Faerun: The Neverending Story

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Faerun: The Neverending Story » Фанфикшн » Истоки, ч. 2


Истоки, ч. 2

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Истоки, ч. 2
Автор: Ms_Rusalka
Соавтор: Amarth
Фэндом: Забытые Королевства (Forgotten Realms)

Пэйринг или персонажи: эльф/человек

Рейтинг: R
Жанры: Гет, Романтика, Юмор, Драма, Фэнтези
Предупреждения: Мэри Сью (Марти Стью), ОМП, ОЖП
Размер: Макси, 117 страниц
Кол-во частей: 9
Статус: закончен

Описание:
Лунная эльфийка Эвели, ставшая Учеником Дракона, пытается избавиться от своего наследия, губящего ее тело и душу. Она отправляется на поиски Эльфийского Источника, исполняющего практически любое желание, по пути собирая разношерстную команду приключенцев. Любовь, вспыхнувшая между ней и колдуном Фьерном, помогает преодолевать препятствия, но неожиданно возникший у них на пути юный друид Койрэ вносит сумбур в их планы.

https://ficbook.net/readfic/3453217

0

2

Глава 1.
Сегодня я больна тобой
В подлунном мире.
Шумит, шумит морской прибой
В густом эфире.

И не стихает чаек стон
На расстоянье.
Твой взгляд, твой смех со всех сторон
И обаянье.

Сегодня я тобой больна,
С ветрами споря.
Волос седеющих волна -
Каскад предгорий.

А в сердце трепетный цветок,
От глаз хранимый,
И чувств пророческих поток
Неповторимый.*

