкуры, а от пола шло тепло, благодаря системе горячих источников и магии. Вскоре кто-то из младших служек принес горячий травяной чай и свежеиспеченную сдобу с орехами, медом и черникой. А еще спустя некоторое время объявился Кельхедиарус. Он замер, подперев плечом косяк входной арки и с неодобрением посмотрел на Фростивина. Впрочем, это было скорее показное. Фьерн налил Эвели чашку чая и протянул девушке.
      Храм нравился лунной эльфийке всё больше, он был торжественный и в то же время уютный, чуждая ей магия холода наполняла его даже в этих тёплых комнатах, наполняя барда новыми силами и остужая ее кровь. Она взяла чашку из рук Фьерна, коснувшись его пальцев и ощутив их знакомую прохладу. Эвели отметила те незначительные на первый взгляд изменения, что произошли с колдуном, но не стала ничего говорить - у них ещё будет время позже, наедине.
      - А почему ты хочешь, чтобы я учила тебя летать, Фростивин? - Эвели держала в руках чашку, наблюдая, как ребёнок уплетает вкусную булочку. - Ты же сам дракон, как и... твой отец? - Она вопросительно посмотрела на мальчика.
      - У меня нет ни отца, ни матери... – по-человечески, но со странным акцентом ответил Фростивин, - их убили... когда я был еще в яйце.
      Эвели смогла почувствовать недетскую горечь маленького дракона. Кровь алой драконицы, даже успокоенная магией холода, позволяла ей понимать других драконов на эмоциональном уровне, когда они того хотели.
      Фьерн посмотрел на Кельхедиаруса. Тот хмуро кивнул. Колдун отставил чашку и обратился к Эвели.
      - Малыш был рожден сестрой Кельхедиаруса, но не успел вылупиться. Сам Кельхедиарус тогда уже попал в плен к Ане. А на двух других белых вышли охотники. Жрецам Ауриль удалось сохранить яйцо и создать условия для того, чтобы Фростивин родился, но обучить летать его сейчас никто не может. Кроме драконицы... На эмоциональном уровне она должна дать ему почувствовать, что такое полет. Как это происходит… изнутри. Только после этого Кельхедиарус сможет помочь ему подняться в воздух в физическом теле.
      - Так вот в чём дело... - протянула эльфийка, поглядывая на Фьерна. Она снова посмотрела на Фростивина, вспоминая чувство его печали и одиночества. Это было ей очень хорошо знакомо. Несмотря на то, что у Эвели была семья, с чувством одиночества и несопричастности со своими родными, она прожила всё детство и часть юности. Поэтому, убежав из дома, бард никогда не оглядывалась назад, хотя воспоминания и оставались с ней всегда. Где-то глубоко-глубоко внутри.
      Бард заправила пряди иссиня-чёрных волос за уши и задумчиво посмотрела на ребёнка дракона. Как она может дать ему то, чем сама обладала так не долго. Сейчас Эвели казалось, что её тренировки, полёты, сражения в воздухе - всё это только снилось ей. Чтобы потянуть время, она снова взяла свою чашку и принялась пить чай маленькими глотками. Ей не хотелось отказывать мальчику, но она не была уверена, что у нее получится, а разочаровывать его хотелось ещё меньше.
      Фьерн ласково накрыл ладонь эльфийки своей рукой, словно почувствовав её нерешительность и всплеск неприятных воспоминаний. Эвели легонько сжала его руку в ответ и ощутила полный покой, которого так давно желала. "Хорошо бы удалось задержаться в этом храме хотя бы на несколько дней."
      Фростивин не мигая смотрел на Эвели своими огромными, проникающими, казалось, в самую душу, глазищами.
      - Ты попробуй, - тем же странным голосом попросил мальчик, - обязательно получится.
      - Прости малыш, не сегодня, - бард решительно покачала головой. - У нас были тяжёлые дни и ночи, хочется немного отдохнуть... Но не расстраивайся, я обещаю, что постараюсь тебе помочь, - добавила эльфийка, увидев его расстроенное лицо. Фростивин закусил пухлую губку, но кивнул.
      - Хорошо, я понимаю. – Маленький дракон соскочил со скамьи и белым вихрем выбежал из арки, вполне оправдывая своё имя. Кельхедиарус какое-то время смотрел ему вслед, потом развернулся и вышел, но направился в другую сторону.
      - Мне кажется, я тебя вечность не видел, - сказал Фьерн, когда они остались одни. - А всего-то несколько часов... Бесконечный какой-то день... - он поднес её руку к губам и поцеловал костяшки пальцев. Эвели, задумчиво смотревшая вслед ребёнку, обернулась к колдуну, тепло улыбаясь.
      - Мне тоже день показался длинным. Но для тебя он такой в особенности, ты же в храме своей богини! - она окинула взглядом помещение, в котором они сидели. - Здесь хорошо. Хотелось бы и мне получить когда-нибудь ответ на свои редкие молитвы.
      Фьерн чуть виновато прикрыл глаза, однако даже это не могло скрыть их блеска.
      - Обязательно получишь, радость моя, - тихо сказал он, - главное, что ты веришь в своего бога. Говорю, как проповедник, но теперь понимаю, что так оно и есть. Если веришь, то бог непременно ответит, так или иначе. Тем более, если услышит твою песню, обращенную к нему.
      Они ещё некоторое время сидели в зале, разговаривая о всякой чепухе, и просто наслаждаясь покоем, и обществом друг друга. Никто не заходил к ним, то ли из чувства такта, то ли просто этот зал редко посещали. Эвели удивлялась, что не прибежал Койрэ, вот уж кому чувство такта было совершенно незнакомо.
      - Что ты собираешься делать теперь, милый? - наконец сказала эльфийка, поняв, что час уже поздний. - Я, пожалуй, вернусь в комнату.
      - Знаешь, у меня возникло точно такое же желание, - подмигнул Фьерн, - душа и тело требуют, чтобы дела дневные были оставлены дню, где им и положено быть, так что нам остается только вернуться в нашу скромную обитель.
      Колдуну пришлось слегка поднапрячь память, чтобы вспомнить какими лестницами и коридорами можно добраться до нужного крыла, но на дорогу Эвели и Фьерн потратили сравнительно немного времени. Покои встретили их мягким блеском светильников, лунным светом, льющимся из узорчатого окна и жесткой постелью.
      - Кровать такая узенькая, - пожаловалась Эвели, раздеваясь. - Как бы не свалиться с неё ночью... Может они рассчитывали, что это комната на одного?
      Эльфийка сняла платье и аккуратно сложила его вместе с плащом на одинокое кресло. Она осталась в тонкой короткой льняной сорочке, с удивлением отмечая, что стоять босиком на этом с виду ледяном полу, было совсем не холодно. Лунные блики, падающие сквозь морозные узоры на окне, играли на матово-белой коже Эвели.
      - Пол не холодный и тут достаточно места, - немного подумав, заметил Фьерн, его глаза не отрывались от Эвели, он откровенно любовался девушкой, едва ни облизываясь как кот на сметану. – М-м-м... можно спустить одеяла и подушки, подложив наши походные скатки, будет немного мягче, и падать нам будет некуда.
      Не дожидаясь ответа, колдун принялся исполнять задуманное, вскоре их импровизированное ложе оказалось куда шире. Глаза Эвели заблестели, в их синей глубине мерцали золотистые искорки, придавая её облику сказочный вид. Несмотря на то, что походные условия последних недель не давали возможности обзавестись её любимыми шелками и украшениями, эльфийка всё же была прекрасна. Возможно, простота её короткой рубашки и подчёркивала идеальные формы изящного, женственного тела, чувственные, точёные черты лица и рассыпанные в беспорядке волосы. Эвели опустилась на ложе, и облизнула внезапно пересохшие губы. С приобретением новой внутренней силы, Фьерн казался ей ещё красивее и мужественнее. Не сводя восхищенного, жаркого взгляда с возлюбленной, он быстро сбросил одежду и склонился над Эвели.
      - Любимая, сердце мое... Ты так прекрасна... - шептал колдун густым, глубоким, чуть хрипловатым от страсти голосом, а луна рисовала причудливые узоры на их бледной коже, мерцая серебром в черных волосах. В ласковой ночной тишине и прохладном воздухе биение сердец в такт друг другу, горячее дыхание, обжигающее губы и слова любви казались особенно яркими.
      Эвели была по-настоящему счастлива, скользя в объятиях колдуна, изнывая от его обжигающих поцелуев. А сама с особенной нежностью дарила ему всю себя целиком, как никогда не делала раньше ни с кем другим. Зыбкая, туманная обстановка комнаты придавала всему ощущение нереальности, сна, недоступной, но желанной мечты... Она крепко обнимала Фьерна, шепча, что он её любовь и слова эти отражались в глубине её широко распахнутых глаз, которые смотрели прямо в душу человека.
      Просторное, сооруженное на полу ложе и в самом деле оказалось куда более удобным, чем узкая койка, а от пола шло тепло, делая импровизированную постель особенно уютной. Но Фьерн не замечал этого, для него существовала только Эвели, подарившая ему целый мир. Мир наполненный любовью, нежностью и доверием. Казалось, что эльфийка - живое воплощение магии, столь же прекрасная и непостижимая. Колдун терял голову, когда пил её дыхание, когда их души становились одним целым.

      Шагая по коридорам храма, Зои, наконец, начала согреваться, и чувствительность возвращалась в щеки, руки и ноги маленькими иголочками. Поначалу девушка пошла за всеми, в зал с удивительными прозрачными стенами - она никогда еще таких не видела. Но когда принесли чай и булочки, и мысли плутовки успокоились, она вспомнила, что давно не видела друида. Он не был с ними в трапезной. А потом дело с капканом заставило воровку забыть обо всем остальном. Теперь же она решила узнать, как у него дела, тем более учитывая, каким серьезным был его последний разговор с Эвели. Зои незаметно выскользнула из зала, встретив у самого входа Кельхедиаруса и почтительно кивнув ему. Она оставила сломанный капкан в своей комнате и подошла к двери Койрэ. Осторожно постучав, она позвала:
      - Койрэ? Это я, Зои. Ты здесь?
      Когда на стук полуэльфийки никто не ответил, Зоилит на всякий случай подёргала ручку двери, и к её удивлению - та открылась. Комната казалась пустой и тёмной, но в углу, ближе к окну, на полу лежал Койрэ. Он был без сознания. Зои тихонько вскрикнула и бросилась в комнату, опускаясь на колени рядом с друидом. Парень лежал на спине, и его лицо, освещавшееся мягким светом, льющимся из окна, было ужасно бледным, а дыхание - очень медленным.
      - Койрэ? Эй, Койрэ, ты слышишь меня? - проговорила девушка, похлопав его по щекам. Но он не реагировал. Зоилит подложила ему под голову подушку и укутала в покрывало с кровати, а сама побежала на поиски целителя. Следовало сказать об этом Эвели и Фьерну. Но сначала привести Койрэ помощь. По пути она столкнулась со служкой, рассказавшей перепуганной девушке, где искать Феллину, которую в некотором роде приставили заботиться о здоровье гостей. Однако Зои потербовалось некоторое время, чтобы найти жрицу Ауриль в том незнакомом огромном помещении, где делали лекарственные заготовки, и они вернулись к Койрэ, когда уже стемнело. Жрица склонилась над друидом, прощупывая пульс эльфа.
      - Что тут произошло?
      - Я не знаю, что случилось, - ответила Зоилит, с беспокойством наблюдавшая как Феллина осматривает Койрэ. - Я постучалась, дверь оказалась незаперта, а он лежал на полу без сознания. Что с ним?
      Девушка пыталась вспомнить, как друид вел себя в последнее время. Вроде все было в порядке. У него было достаточно сил, чтобы вызвать птицу. Не мог же на нем как-то сказаться тот разговор наверху? Или это были последствия магии дриады?
      Закусив губу, Феллина произнесла над Койрэ несколько заклинаний, дала понюхать какие-то травы, втирала мази в виски и запястья, но ничего не помогало, только изредка, словно разряд молнии вспыхивал. Жрица прочитала ауру уже на другом уровне - не здоровья, а магии, и чуть не вскрикнула, наткнувшись на агрессивный уголь кольца.
      - Это в нем все дело... - девушка попыталась снять странное украшение, но оно не поддавалось.

      Краем уха Эвели слышала небольшой шум в коридоре, но ей было так чудесно-лениво, что она сразу же отбросила ненужные мысли. Всё, что сейчас интересовало Эвели - это Фьерн, сильный, нежный и любимый. Она положила голову в ямку между его шеей и плечом и тихо говорила, слегка касаясь его кожи губами, а её рука путалась в длинных волосах колдуна, которые сейчас ничто не сдерживало.
      - Я всегда хотела встретить такого как ты... - тёплое дыхание девушки обжигало шею молодого мужчины, - и даже не заметила, как влюбилась.
      - А я и не надеялся, что когда-нибудь встречу такое счастье… тебя, - тихо шептал Фьерн, обнимая девушку и поглаживая её другой рукой по нежной гибкой спинке. Насыщенный день отнял у него много сил, но в то же время придал новых, других, которые было необходимо осмыслить и тело жаждало отдыха, однако колдун не хотел засыпать раньше Эвели, наслаждаясь каждым мгновением в ее обществе. Но тут где-то недалеко начали активно использовать магию, в крыле, где располагались только они четверо.
      - Что это? - нахмурился колдун, вслушиваясь и пытаясь почувствовать, что происходит. Эвели тихонько застонала от разочарования.
      - Неужели нам обязательно вмешиваться во всё подряд? Если бы было что-то важное, нам бы уже сказали. А если тебе так любопытно, мой сладкий, отправь туда Инея, он всё узнает и утром тебе расскажет, - она усмехнулась и поглубже зарылась в одеяла, устраивая вокруг них тёплый кокон, в котором можно было крепко и спокойно проспать хоть несколько суток. Бард тоже устала и её глаза уже практически закрывались, а на губах мерцала блаженная полуулыбка, означающая, что Эвели скоро скользнёт в эльфийский сон-медитацию.
      Колдун посмотрел на эльфийку, и её царственная расслабленность захватила и его, в конце-то концов, они в храме, где полно магов, жрецов и воинов и кто-нибудь наверняка уж разберется, кто тут и зачем балуется магией. А если какая пакость и посмеет проникнуть к ним сюда, то ей не поздоровится. Фьерн прикрыл глаза, аромат волос Эвели ласкал его обоняние. Иней, выскользнувший откуда-то из-под кровати, потоптался на них и в итоге вытянулся у девушки под боком.

      Зои склонилась над Койрэ и очень осторожно коснулась кольца. От него исходила та же магия, что девушка чувствовала в замке дриады. Руку тотчас же пронзила легкая боль, как от небольшого разряда электричества, и Зои отдернула ее.
      - Да, это очень опасная вещь... - проговорила она, потирая запястье. - Побудь с ним, пожалуйста, - попросила она Феллину и вышла в коридор. Девушка замерла в нерешительности у двери Эвели и Фьерна. Она не знала, стоит ли их беспокоить по такому вопросу. Они не испытывали особо теплых чувств к друиду, насколько плутовка могла заметить. Но... возможно, то, что случилось с Койрэ, - очень серьезно, и каждая минута на счету. Глубоко вздохнув, Зои постучалась в дверь.
      - Эвели? Фьерн? Это я, Зои, - позвала она. - С Койрэ что-то случилось.
      Эльфийка крепко спала, закутавшись по самый нос в одеяла, и проснулась не от голоса Зои, а от мяуканья Инея, который подбежал к двери и принялся её царапать, намекая, чтобы они открыли. Поначалу Эвели зажмурилась сильнее, но сон уже слетал, и она с раздражённым возгласом откинула одеяло. Бард набросила серый бархатный халат, и открыла дверь, удивившись, что Зои беспокоит их в такое время.
      - В чём дело?
      - Эвели, извини, что разбудила. Я просто не знаю, что делать, - сказала Зои. - Я нашла Койрэ без сознания в его комнате. Позвала Феллину, целительницу, но у нее не получилось помочь ему. Кажется все дело в кольце у него на пальце. От него веет магией Анастрианны. - В голосе девушки было искреннее беспокойство, и она смотрела на эльфийку немного испуганными глазами - состояние, не слишком ей свойственное.
      - Что там стряслось, Зои? - Фьерн узнал голос плутовки, но спросонья не совсем понял, о чем речь. Нехотя встав с теплого гнездышка, он в полумраке нашарил плащ и запахнувшись в него, подошел к девушкам. - Что там друид этот опять намудрил? Дурман-траву из ушей растил и придушился ненароком? - Фьерн был не слишком доволен, что их разбудили в такой час, и уж подавно, что причиной этому был надоедливый лесной эльф. Эвели повторила Фьерну то, что сказала Зои, и, скрестив руки на груди, задумчиво посмотрела на колдуна.
      - Боюсь, придётся посмотреть на него. Ты можешь снова лечь спать, милый, я знаю, что Койрэ тебе неприятен... С другой стороны - ты гораздо лучше меня разбираешься в магии. А если это связано с дриадой, то может быть опасно и для нас.
      - Да уж, придется полюбоваться на нашего дикого красавца, - зевнул Фьерн, углубляясь в комнату где, найдя штаны, быстро натянул их. - Он мне не неприятен, радость моя, мне просто надоела его одержимость, в том числе тобой. - Не забыв неприятный случай с волчицей друида, Фьерн захватил свою охранную, заколку, хотя застегнуть её на густых, растрепанных волосах удалось не сразу. - Ну, идем. Веди, Зои.
      Зоилит кивнула и повела Эвели с Фьерном в комнату Койрэ. Два светильника на стене создавали мягкий полумрак. А Феллина все также сидела возле друида и что-то едва слышно шептала.
      - Когда я коснулась кольца, меня будто электричеством ударило, - тихонько сказала Зои, глядя на друида. Лесной эльф лежал на жёсткой кровати - такой же, как в комнате Эвели и Фьерна и черты его лица в полумраке казались резкими и заострившимися, словно кожа натянулась на костях. Эвели показалось, что она может разглядеть все венки и жилки на побелевшем лице Койрэ.
      - Если уж целитель не справилась, то мне здесь делать нечего, - пожала плечами бард, разглядывая друида. Затем она повернулась к Зои. - Почему ты думаешь, что дело в Анастрианне?
      - Еще когда мы были в ее замке, - чуть помедлив, ответила Зои, - я чувствовала магию, исходящую от стен, да и вообще отовсюду. Неприятное, пульсирующее ощущение. И сейчас, когда я коснулась кольца, то вновь почувствовала, то же самое. Я не помню... было ли у Койрэ это кольцо до того, как он попал в замок?
      - Не было, - ответил Зои Фьерн. Поскольку, у них с Койрэ споры не раз едва ни доходили до физического столкновения, колдун внимательно присматривался ко всем магическим предметам, что были у друида. Иней поддержал Фьерна, утвердительно мяукнув откуда-то с пола.
      - Это кольцо словно связало потоки энергии в узел, - сказала Феллина, - и невозможность их тока не дает организму нормально функционировать. Это иная магия и мне нечего противопоставить ей. В кольце много разных чар, но основная, явно зачаровательного характера.
      - Что-то типа Подчинения, - уточнил Фьерн, водивший рукой над кольцом Койрэ и глядя на реакцию одного из своих зачарованных перстней. - Связь и подчинение.
      - Если он охвачен Анастрианной... или её духом... тогда может проще его убить? - холодным тоном произнесла бард, не глядя ни на кого в комнате и вспоминая в этот момент, как друид собирался убить её на корабле. Возможно, лишь её красота спасла эльфийку в тот переломный момент. Зои в ужасе посмотрела на барда.
      - Убить? Нет! Эвели, о чем ты? - проговорила она. - Мы же не знаем точно... К тому же... ведь Анастрианна... она же умерла. Или ты боишься, что ее дух каким-то образом успел овладеть Койрэ? Значит, нужно попробовать ее изгнать! Убийство - не выход. Если дух вырвется из тела, он может завладеть кем-то еще... - рассудительно добавила Зои, насколько вообще можно было трезво мыслить в такой ситуации. Девушка просто не могла представить, как можно убить одного из своих, просто по предположению!
      - Будь он одержим духом - узла, о котором говорит Феллина не возникло бы, - хмурился Фьерн. – По видимому он сопротивлялся - и вот что получилось, - колдун сделал широкий жест. Размяв пальцы, Фьерн прочитал самую сильную форму развеивания чар, которую знал, однако кольцо стрельнуло алым огоньком угля-камня и колдуна отбросило, впечатав в противоположную стену. - Тут надо по-хитрому, - хмыкнул он поднимаясь. - Разные типы магии... Должен быть какой-то алгоритм. Либо он сам. Изнутри.
      - Ой, да ладно тебе, Зайка! - Эвели подошла к Фьерну, помогая подняться, и насмешливо посмотрела на рыжую девушку. - Не собираюсь я его убивать. Я могла бы сделать это уже не раз, ведь он так меня достал своими поучениями.
      Когда кольцо отреагировало на колдовство Фьерна, Зои вновь ощутила магию дриады, которая на мгновение словно заполнила всю комнату. Реакция кольца была схожа с той, что дал камень у входа в замок на магию полуэльфийки.
      - Не шути со смертью, - покачала головой Зоилит на слова Эвели, глядя, как эльфийка идет к Койрэ. - Никогда не знаешь, как она отреагирует на очередную шутку.
      Бард снова подошла к кровати, дотрагиваясь кончиками пальцев до кольца и не пытаясь применить магию. Вспышка в мозгу эльфийки пронзила её тело насквозь. Мир распался на части, и девушка рухнула на пол.
      - Эвели! - воскликнула плутовка, склоняясь над бардом. Ее лицо было пугающе бледным, почти как у друида, и дыхание едва угадывалось. А Койрэ резко распахнул глаза, волна энергии вновь скользнула сквозь его тело, наполняя силами. Сердце в груди бешено билось, воздух ворвался в легкие с такой силой, что друиду показалось, будто бы он горит изнутри. Голос Анастрианны, звенящий в его голове замолк, эльфу показалось, что он чувствует себя намного лучше, несмотря на слабость.
      «Что это было?..» Койрэ только сейчас заметил, что рядом с ним находились Зои, Фьерн и Эвели. Причем, Эвели лежала без сознания. Друид не мог понять, лежит она здесь уже давно или всего несколько мгновений, так как сам потерял счет времени.
      - Экх... - друид прокашлялся, но голос не слушался своего хозяина. Собравшись с силами, Койрэ все-таки произнес пару слов. - Что... происх... ходит?..
      Фьерн подхватил Эвели и попытался дозваться, сердце колдуна сжалось, и казалось, не билось совсем, дыхание перехватило.
      - Эвели! Эвели, ты слышишь меня, - он сперва легонько, потом сильнее тряхнул девушку. - Очнись, милая, да что, демон побери с тобой?! - Его голос был обращен, казалось, во все миры, где только мог очутиться непокорный дух лунной эльфийки. Глаза колдуна впивались в бледное лицо, жаждая увидеть на нем признаки приходящего сознания. Поняв, что творится нечто невообразимое, Феллина побежала искать помощь.
      Веки лунной эльфийки, окаймлённые длинными иссиня-чёрными ресницами, чуть дрогнули и она глубоко вздохнула. Эвели медленно открыла глаза, увидев перед собой обеспокоенное лицо Фьерна, а за ним - круглые глаза Зоилит. На постели сидел Койрэ и его взгляд представлял собой смесь недоумения и усталости. Эвели приподнялась опираясь на Фьерна, но глаза её при этом смотрели на друида.
      - Я видела Анастрианну. Что всё это значит, Койрэ? - прошипела девушка.
      Фьерн крепко обнял Эвели, не желая отпускать её, мало ли куда еще улетит.
      - Как ты милая? - обратился колдун к эльфийке, сжимая её ладошку.
      - Всё нормально, мой хороший, не волнуйся...
      Эвели прислонилась к Фьерну, положив голову ему на плечо и сидя прямо на полу, благо он был достаточно тёплым, и в халате ей было вполне комфортно. Зоилит переводила взгляд с друида на барда, и на ее лице читалась смесь из облегчения, волнения, усталости и страха. Она сделала шаг к кровати и осторожно коснулась ледяной руки Койрэ.
      - Откуда у тебя это кольцо? - спросила она, и голос ее был на гране холодного равнодушия и отчаянного страха. - Тебе его дала Анастрианна? Я чувствую ее магию, когда прикасаюсь к нему, и магия этой дриады заполняет всю комнату, стоит только попытаться сделать что-то с кольцом. Что ты сделал, Койрэ?
      Койрэ прищурился, град посыпавшихся на него вопросов вызвал повторную головную боль, не такую сильную, но все-таки довольно ощутимую.
      - Это кольцо..., - друид на мгновение замешкался, но затем решил продолжить, - его дал мне Предводитель Круга Трясины в благодарность за... содействие. Шесс мне рассказал, что с помощью этого кольца можно забирать души умерших и получать их силу... - Койрэ тяжело вздохнул, говорить все еще было довольно тяжко. - Я впитал душу Анастрианны... Так что она не умерла окончательно, она сейчас внутри кольца. - Друид пробежал взглядом по своим спутникам и почувствовал какую-то вину. - Но снять кольцо или уничтожить я не могу. Оно переплелось с моей собственной душой. Как только я его сниму, я умру.
      - Как только ты его снимешь? А убить эту тварь изнутри нельзя? - Фьерн поморщился припомнив ощутимый удар о стену и обморок Эвели. - Или возможно, если ты будешь сопротивляться, отъединить кольцо насильно или внезапно... - у Фьерна завертелись некоторые соображения.
      Пока Койрэ говорил, Зои смотрела на кольцо со странным выражением на лице. Она сделала несколько шагов назад, пока не уперлась спиной в стену, сползла вниз, присев на корточки, и сжала виски руками. В ее голове все это просто не укладывалось. Они из последних сил сражались с этой дриадой, и все зря? Она все равно осталась жива, и продолжает причинять боль им всем?
      В комнату протиснулась Феллина с подносом, на котором приятно парил кувшин травяного отвара и несколько маленьких чашек под него. Эвели взяла одну из чашек и сделала несколько глотков. Отвар оказался бледно-зелёного цвета, что она не любила в чае, но привкус лимона значительно улучшал дело. Эльфийка медленно и глубоко дышала, всё ещё приходя в себя после обморока. Она прокручивала в голове события, происходящие в замке дриады, и пыталась понять, чего та хочет добиться.
      - Зачем тебе понадобилась ее сила? - проговорила Зои, поднимая взгляд на Койрэ. - Разве твоя магия недостаточно сильна и так? - Девушка опустила глаза, разглядывая шерстинки на своем платье, и прошептала: - Должен же быть способ избавиться от кольца. Обязательно должен... И чтобы все остались целы и невредимы. - Феллину с чаем Зоилит не заметила, погрузившись в свои мысли.
      Койрэ посмотрел на отвар и поморщился. Ему совсем не хотелось ничего, в том числе и этого напитка.
      - Я не знаю, что мне сделать, чтобы избавиться от кольца, да и признаться, оно меня не обременяет. Точнее, не обременяло. Я даже не знаю, будут ли повторяться эти приступы, - друид покосился на Эвели. - И я не понял, какую связь все это имеет с тобой. - Затем эльф посмотрел на Зои: - Я думал, что сила Анастрианны поможет мне, но... выходит, что я ошибся. Мне придется приспособиться к ней... или моя гибель неминуема.
      - А это имеет какое-то отношение к Эвели?! - колдун посмотрел на друида пристальным, ледяным взглядом. Впрочем, на ответ Койрэ Фьерн не рассчитывал, прекрасно зная, как лесной эльф к нему относится, и что будет упираться, упрямиться и отпираться до последнего. - Если ты с кольцом или без, хоть пальцем её тронешь, - голос Фьерна был спокоен как промороженная тундра, - то тебе не поздоровится. Пойдем, радость моя, - обратился колдун к Эвели, - я вижу, в нашей помощи тут никто не нуждается, и мы зря всполошились среди ночи.
      Феллина, стоявшая в дверях с задумчивым видом, предложила поговорить о кольце со старшим жрецом Хансмором и тихо удалилась.
      - Не нравится мне всё это, - пробормотала эльфийка, выходя из комнаты друида, следом за Фьерном. - Я видела лицо Анастрианны и она была одновременно и злая, и довольная. Впрочем, сейчас мне плохо думается. Я просто хочу уже нормально отдохнуть. - Она закрыла дверь, чувствуя в сердце маленькую радость от того, что у них уютная комната, а раскиданная постель словно манила барда. - Давай, дорогой, попытаемся снова уснуть. Надеюсь в этот раз до утра.
      Сбросив халат, Эвели забралась в успевшие остыть одеяла, где уже устроился Иней. Котенок недовольно открыл свои хитрющие глаза, потянулся, впиваясь в ткань коготками, и принялся ворочаться и топтаться, пока Эвели и Фьерн устраивались на своем модернизированном ложе. Дождавшись, он снова занял самое удобное и теплое местечко.
      - Не думал, что скажу это, но..., - Фьерн вот-вот был готов провалиться в сон, - похоже, надо приглядывать за нашим друидом. Это демоново кольцо, бездна меня побери, опасно, а он постоянно вьется вокруг тебя... Абисс... - Колдун покрепче обнял эльфийку и тут же уснул.

      Услышав, что дверь в комнату открылась и закрылась, Зои подняла глаза и, оглядевшись, увидела, что они с Койрэ остались вдвоем. Не вставая со своего места у стены, она изучающе смотрела на друида, словно пытаясь понять, что творится у него на душе.
      - Как ты? Ты меня очень напугал... - наконец, проговорила она. - Может, расскажешь, зачем тебе нужна сила Анастрианны? И почему Эвели так отреагировала? Я уже перестала понимать, что происходит. Но магию дриады почему-то чувствую так, как будто она сама колдует в этой комнате. - Ее голубые глаза смотрели непонимающе, сочувственно, но иногда в них мелькало и раздражение.
      - Я сам не понимаю Эвели, - ответил Койрэ, проводя ладонями по волосам. - Она стала очень странной, Фьерн на нее плохо влияет. А что касается силы Анастрианны... Я думал, что это поможет, сделает меня могущественнее, но все, как всегда, вышло боком. - Друид опустил взгляд в пол. - И к тому же я себя очень паршиво чувствую... Словно меня выжали, как мочалку, - эльф покосился в окно, ему показалось, что скоро будет светать. - А ты как? Все в порядке? На тебя не подействовала магия Аны?
      - Фьерн не может плохо влиять на Эвели, - покачала головой Зои. - Ведь он ее любит... Если Эвели и изменилась, то почему обязательно в худшую сторону? - Девушка поднялась и подошла к Койрэ. - Я почти в порядке. Кажется, я только чувствую магию Анастрианны, но особого вреда она мне не причиняет. - Плутовка машинально потерла руку, которой коснулась магия кольца и присела на кровать. - Только устала я. Мне пришлось помочь одному здешнему следопыту высвободить из ловушки его спутника-лиса. А потом я нашла тебя без сознания... - Зои коснулась руки друида, которая все еще была ледяной. - Тебе холодно? - спросила она, заглядывая в его глаза.
      - Мне очень жарко, - протянул Койрэ. - Голова гудит, все тело ноет от боли... Но зато, я уже могу говорить и шевелиться, - друид попытался улыбнуться, но у него не получилось. Щелкнув пальцами, он призвал свою волчицу, по которой так соскучился. - Эвели становится ограниченной, даже немного зацикленной, - добавил Койрэ, поглаживая морду своей волчицы. - Мне кажется, что если она будет общаться с этим колдуном довольно долго, это сделает ее еще более скучной и замкнутой в себе. - Друид тяжело вздохнул, глядя на Акху. - Скоро уже утро наступит? Ты не знаешь?
      - Я не знаю... я потеряла счет времени... - проговорила Зоилит, опустив голову. Она встала, очень нежно погладила волчицу Койрэ и подошла к окну, вглядываясь в темное небо. - Ты говоришь, Эвели становится зацикленной? А ты сам? Ты кроме нее больше ничего не замечаешь... Разве что сколько раз ты спас мне жизнь, чтобы потом отчитать меня за это... - Она вновь повернулась к Койрэ, в ее глазах было отчаяние и легкая грусть. Она помотала головой, тихонько вздохнув, подошла к друиду и положила прохладную руку ему на лоб. - Горячий. У тебя жар... Хочешь, я позову Феллину? Она целительница.
      Но Койрэ волновало только одно - Анастрианна, которая пыталась как можно дольше задержаться среди живых, и, кажется, ей это удалось при помощи кольца.
      - Нет, никого не надо звать, - друид глянул в сторону окна, солнечные лучи уже скользили по небосводу, освещая все земли вокруг. - Я сам со всем справлюсь... - Койрэ прищурился. Ему стало немного лучше, но боли отказывались покидать его окончательно. - Я не думаю, что зациклен на Эвели, - друид прикрыл глаза. Он был обижен на эльфийку из-за того, что она сказала ему на крыше.
      Рука Зои безвольно упала. Усталость навалилась с новой силой, и немного закружилась голова. Сейчас ей больше всего захотелось остаться одной, и не слышать холодных слов Койрэ.
      - Да. Ты со всем справишься, - сказала она и, повернувшись, пошла к двери. Ее немного шатало - то ли от усталости, то ли от недавно творившейся здесь магии, а может от всего вместе. Уже открыв дверь, она обернулась на мгновение к друиду, и едва слышно сказала: - Но вот справишься ли ты с одиночеством?
      Прикрыв дверь, Зои направилась в свою комнату. Там она, не раздеваясь, упала поверх одеяла, и какое-то время можно было ни о чем не думать, забывшись в объятиях сна.

0

19

Глава 18.
      Сквозь покрытые морозным узором окна падали несколько робких лучей солнца, освещая спящую лунную эльфийку и человека, между которыми втиснулся белоснежный котёнок, составляющий выразительный контраст с тёмными волосами обоих любовников. В ледяной с виду комнате царило тепло, мягко окутывающее Фьерна и Эвели, но дышалось легко и их сны были словно тонкое кружево, сплетённое из дневных забот и мечтаний. Утро заканчивалось, они получили возможность отдохнуть, и никто из них не спешил проснуться, наслаждаясь покоем и безопасностью.
      Наконец старая привычка взяла верх, и едва солнечные лучи, не ограниченные никакими занавесями кроме ледяных ажуров, коснулись лица, Фьерн заворочался, нехотя открывая глаза. Инею солнце было ни по чем, он лишь чуть перевернулся, подставляя лучам белое пушистое пузо и тряхнул, не просыпаясь ушами. Колдун улыбаясь некоторое время смотрел на спящую Эвели, однако вскоре в голову закралась не слишком приятная мысль. Время... оно ведь идет для них по-разному... Когда-то она спрашивала его об этом. Каждому - свои года, и каждому - своя память. Ничто не вечно, даже боги, и оттого здесь, где время было словно река, текущая подо льдом, хотелось задержаться подольше, не считая драгоценные часы.
      Эвели могла бы проспать до полудня, но почувствовав взгляд колдуна, открыла глаза. Она улыбнулась, сверкнув белыми зубами, и потянулась под одеялом, поглядывая на мужчину. В их комнате было тихо, лишь сопение котёнка нарушало это непривычное спокойствие, и бард подумала, что такое мирное место она посетила впервые.
      - Доброе утро, любовь моя... О чём размышляешь?
      - Ни о чем существенном, родная, - улыбнулся колдун и, словно случайно образовавшаяся между бровями вертикальная морщинка, разгладилась. - Просто в очередной раз поражаюсь твоей красоте и не могу до конца поверить в свою удачу. Ты хоть немного выспалась, сердце мое? - он ласково поцеловал её в висок. - Меня терзают смутные сомнения, что сегодня у нас у всех будет весьма насыщенный день.
      Лунная эльфийка, улыбаясь мягкой, несвойственной ей - разве что в последние месяцы - улыбкой, поцеловала Фьерна и заверила, что давно так хорошо не отдыхала. Бард и в самом деле чувствовала прилив сил и... зверский голод. Эвели выбралась из вороха одеял и принялась одеваться. Уважая местные традиции, она вновь надела белое шерстяное платье. В остренькие ушки, эльфийка вставила маленькие жемчужные серёжки-капельки, которые она забрала из запасов Анастрианны, в качестве компенсации за моральный ущерб. Бард достала свой любимый гребень и принялась расчёсывать волосы, стоя перед небольшим узким зеркалом, висящим на стене в металлической раме серебристого цвета.
      - Я бы с удовольствием позавтракала, хотя, скорее всего местную трапезу мы уже пропустили, - чуть улыбаясь, заметила девушка.
      - В таком случае, - задумчиво отозвался Фьерн, размышлявший надевать плащ или оставить в комнате, и в итоге махнувший рукой - вряд ли амулет на застежке ему в ближайшее время понадобится, - предлагаю наведаться прямо на кухню. Есть все основания полагать, что нам не откажут. - Колдун провел рукой по лицу и недовольно поморщился, подумав, что с этими походами скоро и на человека похож не будет. - И не сомневаюсь, что там для нас найдется по тарелке завтрака.
      Рука об руку, не спеша, они пошли по храму, в очередной раз впитывая его насыщенную ледяную магическую энергию. Глядя на Эвели можно было лишь удивляться, что ей подвластна огненная магия - настолько естественно смотрелась здесь белокожая, синеглазая эльфийка, чей облик сейчас казался хрупким и каким-то... морозным. Даже в её волосах, как и в волосах колдуна, поблёскивали мельчайшие кристаллики льда. Они посетили купальни, которые, к их сожалению были раздельными для мужчин и женщин, и направились в большой трапезный зал, пустующий в это время суток. Огромная дверь, ведущая на кухню, была приоткрыта, и оттуда тянуло аппетитным ароматом похлёбки. Там их в шутку пожурил старый-престарый, сухонький как палка главный повар-гном, но в закромах нашлась еще теплая выпечка, свежее молоко, ягоды, сыр, оладьи и ветчина. Побрившийся Фьерн наконец-то чувствовал себя человеком и с удовольствием налетел на нехитрые яства, внезапно вспомнив детство - юный колдун, наказанный отцом, тайком пробирался на кухню огромного особняка, где сердобольная повариха подкармливала оставленного без обеда сорванца. Говорили на кухне преимущественно о Руско и капкане. Лис, похоже, уверенно шел на поправку, а Керсин сам не свой носился по округе, силясь найти какие-то зацепки.
      Зоилит проснулась через несколько часов после того, как легла в постель. Солнечный свет заливал комнату, складываясь в причудливые оттенки, когда проходил сквозь стекло, украшенное морозными узорами. Девушка пошевелилась, разминая слегка онемевшее тело - кажется, она так в одной позе и проспала все это время. Все-таки разгуливание по морозу с мокрыми волосами не прошло бесследно - в горле поселилась тупая боль, а голова казалась тяжелой. Нужно было срочно принимать меры. Зои хорошенько прогрелась в горячем источнике, на этот раз не став мыть голову, вновь надела теплое шерстяное платье и отправилась на поиски завтрака - обязательно нужно было съесть и выпить что-нибудь теплое. Не считая некоторой бледности, Зои выглядела как обычно. Она довольно быстро отыскала трапезную, но никого там не обнаружила. Впрочем, заглянув на кухню, она нашла Эвели с Фьерном.
      - Доброе утро, - сказала плутовка, подходя к ним и слегка улыбнувшись. - Не возражаете, я к вам присоединюсь? Такое ощущение, как будто я дня три не ела...
      Эвели, которая в этот момент накладывала кусочек ветчины и сыра на оладушек, добавляя к нему какие-то вкусно пахнущие травки, кивнула, внимательно посмотрев в лицо Зоилит.
      - Говорили тебе - не бегай с мокрой головой на ветру. Ты как будто вчера родилась! - заметила эльфийка. - Если начнёт стрелять в виске или затылке - сразу скажи мне или местной целительнице.
      - Здравствуй, Зои, какая-то ты бледная, - поприветствовал Фьерн, чуть хмурясь, - присоединяйся, хорошая еда изгонит все болезни.
      - Да все в порядке, - сказала Зоилит, качая головой. - Немножко простудилась, ничего серьезного. Я закаленная, частенько разгуливала с мокрой головой, - улыбнулась она. - Но к таким морозам не привыкла.
      Эльфийка сделала несколько "бутербродов" себе и Фьерну и даже сварила кофе, в том числе и для Зоилит. Мешочек с чудесными крупинками, купленный в Аткатле, подходил к концу, и бард прикидывала, где по пути сможет пополнить запасы любимого напитка. Она была одной из немногих эльфов, что любили кофе, большинство же морщили нос и предпочитали травяные чаи. Бард считала их идиотами. Девушка взяла глиняный кувшинчик и предложила добавить всем молока. Поблагодарив ее, Фьерн подставил свою кружку. Повара их не тревожили, занятые своими делами и разговорами, лишь изредка пытаясь втянуть в ненавязчивую беседу гостей, однако старый гном следил, что бы никто не отвлекался и предстоящий обед не пострадал в зародыше.
      Зоилит поблагодарила Эвели за кофе, попросив добавить в него побольше молока, и с удовольствием принялась за завтрак. Ее волновали два вопроса: как там после вчерашнего Койрэ и как лис и следопыт, что она и принялась обсуждать с бардом и колдуном. Заканчивая завтрак, Эвели заметила:
      - Думаю, Койрэ сам разберётся в своих делах. Пока это не касается меня или Фьерна - его проблемы, это его проблемы. Я не тащу его за собой на верёвочке, к тому же здесь есть всё необходимое - вода, еда, тёплая постель и клирики. А ты, Зои, слишком стараешься ему угодить. Это, конечно, твоё дело, но раз он не ценит, то к чему забивать голову? Хотя, разбирайтесь сами.
      Зои неопределенно пожала плечами.
      - Наверное, ты права, - сказала она, допивая кофе и решительно отставляя кружку, словно приняв решение. - Я забрала тот капкан, что мне пришлось разломать. Наверняка мастер оставил где-то свое клеймо, и его можно будет по этому клейму отыскать, - сказала плутовка в конце, доедая, наверное, уже восьмой оладушек и почувствовав, наконец, что наелась. Даже боль в горле приутихла, как и предсказывал Фьерн.
      Бард посмотрела на колдуна:
      - Какие у тебя планы на этот день?
      - У меня сегодня нет ничего конкретного, - ответил колдун, допивая кофе. - Но я думал, что ты хотела разобраться с Фростивином…
      - Да... Фростивин... - Эвели закусила губу, словно размышляя о чём-то. - Это моё очередное испытание.
      - Ты справишься, радость моя, - тихо сказал Фьерн на ухо Эвели. - Попытка не пытка, я буду рядом. И не только я... Мы поможем справиться с огнем, если что-то пойдет не так. А если ничего не выйдет с мальчиком то, ты, по крайней мере, попытаешься… - он не успел договорить, как в кухню ворвался бурый лис, неся с собой прохладный уличный воздух. Проворно облазил все углы, нашел что-то кем-то оброненное, и отправился жевать найденное под столом. Вслед за ним вошел Керсин, явно не ожидавший встретить тут гостей храма.
      - Доброго дня вам, - поприветствовал их следопыт и покачал головой, заметив торчащий из-под скатерти кончик лисьего хвоста. Зоилит обернулась, увидела Керсина, и на ее лице появилась приветливая улыбка.
      - Доброго дня, - сказала она. - Это ваш лис промелькнул? Значит, с ним все в порядке?
      - Спасибо богине, он еще вдоволь набегается по здешней округе, и вам конечно, - открыто улыбнулся рашеми девушкам.
      Эвели встретилась взглядом с глазами-бусинками, глядящими на нее из под скатерти, и ей показалось, что лис улыбается. Некоторое время бард и зверь смотрели друг на друга, затем девушка протянула ему руку, и лис осторожно лизнул её пальцы. Он не забыл её песню, которая помогла ему пережить боль от капкана, и лисье сердце не разорвалось от напряжения.
      В руках Керсина была накрытая холстиной корзина, откуда доносился запах свежей речной рыбы. Корзину он отдал кому-то из поваров, а сам уселся на лавку и взял из резной деревянной плошки кусок пирога с мясом, разломил и половину отдал Руско, приговаривая, что б лис не хватал все подряд. Следопыт нахмурился, словно что-то вспомнив и обернулся к Зои.
      - Ты не смотрела, что там с капканом? Я не могу найти следов этого психа, но… я даже не знаю с чего начать. - Судя по всему, это обстоятельство сильно выбивало Керсина из колеи.
      - Я рада, что с твоим лисом все в порядке, - ответила Зои, легко переходя на "ты". - Насчет капкана... Я еще не успела его изучить. На нем должно стоять клеймо мастера, я как раз собиралась пойти его поискать, - девушка поднялась из-за стола. - Если хочешь, можешь пойти со мной, - добавила она и обернулась к Эвели и Фьерну. - Увидимся позже, - улыбнулась она им, заметив мельком, какими серьезными стали их лица. Очевидно, с беловолосым мальчиком была связана целая история, и это имело отношение к эльфийке. Зои ужасно хотелось знать подробности, но она не решалась спросить. Да и не хотела вмешиваться в чужие дела. Так что, кивнув парочке, девушка в сопровождении следопыта отправилась в свою комнату изучать капкан.
      Очень осторожно, стараясь больше ни обо что не порезаться, она разобрала его на детали, разложив их на полу. Затем стала внимательно рассматривать каждую. Наконец, она нашла то, что искала: на одной из мелких дуг было выгравировано клеймо - круг, пронзенный клином.
      - Смотри, - девушка протянула дугу Керсину. - Тебе знаком этот символ?
      Керсин склонился над деталью, где была метка, пригляделся и раздосадованно покачал головой.
      - Нет... впервые вижу. Похоже на инициалы... Может гномьи, может дворфийские. Как две руны, но большего, к сожалению не скажешь. - Он проговорил какое-то простое заклинание и провел руками над эмблемой. - В нем нет ни собственной ауры зла, ни хаоса, только, - следопыт нахмурился, - аура закона.
      - Закона? - удивленно переспросила Зои, вновь вглядываясь в клеймо. - Хм... все-таки не похоже, что это дело рук дворфа, - покачала она головой. - Я никогда не слышала, чтобы дворфы создавали ловушки. Разве что это какой-то уникальный мастер. Что ты знаешь о гномах и дворфах в округе? Может, у тебя есть личный враг? Или кто-то настроен против Храма и его обитателей?
      Керсин ненадолго задумался.
      - Когда-то давно… Старший Жрец Хансмор рассказывал… Тут существовала секта ни секта, культ ни культ... В общем, у них были разногласия с нашими жрецами, но от них не было, ни слуху, ни духу уже много лет.
      - Что-то вроде секты или культа? - переспросила Зои. - Вполне может быть. Эти капканы - как часть какого-нибудь странного обряда. - Она задумчиво покрутила в руке дугу с клеймом. - Можно спросить Хансмора об этом символе. Если же он ничего не знает, то поискать в библиотеке, если она здесь есть, или поспрашивать в ближайшем селении. - Она поднялась с пола. - В любом случае, все эти железяки можно выбросить, кроме этой, - добавила она, пряча дугу в карман платья. - Они рассказали все, что могли.
      - Я бы не стал тревожить Старшего Жреца... - нахмурился Керсин. - Можно посмотреть в архивах, там могли оставаться какие-то записи либо спросить у Кельхедиаруса. Наш безбашенный дракон иногда может быть сговорчивым.
      Зои замерла в нерешительности. С одной стороны, ей хотелось узнать, кто делает эти ловушки, чего этим добивается, и вообще, как такие ловушки можно создать. Но с другой стороны, она не особо рвалась помогать малознакомому следопыту. Он же наверняка слишком правильный, как и большинство обитателей этого храма. И если бы узнал, чем занималась Зоилит в свое время, вряд ли погладил бы по головке. Девушка задумчиво посмотрела в окно.
      - К дракону я в любом случае не стала бы обращаться, - медленно проговорила она. - Он слишком... величественен. Сомневаюсь, что я смогу его уговорить что-то сделать. Это скорее получится у тебя. А вот архивы... - в глазах Зои зажглись огоньки интереса - давненько она не рыскала среди древних томов, свитков и фолиантов, а ведь там всегда можно было найти что-то любопытное и полезное. - Я бы охотно поискала этот символ там. Я хорошо умею искать информацию.
      - Ну ладно, - сосредоточенно ответил Керсин, - я отведу тебя в архивы, это почти на самом верху. Только прежде надо будет занести это железо, - он показал на остатки ловушки и принялся собирать их, - нашему кузнецу, пусть сделает из них что-нибудь полезное. Хм. Нам в принципе по пути.
      - Спасибо, - отозвалась Зои, помогая Керсину собрать остатки ловушки. Перспектива увидеть архивы радовала ее куда больше, чем могло показаться. Наверное, это была ее тайная страсть, в которой она и себе-то не признавалась. Впрочем, и посещение кузнеца было любопытным событием - она лишь пару раз видела работу таких мастеров. И это поистине завораживало.
      Керсин повел Зои по очередному хитросплетению коридоров. В принципе до архивов можно было дойти и более короткой дорогой, но тогда пришлось бы миновать несколько мест, где обычно довольно многолюдно. А молодому следопыту сейчас не хотелось ни с кем встречаться. У него не было тех ответов, которые он хотел бы дать... Пока не было.
      Кузня обозначила свое присутствие характерными звуками грохота, звона и шипения, работа была в самом разгаре, и прошлось подождать, прежде чем кузнец - дюжий человек, похожий на варвара откуда-то с севера, лет сорока пяти и его помощник - щуплый подросток - переведут дух. В царстве кузнеца было очень жарко и шумно. Именно таким Зои его и помнила. Она с любопытством разглядывала обстановку - огромные кузнечные меха и станки, разные заготовки и завершенные изделия. Впрочем, плутовка никогда не стремилась осваивать это искусство - слишком уж тяжелое занятие для полуэльфийки. Но зато она была настоящим ценителем. В ожидании кузнеца, девушка восхищенно рассматривала несколько изящных кинжалов, разложенных на ближайшем столе. Гравировка повторяла морозные узоры на окнах, а в рукояти красовались мелкие драгоценные камни. От маленького до самого большого кинжала - все были чудесным оружием, прекрасным и очень опасным.
      - Зачем пожаловали? - прогудел кузнец во всю мощь своих легких, стаскивая рукавицу и утирая со лба пот. Подмастерье же, похоже, так умаялся, что ничего не замечал и сейчас опустошал огромную кружку с водой.
      - Да вот, мастер Йёрнвульф, металл тебе принес - пусти на хорошее дело, - Керсин протянул кузнецу части капкана.
      - Хорошая сталь. - Покрутив одну из дуг в руках, пробасил варвар. - На дворфийскую похожа, хотя... ковка не та... Словно слишком рано сняли, недотомили... - ладно, сооружу из неё чего путного. - Доброго дня, молодежь.
      Зои оторвалась от созерцания кинжалов и, вежливо кивнув на прощание кузнецу, последовала за Керсином.
      - Слышал, что он сказал? - спросила она. - Сталь похожа на дворфийскую, но не совсем. Гномы, они ведь тоже хорошие мастера кузнечного дела, но до мастерства дворфов не дотягивают. Зато они лучше всех создают всякие мудреные вещицы. Я по-прежнему считаю, что нужно искать гномов в округе. Но мастер ловушек может быть лишь исполнителем... - Зоилит покачала головой. - Все равно надо понять, что означает это клеймо.
      - Ну... если оно как-то связано с тем культом, - задумчиво хмурился Керсин, - то в архиве должно найтись подтвержедние.
      Они поднимались по лестнице, почти никого не встречая на своем пути и наконец, достигли книгохранилища. Строгие ровные стеллажи и полки необычного белого дерева, штабеля книг, расставленных строго по названиям и тематике, свитки в специальных тубах и желобках, карта региона на стене, а на другой - карта созвездий. У огромного узорчатого окна - оптическая труба для наблюдения за звездами. Керсин раздумывал какое-то время, но потом пошел к крайним стеллажам, где находились хроники Храма.
      Сердце Зои замерло от восхищения, когда они вошли в архивы. Такое великолепие она видела только один раз в библиотеке магической академии, куда их с Солтисом водил учитель. Даже те архивы, на которые покушалась Гильдия воров Врат Балдура, не шли ни в какое сравнение с богатством, что находилось здесь. На несколько минут Зои забыла, зачем они с Керсином пришли, и просто прошлась вдоль стеллажей, легонько касаясь корешков книг, остановившись возле подзорной трубы. Но хлопок книги, раздавшийся оттуда, где стоял Керсин, вернул девушку к реальности, и она сосредоточилась на задаче, что их сюда привела. Плутовка решила начать с полки, помеченной как "Кланы и организации Побережья Мечей". Перед Зоилит был широкий выбор книг и свитков, однако раз за разом её постигало разочарование. Описывались либо знакомые ей организации, либо мало подходящие под нужное и было трудно понять, с какого конца браться за поиски. Керсин же продолжал копаться на полке с хрониками Храма.
      - Ничего не могу найти... - сокрушался молодой следопыт, пробегая глазами по пергаменту. – Не то, не то...
      Зои без устали просматривала том за томом, свиток за свитком. Ничего похожего на найденное клеймо она пока не находила. Ей пришло в голову осмотреть полку, отведенную под описания различных ремесел и великих мастеров в этих областях. Были тут и художники, мастера оружия. Когда плутовка попыталась вынуть с полки очередную книгу, ей на ногу свалился сложенный вчетверо листок пергамента - старый и истертый. Видимо он лежал между приглянувшимся плутовке томом и его соседом. При ближайшем рассмотрении это оказался список имен. Некоторые были зачеркнуты, рядом с другими стояли "галочки", около третьих красовались знаки вопроса. На полях уверенным почерком была сделана приписка: «На данный момент угроза исчерпана, однако сбежавших нельзя оставлять без внимания».
      Вертя загадочный листок и так, и эдак, пытаясь разглядеть полустертые слова, Зоилит подошла к Керсину, погруженному в изучение очередного тома. Он сидел прямо на полу, сосредоточено листая страницы, а вокруг него лежало не меньше десятка книг и свитков. На какое-то мгновение он напомнил Зои Солтиса, когда тот пытался разыскать очередное хитроумное заклинание или сложный рецепт зелья, но девушка помотала головой, и воспоминание растаяло как дым.
      - Смотри, что я нашла, - сказала Зои, протягивая следопыту листок пергамента. - Тебе говорят о чем-то эти имена?
      Керсин легко поднялся на ноги и какое-то время хмурился, вглядываясь в написанное.
      - Мне кажется, я где-то слышал такие звания, которые стоят у верхних имен. Это жреческие ранги... только не у нас... что-то связанное с бурями, но не Талос, точно.
      - Связано с бурями, но не Талос? - удивленно переспросила Зои, продолжая разглядывать листок. Она задумалась на мгновение, вспоминая. - Не идет ли речь о Шондакуле, боге воздуха? Или, может, о Хоаре? Хотя... это скорее бог возмездия, чем бурь.
      - Не думаю, что приверженцы Шондакула могли бы заниматься подобным безобразием, - продолжал хмуриться Керсин, - а вот хоариты... Ведь могут быть разные течения. И они в подобных случаях легко варьируются в зависимости от настроений настоятелей. К тому же, я уверен, что когда-то об этом вскользь упоминалось, вскоре после того, как я пришел сюда. Жаль, многие наши старейшины померли... - молодой следопыт вздохнул. – Жрец-буревик Хансмор не будет об этом говорить, в этом я уверен точно. - Рашеми перевел взгляд на стену, где висела карта окрестностей, и задумчиво потер подбородок.
      - Хоариты? - переспросила Зоилит, кладя листок пергамента на стопку книг. - Возможно ли такое, что кто-то из них вспомнил старую неприязнь и теперь мстит таким вот странным образом? - Она проследила за взглядом Керсина. - Думаешь, есть ли в окрестностях секта Хоара? Кстати, я вполне могу представить, что среди последователей этого божества - гномы. Один из которых и создал этот кошмарный капкан.
      - Ты ведь и сама сказала, что Хоар - бог возмездия, а с этим никогда не поздно, - Керсин уныло хмыкнул. - Вот здесь, - он указал на северо-восточный склон горы, - есть вход в естественные пещеры, настоящий лабиринт, где может разместиться хоть два десятка таких городов как Уотердип. Я как-то заходил туда, но далеко не забирался. Руско это место не понравилось сразу, а его чутью я привык доверять.
      - Никогда не понимала все эти планы мести, - пожала плечами Зои, - их плодят мозги особой масти, очевидно. - Она внимательно посмотрела на карту. - А этот вход далеко отсюда? Лабиринты пещер - это ведь и в самом деле идеальное укрытие для какой-нибудь большой группы. Правда, такие места часто бывают просто нашпигованы ловушками, потайными ходами и прочими прелестями. - Зоилит сама не заметила, как увлеклась этим делом, и ей очень хотелось помочь Керсину довести его до конца. Правда, больше из любопытства.
      - Раз в случившемся повинны они, то относительно ловушек можно не сомневаться, - Керсин невесело усмехнулся. – Вход... - следопыт прикрыл один глаз, видимо это помогало ему вспоминать, - отсюда часов пять–шесть. Местность довольно труднопроходимая, склон местами крутой, к тому - же надо будет спуститься к лесу. А сколько придется искать уже в пещерах - можно только догадываться. Однако сколько бы ни было, - его загорелое лицо приобрело решительно-сосредоточенное выражение, - надо найти крысу в норе и уничтожить её!
      Зоилит думала лишь пару мгновений и приняла решение.
      - Я пойду с тобой, ты не против? Я хорошо ищу ловушки. - "Интересно посмотреть, какие ловушки они там напридумывали" - мысленно продолжила девушка, но вслух говорить этого не стала. Все-таки следопыта вели совсем другие мотивы. - И арбалетом владею неплохо. Только, - Зои оглядела себя, - нужно бы переодеться, не идти же в длинном платье. Наверное, там будет холодно? А у меня нет подходящей одежды.
      - По поводу одежды не волнуйся, - лишь на миг задумавшись, ответил рашеми, - в хранилище хватит зимней амуниции на целую армию, и на тебя обязательно что-нибудь найдется. - Потом Керсин снова замешкался. - Ты уверена, что хочешь идти туда? Ведь, - он помрачнел, - ведь... я даже представить себе не могу, с чем мы можем там столкнуться.
      Зоилит некоторое время задумчиво смотрела на охотника, потом кивнула.
      - Уверена, - чуть улыбнулась она, и добавила: - в последнее время меня не покидает чувство, что я не делаю ничего полезного, только обременяю своих спутников. Так что если мои способности тебе нужны, буду рада помочь. И нет смысла бояться неведомых опасностей - сначала нужно разобраться, что там такое. - Зои бросила взгляд за окно, где по-прежнему царила зима. - А здешние обитатели не будут против, если я позаимствую одежду из их запасов? Есть шанс, что я ее не верну.
      - Твои навыки могут быть бесценными в этом деле, - чуть смущенно признался Керсин, - а по поводу снаряжения - не волнуйся, хранилища постоянно пополняются, да и исчезновение одного комплекта вряд ли кто-то заметит, а если и заметит, то это не беда, - следопыт махнул рукой. - Ну что, пойдем?
      Рашеми вывел Зои из архива и остановился в одном из невысоких коридоров.
      - Во-он - там, - он указал на поворот в конце, - два раза повернешь налево, и будет хранилище, а я пойду, наберу провизии... - С этими словами он оставил плутовку и скрылся в соседнем коридоре.
      Зои быстрым шагом отправилась в хранилище. Здесь никого не было, лишь молчаливые ряды полок, сундуков, ящиков, тюков. Впрочем, все было аккуратно разложено так, чтобы удобнее отыскать нужный предмет. Хранилище напомнило Зои ее жизнь во Вратах Балдура, но девушка решительно отогнала эти мысли и принялась искать одежду по размеру. Вскоре она уже была облачена в тунику и брюки из плотной ткани, сапоги на меху и меховую куртку с капюшоном. Она подвигалась - было не очень удобно. Вернее, непривычно. Зато тепло, теперь она точно не замерзнет. Удовлетворенно кивнув, Зои подхватила шерстяное платье и направилась в свою комнату - нужно ведь было забрать свои вещи.