      Тишина. Нарушаемая лишь звуками, свойственными лесу - поскрипывание деревьев, таинственные шорохи, уханье филина... Небольшой зверёк, пробирается сквозь заросли, вынюхивая добычу. Неожиданно зверь навострил уши и прижался к земле - по его шкурке пробежала дрожь, вызванная волнением - что-то неуловимо изменилось... Зверь замер, вглядываясь в темноту, сквозь ветви деревьев он видит поляну, залитую лунным светом.
      Раздался хлопок и в нескольких метрах над поляной возник воздушный портал, сквозь который несколько фигур упало на густую, высокую траву. Лис решил, что пора уходить - он был научен горьким опытом и знал, что с волшебниками связываться не стоит. Бросив прощальный взгляд через плечо, зверёк разглядел в лунном свете, что двуногих существ - четверо.
      Первым, что испытал Фьерн, начиная приходить в сознание - был страшный звон в ушах, потом пришла боль от ушибов, а затем смесь ароматов. Знакомых и незнакомых.
      - Эвели... - хрипло, но тихо сорвалось с губ колдуна. Ответом был звук, который может издавать лишь очень заинтересованный в чем-то котенок и знакомое ощущение протыкающих тонкую ткань рубашки коготков. «Надо что-то сделать... Ах да... открыть глаза... Встать... Эвели... Да, нужно!» Колдун рывком сел в траве, тряхнул разлохматившейся головой, открыл сперва один глаз, потом другой и осмотрелся.
      Во время падения в неизвестность, Эвели закричала, и хотя по ощущениям она летела недолго, эльфийка неудачно упала, лишь чудом не сломав руку, и ощутила, как разом вышибло дух. Услышав голос Фьерна, девушка испытала сильное облегчение, осознав, что они вместе пролетели сквозь портал. Она хотела ответить, но от удара никак не могла глотнуть воздуха. Наконец ей это удалось и бард приподнялась на локтях, упираясь ими в мягкую, сырую от росы траву и пытаясь осмотреться.
      - Я здесь, милый, - ответила она колдуну, и села на земле, отряхивая руки.
      Ощущения возвращались постепенно. Сначала были звуки, проступающие сквозь стену молчания. Звуки были знакомые, умиротворяющие. Зоилит попыталась приоткрыть глаза, но они ее не слушались, как и все тело, словно оно на какое-то время стало чужим. Девушка дернулась, надеясь вернуть себе чувствительность и тут же получила ее сполна - боль мелкими осколками взорвалась в ушибленных местах, и с ее губ сорвался невольный тихий стон. Она, наконец, открыла глаза и завертела головой, пытаясь понять, что творится вокруг.
      Удар об землю был довольно сильным, отчего эльф издал протяжный стон. Друид не понимал, что произошло, но, тем не менее, отчетливо чувствовал лес, окружающий его. Запах земли, растений, деревьев - все это было таким родным и приятным, что на лице Койрэ сама по себе появилась довольная улыбка. Однако осознание того, где он находится, так и не наступило.
      «Вставай, Койрэ, нас ждут великие свершения...», - раздался инородный голос, рассекший эйфорические мысли эльфа надвое. – «Мы в Забытом Лесу, но тебе можно этого и не знать, я бы все равно вывела вас куда нужно. Мы практически достигли цели, мой милый друг».
      С огромным усилием эльф поднялся на колени, оглядываясь вокруг. Яркие краски резали глаз, но Койрэ пытался сосредоточиться, чтобы разглядеть хоть что-нибудь. Проклятое кольцо снова напомнило о себе, обжигая кожу.
      Проворный Иней, опередив колдуна в пару прыжков достиг лунной эльфийки и полез мордочкой ей в лицо.
      - Как ты, радость моя? - спросил подошедший Фьерн, внимательно оглядывая Эвели, не поранилась ли она при падении. - Сильно ушиблась?
      Вопрос о том, где, как и почему они тут оказались, у Фьерна не возник, во-первых были проблемы и поважнее, во-вторых, где они - рано или поздно станет ясно. Как попали? Через портал - механика в данном случае не важна. А почему? Это уже тайна покрытая мраком, без которой и за чаркой не факт, что разберешься.
      Влажный нос котёнка мазнул лунную эльфийку по щеке и Эвели крепко поцеловала Инея. Продолжая держать белого зверька на руках, девушка поднялась на ноги, подходя к колдуну.
      - Кости вроде целы, а ты как?