      Когда Зоилит и Керсин ушли, Эвели отставила пустую чашку, решив что с неё хватит кофе на это утро. Они поблагодарили старика-повара и тихо вышли из кухни, оставив за неплотно притворённой дверью, запахи простой, но очень полезной еды, тепло и некое, свойственное лишь кухням, нервное веселье. Это место, в отличие от остальных помещений храма, было наиболее живым, наполненным столь близким барду хаосом.
      - Где этот сорванец может быть? - задумчиво произнесла эльфийка, накручивая длинный локон на палец и идя вперёд по длинному ледяному коридору.
      - Наверное на вышке, - ответил Фьерн, - она над площадкой для приземления. Оттуда он прибежал к тебе в первый раз. Все смотрит вдаль, представляя, как полетит... - колдун чуть удрученно вздохнул.
      Поблуждав по коридорам и пройдя насквозь залы со светящимися круглыми бассейнами, бард и колдун выбрались в естественные пещеры с очень широкими и высокими тоннелями. Фьерну не хотелось вести Эвели по лестнице, на которой, едва оступившись - не соберешь костей. Пока они пробирались по пещерам, приближаясь к выходу наружу, становилось холоднее, а Эвели, в здешних местах практически заглушившая свою кровь - вновь стала чувствительна к холоду. Поэтому бард надела пурпурную накидку с капюшоном, сделавшую ее личико еще более бледным, а глаза - походившими на два огромных ледяных озера.
      Вышка представляла собой далеко выдающийся вперед уступ, нависавший над плато. Фростивин стоял на самом краю, позволяя порывистому холодному ветру трепать его волосы, и смотрел вдаль. При виде маленького дракона, Эвели на миг посетила безумная мысль - столкнуть его вниз, лететь пришлось бы долго, и возможно это был бы самый быстрый способ. Страх учит лучше любого объяснения. Во всяком случае, её научили практически таким образом. Но он чистокровный дракон и у них могло быть всё гораздо сложнее. Девушка вздохнула и, подойдя к Фростивину, тихо встала рядом с ним, бросив взгляд вниз на далёкое плато.
      - Ты пришла... - тихо сказал мальчик, не глядя на девушку. - Я ждал... Пробовал прыгнуть раньше, но не получилось... - он вздохнул как слишком рано повзрослевший ребенок, затем набрал снега из-под ног, слепил неровный снежок и зашвырнул его далеко вперед. Фьерн остановился в нескольких шагах позади. Он не хотел отвлекать их, но был готов вмешаться, если что-то пойдет не так.
      Эвели следила за полётом снежка, брошенным мальчиком, а в голове её было пусто. Она плохо представляла себе, как объяснить Фростивину, что такое полёт. Не знала, как это делали драконицы. Она никогда не была матерью даже эльфам, что уж говорить о детях чуждой расы, иного вида. Всё же она прикрыла глаза, пытаясь вновь пробудить в себе ощущения драконьей крови. Сначала она ничего не чувствовала, лишь чёрную пустоту внутри себя, да ветер, бьющий в лицо - снаружи. Затем, где-то глубоко внутри затеплилось пламя, словно не потухший до конца уголёк. Оно начало постепенно разрастаться, концентрируя на себе всё внимание эльфийки. Фростивин словно почувствовал, что происходит нечто - одновременно родное и чуждое. Мальчик схватил Эвели за руки и прижался к её платью лбом, открывая свои мысли. Здесь на краю уступа ощущение грани было столь близко, а даль была запретно-сладкой, бодряще-морозной. Эта жажда высоты, полета обрушилась на Эвели, как метель, как пожар, сметающий все на своем пути. Фьерн замер неподвижной статуей, не вмешиваясь, но пристально наблюдая. Его нервы были натянуты до предела, а эмоции Эвели и Фростивина, смешанные в огненно-ледяном вихре словно играли на этих струнах только им одним ведомый мотив.
      Девушку разрывало на части – когда-то она стремилась к этому - пробудить свою кровь, насладиться чувством, неведомым никаким эльфам, кроме авариэль. Затем также яростно пыталась побороть сущность, которая грозила превратить её в зверя, неконтролируемого и яростного, пожирающего её эльфийский утончённый разум и натуру. Усыпить оказалось гораздо сложнее, чем пробудить... А теперь вновь от неё потребовалось дать зверю волю, напомнить о том, как это было когда-то, казалось бы не месяцы - годы назад.
      Две маленькие фигурки, стояли на самом краю площадки, а яростный ветер набрасывался на них, пытаясь с каждым порывом оттеснить всё ближе к краю. Мысли Эвели, воспоминания о полёте вспышками возникали в её голове, передаваясь Фростивину, который жадно впитывал каждую мелочь, и это знание наполняло его пониманием сущности полёта, единения со стихией воздуха, одинаково доступной и понятной как огненным, так и ледяным драконам. Неожиданный порыв ветра накрыл вышку и бросил горсть снега в лицо Фьерну, заставив его зажмуриться. Когда он открыл глаза через долю секунды, то увидел, лишь алый сполох накидки Эвели. Им всё-таки не удалось удержаться на уступе...
      Взревев, колдун бросился к краю. Две маленькие фигурки падали вниз... Медленно как во сне. Так казалось Фьерну, но сам он при этом не мог двинуться вообще. Даже имя Эвели застыло на губах. Как вдруг... Белая вспышка озарила Фростивина, и они полетели не вниз, на утоптанный снег, а параллельно, относительно выровнявшись в считанных футах над плато. Белые крылья били по воздуху. Даже легенькая эльфийка была для юного дракона сейчас тяжелым грузом, но Фростивин постепенно, с трудом переваливаясь в воздухе, начинал набирать высоту.
      Самым большим шоком для Эвели стало то, что, несмотря на кровь, которую она выпустила из-под контроля - сама она не смогла создать крылья. Возможно это были последствия магии холода, а может коварство драконьей крови, решившей убить непокорную носительницу. Она так и не узнала, в чём была причина, но с тех пор к ней вернулся страх высоты. Бард была столь близка к смерти, что успела лишь подумать о Фьерне, которого она больше никогда не увидит. Когда эльфийка поняла, что не ударилась о землю, а наоборот, поднимается вверх, она в ужасе закрыла глаза, лишь бы не видеть расстояние до земли. Фростивин сумел, напрягая все силёнки, вытащить их обратно на вышку, и там они оба рухнули на снег, недалеко от края.
      Едва оба оказались на площадке, Фьерн бросился к Эвели и крепко-крепко прижал эльфийку к груди. Ее сердечко колотилось быстро как у зайца, а Фьерн не мог словами выразить тот ужас, что почувствовал, когда осознал, что может потерять девушку и не в силах ничего с этим сделать. А вот юный дракон, похоже, был счастлив. Он тяжело дышал, но в его глазах светились восторг и радость. Он даже не понял, что произошло с Эвели.
      Барду казалось, что она лишилась дара речи, но, в конце концов, натура менестреля, привычная к стрессам, взяла своё. Когда она поняла, что находится на устойчивой твёрдой поверхности, и ее крепко обнимает Фьерн, девушка глубоко вздохнула, стараясь сдержать слёзы и не начать истерику. Воспоминания об ужасающей высоте снова накрыли эльфийку, и дико закружилась голова. "Боги, только бы это не превратилось в болезнь..."
      - Я хочу уйти отсюда! - почти выкрикнула Эвели, поднимаясь на ноги и цепляясь за Фьерна, желая лишь оказаться в помещении, где были стены и потолок. Фьерн без лишних слов поставил Эвели на ноги и повел внутрь тоннеля, выводившего на вышку, и остановился только тогда, когда они добрались до небольшой комнатушки, высеченной в теле горы. Было заметно, что она давно пустует, но тут стояли стол и скамьи, накрытые шкурами, на одну из которых колдун и усадил эльфийку, а потом сунул девушке в руки флягу с чем-то горячительным. Сделав сразу несколько больших глотков и даже не поморщившись - во фляге было нечто похожее на дворфийскую водку, девушка подозрительно посмотрела на Фьерна.
      - Это тебя Фаран угостил? - Она откинулась на скамье, прислонившись спиной к прохладной стене и осматривая помещение. Бард заправила волосы за уши и слегка потёрла щёки, которые были даже не белые, а пепельные.
      - Нет… У одного здешнего товарища купил, - хмыкнул колдун. - Такая штука должна быть про запас. Ты как? - Он взял ладонь Эвели и проверил пульс. В глазах колдуна была явно заметна тревога - остатки того ужаса, что он испытал совсем недавно. Эвели ничего не ответила, просто крепко обняла его за шею, прижавшись лицом к его щеке. Горячая слезинка покатилась из краешка глаза, прочертив дорожку на его скуле.
      - Забавно... Могла бы умереть раньше тебя. Вот Койрэ бы кусал локти. Все его предсказания не сбылись.
      У Фьерна сжалось в горле, он прижал девушку к себе, неосознанно чуть покачивая как младенца. Дыхание перехватывало, но он таки просипел:
      - Койрэ? Какие к демону предсказания? - Он чувствовал, как горячая капелька скользнула по его лицу, и у самого в глазах отчаянно защипало, заставляя зажмуриться.
      - Никакие. Забудь. Он ничего не понимает... - глухо пробормотала эльфийка, и словно почувствовав, что Фьерну тоже пришлось нелегко, крепче сжала его своими маленькими ручками и принялась жарко целовать губы, щёки, всё лицо. - Я везучая. И всегда буду с тобой, пока тебе нужно.
      - Ты стала частью меня, - прохрипел колдун, - и ты всегда будешь нужна мне, потому что стала моим сердцем. Ты - мое сердце и я не оставлю тебя, пока жив, - голос Фьерна срывался. - Если с тобой что-то случится, я уже не смогу жить дальше. Человек не может жить без сердца.
      Сколько они просидели так, обнявшись, тихо шепча друг другу слова любви или просто в тишине, глубоко переживая всё происходящее с ними, эльфийка не знала, в этом месте она теряла счёт времени. Она забралась на широкую скамью, поджав под себя ноги и положив голову на плечо Фьерну. Чудесная смесь из его слов, объятий, крепкого напитка и замкнутого пространства сделала своё дело, и страх отступил окончательно. И покамест Эвели решила не задумываться - вернётся ли он в будущем.
      Фьерн крепко обнимал девушку, чувствуя, как она постепенно приходит в себя. Его самого тот панический страх за неё уже отпустил. Он ласково гладил Эвели одной рукой по шелковистым черным волосам и ни с того ни с сего, тихо-тихо стал рассказывать некоторые забавные эпизоды из своего детства. Сложно сказать зачем – может, чтобы отвлечь эльфийку или у него вдруг возникла потребность поделиться воспоминаниями. Бард с улыбкой слушала ровный и дорогой для нее голос Фьерна, никто на свете не сумел бы успокоить её лучше. Именно то, что они были столь разные, он спокойный - она импульсивная, она избалованная - он заботливый, делали их союз в глазах эльфийки ещё более ценным. У неё словно появилось наконец-таки родное существо, одно - во всём целом мире и по иронии судьбы он оказался человеком. Эльфы же, наподобие Койрэ, в основной своей массе являлись отстранёнными и равнодушными. Для них годы шли долго, и спешить любить и жить, им было ни к чему.
      - Ты был таким тихим сорванцом, как я посмотрю. Всегда мог выкрутиться из любой ситуации, - усмехнулась девушка, заглядывая в лиловые глаза колдуна и гладя его по щеке. Его суровое лицо, когда-то казалось ей холодным, но теперь она могла заглянуть под лед.
      Фьерн ласково убрал со лба Эвели выбившийся завиток черных волос, улыбаясь какой-то грустной и одновременно светлой улыбкой.
      - Отец считал, что я должен буду продолжить его дело... Стать его наследником. Высокопоставленным магом, волшебником. И ему было все равно до того, что было ближе моей природе. От того у нас и возникали конфликты. Он... настаивал. А я хотел оставаться собой, развиваться так, как того жаждет дух. Отец этого не понимал и не хотел понимать.
      Эвели скривила сочные, как алая вишня губы в усмешке, но в её глазах улыбки не было.
      - Мой дед тоже хотел сделать из меня волшебницу, или же обучить некромантии. А меня больше интересовала музыка и в конце концов он махнул рукой, сосредоточившись на моей сестре. Нас с тобой пытались переплавить в то, чем мы не являемся, но мы оказались стойким материалом. И в итоге это привело нас туда, где мы сейчас... Я не жалею.
      - Я тоже, радость моя, - тихо ответил Фьерн и поцеловал Эвели. - Такое сокровище как ты, стоило бы и не таких мучений. Я люблю тебя... и благодарю Госпожу, что она помогла мне найти тебя, ибо без божественной воли тут точно не обошлось.
      - Вот вы где! - восторженно раздалось с порога. Фростивин влетел в комнатушку, и уткнулся в барда, крепко обняв маленькими руками. - Спасибо тебе...
      Эльфийка тихо рассмеялась, ей нравился импульсивный маленький дракончик, и она была довольна, что справилась, пусть даже и с помощью сильного ледяного ветра. А может такова была помощь Ледяной Девы?
      - Я тоже тебя люблю, - тихо ответила она Фьерну, глядя ему в глаза, а рукой взъерошивая волосы Фростивина. - Понравилось тебе летать, малыш?
      Юный белый дракон не мог ответить Эвели бедным, на его взгляд, языком гуманоидов, вместо этого он просто обрушил на неё поток своих восторженно-завороженных эмоций. Взлетев, он в какой-то мере именно в этот миг, ощутил себя действительно полноценным драконом, а не привязанным к земле узником. Мысли Фростивина были пропитаны благодарностью, которую он так же не мог выразить словами. Фьерну тоже удалось ощутить отголосок эмоций Фростивина. Колдун улыбался, глядя на них, и чувствовал, как на сердце отчего-то становится теплее. А вот Эвели поёжилась - эмоции мальчика каскадом обрушились на её нервную систему, и она не могла определить нравится ей это или нет.
      Неожиданно она задумалась о том, что делать дальше - времени оставалось не так уж и много, её кровь вне этого храма, отнимала всё больше сил, и промедление становилось опасным. С одной стороны, эльфийка понимала, что ей необходима помощь, чтобы попытаться добраться до места назначения, а с другой - доверяла ли она Фьерну свою жизнь до конца? Он уже многим рискнул ради неё. Согласится ли он отправиться туда, где людям, мягко говоря, не рады. Фьерн словно почувствовал напряжение, что возникло в этот момент в мыслях Эвели, и крепче сжал её ладонь, стараясь ободрить, и дать понять, чтобы она не сомневалась в нем, не важно, чего это будет ему стоить... и сколько бы ни продлилась его человеческая жизнь.
      Фростивин, что не удивительно, ощутил перемену в эмоциях барда, но для маленького белого дракончика их хитросплетение было пока слишком сложным, поэтому, он просто решил, что Эвели устала, вскочил на ноги, прошептал "спасибо" и снова умчался куда-то в бесконечные коридоры Обители.
      Лунная эльфийка и в самом деле устала, иногда ее начинало легонько трясти. Теперь ей хотелось спокойствия, но тело, напротив, требовало нагрузить себя работой. Бард решила, что больше откладывать не стоит и через пару дней следует отправляться дальше, ей не терпелось вспомнить кое-что из своих танцев с кинжалами. Эвели подумала о своём любимом и проверенном способе расслабиться - игре на музыкальном инструменте и пении. Она сообщила об этом Фьерну, собираясь отправиться в комнату и остаться там до ужина, предоставив колдуну самому решать, чем он хочет заняться.
      - Я могу тебя послушать? - тихо спросил Фьерн. - Или ты хочешь побыть одна?
      Колдун понимал, что после пережитого потрясения Эвели еще какое-то время будет приходить в себя. Не исключено, что этот едва не закончившийся трагедией полет, еще долго будет напоминать о себе его прекрасной эльфийке. Фьерну действительно хотелось остаться рядом с девушкой. После произошедшего он бы вряд ли вообще отпустил её куда-то будь на то его воля! И вообще... он так давно не слышал, как она поет. Но в то же время, реши Эвели побыть одна - он бы не стал настаивать.
      - Мне будет приятно, если ты посидишь рядом. - Бард всегда наслаждалась присутствием Фьерна, а сейчас ей была особенно необходима его привычная молчаливая поддержка.
      Рука об руку они прошли по коридорам, спустились вниз и оказались перед дверью в их комнату. Покои встретили их теплом и инеистым блеском пола, стен и окна, что придавал комнате некий колдовской уют. Эвели пошарила в сумках и извлекла свой драгоценный инструмент. Проведя кончиками пальцев по деке мандолины, бард уселась на раскиданные у окна одеяла, предвкушая возможность с помощью музыки выплеснуть то, что накопилось в душе. Она привычно скрестила ноги, прикрыла глаза и провела костяным плектром по струнам. На лице эльфийки блуждала полуулыбка, делающая её похожей на маленькую довольную девочку.

Однажды дорога протянет мне алую ленту свою,
И этой лентой запястья я обовью,
Как память, как знак отреченья, как давний святой обет.
И - в путь, что поэтами тысячекратно бывал воспет!

Пусть сердце в груди парит на тугих и сильных крылах:
Меня эта жизнь так давно, так страстно к себе влекла.
Здесь все города и люди - гости моей души,
Хрупкие, разноцветные витражи.

И нет мне границ, как вселенной пределов нет.
Щедра рука, а в глазах беспечальный, безбрежный свет.
Мой мир так прост, так красив, в нём движение, смысл, покой...
...Однажды дорога протянет мне руку: "Пора Домой!"*

      Фьерн устроился на полу недалеко от Эвели и умиротворенно отрешился от мира, внимая голосу любимой, ему как всегда не нужно было смотреть: музыка и голос сплетали неповторимый мир, который можно увидеть душой, не глазами. Откуда-то вылез Иней и клубком свернулся у ног эльфийки. Сложно было понять, спит белый котенок или как его хозяин, купается в переливах голоса девушки, дергая то пушистым ухом, то когтистой лапкой. Время словно замедлило свой неумолимый бег, заслушавшись чарующим голосом Эвели. Когда эльфийка перестала петь и играть, оказалось, что комната практически полностью погружена во мрак.
      - Ого, мы можем опоздать на ужин! - Эвели спрятала инструмент и поднялась, поправляя юбку, в край которой вцепились коготки Инея. Котёнок потянулся, не желая отпускать ткань. Фьерн легко поднялся на ноги, отцепил пушистого хулигана от юбки Эвели и отправил к себе на плечо, шутливо пожурив.
      - Если и опоздаем, - улыбнулся колдун, - то не сомневаюсь, что на кухне для нас обязательно что-нибудь найдется. Впрочем, мы пока вполне успеваем. Твои песни просто прекрасны, - тихо произнес он в острое ушко эльфийки и легко поцеловал возлюбленную в висок. - Никогда не слышал ничего подобного.
      Эвели обняла Фьерна за пояс, и они вышли из комнаты по направлению к трапезной храма. В коридорах на их этаже было всё также пустынно. Бард задумалась, чем могли заниматься Зоилит и Койрэ, наверное, каждый нашел дело по своему вкусу. Вскоре их обоняния достиг ароматный дух еды и Иней, сидящий на плече колдуна громко заурчал. Несколько монахов прошли мимо о чём-то тихо переговариваясь, однако замолчали, как только поравнялись с парочкой. Эвели подумала, что они могли говорить о ней и о маленьком драконе.

*(с) Л. Гайдукова

0

20

Глава 19.
      Из долгого и тяжкого сна друида вытащила монахиня, постучавшая в его дверь.
      - Если вы голодны, можете пройти в трапезную, - сообщила женщина, и тут же удалилась, чтобы не докучать эльфу своим присутствием. Сначала Койрэ решил, что никуда не пойдет, но урчание в животе его раздражало. Друид был обессилен настолько, что с трудом поднялся с кровати. «Возможно, это и хорошо... Чем меньше у меня сил, тем менее я опасен. Просто поем и вернусь сюда».
      Собравшись с силами, Койрэ покинул свою комнату и сообразил, что не знает дорогу в трапезную. Впрочем, выход нашелся практически сразу. Появившаяся внезапно Акха, ткнулась мордой в ногу хозяина и потопала по одному из коридоров. Друид слегка ухмыльнулся, нюх у волчицы был хорош, так что он даже не сомневался, что она скоро найдет искомый зал.
      Фьерн неплохо изучил планировку храма и безошибочно вывел Эвели к трапезной. Колдуну приглянулся не слишком длинный стол у дальней стены - поближе к раздаче и подальше от входов, где им никто не мешал, и хватило бы места на весь их отряд, если кто-то внезапно присоединится. Сегодня к ужину приготовили запеченную оленину с грибами и овощами, легкое ежевичное вино, и, разумеется, свежую сдобу. Ароматы еды так и носились в воздухе, возбуждая аппетит у присутствующих.
      - А ты давно видела Фарана? - вдруг спросил колдун у Эвели, сообразив, что дворф в последнее время не попадался ему на глаза. Бард лишь пожала плечами. Её не слишком интересовал этот дворф, ставший на некоторое время их спутником. Собственно она вообще не нуждалась в спутниках, за исключением Фьерна.
      Керсин проскользнул в одну из кладовок-ледянок и собрал небольшую котомку, куда упаковал сухари, вяленое мясо и рыбу, травы для заваривания и прочую снедь. Бутылка горячительного у него всегда была при себе, да и кое-какие целебные порошки и мази тоже. Следопыт понял, что пожалуй погорячился с тем, чтобы выходить сейчас же. Как он и говорил Зои - путь был не близкий, а время уже не раннее, так что идеальным вариантом было дождаться следующего дня. Придя к такому выводу, молодой рашеми отправился искать плутовку.
      Зои аккуратно повесила шерстяное платье на стул, взяла свою сумку, проверив, на месте ли все и упаковав в нее свои любимые сапожки - они еще были в приличном состоянии, и закинула за спину арбалет. В последний раз окинув взглядом комнату, девушка вышла, плотно прикрыв дверь. Миновав пару коридоров, Зоилит встретила Керсина.
      - Я готова, - улыбнулась она. - Идем? Мне кажется, медлить не стоит. Мало ли какие еще штуки придумают эти таинственные "мстители". Только я хотела попрощаться с Эвели, Фьерном, Койрэ и Фараном... - "Потому что могу их больше не увидеть", - мысленно продолжила она, но вслух говорить этого не стала.
      Столкнувшись с Зои, Керсин чуть смутился, он еще не до конца продумал свою объяснительную речь, к тому же, чувство долга толкало его вперед, вот только заворочавшийся здравый смысл натянул поводья у этого не в меру ретивого желания.
      - Зои…, - начал следопыт, вздыхая, - я подумал... и понял, что сейчас идти уже поздно. Последний отрезок пути придется идти в темноте, а это даже для тех, кто обладает темным зрением - не самое лучшее занятие в подобных местах. Надо выходить завтра на рассвете... Тогда не успеет стемнеть.
      У Зоилит возникло чувство, сродни тому, когда бежишь-бежишь и вдруг натыкаешься на невидимую стену или резко остановившегося человека впереди.
      - О... ну... хорошо... Если ты считаешь, что это может ждать рассвета... - проговорила она, глядя на следопыта. - Впрочем, тогда еще можно успеть съесть горячий ужин, - улыбнулась Зои. - Хотя чем до ужина заняться, не знаю. Когда уже собирался в путь, сложно заставить себя заниматься чем-то другим.
      - Дак я бы помчался туда хоть сейчас, - признался следопыт плутовке, - вот только с утра у нас будет больше шансов на успех. Это не самое хорошее место, мягко говоря, - он нахмурился, словно вспоминая что-то не слишком приятное. – В сумерках там может объявиться немало всяких тварей. Кстати, какое-то время назад я начал гадать откуда они берутся и теперь, кажется, догадываюсь... Не исключено, что это именно культисты их выводят.
      - Всякие странные твари? - повторила Зоилит, внутренне слегка содрогнувшись, но, не поменяв своего решения. - Что ж, тогда, наверное, и правда стоит попробовать дойти до того места засветло. Нет смысла подвергать себя еще большей опасности, верно?
      - А ужин, кстати скоро, но если хочешь, я бы мог показать тебе что-нибудь в храме, - Керсин снова потупился. Она чуть улыбнулась, видя смущение рашеми.
      - А что ты хочешь мне показать? Только я сначала закинула бы вещи в комнату, раз они до утра не понадобятся...
      - Ну, а что тебе было бы интересно? - вопросом на вопрос ответил Керсин, после того, как дождался девушку. - Впрочем, похоже, придется отложить экскурсию, пока мы бродили, уже и трапеза скоро. - Керсин подал плутовке руку, услышав тихий шум гонга.
      - Ну, в Архиве я уже побывала, в Хранилище тоже, - отозвалась девушка, легонько опираясь на руку Керсина. - И на смотровой площадке наверху. Может быть, в Храме есть просто какое-нибудь очень красивое место? Что-нибудь зимнее и необычное?
      Ароматы трапезной заставили девушку вспомнить о том, что она давно уже хочет есть. Войдя в зал, она огляделась и почти сразу увидела Эвели и Фьерна.
      - Я бы хотела присоединиться к ним, - сказала она Керсину, помахав парочке рукой.
      Видимо, Акха сама так сильно хотела поесть, что нашла трапезную всего за несколько минут. Койрэ стал чувствовать себя немного лучше, его эльфийская природа помогала быстрее набраться сил, а друидские умения потихоньку сами восстанавливали самочувствие эльфа. «Главное, чтобы не случился очередной приступ. Они меня так выматывают. Какого черта я вообще забрал душу этой ведьмы? Зачем мне это было нужно? Дурак...»
      Оказавшись в трапезной, друид сразу же увидел Зоилит. Она была вместе с каким-то парнем и, кажется, уже вовсю пыталась очаровать его. По крайней мере, в ее поведении читалось, как минимум кокетство.
      - Привет, - буркнул Койрэ. Он хотел, чтобы приветствие прозвучало более дружелюбно, но на это у друида не было, ни сил, ни настроения. Хотя, слабую улыбку эльф все-таки смог выдавить. Зои задумчиво скользнула взглядом по Койрэ, услышав его довольно хмурое приветствие - тот выглядел немногим лучше, чем при их последней встрече, и явно был не в духе.
      - Привет, - сказала она в ответ и хотела было спросить его о самочувствии, но передумала, вместо этого повернувшись к Керсину.
      - Думаю, я покажу тебе нижние галереи Зимнего Света. Это очень красивое место. Его действительно стоит увидеть...
      - Галереи Зимнего Света? Звучит волшебно, я бы очень хотела их увидеть...
      Следопыт повел Зоилит к уединенному столу, поприветствовав Эвели и Фьерна. Оглядев помещение, друид заметил, что Акха уже подбежала к Эвели, вынуждая Койрэ двинуться туда же. Хотя, и сам эльф был непротив сесть с бардом за одним столом. Он даже был готов мириться с обществом Фьерна.
      - Здравствуйте, - сказал парочке друид, садясь за один с ними стол.
      - Койрэ... - протянула бард, внимательно разглядывая его большими синими глазами. - Ты выглядишь лучше, чем при нашей последней встрече... Как Анастрианна, не беспокоит больше? - эльфийка слегка прищурилась, всё так же внимательно глядя на друида, и в её взгляде промелькнуло нечто необычное. Но друид не сумел уловить, что это было. Эвели потрепала Акху по загривку и увидела, что к ним уже спешит служка с миской еды для волчицы. Видимо никому не хотелось злить свирепого зверя. Бард кивнула Зоилит и Керсину, отпивая из бокала нежное ежевичное вино.
      Фьерн, поздоровавшись с Зои и Керсином и кивнув Койрэ, скользнул по друиду пристальным взглядом, памятуя о «приступе» и его последствиях. В это время подали горячее. Колдун подкладывал Эвели самые, на его взгляд, лучшие кусочки, не хватало еще, чтобы после всего пережитого, она оставалась голодной. К собственному удивлению, он понял, что и сам-то небывало голоден, видимо свежий морозный воздух, пройденные испытания, и недавние волнения здорово воспламенили аппетит молодого колдуна. А Инею досталось целое блюдце сметаны, которую котенок сейчас с удовольствием уплетал. Помимо прочего Фьерн словно почувствовал какое-то напряжение в Керсине. Парнишка-рашеми, похоже, имел сказать что-то важное.
      Койрэ хоть и проголодался, к оленине не притронулся. Его возмущал сам факт наличия такого блюда. Конечно, друид ел и рыбу, и мясо, но считал, что таких мудрых животных, как олени, нельзя употреблять в пищу. Зато сдоба ему очень понравилась. Акха же, напротив, с упоением лопала то, что положили ей в миску и, как показалось друиду, это была та же самая оленина, только сырая.
      - Анастрианна... Трудно сказать, - ответил Койрэ, глядя на Эвели. - Она рядом, я это чувствую... Но она молчит пока что. - Взгляд друида упал на проклятое кольцо, полученное им от Предводителя друидов. Однако думать о нем совсем не хотелось, и Койрэ снова уставился на Эвели. - А ты как себя чувствуешь?
      - О, со мной всё нормально. - Бард немного лукавила - страх высоты ещё не отпустил её, даже не было особого аппетита, но она надеялась, что это не слишком заметно. - Какая вкусная оленина, моё любимое мясо, - Эвели улыбнулась Фьерну, получив от него особенно аппетитный и хорошо прожаренный кусочек. Вино тоже было выше всяких похвал. Эльфийка задумалась, откуда они могли его получать, ведь ежевика любит тепло. Возможно, где-то в подвалах располагались теплицы. Она покрутила в пальцах кубок тонкой работы - гостям предоставили лучшую посуду, в то время как сами обитатели храма ели из деревянной.
      Отпивая ежевичное вино, Зои между делом сообщила:
      - Завтра на рассвете Керсин и я отправляемся в небольшой поход - попробуем найти того, кто мастерит эти жуткие ловушки... И я не знаю, когда удастся вернуться.
      Внутренне девушка замерла, ожидая реакцию своих спутников. Она понимала, что ждать ее в любом случае не станут, и неизвестно, увидятся ли они когда-нибудь еще. Услышав слова Зоилит, Эвели рассеянно ответила:
      - А мы собираемся через пару дней продолжить путешествие...
      Керсин быстро опустил глаза к дубовой столешнице, но тут же перевел их на лицо Эвели.
      - Если все пройдет удачно, то мы успеем вернуться к этому времени. Дорога в один конец занимает примерно половину светового дня, а в пещерах… Надеюсь, мы сможем что-то сделать с этими культистами.
      - С какими такими культистами? – нахмурившись, переспросил Фьерн.
      - Одно из ответвлений учения Хоара. Это старые враги нашего храма, - следопыт говорил тихо, мысленно возблагодарив богиню за то, что стол стоит в отдалении от нежеланных для Керсина ушей.
      - То есть вы вдвоем собрались идти вырезать организованную группу на их территории? - тихо, но жестко спросил Фьерн, отставляя в сторону кубок и пристально глядя на следопыта. Рашеми твердо ответил на взгляд колдуна - его глаза горели решимостью, а на лице застыло упрямое выражение.
      - Скорее, это разведывательная вылазка, верно? - сказала Зои, глядя на Керсина. - Разве могут два человека уничтожить целую организацию? Так что, надеюсь, мы туда и обратно, - добавила она, переводя взгляд на Фьерна. - Для этой цели - чем меньше людей, тем лучше. Хотя... возможно, я и ошибаюсь. Здесь ведь все по-другому... - С этими словами девушка допила остатки вина, что почти не опьяняло ее, но приятно согревало.
      Койрэ тоже не отказался от вина, которое очень хорошо пошло к сдобе. Он внимательно слушал слова незнакомого ему человека, который куда-то собирался вести Зои. Акха, наевшись до отвала, легла рядом со своим хозяином и, кажется, уже посапывала. «Будет забавно, если она умрет. Я что, зря спасал ее столько раз?» Друид посмотрел на рыжеволосую полуэльфийку и тихо произнес:
      - Если эти культисты не полные идиоты, они не станут устраивать вам экскурсии по своей пещере, - Койрэ нахмурился. - Это слишком опасно... Хм, а, собственно, что они вам сделали?
      Эвели с любопытством переводила взгляд с Фьерна на Керсина, а затем на Зоилит и обратно. Она решила не вмешиваться, этот храм и всё, что в нём творится - территория колдуна и следопыта, пускай разбираются сами. Она в любом случае последует за Фьерном, тем более, пара дней вряд ли что-то изменит. Во всяком случае, ей хотелось на это надеяться. Услышав слова Койрэ, бард хмыкнула. Друид как обычно был рационален. «А Зои, кажется, решила во что бы то ни стало доказать свою полезность». Эльфийка продолжила пить вино, лениво вспоминая то, что она слышала о боге Хоаре. В нескольких словах его догму можно было определить фразой: "Как аукнется, так и откликнется..."
      - Если соблюдать осторожность, то можно сократить количество этой заразы, - вздернул подбородок Керсин, а затем повернулся к Койрэ: - Не знаю, что послужило причиной изначально, это было слишком давно. Похоже, они стремятся причинить зло нашей обители. Какое-то время назад наши жрецы устранили угрозу, но как оказалось не под корень. И сейчас культисты словно прощупывают почву.
      - Керсин, - вкрадчиво обратился Фьерн, - ты ведь это затеял... сам... без распоряжения старших жрецов, - в голосе Фьерна не было ни укора, ни осуждения, скорее заинтересованность и скрытая ирония.
      - Это не имеет значения!- с жаром прошептал рашеми. - Мой долг - служить богине. И уничтожать её врагов - тоже...
      Зои невольно порадовалась, что Керсин сейчас не видит ее глаз - в них была целая гамма чувств, приправленная изрядной долей насмешки. Слова о долге казались ей пустым звуком. Она согласилась идти в этот поход по личным причинам, а не ради всеобщего блага. Впрочем, ее удивило то, что на такие походы требовалось какое-то там разрешение. Девушка глянула на Койрэ.
      - Это не слишком опасно для того, кто умеет прятаться в тенях, - сказала она. - Никто не собирается вламываться через парадный вход. - Больше Зоилит ничего не сказала, решив дожидаться окончания спора между Керсином и Фьерном.
      Услышав слова о богине и долге, Эвели мысленно усмехнулась. Она поймала взгляд Зоилит и увидела в нём, то же, о чём думала сама - боги могут быть полезны, но не более того. Бард продолжала молчать, не желая обидеть Фьерна или его богиню. Эльфийка так же следила за друидом, ей не очень нравился его усталый и бледный вид, учитывая, что где-то там затаилась лесная ведьма.
      Койрэ покачал головой. «Кажется, что от всех этих кровных войн только больше проблем. Не вижу в этом смысла. Если бы они пресекли заразу на корню, ничего бы сейчас не происходило».
      - Я думаю, что никакие тени вас не защитят, если эти культисты так опасны, - друид прямо смотрел на Зои и цвет его глаз в этот момент напоминал настоящий янтарь. В них читалась не то забота, не то недовольство. Понять было довольно сложно. - На твоем месте, я бы не лез в их проблемы. Хотя, дело, конечно, твое.
      Друид облокотился о стол, глядя на свою волчицу. В голове все смешалось: Анастрианна, культисты, Зои, Эвели... Настроение было паршивым, да и этот храм эльфу совсем не нравился. Он бы с радостью оказался сейчас в родном лесу, но пути назад не было.
      Фьерн собирался сказать юному охотнику что-то... отрезвляющее, но ощутил чей-то взгляд у себя на затылке. А вскоре к столу приблизился и его обладатель. Старший Жрец Хансмор сел на свободный конец лавки так чтобы хорошо видеть лица и Керсина и Фьерна. Можно было ощутить, что воздух вокруг него словно насыщен электричеством. Он поднял руку, пресекая почтительные приветствия, и какое-то время просто смотрел на собравшуюся молодежь. Под его непроницаемым, хоть и ни капли не враждебным взглядом, было не слишком уютно.
      - Спор вышел из мести, - наконец негромко, но так, что его спокойный голос услышали все, кому он предназначался, проговорил старик. – Давным-давно, Ауриль любила танцевать на этой горе... Спустя какое-то время сюда пришли её жрецы и назвали это место священным, ибо сама земля кружила в танце вместе с Зимней Девой, и многое из того, что есть сейчас - было создано именно тогда. А в пещерах под горой жил старый гном, магией выведший в пещеру золотую жилу, уведя её от семей, которые в те времена жили неподалеку. Однако праздники богини сковали нутро пещеры льдом, лишив гнома золота - тогда он поклялся отомстить. Однако зная, что не справится с зимними жрецами, обратился к Хоару, чтобы тот дал ему силы на месть. Что там случилось - загадка, но гном таки обрел силу и стал первым жрецом этого культа. Действуя незаметно, он собирал последователей, и вскоре начались кровавые стычки и вред исподтишка. Поколения долго сменяли друг друга, но даже после смерти он начинал все сначала - вербовка, обучение, и далее... - голос Лорда Бури Ауриль тек мягко и ровно, как снег в ясную погоду - так опускаются на землю многогранные снежинки. - Не так давно, по летосчислению Обители, был уничтожен его пронырливый дух. Однако, теперь стало ясно, что ученики все же остались...
      Появление Старшего Жреца было неожиданным, и у Зоилит промелькнуло странное ощущение, словно они делают что-то запрещенное, а он узнал, и решил отчитать. Она помотала головой, отгоняя эти мысли и слушая его рассказ. Ей было интересно, зачем Хансмор решил поведать эту историю - то ли предостеречь от похода, то ли благословить на него.
      Койрэ сидел молча, т.к. решил, что в присутствии этого человека, не стоит говорить ничего лишнего. История жреца упиралась то ли в религию, то ли в мифологию. Одним словом, уверенности в ее достоверности у Койрэ не возникло. «Впрочем, это их дело. Мне вообще наплевать и на этот храм, и на этих сектантов. Они дополняют друг друга. Так безопаснее». Друид посмотрел на Эвели. Почему-то ему казалось, что рассказ жреца скорее позабавит барда, нежели произведет сильное впечатление. «Хотя, в последнее время она сильно изменилась, даже немного замкнулась. Может и отношение к этому бреду у нее теперь будет иное?»
      Эвели сложив изящные ручки под подбородком, внимала рассказу Жреца, широко распахнув глаза. Как и любой бард, она собирала истории, и всегда могла оценить, будет ли рассказ иметь успех у слушателей. Старик сумел вдохнуть в простые слова романтику и холод северных льдов, и в голове эльфийки уже отдалённо зазвучала мелодия, сплетённая с танцем Зимней Девы. «Если нам удастся узнать об этом больше...» Ей неожиданно захотелось увидеть учеников зловредного гнома и его обитель. Девушка выпрямилась на скамье, опустив руки, и стрельнула глазами на Фьерна, желая, чтобы он уловил ее мысли.
      Фьерн не отрывал взгляда от Старшего Жреца, слова Хансмора словно впитывались сквозь кожу колдуна и смешивались с кровью. Фьерн будто видел, как Зимняя Дева танцует неистовый танец на снежных склонах, в одеянии из белого меха, и тончайших, искрящихся снежинок. А ее роскошные шелковистые волосы сплетаются с порывами высокогорного ветра... В виртуозном пируэте она оборачивается лицом... и Фьерн едва ли ни вслух ахнул, ибо у Госпожи оказывается лицо Эвели... Ладонь колдуна под столом нашла ладонь барда и крепко сжала, словно говоря: "Для тебя я сделаю всё...»
      Керсин слушал затаив дыхание, а его загорелая ладонь на протяжении всего рассказа стискивала край столешницы. По ходу дела его желание разобраться с культистами после рассказа Старшего Жреца не пропало, а напротив только усилилось. Хансмор замолк и пристально оглядел всех своих слушателей по очереди, а потом кивнул, словно предлагая высказать свое решение. Тёплая ручка Эвели сжала прохладную ладонь Фьерна и она, хитро прищурившись, глянула на Жреца:
      - Если вы не возражаете, мы бы помогли Керсину если не разобраться с этими неприятностями, то хотя бы получить для вас больше информации...
      Конечно, барда интересовали не только романтичные подробности легенды, но и возможность взглянуть на место действия своими глазам, а может даже обнаружить парочку артефактов.
      Зои невольно вздрогнула - по коже, будто холодок пробежал, как от неожиданного порыва ледяного ветра. Она видела, как напряженно слушает Старшего Жреца Керсин, который вряд ли теперь откажется от этого похода.
      - А тот гном - он действительно был уничтожен? - решилась спросить Зоилит. - Все-таки иметь дело с бессмертным духом в сто раз опаснее, чем с его смертными последователями.
      Койрэ поморщился. «Боже, если Ауриль и была здесь, то пару тысяч лет назад. А гномы живут от силы лет по четыреста. Что за глупости она говорит?..» Друид покосился на всех своих спутников по очереди, удивляясь тому, что все они, как ему показалось, поверили жрецу. Нет, эльф не считал, что Хансмор намеренно врет, просто подобные легенды всегда оказывались вымыслом и никакой правды за собой не несли.
      - Судя по вашему рассказу, - начал Койрэ, - вы виноваты в этой вражде. Если бы ваша богиня была поосторожнее, и малость следила за собой, у него там ничего бы не замерзло, а, следовательно, и конфликта бы не было, - эльф пожал плечами. Если уж эта сказка действительно оказывалась былью, то все было ясно, как белый день.
      Лунная эльфийка слегка сжала губы, услышав слова Койрэ - да уж такта и способности вести переговоры у него явно не доставало. «Это же надо додуматься, обвинять богиню в её собственном храме». Эвели тихонько фыркнула. Керсин рванулся было с места, что б поучить друида манерам, но жест старшего жреца остановил его. Хансмор усмехнулся в усы и насмешливо посмотрел на Койрэ.
      - Тебе ли судить богов, мальчик? Дано ли это вообще кому-то из смертных? Или ты так сочувствуешь воровству и жадности, которые из алчности готовы извратить сами себя?
      Койрэ чуть не рассмеялся, когда следопыт попытался наброситься на него, и слова жреца показались ему довольно забавными. «Стоит поспорить, кто еще здесь фанатики. Я вообще не понимаю, как можно поклоняться повелительнице холода? Надо быть совершенно бессердечным, чтобы ступить на такой путь. Думаю, ты меня понимаешь, Силванус».
      Тем временем, мудрые глаза Жреца обратились к Зои.
      - Да, были уничтожены и его дух и его вместилище на тот момент. Впрочем, будь оно не так... он бы показал себя раньше и иначе... Если хотите идти? – теперь он заглядывал в лицо Эвели. - Идите. Я не дам вам карт, потому что каждый раз пещеру перекапывают и старые ходы заваливают, так было ни один раз, но если нужны зелья, свитки или снаряжение - обратитесь в Хранилище. - С этими словами он поднялся, и, не прощаясь, покинул маленький отряд.
      - Думаю, это будет весьма интересно, - с полуулыбкой заметил Фьерн, глядя в ту сторону, куда последовал жрец. И прошептал еле слышно: - Возможно, для этого Госпожа и привела меня сюда.
      - Значит, вы тоже хотите идти? - обрадовалась Зои, глядя на Фьерна и Эвели. - Керсин хотел выходить завтра на рассвете, да? - повернулась она к парню, затем глянула на Койрэ. - А ты... что будешь делать?
      Готовясь к походу, девушка уже успела принять любой поворот событий, удачный или нет, и была готова навсегда проститься с Эвели, Фьерном и Койрэ. Но все повернулось иначе, и они отправлялись вместе. Зои ощутила себя почти счастливой - чувство, давно к ней не приходившее.
      Вопрос Зои немного удивил эльфа.
      - Конечно же, я пойду с вами. Хоть мне и не нравится эта затея, должен ведь кто-то защитить тебя и Эвели, - Койрэ слегка улыбнулся. Керсин, который сначала показался друиду нормальным, на проверку оказался еще более фанатичным и странным, чем Фьерн. Но если к абсолютной безэмоциональности колдуна друид уже привык, то вспыльчивость следопыта показалась ему странной. «А я думал, что у всех, кто связан с Ауриль отмерзают и мозг, и чувства, и эмоции...»
      Небольшая стычка за столом не произвела на Эвели впечатления, она лишь слабо улыбнулась в ответ на искреннее облегчение, написанное на лице воровки. Друид видимо совсем оправился от обморока, и к нему вернулось былое вредное настроение.
      - Может, ты всё-таки останешься тут, Койрэ? - с деланной заботой обратилась она к нему. - Ты не привык к холодам и после твоего припадка этот небольшой поход может стать фатальным. - Бард ехидно улыбнулась ему, а в её глазах блеснули искорки. Койрэ натянуто улыбнулся, глядя на Эвели.
      - Спасибо за заботу, милая, но думаю, что здесь мне будет ничуть не лучше, чем, если я спущусь с вами в пещеры. К тому же, хотя и не выношу мороз, замерзнуть мне очень сложно. - Эльф решил не углубляться в подробности и не стал рассказывать о своих друидских способностях, поскольку уже как-то говорил об этом Эвели.
      Эльфийка собрала остатками мягкого хлеба соус с тарелки и облизала пальцы. Давно она не ела такой вкуснятины. Разлив по кубкам оставшееся вино, девушка подняла свой:
      - Предлагаю выпить за здоровье собравшихся, и разойтись. Нам ещё нужно собрать вещи.
      - Поддерживаю тост, - улыбаясь, словно чему-то известному лишь ему, а оттого особенно сладостному, мягко сказал колдун, поднимая кубок. - Чтобы здоровье наше было крепче северных льдов в разгар зимы.
      В это момент Фьерн испытывал какое-то неуловимое чувство завершенности и осознания своего места в мире. Его любимая женщина оказалась его богиней, а богиня воплотилась в любимой женщине, но при этом каждая из них оставалась собой. У него была цель, не просто для того, что бы искать или познавать, или убивать время, а хоть бы и временное, но нечто похожее на предназначение. Он сплел свои пальцы с пальцами Эвели, самого дорогого для него создания во всем Фаэруне и Планах.
      Эвели уловила изменения в настроении Фьерна и сама ощутила, как сердце наполняется радостью - от того, что они вместе, от предвкушения интересного похода, возможности получить новые знания. Как хорошо было чувствовать, что рядом есть кто-то настолько близкий.
      Керсин испытывал спорные чувства, но в итоге он сосредоточился на своей цели и на том, что в итоге получил благословение старшего жреца. Его сердце наполнялось теплом от того, что ему была доверена древняя история. «Что же касается невежды-друида, то Старший Жрец, пожалуй, прав. Могут ли смертные судить богов? Да и в итоге... гном украл золото, а лед лишил его украденного. Своеобразная справедливость, равновесие. Жилу вытянули из её русла, нарушили гармонию толщи земли». Будучи следопытом, Керсин это прекрасно понимал. Он открыто улыбнулся Зои, потом Эвели и Фьерну и поднял свой кубок.
      Койрэ залпом осушил свой бокал и отметил забавный факт - за тот небольшой период времени, что он был не в себе, Зои уже успела охладеть к нему, несмотря на прежние знаки симпатии, и полностью переключилась на следопыта.
      - Зои, - внезапно обратился к девушке эльф. Его голос звучал очень тихо, так что, скорее всего, кроме самой полуэльфийки его никто не услышал. - Это... я хочу с тобой поговорить... Может, немного прогуляемся?
      Зоилит с улыбкой поддержала тост Эвели и Фьерна. «И впрямь, было бы здоровье, а остальные проблемы можно решить, так или иначе». Вопрос Койрэ оказался для нее неожиданным. Плутовка уже решила оставить попытки привлечь его внимание, особенно после их последнего разговора. И теперь... он предлагает прогуляться. Вдвоем. И даже о чем-то поговорить. Девушка кивнула, стараясь ничем не выдать своего замешательства.
      - Хорошо, пойдем. Правда..., - Зои кинула немного виноватый взгляд на Керсина, - я хотела посмотреть Галереи Зимнего Света, но, думаю, можно будет сделать это после. Ладно? - спросила она у следопыта.
      Керсин, всё еще находившийся под впечатлением от произошедшего, не сразу понял, о чем говорит Зои. Ему потребовался лишний удар сердца на то, чтобы сообразить ответ. Улыбнувшись полуэльфийке, он бросил рассеянный взгляд на Койрэ и снова повернулся к плутовке.
      - Если тебе это нужно, Зоилит, то иди. Потом найдешь меня в архиве или в малом зале.
      Эвели встала из-за стола и, попрощавшись до рассвета со своими спутниками, повлекла колдуна в их комнату. Необходимо было быстро собрать вещи и выкроить несколько часов сна. А может и не только сна.
      Койрэ тоже поднялся со своего места. Акха тут же оживилась, тряхнула головой и куда-то побежала. Друид подумал, что она направилась в его комнату, и поэтому не стал останавливать волчицу. Обойдя стол, он остановился возле Зои и протянул ей ладонь.
      - Идем? - парень даже не взглянул на следопыта, ему было, по большому счету, все равно, что тот подумает. Эльф посмотрел в глаза девушки. С одной стороны, она выглядела совершенно спокойной, но друиду казалось, что плутовка, то ли волнуется, то ли сомневается в чем-то.
      Зоилит кивнула Керсину, потом поднялась, легонько опираясь на предложенную Койрэ руку. Ее очень удивила такая перемена в друиде - раньше он относился к ней довольно холодно и равнодушно - и ей хотелось понять, в чем дело.
      - Только недолго, - попросила она его. - Завтра нам предстоит трудный поход, и хотелось бы еще успеть отдохнуть.
      Койрэ кивнул, направляясь к выходу из трапезной. Пока они с Зои не оказались в коридоре, он не проронил ни слова.
      - Я бы хотел поговорить в уединенном месте... - сумбурно выдавил эльф. - Давай спустимся туда. - Друид указал на лестницу, которая вела в какое-то темное помещение. Спустившись по ступенькам, эльф заметил, что дверь, которая обнаружилась внизу, была не заперта. - Вот там и поговорим... - пробурчал он себе под нос.
      За дверью оказалась целая анфилада залов, соединенных между собой громадными арками. Все это помещение заливал яркий голубоватый свет. Повсюду стояли статуи изо льда, внутри которых, чудесным образом, горел синеватый огонь. На стенах были начертаны огромные изображения драконов, походивших на Кельхедиаруса.
      - Ты говорила этому следопыту про какие-то Галереи... Это, случаем, не они?
      По дороге Зои тоже молчала, гадая, что же такого важного собирается сказать Койрэ. Но когда они оказались в прекрасных залах, девушка не сдержала восхищенный вздох.
      - Не знаю, но, возможно, это они и есть, - сказала она, оглядываясь. - Не думала, что лед может быть таким прекрасным... - Затем девушка посмотрела на друида. - Так о чем ты хотел поговорить?
      - Не считаю, что лед хоть сколько-то прекрасен. В лесу намного приятнее находиться. Там тепло и все живое... - друид замотал головой. - Ладно, это не по теме... - Эльф немного нахмурился, пытаясь собраться с мыслями и не зная как правильно выразиться. Слова вертелись на языке, но никак не могли выстроиться в нужном порядке. - В общем... Я хотел тебя спросить, - Койрэ посмотрел в глаза полуэльфийки. - Что ты испытываешь ко мне?.. Ну то есть как ко мне относишься?
      Зои замерла, глядя в янтарные глаза Койрэ. В голове вихрем пронеслись десятки мыслей и воспоминания прошедших дней их совместного путешествия.
      - Я... - начала она, - ты... ты мне интересен... Несмотря на то, что ворчишь каждый раз, спасая мою жизнь, и все твердишь о равновесии и не сводишь глаз с Эвели... Мне показалось, что после приступа ты совсем ушел в себя, и нет смысла пытаться тебя растормошить. Но почему вдруг ты спрашиваешь об этом? Что-то случилось?
      Койрэ отвел взгляд в сторону. «И что я ей скажу? Если я сам ничего не понимаю? Черт, она ведь права, я люблю Эвели, зачем я сейчас говорю с ней? Может быть, можно любить сразу нескольких? Хотя, откуда мне знать про любовь?..»
      - Я не знаю, что случилось, но... Ты все время, ну... уделяла мне внимание, а как только у меня начались проблемы, ты переключилась на этого следопыта, - эльф поджал губы. - Я просто хочу понять... Знаешь, все это сложно... - Друид закрыл лицо ладонями.
      «Что? Ты думаешь, что она тебе подойдет? А как же Эвели? Стоп, это не мои мысли... Словно кто-то мне их внушает... Бред».
      Зоилит смотрела на Койрэ со странным выражением на лице - эдакая смесь сочувствия и иронии.
      - Конечно, сравнивать следопыта с собой - это очень разумно, - медленно проговорила она, чуть улыбаясь. - Неужели ты совсем ничего не понимаешь в отношениях женщины и мужчины? Я... я хотела остаться с тобой, когда тебе было плохо, но ты, должно быть, этого просто не заметил. У меня сердце не каменное... Что же до Керсина, то ему просто нужна была помощь. И если ты углядел в этом что-то большее... - Зои пожала плечами. Она не стала говорить друиду, что всегда пользовалась вниманием со стороны мужчин, недаром же она поклоняется Селюн, но редко кто действительно касался ее сердца. Если подумать, то по-настоящему, и никто.
      Койрэ не знал, что ему сказать в ответ. Он не понимал ее и не понимал самого себя. Мысли начали путаться, а голова немного закружилась. «Посмотри, какая она красивая. Какие у нее прекрасные глаза, стан, улыбка...» Друид немного прищурился. «Она так близко, а главное она открыта... и так добра, не то, что Эвели...» Эльф сделал шаг в сторону Зоилит и неожиданно для самого себя, трепетно притянул девушку ближе и поцеловал в губы.
      Все мысли вмиг улетучились из головы Зои, и она просто ответила на поцелуй так, как умела, нежно и искренне, обвивая руками его шею. То ли от неожиданности, то ли от нахлынувших чувств, но у девушки закружилась голова. Пожалуй, еще никогда в жизни она не испытывала ничего подобного. Разве что когда-то давно... когда была наивной романтичной девчонкой. Спустя, казалось, целую вечность, она оторвалась от губ друида и посмотрела на него своими голубыми глазами, в которых сейчас была уже другая смесь чувств. Она ничего не говорила. Да и нужны ли были слова?
      Эльф смотрел в глаза девушки и не понимал, что с ним творится. На мгновение ему показалось, что за происходящим он следит со стороны и никак не может влиять на свои поступки. «Почему...? Я...» Койрэ отступил на шаг назад, молча глядя на Зоилит. Он не знал, что ему делать, то ли снова обнять девушку, прижать ее к себе, то ли немедленно уйти прочь, как можно дальше и забыть обо всем. Голова раскалывалась от боли. Друид покачнулся, но смог устоять на ногах.
      «Забавно получается, да, Койрэ?.."
      "Что?..»
      - Я... я лучше пойду к себе, - пробормотал он, направляясь к выходу из Галерей.
      Зоилит быстро нагнала Койрэ и взяла его за руку, шагая рядом. Он побледнел, и ей показалось, что нечто мучает друида изнутри. Возможно, это были последствия приступа? В сочетании с его неумением разбираться в собственных чувствах, это должно быть очень тяжело.
      - Снова оттолкнешь меня или позволишь остаться с тобой? - тихо спросила она. - Я вижу, что тебе плохо...
      - Не обижайся, - произнес эльф, поднимаясь по ступенькам. - Но я, правда, хочу побыть один... Не принимай это на свой счет.
      Друид оставил девушку позади, направляясь в свою комнату. Когда Койрэ, наконец, вернулся к себе, он сразу же упал на кровать. Встревоженная Акха улеглась рядом с ним.
      - Все хорошо, просто я очень сильно устал... - прошептал он волчице. От головной боли эльф прикусил себе губу.
      «Что это было? Я ничего не понимаю... Я сошел с ума?»
      Внезапно Койрэ послышался до боли знакомый, холодный как лед, смех. Наглый, лицемерный, бесчувственный, даже жестокий. Койрэ зажмурился и заткнул ладонями уши, но от этого хохот стал лишь громче и невыносимее. Кольцо, находящееся на его руке, начало жечь палец, словно его раскалили на огне.
      Несколько минут Зоилит стояла на ступеньках, глядя вслед Койрэ. Потом она направилась в свою комнату, каким-то чудом не заблудившись - плутовка толком и не замечала, куда идет. Войдя к себе, девушка закрыла дверь, сняла куртку и сапоги и легла в постель. Собираться не было необходимости, поскольку все уже было готово. Сейчас хотелось поскорее уснуть, но сон не шел. Зато мыслей было, хоть отбавляй. Она искренне беспокоилась за Койрэ. Но очень сложно помочь тому, кто отвергает помощь. Мелькнула мысль и о Керсине, но на беседу с ним сейчас сил уже не хватало. Оставалось только надеяться - следопыт не обидится, что девушка не сдержала обещания.