      Фьерн обнял Эвели и крепко прижал к себе. «Как же хорошо, что с ней все в порядке и мы снова вместе». Он с удовольствием вдыхал свежий аромат её волос.
      - Если ты со мной - то мне все нипочем, - мягко ответил колдун возлюбленной. Она погладила Фьерна по щеке и глянула на своих спутников.
      Увидев что они четверо по-прежнему вместе, Зоилит немного успокоилась - больше всего она боялась оказаться одна в незнакомом месте. Девушка медленно села, потирая ушибленное плечо. Голова немного кружилась, но в целом плутовка чувствовала себя нормально.
      - Что произошло? - задала она самый банальный вопрос. - Та арка оказалась порталом? И... куда нас выкинуло? - добавила она, оглядываясь. - И как вы все? В порядке?
      Жжение от кольца прошло, и Койрэ почесал затылок, решая что ответить Зои. В принципе, он знал где они находятся, но решил не говорить лишнего, чтобы не вызывать никаких вопросов со стороны своих спутников.
      - Видимо, это действительно был портал, - протянул друид, поднимаясь на ноги и отряхивая колени от земли. - Что касается меня, то я в порядке. Руки и ноги не сломаны... - Буквально через мгновение из пустоты появилась серебристая волчица, которая тут же ткнулась мордой в ногу Койрэ. Эльф погладил мягкую шерсть своего любимого животного. - Я скучал, - прошептал друид, наклонившись к Акхе. - Ты тоже? Нет, не бойся, здесь совсем не холодно, так что я не буду тебя отзывать.
      - Я думаю, нам крупно повезло - нас чуть не задело взрывом какой-то ловушки. Бедный следопыт и лисёнок... - Эвели всматривалась в темноту, эльфийское зрение позволяло неплохо видеть, но кроме деревьев, зарослей и звёздного неба над головой, рассматривать было нечего. - Я думала об Эвереске последние полчаса, возможно подсознательно держала это в голове, когда проходила через портал. Судя по климату и растительности, мы не так далеко. Один из лесов на окраине. И мы явно не в самой его глубине, что не может не радовать. Хотя... Меня удивляет то, что здесь так тепло и... столько зелени... Насколько я помню, на дворе была осень.
      - Что ж... Я слышал о таком, мы попали в неисправный портал, который задержал нас между мирами. Похоже, что мы прыгнули из осени в весну, - произнес Фьерн, спустя некоторое время. - Надеюсь, год по прежнему тот же. Главное, мы приблизились к цели. Осталось только определить в какую сторону отсюда идти.
      Зоилит поднялась с земли, чуть поморщившись от боли в ноге - наверное, просто ушиб. Когда Эвели упомянула про взрыв, сердце девушки екнуло сразу из-за нескольких вещей. Она подумала о Керсине, оставшемся по ту сторону портала, о том, что она все-таки пропустила ловушку, и о том, каким чудом они избежали гибели. Поднимая с земли арбалет, Зои смотрела, как обнимаются Эвели с Фьерном, с какой любовью Койрэ гладит свою волчицу, и ей стало грустно. Впрочем, в следующее мгновение она помотала головой, окончательно приходя в себя, и прошлась туда-сюда, пытаясь понять, в какой стороне лес может заканчиваться.
      Друид прикрыл глаза, обращаясь к природе и пытаясь как можно точнее определить направление в котором им предстоит двигаться. «Можешь не напрягаться. Сначала мы должны навестить родину нашей Эвели, ведь все должно идти по плану! Нужно двигаться на юго-восток». Почему-то, Койрэ не сомневался, что голос его не обманывает.
      - Нам туда, - друид указал в сторону, которая находилась за спиной Зоилит. - Эвереска там.
      - А откуда ты знаешь? - спросила Зои, бросая взгляд в указанном направлении. - Ты бывал здесь раньше?
      Койрэ улыбнулся, глядя на рыжеволосую полуэльфийку.
      - У друидов есть свои секреты, - ответил он.
      Эвели вздохнула, почувствовав сильную усталость, она опустила котёнка на землю, и он тут же принялся шнырять в траве, охотясь за невидимыми для их глаз зверьками.
      - Я предлагаю сделать привал. Нужно немного собраться с мыслями, поспать до утра и по свету отправляться.