0

21

Глава 20.
      Проходя по ледяным коридорам Обители Зимы, бард в очередной раз поразилась насколько здесь тепло, несмотря на полное отсутствие огня в храме. Даже светильники на стенах светились магическим голубовато-серебристым светом, а не факельным огнём. По дороге Фьерн не мог не остановиться у малого алтаря Ауриль. Он ощущал потребность отблагодарить богиню. За всё. Тонкая струйка крови окропила сияющий синеватым светом шар, из которого падали в чашу с водой хрупкие снежинки.
      Вещей у колдуна было немного, он лишь напомнил себе, что надо будет посмотреть, не пригодится ли им что-нибудь из хранилища Храма. Сейчас колдун сидел на краю подоконника и наблюдал за сборами Эвели. Впрочем собирать было особо нечего - всё своё имущество бард постоянно носила в непромокаемой магической сумке. Она достала оттуда одежду для похода: узкие замшевые штаны с бархатной подкладкой, рубашку из тонкого, но тёплого бархата тёмно-синего цвета, отороченные мехом сапожки и тонкую дублёнку с капюшоном и красивой вышивкой, так же отороченную серым мехом. Довершили наряд длинные перчатки - очень удобно сидящие на руке и не мешающие стрельбе и танцу с кинжалами. Пурпурный плащ, полученный в Храме, девушка убрала в сумку - он тоже мог пригодиться. Она подошла к сидящему на окне Фьерну и обняв его, заглянула в синие глаза колдуна:
      - Давай спать, любовь моя...
      Примерно через час, Фьерн заснул, обнимая Эвели, и сон его был мирным, спокойным, дарующим силы. Иней растянулся по подушкам, над головами парочки, посапывая во сне. Проснулся колдун за полтора часа до рассвета, и осторожно выскользнув из устроенного на полу ложа, стараясь не потревожить Эвели, тихо оделся и вышел из комнаты. Белый котенок проводил его взглядом полуоткрытого глаза и перебрался на нагретое местечко, едва дверь за мужчиной закрылась.
Фьерн наведался в хранилище, взяв теплой одежды для себя и кое-каких зелий, что могли пригодиться. Напоследок он снова заглянул к алтарю, прося благословения богини.
      Эвели проснулась, как только солнечный луч коснулся её бледного личика и поняла, что отлично выспалась, а тело сводит от желания размять мышцы. Она с сожалением подумала, что давно не тренировалась ни в стрельбе, ни в кинжальном бое, а ведь даже самые отличные навыки обладают способностью ухудшаться, а рефлексы замедляться. Она сделала несколько простых для неё, но сложных для обывателя упражнений на растяжку и надела приготовленную с вечера одежду. Фьерна не было, и эльфийка взяв сумку и Инея, направилась к трапезной, справедливо полагая найти там что-нибудь горячее на дорогу. Бард очень ценила хороший завтрак и считала, что с него необходимо начинать день. На кухне Эвели выпила чаю и съела несколько свежеиспечённых булочек с маслом и ветчиной, и взяв холщовый мешок с ещё горячим хлебом, отправилась к выходу из храма.
      После нескольких часов успокаивающей медитации, Койрэ решил, что стоит выйти из храма и дождаться остальных снаружи. Прощаться с гостеприимными жрецами ему совсем не хотелось, завтракать - тоже, поэтому они вместе с Акхой прямиком направились к выходу.
      - Ну и как тебе храм? - спросил друид, глядя на свою волчицу. - Понравился? А, то есть тебе ужин вчера понравился, да? Ах ты, продажная душа, я к тебе со всем сердцем, а ты за еду отдалась врагу. Позор тебе, Акха. Ну а чего ты хочешь? Ладно, не скули, проехали уже.
      Подходя к выходу из храма, эльф увидел, что на улице уже стоят Фьерн и Керсин. Рассвет выдался прозрачным, светлым и очень холодным. Дыхание мужчин, вместе с Руско ожидавших спутников, поднималось в воздух белыми облачками.
      «Да уж, компания замечательная. Ладно... Все хорошо. Но погода паршивая. Ресницы замерзают. Хорошо, что мне хотя бы не холодно».
      - Привет, - протянул Койрэ, бросив взгляд в их сторону. - Противное утро, не находите?
      Заподозрив в вопросе Койрэ скрытую издевку, Фьерн никак не прокомментировал погоду, лишь равнодушно поздоровался и еще раз проверил вещи. Керсин, занятый своими мыслями, произнес что-то вроде того, что смерть врага хороша в любую погоду.
      Зоилит последний раз окинула взглядом гостеприимную комнату и вышла, закрыв за собой дверь. Мельком подумав, что можно было бы подкрепиться на дорожку, она отбросила эту мысль - то ли ужин был плотным, то ли просто ранний подъем так действовал, но сейчас есть не хотелось. Девушка быстро отыскала выход из храма, и обнаружила, что часть их отряда уже собралась.
      - Доброе утро, - поздоровалась она и улыбнулась Керсину. Затем плутовка глянула на Койрэ. Вроде бы тот выглядел намного лучше, чем вечером. - Как ты?
      - Так себе, - только и ответил он.
      По ответу друида, Зоилит поняла, что о вчерашнем вечере он предпочел забыть. Она так и не решила, что ей делать в отношении Койрэ, дав себе слово как-нибудь вновь попробовать поговорить наедине.
      Когда Зои появилась, колдун с улыбкой поприветствовал плутовку, и снова замер, ожидая Эвели. Охотник тоже приветливо улыбнулся Зои, но ничего не сказал. Наконец появилась Эвели, неся с собой теплые ароматы кухни, и Фьерн ласково поцеловал эльфийку. Они были готовы идти. Но тут на высоте смотровой площадки Керсин увидел старшего жреца Хансмора. Тот махнул рукой, словно благословляя путников. В небе мелькнул заложивший крутой вираж Кельхедиарус, а за ним часто работая крыльями, пролетел Фростивин. Керсин поклонился обители, развернулся и решительным шагом повел всех по тропе, бегущей вниз по склону. Руско держался неподалеку.
      В свежем морозном воздухе утра разливался ни с чем не сравнимый тонкий аромат снега. Перемешиваясь с запахами хлеба из мешочка Эвели, он бодрил и настраивал на долгий и возможно трудный день. Эльфийка шла следом за Фьерном, осторожно ступая в его следы - снегу вокруг было много, а с её небольшим ростом, легко можно было провалиться по колено. Она улыбалась своим мыслям, откусывая маленькие кусочки от ещё тёплой булки и поглядывая на безоблачное голубое небо.
      Друид и Акха шли следом за Эвели, чуть впереди Зоилит. Почти все время Койрэ смотрел на небо, ему было ужасно скучно, но факт того, что они, наконец, покинули храм, не мог его не радовать. Друид радовался и тому, что в голове не звучали чужие голоса, не звенел безумный смех, и не проскальзывали непонятные мысли.
      «Для полного счастья только ветра не хватает, чтобы весь этот снег поднялся, и начать лететь прямо в лицо. Скорее бы мы уже оказались в Эвереске. Говорят, эти места воистину прекрасны. Думаю, что долго в пещерах мы не пробудем». Эльф печально вздохнул, продолжая монотонно идти шаг в шаг за бардом.
      Зои шагала позади всех, осторожно ступая по снегу. Меховые сапоги и куртка отлично защищали девушку от холода, она только беспокоилась, как перенесет такую погоду ее арбалет. Впрочем, раз уж он пережил купание в соленой воде, то и снег ему не повредит. Девушка во все глаза смотрела по сторонам - все-таки подобные пейзажи ей были непривычны. Она несколько раз оглянулась на храм, пытаясь запомнить каждую его деталь, и в какой-то момент ей показалось, что она увидела двух драконов - большого и поменьше. Все-таки, это место подарило плутовке удивительный опыт.
      Вскоре они свернули в узкое ущелье, с крутыми склонами, где опасно громоздились многие тонны снега. Керсин приложил палец к губам, призывая соблюдать тишину, впрочем, любое создание, обладавшее хоть каплей здравого смысла, вряд ли бы рискнуло испытывать здесь судьбу подобным образом. На одном из участков задул сильнейший сквозняк, едва не сбивший с ног, но уже за следующим поворотом ветер стих. Далее Керсин повел товарищей по берегу струящегося по камням кристально-чистого ледяного ручья. Когда-то поток был больше и полноводнее, но со временем поскромнел, оставив русло удобной тропой. Правда, следовало опасаться скользких обледенелых валунов, которые к тому же иногда могли быть ненадежны. Звуки окружающего мира становились богаче, что могло ознаменовать приближение леса. Впрочем, Керсин предупредил, что они туда выйдут только к полудню, а Фьерн предложил перед этим устроить привал и перекусить. Сложная прогулка способствовала возбуждению аппетита, тем более, что многие не позавтракали.
      Здесь не было проблем с водой, и они остановились недалеко от ручья. Огонь разожгли быстро, с этим мог справиться любой, обладающей познаниями в огненной магии и способностью Керсина найти морозоустойчивые горючие ягоды, растущие под снегом. Бард извлекла из сумки котелок, и, набрав воды, принялась варить суп из тех свежих продуктов, что они набрали в Храме. Девушка добавила в бульон сушёные специи, которые собирала сама. Эвели обожала приправы, и пользовалась любой возможностью пополнить свои запасы. В воздухе разлился острый и пряный запах похлёбки, наполняющий рты слюной. Иней, утопая в снегу настолько, что белоснежного котёнка практически не было видно, пробрался к лунной эльфийке и, вскарабкавшись ей на плечо заглянул в котелок, принюхиваясь. Эвели подняла глаза, с улыбкой глядя на Фьерна, чей силуэт в ослепительной белизне окружающего мира приобрёл особую чёткость. Эти снега удивительно шли к его суровому точёному лицу и острому лиловому взгляду.
      Фьерн прекрасно чувствовал себя в этой неприветливой красоте, его шаг был легким, морозный воздух приятно щекотал и освежал голову. Колдун поймал взгляд Эвели такой родной и дорогой ему, и ласково улыбнулся эльфийке.
      - Пахнет восхитительно, - заметил он, усаживаясь рядом с бардом, и по примеру Инея заглядывая в котел. - Ты отличная хозяйка.
      Эльфийка хмыкнула, ничего не ответив Фьерну, лишь улыбнувшись, и извлекла из своей бездонной сумки плошки, в которые принялась разливать похлёбку, передавая её спутникам. Этот перекус был им необходим, дабы придать силы до самого вечера. А небо, тем временем, заволокло тучами, предвещавшими снегопад.
      Во время привала, как впрочем и во время всего пути, Койрэ не проронил ни слова, он считал, что такое поведение не вызовет галлюцинаций, а биться в припадке в очередной раз ему вовсе не хотелось. Приправленный специями суп пах очень вкусно и хотя есть друиду все еще не хотелось, он решил не отказываться, если бард все же предложит ему тарелочку. Акха же, как всегда оказалась самой голодной и уже не могла дождаться, когда Эвели даст отведенную ей порцию. Эльф посмотрел на свою волчицу и ухмыльнулся.
      Зоилит была рада возможности передохнуть - прогулка по глубокому снегу оказалась для нее слишком непривычной и утомительной. В другое время она обязательно помогла бы Эвели, но сейчас могла только наблюдать, как та готовит. Запах от супа шел просто изумительный.
      Керсин в ожидании обеда отправился с Руско проверить дорогу дальше и вскоре вернулся со свертком каких-то ягод, которыми предложил закончить трапезу. Пока что дорога не обещала особых проблем. Руско, похоже, изрядно интересовала Акха, но свой интерес он проявлял пока, осторожно принюхиваясь с надлежащей дистанции.
      Барда позабавил взгляд Койрэ, тот словно чего-то выжидал и был непривычно молчалив, не отпуская ехидные комментарии. Одну миску она протянула друиду, со словами, что в данном супе нет мяса благородного оленя. Супчик был исключительно овощным, но все желающие могли покрошить туда вяленый бекон, так же заботливо припасённый бардом. Друид улыбнулся, получив от Эвели порцию горячего супа. Ее слова об оленьем мясе заставили Койрэ улыбнуться еще шире.
      - Я очень рад, что ты благоразумна, в отличие от некоторых, и заботишься о братьях наших меньших, - из-за долго молчания голос эльфа прозвучал немного странно, словно он не говорил целый год, а то и больше. Акха стащила себе немного вяленого бекона и поедала его, расположившись возле хозяина. Похлебка, приготовленная эльфийкой, действительно оказалась очень вкусной, и напомнила друиду те супы, что варили поварихи в его родном Кругу. Улыбка никак не хотела сползти с лица эльфа, и он бросил на Эвели взгляд, полный удивления и восхищения. «Сразу видно, что к готовке приложена эльфийская рука. Ммм, интересно, какие бы у нас с ней были дети? Когда Фьерн умрет, она все равно станет одинокой и... Стоп. Что значит, Фьерн умрет? Я раньше об этом не думал всерьез... Да, умрет... Черт. Только не ты... Только не ты... Тебя нет...» Эльф слегка нахмурился, пытаясь прогнать мысли, навеянные дриадой. Однако он решил никому не говорить, о том, что Ана снова дала о себе знать.
      Зоилит с благодарностью приняла от Эвели миску с супом, не отказавшись и от бекона.
      - Ты замечательно готовишь, - сказала она эльфийке с улыбкой. За едой она незаметно наблюдала за Койрэ - по-видимому, он вновь решил добиваться внимания барда. Только вот... что-то было не так. То улыбается, то хмурится. Девушка вздохнула, наверное, ей просто не суждено понять его. Зои вызвалась собрать у всех миски, чтобы ополоснуть их и котелок в ручье. Стремительно темнеющее небо не добавляло плутовке оптимизма.
      Фьерн и не заметил, как его миска опустела, суп был отличным, о чем он не преминул сказать Эвели и помимо слов поблагодарил эльфийку поцелуем. Иней сцапал кусок бекона и с видимым удовольствием его жевал.
      Керсин быстро закончил со своей порцией, взобрался на валун и сосредоточенно всмотрелся в небо. Судя по хмурости, как следопыта, так и неба, ожидался не просто снегопад. Колдун передал миску Зои, решившую взять эту фазу привала на себя, и быстро собрался. Зои ополоснула посуду, стараясь особо не мочить руки - на таком холоде их было бы потом сложно согреть.
      - Надо поскорее добраться до леса, - сказал подошедший Керсин. Здесь не слишком хорошее место для встречи непогоды.
      Согретая супом и поцелуем, Эвели убрала вещи в сумку и они продолжили путь, пробираясь дальше по глубокому снежному насту. Девушка то и дело поглядывала на небо, плотнее запахивая воротник дублёнки и чувствуя, как постепенно усиливается холодный ветер. Вскоре начали падать первые снежинки и девушка протянула руку в длинной отороченной мехом перчатке. Следуя за Фьерном, она разглядывала падающие на ладонь узорчатые ледяные звёздочки.
      Небо темнело, и всё вокруг приобретало холодный синевато-фиолетовый оттенок, вытеснив белый цвет. Погода медленно, но верно портилась, как и настроение друида. «Хм, погода, конечно, противная. Может, вернуть назад солнышко? Хотя, не так это и необходимо. Вот если уж совсем будет туго, тогда немного подправлю». Волчице погода тоже совсем не нравилась. Акха оскалилась и тихо зарычала, но эльф тут же успокоил ее.
      «Между прочим, зубы у волков очень острые... Им ничего не стоит прогрызть, скажем, человеческое горло... Стоит лишь приказать ей наброситься на этого колдуна, и все твои проблемы будут решены... Ну же!» Друид словно находился в тумане и ничего не понимал. Он посмотрел на волчицу, а затем на Фьерна. «Всего лишь одно слово... Одно единственное...» Помутнение на мгновение прошло. Койрэ схватился за голову и громко крикнул:
      - Хватит!!!
      Иней зашипел на Койрэ, когда тот закричал, Фьерн резко обернулся и пристально посмотрел на друида. Отчего-то колдуну стало очень неприятно и тревожно, словно кто-то пытался выцелить его из арбалета, но исчез.
      - Что там такое? - окликнул он, перекрикивая свист ветра.
      Через мгновение друид осознал, что все слышали этот крик, а это было отнюдь не хорошо.
      - Извиняюсь, - буркнул Койрэ, отводя взгляд в сторону. - Просто я не люблю снегопад...
      Погода все ухудшалась, и даже в меховой куртке плутовке было прохладно. Девушка накинула капюшон и молча шагала вперед, надеясь, что они успеют добраться до леса. Она никогда не сталкивалась с подобной погодой и, откровенно говоря, боялась ее. Здесь плутовка могла полагаться только на своих спутников. Услышав крик Койрэ, Зои обеспокоенно посмотрела на него.
      - Странная реакция на снегопад... - тихонько сказала она, догоняя друида. - Это ведь снова... приступ? - в ее глазах была искренняя тревога за парня.
      - Быстрее! - донесся до всех голос Керсина, проворно перебиравшегося по камням на свирепом ветру и периодически оглядывавшегося на вытянувшийся цепочкой маленький отряд. Спасительный лес был уже не далеко.
      Замерев, Эвели несколько секунд смотрела прямо в глаза друиду, настороженно и пытливо, но окрик Керсина заставил её вспомнить, что в данный момент есть и более важные вещи. Она положила руку на плечо Фьерна и мягко подтолкнула его, призывая идти вперёд. Лес, едва видимый сквозь залепляющий глаза снег, тёмным пятном маячил впереди. Бард почувствовала, что в сапоги засыпался снег, и прибавила шагу, понимая, что мокрые ноги до добра не доведут. Она рискнула осторожно обратиться к своей крови, чтобы та немного согрела её.
      Койрэ посмотрел на Зоилит, заметив ее тревогу.
      - Все в порядке, я, правда, не люблю снегопад. Сильно, - эльф поймал на себе взгляд барда, которая, кажется, обо всем догадалась. Впрочем, особого ума для этого и не нужно было. Однако Эвели отвернулась, продолжая путь, и друид тоже решил последовать ее примеру. «Так. Хватит. Тебя здесь нет и точка. Тебя нет... Отлично, молчи. И не смей со мной больше говорить! Никогда!» Эльф постарался отвлечься, разглядывая падающие снежинки.
      Зоилит не поверила словам Койрэ, но решила не расспрашивать, тем более что ухудшающаяся погода не особенно способствовала разговорам. Девушка плотнее натянула капюшон, сопротивляясь ветру. Она немного отстала от остальных, но, закусив губу, шагала вперед. Благодаря быстрой ходьбе ей в целом было тепло, даже жарко, но снег мешал видеть, а нос и щеки совсем замерзли.
      Фьерну приближающаяся метель очень и очень не нравилась, было в ней что-то... чего колдун не мог понять, но нараставшая тревога не давала покоя. Колдун бросил взгляд на шедшего впереди следопыта, похоже, что и Керсин разделял его чувства. Что-то тут было не так. Рашеми спешил увести отряд с этого ненадежного места, однако и под ноги не забывал смотреть. Руско иногда припадал на передние лапы, тоже явно беспокоясь... И именно он предупредил Керсина о внезапно возникшей поперек дороги расселине, потянув зубами из вороха листьев, мелких камней и снега разлапистую ветку, от чего вся куча перед путниками обвалилась глубоко вниз.
      Керсин выругался, осматривая трещину. Раньше её тут не было. Прикинув, следопыт с разбегу перепрыгнул препятствие. С учетом скользкой дороги прыжок получился хороший, но и его едва хватило, что бы преодолеть ширину. У Руско, последовавшего за рашеми получилось несколько лучше.
      Осторожно подойдя к трещине, Эвели заглянула вниз и присвистнула, оценив глубину.
      - Дай-ка мне своё копьё, пожалуйста, - попросила девушка Фьерна. Она взяла длинное древко в руку и отошла подальше, затем легко разбежалась и в последний миг, используя оружие как опору, вихрем перелетела на другую сторону расселины, лишь несколько хлопьев снега сорвались вниз. Бард выпрямилась, откинула назад волосы и улыбнулась колдуну, уперев одну руку в бедро. Она бросила копьё обратно Фьерну и ответила на вопросительный взгляд Керсина:
      - Я когда-то путешествовала с акробатами. Они много всего умеют...
      «Надо всего лишь перелететь ее. А для такой трещинки и в орла не придется обращаться». Койрэ взмахнул рукой. В самой трещине, у того "берега", на котором стоял Койрэ появился быстро вращающийся, небольших размеров, смерч. Эльф осторожно наступил на него и начал парить в сторону другого конца трещины. Стоять на смерче было не очень удобно, возникало ощущение, что ноги увязли в болоте. К тому же, приходилось концентрироваться, чтобы потоки воздуха выталкивали друида наверх, и он не падал. Оказавшись рядом с Керсином и Эвели, Койрэ щелкнул пальцами. Смерч тут же исчез. Вслед за смерчем исчезла и Акха, оставшаяся на том берегу. Появилась она буквально через мгновение в серебристом сиянии, прямо у ног хозяина.
      Когда Зои добралась до расселины, она успела только увидеть, как исчезает Акха, чтобы тут же появиться на другой стороне. Девушка оценила ширину трещины. За годы, проведенные в Гильдии воров, ей не раз приходилось прыгать по крышам и преодолевать похожие препятствия, либо, уходя от преследования, либо для того, чтобы добраться до какого-нибудь укромного уголка или чтобы обойти ловушку. Хотя сейчас она была уставшей, да и тяжелая одежда мешала, все же плутовка была уверена, что у нее получится. Тщательно рассчитав расстояние, приняв во внимание снег, лед и ветер, Зои разбежалась и, оттолкнувшись от края расселины, выбрав самую надежную точку, перемахнула через трещину, ловко приземлившись рядом со своими спутниками, лишь немного скользнув ногой по снегу. Арбалет слегка хлопнул ее по спине, словно ставя точку на прыжке.
      Припоминая свое беспокойное детство и юность, Фьерн, так же как и Эвели решил помочь себе копьем. Сообразивший уже, что к чему Иней, обреченно полез колдуну за пазуху. Фьерн застегнул ворот, чувствуя горячий шерстяной клубочек, впившийся в него полным набором остреньких коготков. Широко улыбнувшись любимой со своего края, он крепко взялся за древко и с его помощью перемахнул препятствие. Иней даже нее пискнул, только сильнее выпустил когти.
      Когда все оказались на другой стороне, край трещины, на котором они только что стояли, обвалился, заставив путешественников поежиться.
      - Не нравится мне это... - пробормотал Керсин, ни к кому не обращаясь. Он наклонился над своим питомцем и благодарно погладил внимательного лиса по голове. Остаток пути прошел без происшествий, но метель уже разыгралась как следует, благо лес, в который они вступили, смягчал её.
      - Надо переждать, - обратился к следопыту Фьерн. - Здесь есть где?
      Рашеми в ответ кивнул, и указал в сторону, правда кроме деревьев и снега Фьерн ничего в том направлении не увидел.
      - Там старый дом лесника, но переждать бурю сгодится.
      Вдруг Руско резко подпрыгнул, Керсин и Фьерн поспешили к нему. Следопыт разгреб снег и листву на краю тропы и выругался.
      - Могу поспорить - это на человека...
      Руско обнаружил очередной шедевр извращенной технической мысли. Эвели с отвращением смотрела на капкан, она не любила технические устройства в принципе, и капканы в частности. Техника их действия была барду неведома, да если честно, она считала ниже своего достоинства ковыряться в этих отвратительных железках. А раны от капканов излечивались очень тяжело. Тем временем, совсем стемнело, и даже зоркие глаза эльфов не могли различить ничего ближе десяти шагов. Эвели притоптывала ногами в ожидании, когда они, наконец, отправятся к хижине.
      Как ни было Зои неприятно назначение капканов, но все же ее невольно восхищал ум, придумавший столь замысловатый механизм. Она заинтересованно склонилась над ловушкой.
      - Такой капкан может быть и на большого зверя, почему сразу на человека? - сказала она. - Это явно все тот же "мастер" создал. Такой же принцип действия. Я могу его обезвредить, чтобы уже никто в него не попался. Если у нас есть несколько минут, конечно... - добавила девушка, бросая взгляд по сторонам. Хоть лес и смягчал метель, все равно хотелось быстрее оказаться где-нибудь под крышей.
      «Капканы... Какая дикость. Зачем их вообще изобрели? Животные не могут ничего противопоставить этим ловушкам!» Койрэ просто молча наблюдал за происходящим. Он решил, что будет неким наблюдающим, и выступит только в том случае, если случится что-то серьезное. Он не хотел лезть ни во что, да и сил не было, поскольку Анастрианна его выматывала.
      - Обезвредь, - тихо произнес эльф. Животных, все-таки, было жалко. - Главное, чтобы никто не попался в него.
      «Разве что наш колдун. Его все равно жалко не будет, правда?..»
      - Нет, - покачал головой Керсин. - Он рассчитан именно на человека. Я уже видел пару подобных. Зверь может выскочить из такого. Шанс мал, но есть... все зависит от распределения веса. А человек ступает, сразу перенося вес... На это и расчет.
      - Что бы выяснить это, похоже, потребовалось много экспериментов... на живых подопытных, - сказал, как выплюнул Фьерн. - Надо быть внимательнее по дороге. Похоже они подготовились к возможному вторжению. Наверняка ожидают, что кто-то может к ним прийти и потребовать возмещения. В любом случае, давайте поскорее разберемся с этой штукой и найдем укрытие.
      Бард промолчала, ожидая, когда воровка, наконец, разберётся с капканом. Становилось всё холоднее, даже несмотря на драконью кровь эльфийка мелко дрожала, кутаясь в меха дублёнки и притоптывая ногами. В лес проникало меньше снега, но за кронами деревьев в темноте, вьюга завывала со страшной силой.
      Зои молча кивнула, доставая из сумки инструменты. Хотя было темно, девушка довольно хорошо видела механизм капкана. Он уже был ей немного знаком, и к тому же сейчас ничья жизнь не висела на волоске. Ловко орудуя инструментами, Зоилит довольно быстро смогла высвободить пружины, удерживающие дуги капкана. Раздалась пара щелчков, и смертоносный предмет превратился в груду железяк. Плутовка вытащила одну из небольших деталей и сунула в сумку.
      - А вот без нее теперь капкан так быстро не восстановишь. Разве что о зубья острые кто может поцарапаться, - сказала она, поднимаясь с колен. От того, что ей пришлось возиться с металлом, руки совсем замерзли, и теперь Зои дышала на них, растирая, пытаясь отогреть.
      - Спасибо тебе, - мягко сказал Керсин, - ты молодец, Зои. Ладно, идемте.
      Сторожка действительно оказалась недалеко, спрятанная среди многолетних хвойных деревьев. Не смотря на то, что был еще день, из-за метели и плотных крон, света уже сильно не хватало. Фьерн с Керсином разгребли снег, заваливший дверь и попытались её открыть.
      - Словно разбухла, - заметил колдун.
      - Странно, - отозвался следопыт. - Последние дни были сухими...
      Наконец под их общими усилиями толстая деревянная дверь с душераздирающим скрипом отворилась. Первым внутрь запрыгнул Иней... и через миг раздалось его яростно-недовольное шипение. Фьерн машинально скастовал свет, при котором стало видно, что пол небольшой комнатушки залит свежей кровью. А вздыбленный Иней сверкает с подоконника глазищами на труп у противоположной стены.
      Стоя у порога засыпанной снегом хижины, в ожидании пока мужчины откроют дверь, Эвели окидывала мрачным взором окружающий их тёмный лес. Она не ощущала в нём древнего таинственного зла, как в Тролльбарке, но тем не менее, шестое чувство неприятным холодком, не имеющим отношения к морозу, скользило где-то под кожей. Это не было похоже на ощущение слежки, просто здесь творилось нечто недоброе, и залитая кровью хижина только подтвердила её опасения.
      - Это уже не просто капканы на животных, - заметила эльфийка, приподнимаясь на цыпочки и выглядывая из-за плеча Фьерна. В нос ей ударил тошнотворный металлический запах крови, напоминающей о бойне.
      Зои внутренне напряглась. Вряд ли стоило надеяться на безмятежный отдых. Она заглянула в дверной проем, протиснувшись сбоку от Керсина. Зрелище было, мягко говоря, не из приятных.
      - Кошмар какой... - проговорила девушка. - Убили... и оставили здесь. Интересно, кто это был? И кем были убийцы? Стоит ли нам опасаться подобного?
      Койрэ слегка повел бровью. «И чего они так переполошились? Может, обычные разбойники убили этого человека. Или все-таки нет?» Кольцо на пальце друида немного завибрировало, словно просило выпить душу покойника. Эльф крепче сжал кулак и проклятый артефакт успокоился.
      - Он умер совсем недавно, значит, убийца может быть рядом, - логично заметил Койрэ. Фьерн коснулся одного из своих амулетов, активируя чары Истинного Зрения и вошел внутрь стараясь не наступать на кровь.
      - У нас нет особого выбора, надо быть готовыми ко всему, - сказал колдун. - Ведь это единственное укрытие... не так ли?
      - Да, - нахмурившись, согласился Керсин, подходя к трупу. - Кто бы ни были убийцы и где бы ни прятались - придется оставаться здесь. Проклятие Абисса! - воскликнул следопыт, заглянув в обезображенное чем-то непонятным лицо. - Это один из наших жрецов... Около недели назад он ушел в деревню, что к югу отсюда.
      - Если Сила Ауриль не спасла его, - тихо сказал колдун, - значит, кто бы это ни был - они сильны.
      Эвели краем уха прислушивалась к разговору, с усмешкой думая о том, что слабые враги им встречались крайне редко. Она брезгливо перешагнула кровь и открыла ставни на окне, впуская холод и морозный воздух - запах крови казался ей невыносимым.
      - Давайте вынесем его на мороз, ему же уже всё равно. Тем более, что он жрец холода, - сказала эльфийка, рассматривая скудную обстановку хижины.       В дальнем конце домика находился небольшой очаг, в котором были заботливо сложены так и не подожжённые дрова - видимо жрец собрал их, но согреться не успел. Бард бросила сумку возле очага и, прошептав короткое заклинание, зажгла огонь. Промёрзшее дерево неохотно занялось. Эвели достала из сумки квадратную тёмную шкуру и, бросив её на пол, уселась, протянув замёрзшие ноги к огню. Зоилит тоже вошла внутрь, стараясь не наступить на кровь и морщась от запаха.
      - Нужно хотя бы вытереть ее чем-то. А то проветривай - не проветривай, все равно запах останется, - сказала она, оглядываясь в поисках какой-нибудь тряпицы. Она обнаружила на лавке в углу кусок старой ткани - возможно, ею пользовались, как покрывалом. Заприметив возле двери на полу какую-то палку, Зои подумала, что из этого выйдет неплохая швабра. Ожидая, пока вынесут труп, девушка положила на лавку сумку и арбалет и подошла к очагу погреть руки.       Койрэ странновато ухмылялся, разглядывая труп.
      - Может враги и не так сильны, просто он слабак, - буркнул эльф себе под нос. Подняв тело жреца, друид вынес его из хижины и положил на снег, в нескольких метрах от здания. Вернувшись, он присел на грубо сколоченный стул и посмотрел сначала на Зои, а потом на Эвели. - Да, аромат и правда, не очень... Могу устроить так, чтобы запахло цветами. Ммм, сделать? - Койрэ посмотрел на барда, которой запах крови явно не нравился.
      Зои как могла тщательнее оттерла пол от крови, воспользовавшись небольшим количеством снега вместо воды. Грязную тряпку она оставила рядом с трупом - в конце концов, это же его кровь на ткани. Вернувшись в домик, она вновь подошла к очагу, чтобы погреть руки.
      - Может сразу райский сад с нектаром и амброзией организуешь, раз так хочется? - хмуро огрызнулся Фьерн на реплику Койрэ, пытаясь, после того как Зои обработала пол, найти в помещении остатки магии. Колдуну казалось, что он что-то нащупывает, однако нить словно выскальзывала. Койрэ лишь хмыкнул, в ответ на замечание Фьерна. Бард предпочла бы, чтоб в хижине пахло хвоей, а не цветами, но ничего не сказала вслух.
      Быстро помолившись, над телом жреца, Керсин вернулся в избушку. Дверь, пока не выветрится дух крови и смерти оставили чуть приоткрытой, а окно закрыли. Время шло, а метель снаружи не прекращалась.
      - Не нравится мне это... - снова сказал Керсин, установивший на полке маленький синий фонарь, когда стало совсем уж темно.
      - Тут есть магический след, - отозвался Фьерн, обращаясь ко всем, и совершил еще один круг по комнате, остановившись у очага. Его взгляд привлекла щель в полу - до тех пор, пока не зажгли светильник, он её не замечал. – И, кажется, он ведет сюда... - закончил Фьерн наклоняясь. Один из его охранных амулетов засветился, предупреждая об опасности. - Опаньки... А вот и сюрприз.
       Услышав слова Фьерна, Эвели вскочила, и, подняв с пола мех, быстро и бесшумно убрала его в сумку. Тихим шёпотом, эльфийка принялась читать заклинания охраны, и все находящиеся в хижине почувствовали, как их накрыло тёплой волной защитной ауры барда. Неожиданно в очаге щёлкнуло полено, и все вздрогнули.
      Плутовка резко обернулась, и ее волосы, собранные в хвост, взметнулись от этого движения. Зои на всякий случай взяла в руки свой арбалет, чувствуя, как ее окутывает заклинание Эвели – эльфийка не стала бы просто так применять подобную магию.
      Друид, несмотря на молчание лунной эльфийки, уже собрался привести задуманное в действие, как охранный амулет Фьерна засветился. Кажется, они оказались в ловушке. По всей коже Койрэ стала проступать дубовая кора, которая могла бы стать неплохой защитой в битве с врагами. Акха, которая тоже почувствовала опасность, ощетинилась, и протяжно зарычала. «Кто бы это мог быть? Неужели те фанатики? Странно...»
      Бардовская магия Эвели мягко окутала Фьерна, словно добавив ему уверенности. Присмотревшись еще повнимательней он понял, что это не просто щель, а похоже - люк. Очень искусно замаскированный под доски пола. Магический след уползал сквозь эти самые щели.
      - Похоже, тут ход, - понизив голос, сообщил колдун своим спутникам. - И кто бы сюда не приходил… он ушел туда. А еще я уверен - что-то под этой крышкой подстерегает незванного гостя.
      Бесшумно приблизившись к Фьерну, Эвели заглянула в щель, мгновенно ощутив, как по коже побежали мурашки - сильная магическая ловушка должна была располагаться прямо под ними. Чудо, что они до сих пор её не активировали, столь тонкая грань была между досками пола и тем, что под ними. Теперь все ощутили лёгкую пульсацию пола, которую не заметили ранее, отвлечённые последними событиями, и в частности, трупом.
      - Зайка, кажется это по твоей части, - Эвели усмехнувшись, посмотрела на плутовку, которая только что закончила оттирать кровь, словно какая-то служанка. «И к чему была эта бесполезная работа в хижине, в которой мы провели бы не более пары часов?»
      Зоилит подошла к Эвели и Фьерну, склоняясь над обнаруженным люком и мысленно ругая себя за то, что сразу не проверила хижину на предмет ловушек. «Хорошо, что я отмыла кровь - по крайней мере, не надо теперь в ней пачкаться». Плутовка четко ощущала эту ловушку - какой-то умелец расположил ее таким образом, что любой, кто попытается приоткрыть люк, тут же окажется в зоне ее действия. Девушка осторожно провела рукой над люком, пытаясь найти способ разделаться с угрозой.
      - Это очень сложная ловушка, - нахмурилась Зои. - Я даже не могу понять, что за заклинание туда вложено. И я не уверена, что у меня получится ее обезвредить. Но попробовать могу... Только если вы отойдете подальше.
      Койрэ внимательно наблюдал за происходящим. «Хм, тогда может колдун просто дернет люк? Заодно и узнаем, на что направлена ловушка...» Друид слегка улыбнулся, отходя на безопасное расстояние.
      - Еще не поздно вернуться, - едва слышно произнес эльф, наблюдая за происходящим.
      - Эвели, - колдун поднял глаза на барда, - ты ведь знаешь чары, что могли бы помочь Зои с этой штукой.
      Сам колдун облек девушку защитной сферой, что должна была защитить плутовку от возможной опасности, и отошел на пару шагов назад. Керсин настороженно затаился чуть подальше, придерживая Руско, чтобы любопытный лис не полез в гущу событий.
      Метель за окном не ослабевала, и было в ней что-то совершенно ненормальное, но что именно Фьерн не мог сейчас понять. Колдун скользнул взглядом по отошедшему друиду и заметил выражение лица Койрэ. «Улыбается? С чего бы... нервы? Неужели...» Но сейчас ему было как-то не до гримас эльфа.
      Эвели встала рядом с Фьерном, задумчиво разглядывая люк в слабом свете пламени очага. Подумав немного, бард тихо запела песню - не стандартную бардовскую песнь, улучшающую навыки, а свою собственную, дарующую истинное вдохновение тому, на кого она направлена. Эта песня была сложной, своеобразной импровизацией, потому что строки складывались именно здесь и сейчас, но у лунной эльфийки был талант к импровизации. Ей необходимо было петь песню именно о Зоилит, вплетая в текст и в мотив то, что она успела узнать о воровке, о её характере и способностях. Пела Эвели на эльфийском, сосредоточенно и не позволяя себе отвлечься. Вокруг Зои замерцала перламутровая аура, слегка осветившая лица присутствующих.
      Убедившись, что все отошли подальше, Зои принялась как можно внимательнее изучать ловушку, легонько проводя пальцами по полу. Достав самые тоненькие из воровских инструментов, девушка сосредоточилась. Она слышала слова Койрэ, но ей было не свойственно отказываться от начатого. Плутовка почувствовала, как ее тело окружила защитная сфера колдуна, а когда запела Эвели, Зоилит ощутила невероятный прилив уверенности, к тому же аура вокруг нее давала дополнительный свет, и плутовка заметила крошечную дырочку в крышке люка - видимо, дерево было довольно старым. Она медленно ввела отмычку в это отверстие, вторую - в щель, очерчивающую контуры крышки, пытаясь добраться до механизма ловушки. Ее глаза слегка светились, пытаясь разглядеть ловушку сквозь толщу пола. Еще немного, еще чуть-чуть... Кажется, это дырочка - как раз то, что нужно, немного повернуть отмычку, и она прекрасно войдет в саму ловушку. Осторожно... осторожно... И Зои услышала долгожданный едва слышный щелчок. Она вынула отмычки и поискала то, что может открыть люк. Одна доска в крышке, казалось, отличалась от остальных, так как была темнее. Девушка решительно нажала на нее, и люк распахнулся. Несколько секунд ничего не происходило, затем вспыхнул белый свет, и остатки магической энергии ударили в щит Зои, рассыпаясь на искры. Ее слегка откинуло назад, но не более того.
      - Кажется... это была электрическая ловушка, - проговорила девушка, поднимаясь на ноги и подходя к открытому люку. - Но очень уж мощная. Если бы мы просто так открыли люк, то молнии заплясали бы по всей хижине. Путь свободен, - добавила она, глядя на своих спутников. - Но я пойду впереди, вдруг там еще ловушки есть.
      Койрэ оценивающе улыбнулся Зои. Его поразили ее умения. Ловушка, по всей видимости, действительно была очень сложной, даже несмотря на песню Эвели.
      - Ну что, идем? - неожиданно для самого себя произнес эльф. - Нам стоит поспешить, мне бы хотелось побыстрее со всем этим покончить и... - друид потряс головой, словно пытаясь выкинуть из нее дурные мысли. - В общем, пойдемте...
      «Сколько будет трупов, сколько душ, сколько энергии... Мне нужно много, Койрэ. Очень много, ты ведь это понимаешь?» Койрэ посмотрел на Зои, потом на Эвели, продолжая улыбаться.
      - Ты молодец, но подожди, Зои... - прошептал Фьерн и мягко положив руку на плечо плутовки, хмуро заглянул в люк, зиявший черным провалом. На миг колдуну показалось, что внутри что-то сверкнуло. В ноздри ударил странный запах, колдун никак не мог определить, что это такое.
      - Прелые листья и что-то тухлое, - подсказал подошедший Керсин. - И что-то еще... Какой-то зверь, падальщик.
      - Зверь или монстр, - тихо сказал Фьерн. - Койрэ, какое-то время назад ты желал продемонстрировать свою силу. Можешь вырастить внизу шипы? Насколько я знаю, ваш брат это умеет. - Сам колдун отступил чуть подальше, увлекая Зоилит от люка. А снизу до них донеслось тихое хриплое рычание.