      Эльфийке ещё многое хотелось обдумать, в том числе и дальнейший маршрут, к тому же она чувствовала страшный голод, который всё это время скрывался за ожиданием и волнением. Фьерн согласно кивнул, и нехотя оставив Эвели, пошел набрать хвороста для костра. Вскоре он притащил охапку сухих веток, среди которых были и приличной толщины образцы - почти натуральные поленья, и соорудил кострище. Больше для уюта, чем для тепла. Дело было не в холоде, он Фьерну был безразличен, а в том, что могла принести им ночная тьма. Колдун и сам устал, сейчас, когда нервное напряжение спало он, наконец, смог признаться в этом себе.
      Зоилит была только рада предложению Эвели. Отдохнуть и правда, не мешало. Она помогла Фьерну разжечь костер и села подле огня, обняв колени. Ей больше ничего не хотелось, ни есть, ни пить. Утром можно будет попробовать поохотиться и найти источник воды, но не сейчас.
      Предложение остаться на привал было действительно логичным, несмотря на то, что Койрэ совсем не чувствовал усталости. Он присел возле огня, когда тот уже был разведен, и крепко обнял свою волчицу. Его слегка беспокоило то, что он сказал Фьерну в ловушке. Это выходило за любые рамки, но извиняться эльф не хотел. Его больше интересовала резкая переменчивость в поведение Эвели, которая то обиженно огрызалась на слова колдуна, то уже жалась в его объятиях.
      «Тебя это так волнует? До сих пор не можешь выкинуть ее из головы? У них очень сильная любовь, Койрэ, очень сильная, но хрупкая. Как лед, и мы поможем ему расколоться. Ты когда-нибудь слышал такое выражение: первая любовь не забывается?.. Думаю, это как раз то, что нам нужно». Койрэ потряс головой. Чарующий голос, звучащий в голове, заинтересовал его, даже заинтриговал, и это больше всего пугало друида.
      Лунная эльфийка рылась в своей бездонной сумке, пока Фьерн и Зои занимались костром. Она выудила котелок и принялась кипятить воду, оставшуюся в большой фляге, чтобы заварить чай. Бард обнаружила также сухие галеты, сухофрукты и вяленое мясо, предложив их своим спутникам.
      Когда все устроились под кронами деревьев, глядя на весело пляшущий огонь костра, воцарилось молчание - каждый был погружён в свои мысли. Наконец-то в их стремительном путешествии настала передышка. Эвели смотрела в огонь, размышляя о том, что не хочет иметь с этой стихией ничего общего, хотя... Огненное Дыхание она желала бы сохранить при себе. Девушка отхлебнула чай из кружки (кружки было три, четвёртая где-то потерялась) и передала её Фьерну. Слова Койрэ об Эвереске не вызвали у эльфийки удивления, она и сама примерно подозревала в каком направлении им двигаться, а друид вообще должен был обладать особым чутьём на подобные вещи, тем более, в лесу. Бард придвинулась ближе к колдуну, положив голову ему на плечо, и прикрыв глаза, вслушивалась в шорохи леса - знакомые ей с детства, и в лёгкий треск веточек, сгорающих в огне. Она подумала о том, что ей очень уютно и спокойно рядом с Фьерном. Но дело было не только в этом... Ещё... она приближалась к своей родине.
      Фьерн с благодарностью принял у Эвели кружку с чаем. Горячий напиток словно успокаивал напряженные нервы, прогонял усталость. Но не только это бодрило колдуна. Они прошли очередное испытание, очередную веху... и они вместе. Почему-то Фьерну не верилось, что Керсин и его лис погибли. Была какая-то странная уверенность, что все обошлось. О чем он и сказал остальным. Обняв Эвели за плечи, колдун поцеловал девушку в висок. Она была его счастьем.
      Друид посмотрел на свою волчицу, а затем на Эвели. Порой судьба оказывалась намного жестче и сложнее, чем можно было ожидать. Койрэ вспомнил, как впервые встретил барда, как пытался ее убить и все же сохранил жизнь. Друид всего-навсего хотел проследить за тем, чтобы девушка не принесла никакого вреда, потеряв контроль над собой, а в итоге он умудрился нарушить главную заповедь, которую сам себе определил. «Нельзя привязывать ни к чему и ни к кому. Иначе будет только хуже. Так ведь я считал раньше, и я был прав, без сомнений». Эльф перевел взгляд на трескающее пламя костра - огненные языки сплетались друг с другом, сливались в одно, а затем вновь отдалялись, чтобы вскоре вновь столкнуться. Койрэ прикрыл глаза, ощущая всю целостность мира, его гармонию и бесконечность. За всеми этими приключениями он совсем забыл о своем истинном предназначении, но пути назад не было. Пока на нем будет проклятое кольцо Анастрианны.
      Зоилит исподволь поглядывала на Койрэ. Все-таки она почти ничего не поняла про друидов после общения с ним. Он как был загадкой, так и остался, хотя девушку не покидало ощущение, что с эльфом что-то происходит. Да разве он расскажет... Она кивнула, соглашаясь со словами Фьерна о Керсине. Да, он обязательно должен был выжить. Плутовка с огорчением подумала о том, что не попрощалась с Фараном. Она знала от целительницы, что дворф шел на поправку, но то ли у него не было сил, то ли желания продолжать общение со своими невольными спутниками и соратниками по борьбе с дриадой, он отказался приходить в трапезную и ел у себя в келье. Возможно, это храм оказал на дворфа такое влияние, ведь там где сильно ощущается божественное присутствие, каждый может повести себя неожиданно. Как Койрэ. Зоилит со смешком подумала о том, что Фаран может стать последователем Ауриль, ведь, по сути, дракон Девы Зимы возродил его к новой жизни. Возможно, Фаран даже станет монахом и это именно то сокровище, за которым он направлялся в таинственный лес. Она пила чай, глядя в огонь и думала обо всем, что произошло, но ни о чем не жалела. Пусть иногда было непросто, но ей удалось столько всего узнать и увидеть. И где-то впереди маячила таинственная Эвереска. Это было удивительное путешествие. Полуэльфийка поставила кружку на землю и сладко потянулась. Расстелив на земле плащ, она устроилась недалеко от костра и легла спать.
      Глаза Эвели тоже уже закрывались, и думать ни о чём не хотелось. Стражу выставлять было бессмысленно - все так устали, что никто бы не выдержал бессонную ночь. Оставалось надеяться на обычные охранные чары, в которых большим мастером был Фьерн. Эльфийка расстелила скатку и с наслаждением вытянулась на ней, завернувшись в плащ, а сверху приготовила тонкое, шерстяное одеяло для них с Фьерном. В этих краях весна вступала в свои владения и тут было значительно теплее, чем возле Храма Ауриль, но ночь всё же есть ночь, если спишь на земле, а в данном случае - на влажной от росы траве - можно здорово застудиться. Уже уплывая в сон, лунная эльфийка улыбнулась колдуну, сжимая его руку и пожелала спокойной ночи. Фьерн ласково поцеловал Эвели перед сном и пока еще соображал, принялся за охранное колдовство. На это ушли все его остававшиеся на тот момент силы, но своей работой он остался вполне удовлетворен. Осторожно, чтобы не разбудить так уютно задремавшую эльфийку, колдун устроился рядом, натянув на них одеяло.
      - Спи спокойно, любимая, и пусть ничто не потревожит твой сон этой ночью. - Поцеловав девушку в макушку, он и сам провалился в сон, даже не заметив, как к ним пробрался Иней.
      Как и любой другой эльф, Койрэ не обязательно должен был спать для того, чтобы восстановить свои силы, но, все же, ему требовалось хотя бы помедитировать. Акха устроилась недалеко от костра, а сам друид отошел немного в сторону, усаживаясь поудобнее, и прикрывая глаза. Перед сном медитация выигрывала хотя бы в том, что помимо обыкновенных сил, она настраивала на связь с природой, помогала в полной мере ощутить величественность лесов, непоколебимость гор и силу морей. Все это с такой мощью и энергией накатывалось на друида, что он в полной мере осознавал, сколь крохотную роль играет в этом мире, но в то же время, прикоснувшись к этому единству, он ощущал себя необычайно свободным и целостным. Его мысли понеслись прочь, проносясь в небесах под сияющим диском луны.
      Зои быстро провалилась в сон, глубокий и тревожный. Ей снился лабиринт, утыканный ловушками, которые никак не хотели обезвреживаться, но взрывались почему-то за спиной. В ушах постоянно звенело от этих взрывов. А когда они стихли, стены лабиринта вдруг стали ледяными, и послышались голоса. Кто-то кого-то звал, слышался чей-то шепот, и этот шепот был неприятным, чужим. А Зоилит все куда-то бежала, не в силах вырваться из оков сна.
      Едва только солнце выглянуло из-за туч, маленький белоснежный котёнок принялся носиться по поляне, задевая лапками ещё влажные от росы травинки. Брызги полетели на спящих путешественников.
      Эвели проснулась и приподнялась на