0

22

Глава 21.
      Отголосок песни Эвели последней нотой звучал в головах всех присутствующих, но как только всё затихло, они отчётливо услышали, как под их ногами что-то скребётся. Лунная эльфийка поймала взгляд Койрэ, но его странная, ломаная улыбка совсем не вызвала желания улыбнуться в ответ. На миг ей показалось, что он стал старше. В тусклом свете очага его лицо словно бы изрезанное морщинами, усталое и болезненно худое показалось ей незнакомым.
      Пение Эвели как всегда захватило Фьерна, хоть и было направлено не на него, а на плутовку. Когда голос любимой стих, он поймал её взгляд и улыбнулся, стараясь взглядом передать ей все свое восхищение.
      - Спасибо за песню, - тихонько сказал ей Зои, а затем обернулась к друиду. Его улыбка показалась ей неуместной. Девушка недоуменно покачала головой, и посмотрела на открытый люк. Теперь и она слышала звуки, которые мог издавать только какой-нибудь зверь. Зоилит на всякий случай направила на отверстие арбалет - кто знает, что могло оттуда выпрыгнуть.
      Койрэ посмотрел в глаза Эвели. «Какой взгляд... Как будто бы она понимает... Как будто бы чувствует... Возможно, моя драконица очень проницательна...» Друид кивнул, подходя к открытому люку, на дне которого кто-то затаился.
      - Я так понимаю, что я должен убить зверя? Отлично, - Койрэ провел ладонями над люком, приговаривая заклинание. Раздался треск и хрустящий шум, означающий, что земля под люком стала покрываться острыми ядовитыми шипами. Внизу завыло, затявкало, зашипело...
      - Ты в первую очередь должен по возможности не дать ему выбраться. Путы, шипы, лианы... - колдун резко обернулся к друиду и пристально посмотрел ему в глаза. - Если он выберется будет не слишком хорошо. - Фьерн вспомнил погибшего жреца. Не медля более, колдун отправил в люк кислотную стрелу.
      Эвели удивлённо смотрела на Койрэ. «Он с такой лёгкостью и даже словно бы удовольствием согласился убить животное? Странное поведение для друида. Хотя друиды из рощи Анастрианны и не такое вытворяли». Впрочем, времени на долгие раздумья не оставалось, она достала короткий лук, беззвучно наложив стрелу и проверила, как действует защитная аура. Стрела Фьерна ядовито-зелёной вспышкой осветила пространство над люком, а несколько кислотных капель упали на пол, прожигая в досках чёрные дыры.
      Зои слегка вздрогнула, когда снизу раздался вой, и лишь крепче сжала арбалет. Оставалось только надеяться, что шипы удержат зверя. Большинство ее заклинаний действовали только на видимую цель, так что магией здесь она помочь не могла, лишь проследить взглядом за кислотной стрелой Фьерна. Кислота действенная вещь. Когда тебя поражает кислотная стрела, на какое-то время забываешь обо всем от боли, разъедающей тело. Девушка покачала головой, отгоняя не самое приятное воспоминание. Сейчас важно было уничтожить невидимого и неведомого врага, не дающего им идти дальше.
      Друид заглянул в темноту, чтобы убедиться, что кислотная стрела Фьерна прикончила животное, покалеченное его шипами.
      - Он мертв, я уверен, - сообщил Койрэ. - Прожгло голову, насквозь. После такого не выживают. - Друид слегка ухмыльнулся. - Так-с, кто полезет первый? - эльф посмотрел на Зоилит. - Кажется, ты рвалась? Вперед, милая.
      «Что?.. Что я такое несу?! Все в порядке. Выбора у тебя все равно нет!»
      Зои недоуменно посмотрела на Койрэ - то, как он это произнес... слишком уж на него не похоже. Фьерн, хмурясь, смотрел в люк, и для верности бросил вниз поток развеивающих чар на случай, если не всё шипы достались врагу. После чего активировав амулет темновидения сам спрыгнул вниз, и, приземлившись, выставил копье. Койрэ оказался прав - тварь действительно была мертвой. Но вот вопрос... после их атаки или уже до нее? Ибо она была лишь на одну половину зверем. Когда-то - волком, частично обращенным в голема. Разъеденные кислотой и покореженные шипами металлические детали были вживлены в плоть. Колдун поднял глаза, за трупом открывался зев темного коридора.
      - Вроде чисто, - передал Фьерн наверх. - Тут проход.
      Бард снова спрятала лук, надёжно закрепив его за спиной, и подошла к краю люка. Пол хижины располагался на довольно высоком уровне, но эльфийские глаза Эвели видели каждый камушек и трещинку на полу. Бросив последний взгляд на хижину, где в очаге тлели, догорая угольки драконьего пламени, эльфийка спрыгнула вниз, приземлившись на руки колдуна.
      - Что за мерзкая тварь? - её брови изумлённо взлетели, когда она заметила труп существа. Фьерн не спешил опускать Эвели на землю и не только потому, что хотел убедиться, что место на данный момент более не представляет опасности.
      - Внедрение механизма в живую плоть, посредством магии, - ответил колдун лунной эльфийке.
      Тем временем, Зоилит изучающе смотрела на друида.
      - Надеюсь, ты не хотел, чтобы я прыгала прямо на твои шипы? Впрочем, Фьерн об этом уже позаботился, - добавила плутовка, глядя в люк, и, не дожидаясь ответа Койрэ, присела и спрыгнула вниз, мягко приземлившись на ноги. Ее глаза расширились от удивления, когда она увидела странное существо. - Ужас какой... - проговорила девушка. - Какой извращенный ум надо иметь, чтобы придумать такое... Бедный зверь. - Покачав головой, Зои принялась вглядываться в темный проход, благо ее глаза неплохо видели и при почти полном отсутствии света. - Здесь могут быть еще ловушки, я чувствую присутствие какой-то энергии, нужно быть осторожнее.
      - Я пойду с тобой, - вызвался Керсин и подошел к Зои. - Впереди могут быть какие-либо следы. По видимому это тайный проход.
      Койрэ спустился в люк последним. Вид уродливой твари не произвел на него практически никакого впечателения, поскольку друид словно погрузился в медитацию наяву. В данный момент им руководила другая его сторона, темная, которая ранее всегда балансировала со светлой. Сейчас, движимый желаниями лесной ведьмы, он был совсем не похож на самого себя.
      - Да, здесь действительно опасно, - согласился Койрэ. - Но думаю, что мы справимся с любыми врагами. Ведь так? - Вопрос друида был чисто риторическим, и он не ожидал ответа. Зои скользнула по парню взглядом - ей совсем не нравилось, что с ним происходило, его, словно подменили. Девушка дала себе слово обязательно поговорить с ним, когда они закончат это дело и вновь окажутся в безопасности. Только вот... не представляет ли опасность сам, "новый", Койрэ? Покачав головой, Зоилит повернулась к Керсину.
      - Только держись рядом, не впереди, хорошо? Есть ловушки, которые можно разглядеть лишь в нескольких сантиметрах от них. А тут, похоже, мы имеем дело с настоящим мастером ловушек и прочих хитроумных механизмов.
      - Хорошо, - ответил Керсин, не сказав, что некоторые особо опасные ловушки могут оказаться и за спиной. Когда эта мысль возникла у молодого следопыта в голове, он обернулся и бросил взгляд на Койрэ. Выражение лица друида, да и его поведение настораживали рашеми. Сильно настораживали.
      - Что ж, - заметил Фьерн, наконец, ставя возлюбленную на пол, - если нас хотели сбить с пути, то они здорово просчитались. Идемте.
      Зои двинулась вперед, шагая очень тихо и осторожно, обострив все свои чувства. Арбалет она держала в руках, искать ловушки он ей не мешал. Плутовка чувствовала порывы какой-то энергии, словно принесенной ветром, и эта энергия ей совсем не нравилась. Коридор был достаточно широким, не слишком низким, хотя постепенно, но незаметно опускался. По земляным стенам вились корни деревьев, кое-где поддерживаемые довольно свежими деревянными перекрытиями.
      В отличие от плутовки, Эвели чувствовала себя превосходно, несмотря на грозящую им опасность. Она знала, что Фьерн рядом, и его присутствие окутывало девушку тёплой волной защиты. За годы своих путешествий и приключений, бард поняла одну вещь - очень важно иметь рядом спутника, на которого можно положиться, кого-то, кто прикроет спину и кто действует слаженно, в едином ритме с тобой, понимая без слов.
      Несколько минут, а может быть полчаса прошло с того момента как они пошли по подземному ходу. Вокруг было тихо, но земля, на удивление мало промёрзшая, глушила шаги путников, даже тех, кто не обладал эльфийской бесшумностью. Койрэ шагал, опустив голову, все вокруг казалось таким сложным и утомительным. Мысли то становились ясными, как белый день, то путались, мешались, ходили ходуном.
      «Скоро их всех убьют, потому что силенок не хватит справиться с врагами. Ты ведь даже не спасешь свою любимую эльфийку! Даже эту рыжую девчонку на худой конец! А все потому, что ты стараешься бороться со мной. Что за глупость, Койрэ? Я и так здесь все контролирую, а все твои старания прогнать меня лишь не дают мне возможности собраться с силами. И тогда я могла бы защитить Эвели, а остальных сбросить со счетов! Ммм, разве не заманчиво?! Нет? Ну да ладно. Все равно твоим телом управляю я, и это стадо идиотов не догадается, кто дергает тебя за ниточки».
      - Кажется, это действительно слишком опасно! Вы уверены, что сможете победить того, кто сидит в том месте, куда ведет туннель?! - Койрэ нервно вскинул голову, глядя на своих спутников. Все промолчали, предпочитая игнорировать сентенции друида.
      Эвели могла быть проницательной, когда хотела того, но кроме всего прочего она была эгоисткой и чужие проблемы её мало интересовали. Если спутник не был ей чем-то необходим, она бывала пренебрежительно беспечной и посему, абсолютно не отреагировала на странное поведение Койрэ. Фьерн ощущал смутную тревогу, но был слишком занят происходящим вокруг, чтобы концентрироваться на её источнике. Подхватив Инея на плечо, колдун с сосредоточенным видом шагал по тоннелю, иногда касаясь Эвели, от чего непременно чувствовал тепло в сердце.
      Зои не зря шагала впереди - ее чутье помогло обнаружить несколько ловушек. Впрочем, они не шли ни в какое сравнение с той, что охраняла люк в хижине, - плутовка справилась с ними за пару минут.
      Вскоре земля с корнями сменилась каменной породой и отряд диверсантов вышел на перекресток нескольких тоннелей. Один поднимался вверх, но человеку по нему было не пройти, только какому-нибудь карлику, другой сворачивал влево, третий спускался ступенями вниз. Откуда-то из глубины доносились странные трескучие звуки и запах прогорклого масла. На развилке они остановились, и лунная эльфийка возбужденно улыбнувшись, посмотрела на колдуна. Притихший дракон внутри девушки предвкушал скорую битву.
      - Спускаемся вниз? - её улыбка жемчужно блестела во мраке тоннеля.
      Зоилит замерла, вглядываясь в каждый из проходов.
      - Ловушек здесь нет, - сказала она, поворачиваясь к остальным. - Но внизу явно кто-то есть, - девушка сжала арбалет, и ее глаза сверкнули в темноте - она надеялась, что они добрались до цели.
      - Скорее всего, этот туннель ведет в какую-то мастерскую, - Койрэ глубоко вдохнул воздух. - Пахнет маслом, не то машинным, которое используется для смазки, не то каким-то раствором. Может быть, там какие-то пыточные устройства.
      «Надеюсь, что так и есть. Давно я так не веселилась! Нет ничего более интересно, чем наблюдать за таким занимательным процессом, как пытки!» Эльф немного прищурился, вглядываясь во тьму. Больше он ничего говорить не стал, ожидая действий Фьерна и Керсина, которые и привели их в это более чем странное место.
      Керсин внимательно изучил оба тоннеля. И левый ему явно не понравился. Он не смог четко сформулировать почему, просто некое внутреннее чувство настоятельно рекомендовало следопыту туда не соваться. А вот спуск...
      - Похоже, что сюда, - он указал на ступени, сосредоточенно глядя в темноту.
      - Значит вниз, - кивнул Фьерн. - Раз мастерская, то она скорее всего надежно охраняется, - колдун говорил тихо, что бы ничто не уловило звук голоса, - и скорее всего механически тоже. Надо быть внимательнее. - Порывшись в сумке, Фьерн выташил трубку-футляр для свитков, вынул один и прочитал заклинание. - Теперь некоторые сюрпризы станут явными. Но особо сложные придется искать самим. - С этими словами он посторонился от прохода, пропуская вперед Зои.
      Впереди диверсантов ждали пещеры – явно искуственного происхождения. Было заметно, что потолки здесь поднимали совсем недавно. В некоторых выдолбленных в камне нишах можно было рассмотреть символ Хоара, политый чем-то темным. Кровь? Вино? Или что-то другое?
      Бард тихо следовала по коридору за Фьерном, поглядывая по сторонам и ощущая за собой движение - Койрэ шёл так тихо, что это можно было уловить лишь благодаря колебаниям воздуха. Эвели обладала неплохим врождённым чутьём ловушек, но никогда не уделяла этому таланту хоть сколько-то времени на развитие, поэтому с интересом следила из-за плеча Фьерна, как Зоилит изредка останавливается, чтобы проверить какой-нибудь подозрительный камень или горку земли. Впрочем, подозрительными они казались только плутовке, обычный путник не обратил бы на них ни малейшего внимания и вскоре бы поплатился ногой или рукой, если не жизнью. Запах, похожий на аромат мастерской или кузни, становился всё явственнее, и даже казалось, будто и во рту появился масляный привкус. Эльфийка поморщилась, и, достав флягу, отпила немного воды, предложив любимому. Фьерн с благодарностью принял у Эвели фляжку, сделал добрый глоток, и, возвращая флягу, прошептал в острое изящное ушко:
      - Что бы я без тебя делал…
      Утыканный ловушками коридор уже стал действовать колдуну на нервы, и голову время от времени посещала привлекательная мысль разворотить все эти устройства парой мощных заклинаний. Однако природная практичность пока еще зорко бдела над поступками Фьерна.
      В тоннеле встречались ловушки, хитро спрятанные и довольно опасные, но только если наступить прямо на них или пройти совсем близко от стены. Словно здесь их поставили не для защиты от возможного врага, а чтобы тренироваться в их обнаружении и обезвреживании под наблюдением опытного учителя - Зоилит так же тренировалась в свое время. Впрочем, многие ловушки были очень старыми, видимо, последние годы их просто обходили, не трогая. Мастерства Зои по большей части хватало только на то, чтобы обнаружить хитроумный сюрприз, спрятанный в полу или в стене, и она просто говорила своим спутникам, куда не стоит наступать и от каких участков стены стоит держаться подальше. Судя по усиливающемуся масляному запаху, они приближались к мастерской, где эти ловушки когда-то и изготовили. По правде говоря, первоначальный пыл Зои увидеть мастера, создающего такие хитроумные устройства, поостыл. Хотя заклинание Фьерна и помогало без особого напряжения увидеть некоторые капканы, Зоилит от них устала. Хотелось уже оказаться на открытом пространстве. И желательно в тепле. Впрочем, сейчас такие мысли только мешали, и девушка решительно отогнала их, половчее перехватывая арбалет и вглядываясь вперед.
      Койрэ шел молча и беззвучно, не только потому, что был эльфом, но и благодаря навыкам друида. Помимо этого, в данный момент, он хотел быть менее заметным, чтобы не вызвать подозрения своих спутников. Эльф до конца не осознавал, сам ли он контролирует себя, либо же кто-то навязывает ему мысли. Безусловно, в присутствии Анастрианны Койрэ был уверен, но доля ее власти была ему неведома. «Так... Я полностью контролирую себя... Полностью ли? Тебя нет, нет, нет. Нет?..» Друид сжал зубы так крепко, что раздался неприятный скрежет. Натренированное ухо Керсина уловило этот звук, еще более убедив следопыта в мысли, что за друидом нужно приглядывать.
      Так или иначе, виток за витком отряд преодолел опасный тоннель и вышел к огромной железной двери во всю стену. На панели красовался рельеф, изображавший некоего гнома за рабочим станком с подписями из старинных рун.
      - "Да принявший благословение Хоара обретет вдохновение в мести своей", - шепотом прочитал колдун.
      - Что ж, видимо, за этой дверью и есть мастерские, которые создали все эти механизмы, - сказала Зои, поворачиваясь к остальным. - Я не вижу ловушек, но мне кажется, что дверь эту просто так не откроешь. Наверное, она пропускает только последователей Хоара или что-то в этом роде, - пожала плечами плутовка, переводя взгляд на Фьерна и Керсина.
      Эвели пришлось поднять голову, чтобы увидеть потолок и верхушку двери - столь высокой та была. Глаза барда отметили изящную и тонкую работу, рунную вязь, превращавшуюся в удивительно красивый узор. Впрочем, вскоре она отвела взгляд - при слишком тщательном и долгом разглядывании, начинало казаться, что руны эти - живые, движутся, сплетаясь в пульсирующие и зачарованные линии. Эвели ощутила лёгкое головокружение и отвернулась, предпочтя рассмотреть своих спутников. Керсин и Фьерн напряжённо и заинтересованно изучали дверь, причём колдун похоже проверял её на наличие магических ловушек и заслонов. Эльфийка слегка улыбнулась, глядя на ставший уже родным резко выточенный профиль Фьерна. Зоилит выглядела весьма уставшей, возможно у девушки даже болела голова от напряжения - так как она морщила гладкий лоб. На щеке и подбородке рыжей была заметна пара масляных пятен - последствия труда над ловушками. Друид выглядел необычайно бледным и похудевшим, Эвели не понравился лихорадочный блеск его глаз, и девушка слегка дотронулась до плеча парня.
      - Тебе не следовало идти с нами, ты ещё не оправился от обморока, - она пытливо заглянула в глаза Койрэ. Зоилит услышала последние слова Эвели и тоже взглянула на него. Он казался все таким же чужим, как будто не в себе. Девушка только надеялась, что он сможет это преодолеть, сам или с чьей-то помощью, но сможет.
      Койрэ не слышал почти ничего из происходящего - все было как в тумане. Внезапно накатила непреодолимая волна слабости, и эльф трижды пожалел, что вообще поднялся сегодня на ноги. Все силы друида уходили на то, чтобы не упасть в обморок. «Держись... Давай...» Неожиданно кто-то прикоснулся к его плечу, от чего он слегка вздрогнул, оборачиваясь. Это была Эвели.
      - Со мной все в порядке... - процедил Койрэ, запуская ладонь в спутавшиеся каштановые волосы. Голова раскалывалась от боли. - В храме мне было еще хуже... Думаю, что это место и стало виновником моей... болезни. - Более удачного слова эльф, не нашел, да и думать было невозможно, казалось, что мозг вот-вот расплавится и вытечет из ушей. Лишний раз вспоминать о дриаде не хотелось, да и Эвели совсем не была бы рада услышать об Ане вновь.
      Бард скептически приподняла бровь:
      - Хуже чем в лесу Анастрианны местечко ещё нужно поискать. Мне в храме очень понравилось. Надеюсь, ещё когда-нибудь туда вернуться. - Она отвернулась, но на дверь смотреть не стала, ожидая решения Фьерна - его познания в магии были намного глубже.
      - О, да, в том лесу было просто ужасно... Я с тобой полностью согласен, - неожиданно улыбнулся эльфийке Койрэ.
      Керсин хотел было резко ответить на слова друида по поводу храма, но жесткая ладонь Фьерна внезапно оказавшаяся на плече следопыта остановила его. Колдун уже понял, что спорить с друидом совершенно бесполезно, а сейчас еще и опасно и шепнул об этом горячему нравом рашеми. Сам Фьерн как раз думал, что Храм тут ни при чем, подозревая, что во всем виновно кольцо лесного эльфа.
      «Избавиться бы от этой побрякушки надо...», - подумал колдун, но пока не видел, как это можно сделать. Решив, что сам он Койрэ никак сейчас не поможет, а скорее только вызовет очередную вспышку гневной неприязни, от которой уже порядком устал, колдун вновь повернулся к двери и пристально всмотрелся в рисунок. Казалось, что в нем и скрыт некий ключ. Колдун расфокусировал зрение и ему померещилось, что тени и цвета слились в знак. В котором чего-то не доставало...
      Закусив губу, Зои несколько мгновений сочувственно смотрела на Койрэ. Краем глаза она видела реакцию Керсина, видела, как Фьерн его успокоил, а потом вновь стал всматриваться в дверь. Замок на двери был явно порождением магии, так что плутовка была тут бессильна. Девушка бросила это занятие и подошла к друиду, положив прохладную ладонь ему на лоб.
      - Эй... - тихонько сказала она. - Почему ты не говоришь, как есть? По тебе видно, насколько все в порядке. Как будто не понимаешь, что это проклятое кольцо из тебя силы высасывает, и Храм тут вовсе ни при чем.
      «Упрямец... Долго он будет мучить себя и других? Если он не попросит о помощи, ничего же не сделать, ничегошеньки. Только останется смотреть, как он... что? Умирает? Превращается в кого-то другого?»
      Друид хотел было приблизиться к эльфийке, как дорогу ему перекрыла Зои. Койрэ осторожно взял девушку за запястье и убрал ее руку от своего лица, продолжая держать плутовку.
      - Кольцо? В нем нет ничего плохого, сначала мне нездоровилось, но потом я понял, что оно только помогает мне, - голос друида звучал заговорщицки, словно слова были подготовлены заранее. - Да и вообще, чего это вас всех внезапно стало интересовать мое здоровье? Ты вроде бы недавно строила глазки этому следопыту, а она, - эльф кивнул в сторону Эвели, словно не замечая ее присутствия, - она вообще только и издевалась надо мной, постоянно игнорируя, с самой первой нашей встречи. С чего вас вдруг стал волновать бедный Койрэ?! - Друид вздернул подбородок, надменно поглядывая на девушек.
      - Ты себя послушай! - отозвалась Зои, сжимая руку Койрэ и пытаясь заглянуть ему в глаза. - Что за жалостливый бред ты несешь? Говоришь о себе в третьем лице... Как будто твоими устами говорит кто-то другой. Это... пугает, Койрэ. Это кольцо... оно плохое, чистое зло! Оно не может пойти на пользу тебе, хранителю равновесия. Пожалуйста, приди в себя! - Взгляд ее голубых глаз стал почти умоляющим.
      - Жалостливый бред? - друид холодно рассмеялся, игнорируя умоляющий взгляд плутовки. - Я всего лишь говорю то, что есть на самом деле. Никакой отсебятины, и уж тем более никакой жалости! - Койрэ отдернул руки от Зоилит, скрещивая их на груди. - Кольцо, конечно, не самое светлое, что есть в этом мире, но я не могу от него избавиться, теперь оно часть меня. И этот вопрос больше не обсуждается. И я полностью контролирую себя, - эльф немного прищурился. - А вот жалостливый бред, как раз-таки, несешь ты, Зои.
      - Отсебятина... кольцо... - нахмурился Керсин, который не был в курсе событий, произошедших в комнате друида. Однако решил не расспрашивать, сейчас для того было не время и не место.
      Слова Койрэ только подтвердили опасения Зои. Это говорил не он, это были не его слова, не его манера говорить! Больше всего ей сейчас хотелось подскочить к друиду и начать трясти за плечи, уговаривая прийти в себя.
      Возведя очи к гипотетическому небу, Эвели покачала головой и предоставила Зои успокаивать "бедного Койрэ". Сейчас было некогда вытирать ему слёзки. Бард пересилила желание резко ответить друиду, и, сжав зубы так, что черты её нежного лица заострились, подошла поближе к Фьерну, положив руку ему на плечо - просто чтобы чувствовать, что он рядом.
      - Кто что знает о символике Хоара? - тихо спросил колдун у своих спутников, наконец, закрыв глаза и потерев веки, снимая напряжение. - Тут... рисунок... мозаика. Не хватает какой-то части, как мне кажется. И её надо... дочертить... дорисовать. Вот здесь, - острием копья он указал на сравнительно гладкий участок резьбы. - Нужно соединить руны... чем-то одним... - Фьерн закусил губу, подбирая слова и копаясь в памяти. - И одновременно это и ключ, и сущность, и результат процесса.
      При взгляде на движущиеся руны Эвели опять замутило, но она сглотнула слюну и выдавила:
      - Посмотри на одну из рук гнома... Она напоминает мне... символ хоаритов, он держит в руке... монету.
      Друид резко повернулся к Эвели, Фьерну и Керсину:
      - Давайте уже быстрее, я пришел сюда не у стенок с узорами стоять!
      Фьерн поморщился, услышав вопль Койрэ, уж слишком резко и громко он прозвучал в этом пустынном каменном тоннеле. «Если этот мальчишка всех переполошит...»
      - Тиш-ше... - почти по-звериному зашипел колдун. - Монета... монета... монета... - он порылся в карманах куртки и извлек золотой, чеканки какого-то из северных городов, повертел его в пальцах, а потом приложил к пазу, который указала Эвели. Золотой будто прилип к двери, словно магнит и через пару секунд раздался столь оглушительный скрежет, что голос друида теперь казался лишь шёпотом. Руны на дверях сложились в сложный механизм, представляющий собой засов, подобный которому Эвели никогда ещё не встречала. Звук был так пронзителен и громок, что всем пришлось зажать уши.
      "Теперь сюда сбежится вся округа", - обречённо подумала эльфийка и невольно отступила назад.
      Койрэ сжался от пронзительного звука, словно взрезавшего ножом его больную голову, а камень на его кольце стал легонько вибрировать. Наконец, гудение прекратилось, и друид с облегчением вздохнул. «Странный засов, я раньше таких не видел. Те, кто построил все это... они необычные, это точно. Но сколько в них силы? И как много удасться заполучить, уничтожив их? Хм, думаю, что судьба не зря привела меня сюда». Койрэ дотронулся до засова, пытаясь лучше изучить его.
      Фьерн тихо выбранившись, по очереди открыл глаза, и быстро огляделся, желая убедиться, что Эвели не пострадала, ну и естественно ожидая увидеть приближающиеся со всех сторон толпы врагов, что по идее должны были бы сбежаться на такую какофонию. Керсин едва оправился от звукового шока - замер в боевой стойке с оружием наготове. Иней сиганул в укрытие между двумя валунами. Однако пока никто не появился. Но у колдуна было стойкое ощущение, что это долго не продлится.
      - Надеюсь, он работает как обычный засов, - пробормотал Фьерн, подходя к двери от которой пару минут назад инстинктивно отскочил.
      Эвели опустила руки, которыми прикрывала свои острые ушки и с облегчением отметила, что в голове почти не звенит - для барда слух был "вторым зрением" и потерять его было всё равно, что лишиться глаз. Девушка поймала взгляд колдуна и слегка улыбнулась ему, показывая, что с ней всё в порядке. Затем она аккуратно наложила стрелу на тетиву лука, прислушиваясь - не слышно ли приближения врагов.
      Зои кинула взгляд на Койрэ, который, словно забыв об осторожности, коснулся загадочного засова.
      - Не боишься, что можешь лишиться руки? - спросила она. - Если засов выглядит как обычный засов - это не значит, что на нем не лежит никакого проклятия... - Тут что-то привлекло ее внимание, и девушка замерла, едва заметным движением переводя арбалет в готовность. - Я слышу какие-то звуки, - прошептала Зоилит. - Вроде бы шаги...
      - Ну, если мне суждено лишиться руки, то это произойдет в любом случае, а если все в порядке, значит, так тому и быть, - отрезал эльф, закатив глаза.
      Услышав ответ Койрэ Эвели рассмеялась - подобная логика ей всегда нравилась. Действительно, если всего в жизни бояться - можно из дома не вылезать. Правда это не значит, что ты не погибнешь во сне в пожаре или ещё какая гадость не случится.
      Друид тоже услышал топот и мельком глянул на Зои, скрещивая руки на груди:
      - Думаете, что это враги?
      «Отлично, очередной шанс напиться чужих душ... Мне нужно много, очень много!»
      - Не сомневаюсь, - прошипел Фьерн.
      - Но их похоже не так много, - щурясь заметил Керсин, о чем-то перемолвившийся с чутким лисом. Шерсть Руско вздыбилась, а острые зубы посверкивали.
      - Тогда открываем к демоновой бабушке, - оскалился колдун, на всякий случай проверив, нет ли на засове магии. Либо не было, либо она была слишком надежно спрятана. - Ждать уже нельзя.
      Взявшись за один конец, Фьерн попытался сдвинуть огромную бандуру. Засов в его руках скрипнул, напомнив ехидный смешок старого гоблина, и вдруг плавно скользнул в сторону, едва не поранив руки колдуна. Навстречу им неслись гномы - с совершенно безумными лицами и оружием наперевес.
      "Какие-то они странные... И их слишком мало... " - пронеслось в голове барда, а руки действовали инстинктивно - стрела покинула объятия лука и вонзилась одному гному в глаз. Он повалился как подкошенный, вероятно так и не успев ничего сообразить. Второй гном набросился на Керсина, и Эвели пришлось опустить лук, потому что прицелиться нормально стало невозможно.
      Зоилит отреагировала на появление гномов так же быстро, как и Эвели, и еще один гном упал с арбалетной стрелой в горле, но оставшиеся вступили в ближний бой. Впрочем, она не опускала арбалет - вдруг представится случай запустить в очередного гнома болтом.
      Фьерн отскочил от шустрого засова и удачно миновал брошенное в его сторону короткое метательное копье. Выхватив кинжал - им было удобнее орудовать в замкнутой пещере, колдун с разворота всадил лезвие в глазницу подбежавшему врагу. Краем глаза он сумел заметить за спинами противника какую-то клетку, но в следующий миг пришлось заняться делами более насущными, нежели разглядывание обстановки. Несомненно, это были приспешники их противника, по одному взгляду на их оружие можно было понять, что в нем спрятаны какие-то механические примочки, способствующие успешному душегубству.
      Керсин не привык драться с юрким, хитрым противником, однако природная ловкость не подвела следопыта, малую длину оружия компенсировала длина мощной руки, и рашеми успешно разобрался с противником.
      - Кажется все... – оглядываясь, заметил Фьерн и, держа наготове не масштабное, но убойное заклинание, вошел в комнату за дверью. В первую очередь колдун хотел проверить замеченную клетку. Вдруг Иней взвился в прыжке...
      Зои сделала несколько шагов к поверженным гномам, чтобы убедиться, что те мертвы и, забрать стрелу, и, увидев, что один из них еще шевелится, вскинула арбалет, чтобы прикончить его, но выстрелить не успела. Один из поверженных гномов, на последнем издыхании разбил какой-то прибор. В глаза маленькому отряду ударил пронзительный свет, ослепляя и дезориентируя. Вспышка света застала Зои врасплох. Она вскрикнула, прижимая руку к глазам, которые невыносимо болели, и напрягла слух, чтобы понимать, что происходит, пока восстанавливается зрение.
      События развивались так быстро, что Койрэ не успел сориентироваться, учитывая бесконечную головную боль и вмешательство Анастрианны. К счастью, его спутники обладали достаточными силами и способностями, чтобы справиться с врагами и без его помощи. Хотя, напоследок гномы все же смогли преподнести им неприятный сюрприз. Вспышка яркого света ударила прямо в лицо эльфа, Койрэ зажмурился, чувствую ужасную резь в глазах. В голове раздался стон Анастрианны, которая, по всей видимости, испытывала те же ощущения, что и он. Разгневанный друид взмахнул рукой, он помнил, где находился гном. Крепкий и упругий корень ударил из земли прямо вверх, пробивая насквозь грудную клетку умирающего фанатика, и Койрэ удовлетворенно ухмыльнулся.
      Эвели бросила мимолётный взгляд на трупы, и, не сочтя их достойными своего внимания, направилась следом за Фьерном. Внезапная вспышка застала её врасплох и эльфийка застыла на месте, прижав руки к глазам.
      - Что за... демон... - Эвели ругалась, отступив к стене, справа от себя, чтобы ощутить хоть какую-то опору и позвала: - Фьерн! - Её левый каблук наступил на что-то мягкое и девушка, поморщившись, отскочила в сторону.
      Когда свет рассеялся, стало ясно, что они оказались в совершенно другом месте. Глаза слепило от яркого, похоже, искусственного света, отражавшегося от полированных металлических поверхностей, из которых тут состояло все - стены, пол, потолок... и многочисленные механизмы. Пришельцы оказались у самой стены, за их спинами были выбиты странные знаки, видимо активировавшие систему перемещения. Сейчас они потухли, застыв выжженными чертами на гладкой поверхности.
      Фьерн подхватил Эвели и крепко прижал к себе. «Она тут. Она рядом. С ней все хорошо». Колдун пробормотал что-то, успокаивая ни то её, ни то себя самого.
      Керсин же внимательно оглядывал зал. Все его чувства просто кричали о том, что эти механизмы - сложнейший лабиринт-ловушка. Руско жался к меховому сапогу сбитого с толку Керсина. Послышался тяжелый вздох Койрэ.
      - Нет, ну мы точно зря сюда заявились. На кой черт мы сюда отправились, а? Мне кто-нибудь расскажет? Нет, чтобы спокойно продолжать путь в Эвереску... Да уж. - Эльф скрестил руки на груди, не двигаясь с места. Собственно, ему не очень-то и хотелось дергаться, зная, что каждое мгновение может произойти что-то противное, гнусное и неприятное.
      Постепенно тьма перед глазами превратилась в пятнышки, а затем исчезли и они. Эвели обняла Фьерна за пояс, прижавшись к нему и глубоко вздыхая, чтобы успокоиться. Эльфийка ощутила, как быстро стучит сердце колдуна и поняла, что и у неё оно бьётся не медленнее. Большое количество механизмов в помещении напугало её, она предпочитала иметь дело с магией, а не с этими непонятными устройствами, которые редко поддавались её воздействию.
      - Что нам делать? - она подняла голову, заглядывая Фьерну в глаза.
      - Надо выбираться отсюда, - тихо, но не слишком воодушевленно произнес колдун. Он перевел сосредоточенный взгляд на все эти пружины, цепи, валы, шестерни и прочее, чему затруднялся дать название, между черных бровей залегла вертикальная морщинка. - Как же мне все это не нравится, - тихо пробормотал он. В кои-то веки они с Койрэ оказались в чем-то согласны. Колдун не то что бы чурался механики, просто это было явно не его темой. И что-то подсказывало Фьерну, что решить возникшую проблему с помощью Дезинтеграции и Ледяного Конуса не удастся.
      Зоилит отчаянно моргала, пытаясь избавиться от пятен перед глазами, но когда картинка вновь стала четкой, она едва не ахнула от восхищения. Плутовка не вполне разделяла мнение своих спутников. Да, это была ловушка, но сотворенная великим мастером. И, возможно, если ей повезет, она сумеет разобраться, что тут к чему.

0

23

Глава 22.
      - Здесь важно понять, что с чем связано, - сказала Зоилит, обводя рукой комнату, - чтобы не активировать какую-нибудь неприятную ловушку. Один шаг может стоить жизни всем нам.
      - Ну и ну. Чувствую себя мышкой, окружённой мышеловками. А сыра, что-то не видно... - Эвели немного отстранилась от Фьерна и огляделась. - Давайте-ка все сосредоточимся, посмотрим, что именно здесь может вызвать негативный ответ.
      Бард пропела несколько куплетов, позволивших её спутникам улучшить свою реакцию - сейчас это было крайне важно и вполне могло бы спасти им жизнь.

Глаз станет зорче, а слух - заострится,
Словно кинжал, в чьей-то красной глазнице.
Вот неудачник - отпрыгнуть не смог,
Значит, неверный он выбрал замок...
Шаг не в ту сторону - вот и опасность,
Но даже ловушка бывает прекрасной,
Если в неё попадает твой враг,
Сделай ты так, чтоб попал он впросак...

      На колдуна песенка Эвели подействовала странным образом - Фьерн вдруг вспомнил о свитках, что у него оставались. Развязав торбу и пересадив Инея на плечо, маг выудил небольшой походный тубус. Нужный свиток нашелся быстро. Заклинание было маломощным, но хоть какая-то возможность не сидеть сложа руки. Убрав остальные, Фьерн развернул пергамент и принялся читать заклинание Обнаружения Ловушек.
      Койрэ продолжал неподвижно ждать, а чего еще можно было ждать от друида? Эльф был близок к природе, а не к различным чуждым ему технологиям и изобретениям, которые порой выводили его из себя. К тому же, Койрэ искренне надеялся, что какая-нибудь ловушка сработает и снесет голову Фьерну, а заодно и его дружку Керсину, который, как и ледяной маг, был фанатиком Ауриль.
      - Может быть, вы уже побыстрее с этим закончите? Когда дело касается меня, я не тяну время понапрасну. Так что давайте закругляйтесь, пока нас всех не прибило чем-нибудь, - протянул эльф, поглядывая на Эвели, напевающую волшебную песню.
      - Ну, заканчивай! - резко ответил ему Фьерн. - Топай вперед, раз так неймется, никто тебя не держит!
      - Почему ты стал таким занудой, Койрэ? - Эвели лукаво посмотрела на недовольного друида. - Отшибло вкус к приключениям?
      Резкая боль ударила в висок, а затем все в глазах Койрэ потемнело. Глухое эхо раздалось в его голове и затихло.
      - Хм, - эльф рассмеялся, услышав крик Фьерна. - Маг льда не так холоден, как кажется... Неудивительно!.. А ты... - Койрэ повернул голову в сторону Эвели, ловя ее взгляд. Глаза друида зловеще блеснули, а губы скривились в ядовитой ухмылке. В чертах его лица было что-то звериное, совсем не похожее на Койрэ, но до боли знакомое барду. - Вкус к приключениям? Я ведь здесь только ради тебя, моя драконица.
      - Она не твоя, - отрезал Фьерн. - И тем более не драконица.
      Эвели удивлённо смотрела на друида, она-то думала, что уже начала привыкать к его неожиданным выходкам. Но он продолжал меняться.
      - Не забывай, ты же ратуешь за равновесие. Совсем недавно драконы тебе не нравились. Будешь продолжать в том же духе - магия перестанет тебе подчиняться, - взгляд девушки стал серьёзным. Бард отвернулась от него и осторожно приблизилась к Зои. Увидев, что та уже обезвредила несколько ловушек она с любопытством понаблюдала за действиями девушки. Эльфийке нравилось смотреть, как другие использовали свои таланты, помогая ей в путешествиях. Эвели забавляло, что она всегда находила тех, кто был готов следовать за ней, тогда как другим подобные знатоки и умельцы доставались путём долгих поисков и крупных денежных сумм. Краем глаза эльфийка уловила странноватое свечение возле неприглядного на вид камня на полу. Когда она повернулась - камень вновь показался таким же, как все остальные. Снова повернув голову, бард вновь уловила вспышку света. Необычная ловушка, - которую можно было разглядеть лишь боковым зрением.
      - Зайка, разберись быстренько с этой, пока на неё кто-нибудь не наступил.
      Зоилит отрешилась от всего происходящего, лишь краем уха улавливая голоса своих спутников, в том числе и чудные нотки в голосе Койрэ, но сейчас ее больше волновали эти механизмы, от которых зависела жизнь всего отряда, нежели, странности в поведении друида. нщ09зззззшг0
щгннннннннн₽т96т687ьть,5,%И,;Иесня Эвели вселила в нее уверенность в своих силах, и плутовка быстро отыскала два пусковых механизма, тщательно скм фрагменте стены была скрыта целая серия смертоносных ловушек - шипы и диски, усеянные зубьями, какие-то цепи, которые Зои обнаружила, аккуратнрытых в стене и полу. Судя по строению ловушки, всякого, кто здесь проходил, должно было окатить струями огня. Пришлось немного повозиться, чтобы обезвредить ее - просто заклинить пусковой механизм оказалось недостаточно. К тому же непривычный яркий свет резал глаза, мешая сосредоточиться. В еще одноо вскрыв панель на стене. Она прежде не видела ничего подобного, и если бы не поджимало время, если бы их жизнь не была в опасности каждую секунду, онарую смогла разглядеть, лишь почти коснувшись носом пола. Маленькая овальная пластинка, идеально подогнанная под плитки на полу. Она принялась ее обезвреживать, мельком подумав, что, возможно, если разобраться с большим механизмом, то и мелкие ловушки станут безопасными.июэжши9м0ю.ж8нпкв6 56иуцц56 яц-0и4цд5сб4ицщк5иии8349с73с4цсц3
      Керсин же явно ощутил какое-то странное воодушевление от песни барда. Его влекло к шестерне диаметром с локоть, находившейся среди трубок. При ближайшем рассмотрении это оказалась не просто шестерня, а нечто напоминающее ни то штурвал - ни то циферблат. На лучах были вытравлены непонятные символы.
      Выпрямившись, Зои бросила взгляд на своих спутников и, шагнув к Керсину, схватила его за руку.
      - Стой. Если тронешь, запустишь какой-то процесс, и не факт, что полезный для нас, - сказала она, кивая на скопление трубок и "штурвал".
      Фьерну еще было что сказать Койрэ, но он обратил внимание на действие прочитанного заклинания. Оно не высветило ловушку, и не развеялось, как если бы столкнулось с многопревосходящей магией. Сиреневатые огоньки чар заскользили по металлическим деталям и потекли по ним как струйки воды. Стекаясь к циферблату.
      Керсин обернулся к Зоилит. Его взгляд был отрешённо сосредоточен.
      - Мне кажется, что это, - он указал на колесо, - и есть активатор.
      Зоилит замерла на мгновение, глядя, как синие огоньки стекаются к странному циферблату. Неожиданно, хотя никто ничего не трогал, он сдвинулся, и хотя ничего видимого не произошло, по спине Зои пробежал холодок, словно надвигалось что-то неминуемо ужасное.
      Запущенный механизм мог взволновать Койрэ, но сейчас он был, мягко говоря, не в здравом рассудке. А то, что занимало его голову, интересовалось только и исключительно Эвели, словно добиваясь чего-то ускользнувшего в прошлый раз. Слова Фьерна и самой эльфийки только завели то, что управляло друидом.
      - Может быть, скажешь, что она твоя? Это глупость, ты скоро умрешь, а она проживет не один век, - Койрэ ухмыльнулся, переводя взгляд с Фьерна на Эвели. - И да, она именно драконица. Кровь всегда будет в ней. А что касается равновесия, - эльф рассмеялся, - я малость поменял свои взгляды. Одна милая ящерка ничего не изменит, и никоим образом не скажется на всемирном балансе, если убить другого дракона. Кажется, в храме Ауриль таких предостаточно.
      Керсин резко прянул в сторону спорщиков.
      - Что вы сделали с этой штукой?! - Чутье следопыта подсказывало рашеми, что именно спор, а не простенькое заклинание обнаружения привело механизм в движение. Какая-то мысль вертелась в голове скоплением образов, но пока они никак не могли принять адекватной формы. - Оно... оно среагировало на вас!
      Тем временем в зале появился легкий, но отчетливый болотный дух. Среди леса металлических конструкций дернула какая-то пружина, потом словно что-то круглое покатилось по трубе, заработали противовесы. Вторая стрелка циферблата задрожала.
      - Ты так жаждешь моей смерти, - ядовито-вкрадчивым голосом ответил Фьерн друиду, - но смотри, как бы тебе не пришлось сдохнуть первым. Ты не вправе за неё решать, запомни это, друид! И не испытывай мое терпение!
      Бард стояла рядом с Зои, работавшей над ловушкой, и, сложив на груди руки, рассматривала, как ловко та орудует инструментами. Она обернулась на звонкий голос Керсина и закатила глаза.
      «Кажется, Койрэ снова завёлся. Да, не то место и время он выбрал. Здесь каждая неловкость может спровоцировать смертельную опасность. Главное, чтобы они не подрались, что вполне возможно, если друид и дальше будет оскорблять морозную богиню».
      - Перестаньте! - девушка раздражённо поморщилась.
      Койрэ ехидно вскинул брови, не сводя хищных, рыжих глаз с колдуна.
      - Да кто за нее решает? У малышки Эвели есть своя голова на плечах, и сколько она не собирается бегать от реальности, она отлично осознает, что у нее это не получится, - эльф на мгновение глянул на барда, а затем снова на ее любимого. - Ты, ничтожный человек, протянешь еще от силы полвека, а потом от тебя не останется ничего, в то время как она будет жить намного дольше. - Друид пожал плечами. - Я, конечно, понимаю, что ей хотелось завести нового зверька, и да, первое время ей будет жаль, что ты умрешь, но потом все пройдет и она забудет тебя, правда, Эвели? - Койрэ театрально хлопнул в ладоши, он совсем не был на себя похож, но, тем не менее, выражение его лица казалось простым и крайне искренним. - Я даже больше скажу, когда ты состаришься, она потеряет к тебе интерес... Так что можешь радоваться еще целых, - Койрэ саркастически выделил это слово, - хм... лет двадцать, если ты не надоешь ей раньше. Или если ты случайно не умрешь где-нибудь, - эльф снова ухмыльнулся, как будто только этого и хотел.
      Слова Койре вызвали у Фьерна неожиданную реакцию. Прикрыв рот ладонью колдун... рассмеялся. Не слишком громко, но от души.
      - Знаешь, Койрэ... ты идиот, - подвел итог Фьерн. - Впрочем, в этом нет ничего удивительного. Я уже говорил, что ты ведешь себя как маленький капризный мальчишка? Ну, сейчас сказал. Ребенок, который не может получить желаемую игрушку и готов пуститься во все тяжкие. Хотя нет... не во все. Лучше истерику устроит - показательную. Мол, какие все вокруг плохие! Вот-вот.
      Койрэ прищурился, а затем повернулся к Эвели.
      - Теперь-то ты видишь, что я был прав? - улыбка переросла уже в ухмылку, ядовитую, полную сарказма и презрения. - Кажется, он повторяется. Ему не понять нас с тобой, слишком примитивный человеческий мозг. У него даже с арифметикой проблемы, но не в этом дело. Разве можно жить с обезьяной и радоваться этому? Ты достойна большего, и ты это знаешь. Наверное, жалеешь, что уже не единожды упустила свой шанс? - В последней фразе уже мелькнула мысль дриады, забредшая в голову эльфа.
      Эвели ненадолго прикрыла глаза, чтобы попытаться унять поднявшуюся в ней волну гнева. Когда она снова открыла их, то посмотрела на друида глазами, в которых плескалось пламя, и раздельно произнесла:
      - Немедленно. Прекрати. Сейчас не время и не место выяснять отношения. Да и вообще, это тебя не касается! Мы сами разберёмся насчёт нашего будущего! - Последние слова она буквально выкрикнула, пытаясь вместе с гневом выплеснуть страх, который таился глубоко внутри, изредка вырываясь наружу. Последнее время выдалось напряжённым, и против обыкновения, она стала замечать, как летят дни, растеряла свою беззаботность и неожиданно начала осознавать как на самом деле коротка человеческая жизнь. В голове девушки запульсировала боль, сердце начало бешено колотиться, а дыхания стало не хватать. Стараясь успокоиться, она отвернулась, ловя ртом воздух и прижимая руку к груди.
      Фьерн скривился.
      - Да уж. Такие теперь видно пошли друиды. И других угробит и себя не пожалеет... Не удивительно, что провидцы и гадалки на каждом углу предсказывают всему Фаэруну мор, голод, чуму, очередной хаос богов, а то и вовсе конец света. - В словах колдуна преобладала усталость. Ему осточертели эти бесполезные и бессмысленные споры. Почувствовав, что с Эвели что-то не так он подошел к девушке, бережно поддерживая ее за руку. - В чем дело, милая?
      Наконец Эвели удалось глубоко вздохнуть и сделать глоток воздуха, она не хотела показывать, что ей нехорошо, даже Фьерну, поэтому девушка лишь сжала его руку и ответила:
      - Всё нормально, любовь моя. Я не хочу, говорить об этом сейчас.
      Разговоры ее спутников, тем более на таких повышенных тонах, мешали Зоилит сосредоточиться, и она провозилась с очередной ловушкой несколько дольше, чем могла бы в спокойной обстановке. Она встала, глядя по очереди на Эвели, Фьерна и Койрэ.
      - Да уж... нашли время и место, нечего сказать, - негромко заметила она, покачав головой. Потом подошла к Керсину и стала пристально изучать механизм, который продолжал работать. - Да, ты прав, Керсин. Словно эта штука улавливает какие-то волны... Напряжение? Раздражение? Гнев? Мы ничего не касаемся, но здесь полно каких-то маленьких пластинок в стене, не ловушек, но они явно относятся к этому механизму. Вы слышите? - обернулась она к своим спутникам. - Если вы сейчас не успокоитесь, то произойдет что-то... в общем, сработает самая большая ловушка.
      - Я не буду успокаиваться! - воскликнул Койрэ. - Просто неужели ты, моя дорогая полукровка, не чувствуешь, что все здесь стоит на лжи? Эвели отрицает, понимание того, что с ним она не будет счастлива. А человечек отрицает свою беспомощность и никчемность. - Друид рассмеялся. - Да, и неужели вам не интересно, что будет, когда сработает ловушка? В этом мире все предрешено заранее, если мы должны умереть, это случится в любом случае, - добавил эльф, с улыбкой наблюдая за тем, как закипает в Эвели ее драконья кровь.
      Бард повернулась к Зои и увидела, что та не на шутку испугана. От этой мысли эльфийке стало не по себе - значит дело действительно было плохо.
      - Никчемен только ты, - закатив глаза, Фьерн устало качнул головой. - Мало того, что от тебя тут никакой пользы, так еще и другим мешаешь делом заниматься своими истериками. - Колдун сжал руку эльфийки и подвел её к циферблату. - Надо понять, на что именно он реагирует, - ответил маг на слова Зоилит. – Видимо, это как-то связано с символами на колесе и мне кажется... - он на миг замолк. - Чувствуете запах?
      Зоилит только закатила глаза на слова Койрэ. У нее сложилось впечатление, что тот вообще кроме себя никого не слышит. Она принюхалась.
      - Пахнет болотным духом, - сказала плутовка. - Откуда он здесь мог появиться? Я... читала, что некоторые зелья и их компоненты могут странно пахнуть, вроде как что-то известное, но не совсем. - Она принялась рассматривать символы. - Никогда не видела подобные знаки. Может, мы запустили какой-то процесс просто своим появлением?
      Боль снова ударила в висок, и эльф прикрыл лицо ладонью, осознавая всю поспешность и чрезмерную агрессивность сказанного, словно что-то заставляло его это говорить. Самым ужасным было то, что Койрэ отлично понимал, что он знает имя виновника, но не может произнести его вслух. Он поднял глаза на Эвели, Фьерна и Зоилит, чье внимание было устремлено на странный циферблат. Эльф постарался сказать что-либо, но голос не слушался его. Шею свело судорогой, отчего друид непроизвольно склонил голову на одно мгновение. В мыслях наступило прояснение и необъяснимая легкость, которую он не чувствовал уже достаточно давно. «Что это было? Адреналин? Нет... Тогда что?» Койрэ потряс головой, пытаясь прийти в себя окончательно.
      Бард не могла сосредоточиться на ловушке - после спора она чувствовала себя опустошённой. Ей казалось, что в голове не осталось ни одной дельной мысли или предложения. "Эреван Илесир... что со мной... Я так хочу отдохнуть..." Ее с головой накрыла страшная усталость, единственное, что ей сейчас хотелось - остаться одной, в тёмной комнате, с нормальным доступом воздуха и проспать - не промедетировать - целые сутки.
      - Не на появление, - жестко сказал Керсин, - на ваш спор... - Он на миг склонился к своему питомцу, словно прислушиваясь к его мыслям. - И болотный дух появился тогда же. Что-то случилось, когда вы начали ругаться. - Следопыт сказал это, вложив в голос все возможное неодобрение. Ему было наплевать кто начал спор. Перепалка как таковая была неуместна. Вдруг он повернулся к Зоилит, и пристально посмотрев на нее, спросил: - Какие заклинания ты умеешь творить?
      Фьерн же очень беспокоился о состоянии Эвели. «Необходимо как можно скорее выбраться отсюда!»
      - Керсин - что ты там мудришь? Неужели нельзя просто разобрать или сломать эту штуку?! - колдун кивнул на "колесо" со знаками.
      - Нельзя, - ответила Зои за Керсина. - Сложные механизмы обычно неплохо защищены. Сломаешь - все разрушится, и нас волной разрушения накроет. Или процесс еще быстрее пойдет, и потом не остановишь. - Девушка вновь повернулась к следопыту: - Я только самые простые умею - ну там, Свет, Сон, Волшебную Стрелу... А что?
      - Если у тебя есть идеи, Керсин, говори не стесняйся, - устало промолвила Эвели. Она потёрла рукой виски и ощутила, что ладонь холодна как лёд - Фьерн постарался. Это немного сняло головную боль, и девушка улыбнулась любимому колдуну. - Ты уже встречался со здешними ловушками, Керсин, а Зои - специалист в своём деле. Придумайте же что-нибудь. Если нужно спеть, я спою, если станцевать - станцую, но находиться в этой запертой, душной, словно гробница комнате уже невозможно!
      - Я не встречался... - Керсин смутился под взглядом Эвели. - Просто мне кажется, что разгадка именно в нас... Вернее в чем-то в нас. Когда вы разругались, что-то случилось. И оно на это отреагировало. Зоилит, - следопыт снова повернулся к плутовке, - а заклинание Стука знаешь? Ну, которое открывает замки. Посмотрим, что будет.
      Зоилит помотала головой, не сводя взгляда с механизма.
      - Никогда не учила это заклинание. Оно же только простые замки открывает, не магические. Да и когда мне оно понадобилось, я уже умела вскрывать замки другим способом, - она растерянно развела руками.
      Фьерн нахмурился, посмотрел на Керсина, на Койрэ, на циферблат.
      - Но ведь обнаружение подействовало на него странно?
      - Потому что это был свиток, - задумался Керсин. - Наверное... Или что-то еще.
      - Кажется, я понимаю к чему ты клонишь, - нахмурился колдун. – Возможно, - он повернулся к своему сокровищу, - тебе и в самом деле придется спеть...
      - Послушайте... Если машина сработала, когда вспыхнул спор, может, процесс пойдет вспять, если мы все проявим... хм... дружелюбие друг к другу? - спросила Зои.
      Эльф постепенно приходил в себя, понимая, что он наговорил лишнего. Нет, за каждое свое слово он мог ответить, дело было в другом. Раньше Койрэ никогда не решился бы высказать все в лицо колдуну, зная, что проще воздействовать именно на Эвели, убеждать только барда, чья психика была не так сильна, учитывая, что в ней спал дракон, причем сон его был чутким и тревожным. Перепалки с Фьерном были ему неинтересны.
      - Может быть, я могу помочь? - внезапно произнес эльф, пытаясь отвлечься от дурных мыслей. Извиняться он не был готов, да и не видел своей вины.
      - Я знаю заклинание Стука, но обычно оно у меня не срабатывало, - бард пожала плечами, разглядывая своих спутников. На лицах была написана усталость и раздражение, следовало как-то разрядить обстановку. - Еще есть хорошая песня, которая может пробудить в нас нечто вроде эйфории. Но учтите, что это будет напоминать наркотическое состояние счастья и любви к ближнему, даже к врагам. Я могу спеть ее, возможно всплеск положительных эмоций перенасытит ловушку, и она сама себя ликвидирует.
      - А эта твоя песня долговременна? - с опаской поинтересовался Фьерн у Эвели. - Выскочи на нас вдруг враги - не хотелось бы встречать их с распростертыми объятиями вместо стали и чар.
      Он снова повернулся к циферблату, белый пронзительно-яркий свет в помещении раздражал неимоверно. Казалось, он шел отовсюду сразу. Склонившись над "колесом" колдун сконцентрировал немного силы, чтобы слегка рассеять свет над символами. Однако ничего не получилось. Магия впиталась в один из знаков на циферблате, стрелка заиндевела, и колесо сдвинулось на еще одно деление. Фьерн резко отпрянул. Заскрежетали шестерни, и что-то еще сдвинулось в глубине механизма.
      - Это странные обозначения разнообразных сил, - догадался Керсин. - Каждый знак улавливает проявление той или иной силы!
      Зои не слишком понравилась мысль, что песня может их всех ввести в состояние эйфории, пусть и временной. Терять контроль над своими действиями не очень-то приятно.
      - Не хочется впадать в эйфорию. Обозначение разнообразных сил... - повторила она слова Керсина, задумчиво глядя на механизм. - А что если как раз нужно заставить светиться все символы? К каждому подобрать свою силу? Может, в результате не ловушка сработает, а, наоборот, мы сможем выбраться отсюда?
      Койрэ нахмурился, ему не очень-то нравилась идея барда, так как он еще до конца не пришел в себя, но противиться он не хотел, чтобы эльфийка не подумала о нем ничего плохого. Вернее, еще более плохо.
      - Я буду только «за», эйфория нам как раз не помешает, - протянул друид, отлично понимая, что других идей все равно ни у кого нет, и воротить носом будет не лучшим вариантом. «Лишь бы скорее выбраться отсюда, и отправиться дальше... Но что ждет нас впереди? Лишь бы все не стало хуже, а ведь именно к этому все и идет».
      - Не хотите - как хотите, - развела руками эльфийка и тихо фыркнула, отойдя подальше от колеса. - Нет, Фьерн, песня действует несколько минут, иначе я не стала бы предлагать, я не идиотка...
      Девушка прислонилась к той части стены, что выглядела наиболее безопасно и уставилась в пол, отрешившись от всего происходящего и ожидая, когда остальные перестанут молоть языком и предложат что-нибудь конкретное.
      - Пой, родная, - качнул головой Фьерн. - В конце концов песня - тоже род силы. Проверим оба варианта. Надеюсь, на эту штуку подействует хоть что-то... либо бардовская магия, либо приступ нашей всеобщей любви друг к другу. Поразительно, но похоже это действительно не столько ловушка - сколько сложный ключ. Проверка, испытание.
      - Но зачем этим гномам понадобилось нас испытывать? - нахмурился Керсин. - И где мы наберем столько сил? Если только они являются ключами.
      - Не обязательно нас, - повел плечом колдун, - любого кто попробует пройти. К тому же кто знает... Может это сделали самые ранние реинкарнации вашего фанатика.
      То, как резко поменялся Фьерн, позабавило Койрэ. Видимо, маг испугался, что эльфийка может обидеться на него, слишком печальной она стала, когда ее помощь была отвергнута. Впрочем, эльф отлично понимал ее, считая, что колдун не сможет предугадывать ее желания, как бы он того ни хотел. «Не тот у людей менталитет, да и чувствительность совсем не та. Глупые и примитивные...» Друид улыбнулся.
      - Не слушай их, спой, хуже точно не будет, - произнес Койрэ, глядя на барда. - В крайнем случае, просто насладимся твоим голосом.
      - Попробуй, Эвели... - сказала Зои, оглядываясь на эльфийку. Узнав, что действие продлится всего лишь несколько минут, она успокоилась, и ей уже стало интересно, что может произойти. Девушка вновь склонилась над механизмом, желая внимательно проследить за его реакцией.
      Эвели снова тихо фыркнула - она терпеть не могла, когда с ней обращались как с капризным ребенком. Да она была старше всех в этой комнате! Они считают себя самыми умными... Но ей не требовались их подачки.
      - Боюсь, я сорвала голос, - парировала бард, - так что придумайте что-нибудь другое. - На ее фарфоровом лице застыло равнодушно-упрямое выражение, и стало ясно, что никто ее не переубедит. Фьерн тяжело вздохнул, подумав, что, похоже, общество друида-скандалиста плохо действует на Эвели.
      - Нашли место мериться упертостью! - пробормотал он, обращаясь, похоже, к потолку, но эльфы, да и Зоилит с Керсином его наверняка прекрасно слышали. - Надо хоть что-то делать, чтобы отсюда вылезти, а не городить глупых обид! - он поочередно посмотрел на барда и друида устало-суровым взглядом, но глаза его потеплели, когда колдун заговорил с Эвели. - Радость моя, если бы ты не могла, ты бы не предложила это раньше, значит, можешь. И я не отказывался - лишь спросил о последствиях, что бы там кому ни показалось. Впрочем заставлять тебя никто не будет. Из присутствующих здесь, по крайней мере.
      Даже мягкий взгляд колдуна и его тёплые слова не могли унять неожиданного раздражения Эвели. Она упрямо поджала губы, и ничего не ответила. В глубине души, эльфийка понимала, что ничего серьёзного не произошло, но, тем не менее, не могла успокоиться. Менестрель занервничала, думая о том, что это снова возвращается - гневливость и вспыльчивость, разбуженные вместе с кровью. Как же она задержалась, ведь ей давно следовало спешить в Эвереску. Необходимо было выбраться как можно скорее, и, не теряя времени, отправляться к лунным эльфам.
      Фьерн обратился к остальным, разведя руками:
      - Ну что господа - товарищи по несчастью, будем пытаться найти силы - попробуем этот вариант?
      Зоилит была немного удивлена реакцией Эвели, ведь никто не говорил, что не хочет, чтобы она пела. Девушка выпрямилась, кидая задумчивый взгляд на барда. Видимо, это обстановка на нее так действовала. Зои, несмотря на боль в глазах от неестественного света, чувствовала некоторое возбуждение - еще немного, и загадка будет разгадана. Ей очень хотелось в это верить. Она некоторое время смотрела на циферблат, затем звонко рассмеялась. Смех ведь тоже сила, ничуть не меньшая, чем гнев...
      Койрэ покосился на Фьерна.
      - Думаю, что Эвели сама знает, что она может, а чего нет, так что можно и не подлизываться, - ухмыльнулся эльф, улыбаясь девушке. Тут же раздался неожиданный смех Зоилит. Сначала друид слегка испугался, решив, что она выжила из ума, но вскоре он понял ее цель - применить против странных механизмов положительные эмоции. Вопрос был в другом: насколько данный ход окажется эффективным.
      - Вот только тебя не спросили, друид, - отозвался колдун. - Не меряй других по себе, здесь подлизываешься только ты, и почему-то считаешь, что у остальных так же нет других забот.
      Кесину явно осточертела вся эта вяло-текущая грызня, но влезать следопыт не собирался.
      «Пусть маятся дурью, сколько влезет, если не могут переключиться на действительно серьезные вещи», - так думал молодой рашеми.
      Смех Зоилит поднялся вверх и осыпался золотой пыльцой, большая часть которой досталась Койрэ, стоящему напротив изогнутой металлической трубки, в которую и впиталась пыль. Она заставила металлическую деталь расцвести золотистыми узорами, которые как вены начали обвивать некоторые детали всего механизма. Полуэльфийка явно что-то задействовала в этой системе.
      - Остается только надеяться, что это хороший признак, - сказала она. - Нужно что-то еще попробовать! Может быть..., - она оглянулась на Фьерна с Эвели, - может быть, любовь? Поцелуй? Это ведь тоже очень мощная сила.
      Лесной эльф закатил глаза, отряхиваясь от золотистой пыльцы. «Только поцелуев еще и не хватало... Правда, мне уже осточертело это место. Пусть хоть переспят здесь! Все равно они это... делают. А тут от этого хотя бы будет польза! Хотя нет! Лучше все же без... ну... того самого». Койрэ не знал, что его щеки слегка покраснели от непристойных мыслей.
      - Эм, давайте, делайте уже что-нибудь, только скорее.
      Лунная эльфийка раздражённо покосилась на подругу - ей стало казаться, что до неё все хотят докопаться. Как ни пыталась, бард всё не могла избавиться от глухого раздражения.
      - Почему бы тебе не поцеловать Койрэ или Керсина? Ты же, кажется, всегда кидалась на всех встречных мужчин? - протянула Эвели, приподняв бровь и окинув Зоилит оценивающим взглядом. Потом она перевела его на друида, и, заметив, что тот покраснел - улыбнулась одними уголками губ. Эльф всё никак не повзрослеет. Ну, он хотя бы верит в её силу и способности.
      - А я предлагаю поколдовать на эту штуку всякие разные чары. Не слишком сильные и не агрессивные! А вы можете друг друга все перецеловать, или поколотить! Чувствую, это уже не за горами, - вмешался Керсин, понимая, что еще немного, и они тут все переругаются. Сам он тут же претворил свое предложение в жизнь, сотворив на "циферблат" Исцеление Легких Ран и засветив молочно-голубой символ, отчего еще одно деление шкалы было пройдено.
      Зоилит недоуменно посмотрела на Эвели и лишь пожала плечами. Она не вполне понимала, что творилось с эльфийкой, но нужно было как можно скорее с этим покончить, только бы не ссориться. Так что девушка ничего не сказала в ответ на реплику о мужчинах. В принципе, если бы Керсин не предложил колдовать, она могла бы попробовать затею с поцелуем, что в этом такого? А пока она произнесла слова одного из немногих мирных заклинаний в ее арсенале - Опознание. Она хотела прибегнуть к заклинанию света, но того в комнате и так многовато было.
      Иней соскочил с плеча Фьерна и муркнув подошел к Эвели, боднул лбом её ножку и доверчиво заглянул в синие глаза эльфийки своими - разными. Бард посмотрела вниз, - котёнок был настолько красив и мил, что на сердце у нее сразу потеплело, а глаза защипало от слёз умиления. Она не могла равнодушно смотреть на столь чудесное существо и раздражение, смешанное со злостью постепенно отступило, а драконица, проснувшаяся было внутри эльфийки, снова притихла, но было ясно, что это лишь до поры, до времени.
      Койрэ посмотрел на Керсина, который, кажется, что-то придумал, но сам друид ничего предпринимать не стал. Он не понимал, что здесь вообще происходит, да и желания вмешиваться у него не было. Однако, предложение Эвели немного возмутило эльфа. Он ухмыльнулся, глянув на нее.
      - Лучше бы... эм... - друид осекся, решив, что бард разозлится, если он упомянет о поцелуе. Конечно, в мыслях Койрэ все малость приукрасил, ведь в тот раз инициатором был он, да и на настоящий поцелуй это мало походило, но все же, в целом, воспоминания были крайне приятными. - В общем, неважно.
      «Анастрианна... Несмотря на то, что она причинила столько зла, она могла дать мне то, чего я хотел. И Эвели было бы намного лучше, останься она там. Глупая, зачем было нужно сбегать?»
      Зои кинула взгляд на Койрэ - интересно, что он так и не решился сказать? Сам хотел Эвели поцеловать? Девушка тихонько вздохнула, потом вновь повернулась к механизму, мысленно перебирая известные ей заклинания. Она не решалась применить агрессивные чары, вроде Магической Стрелы, и решила остановить свой выбор на заклинании Щита, сосредоточившись, чтобы продлить его действие. Подумав, она добавила заклинание Света. Вдруг тоже поможет Заклинание Зоилит сдвинуло "колесо" ещё на одно деление, активировав знак аметистового оттенка.
      Эвели опустилась на одно колено и взяла Инея в руки, спрятав пылающее лицо в белой ароматной шёрстке - котик пах морозом и снегом, и девушка сразу подумала о Фьерне. Она подняла глаза на колдуна, в их полуночной глубине мерцали золотистые искорки, а угольки пламени исчезли.
      - Магия друидов, магия льда, магия очарования... Я думаю, следует их объединить, возможно, что-то и получится.
      Фьерн поймал любимый взгляд, подошёл к Эвели, положил ладони ей на плечи и ласково поцеловал девушку в висок.
      - Думаю, стоит попробовать объединить всё, что можем, - подвёл итог колдун. - Я могу попробовать сделать единый контур, что позволит удерживать энергию какое-то время - чтобы успели вложить все полностью. Думаю, так мы сможем справиться.
      Койрэ кивнул, идея Эвели ему понравилась, но отвечать на предложение Фьерна ничего не стал, так как вслух соглашаться с колдуном он вовсе не желал.
      - Хм, я могу добавить немного природной магии, если она поможет, - друид вытянул руку вперед, создавай полупрозрачный поток энергии зеленоватого цвета, который плавно окутал механизм. Это были чары, которые носили название Огонь Фей и использовались для мирных целей. Собственно, агрессивная магия вряд ли принесла бы положительный эффект.
      Взгляд Эвели как по-волшебству сменился с сердитого на влюблённый. Когда Фьерн снова проявил терпение и ласку, её настроение тут же поменялось, барду захотелось столько всего сказать колдуну, но это позже, когда они наконец-то выберутся из этой переделки. Девушка посадила котёнка на его законное место - плечо человека и присоединилась к своим спутникам, творящим магию. Эльфийка выбрала пару несложных, но зрелищных заклинаний: Цветные Брызги и Очарование Человека - неважно, что это был механизм, всё равно, если они угадали - структура магии должна была подействовать.
      Фьерн нехотя оставил Эвели, порылся в сумке и достал 5 кристаллов. Сориентировав их соответствующим образом, колдун зашептал магические слова и стал делать сложные пассы. Когда направитель был определён, Фьерн отошёл и принялся вместе с остальными вплетать в общий узор чары. Над кристаллами возник бурлящий силой шар, который напитавшись магией, поплыл к циферблату. Раздался звук, похожий на жужжание пчелиного роя, а символы стали вспыхивать один за другим. Сделав круг, колесо опустилось на пол, а механизмы на пути маленького отряда стали расступаться, впереди показалась высокая узкая арка.
      Зоилит, затаив дыхание, наблюдала за действиями Фьерна и реакцией механизма. Когда же открылся проход, она первой шагнула вперед, к арке, внимательно оглядываясь - вдруг где-то еще осталась незамеченная ловушка? В глубине души ей ужасно хотелось задержаться, еще поизучать механизм, который сочетал в себе силу металла и магическую энергию - по крайней мере, она представляла это себе таким образом. Но нужно было выбираться, оказаться уже подальше от этого невыносимого белого света.
      Возникшая арка оказалась довольно приятным сюрпризом. По крайней мере, появилась надежда на спасение, так как данное странное место очень надоело Койрэ. «Ммм... Знаешь, эльф, мне очень нравится с тобой играть... Я могу разговаривать с тобой, заставлять делать то, что мне нужно, а затем стирать воспоминания о свершенном. Вот и знал, кто я такая, а теперь снова мучаешься от незнания. Но я думаю, что ты сменишь гнев на милость, когда расскажу тебе маленький секрет про одного из твоих спутников... Тебе очень понравится». Эльф испугался голосу, звучавшему у него в голове, но виду не подал.
      - Да неужели, - слегка недовольно протянул он, шагая в появившийся проход первым.
      Эвели всё ещё ощущала на себе последствия недавнего приступа, и мечтала поскорее выбраться из этого места, поэтому она, не оглядываясь на топчущихся спутников, отправилась в проход - пространство в нём странно искажалось - словно портал, ведущий в другое место, однако за трепещущим воздухом портала они видели лишь продолжение комнаты. Спутники эльфийки последовали за ней, однако в тот момент, когда Эвели ощутила переход реальности, помещение, в котором они находились, сильно содрогнулось. Путешественники, бывшие ещё там, почувствовали сильный толчок, затем ослепительную вспышку света и страшный грохот - последовал взрыв – какая-то из незамеченных ловушек активировалась и лишь то, что наши герои уже проходили в арку, спасло их жизни - взрывная волна выбросила путников прямо в портал, всех кроме Керсина и лиса, которые шли последними. Следопыт так и остался без сознания, лёжа в изуродованной комнате, лису удалось не пострадать, и он бросился в храм, откуда привёл на помощь несколько жрецов. Портал исчез, как и все следы эльфов и людей.

0


Вы здесь » Faerun: The Neverending Story » Фанфикшн » Истоки, ч. 1


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC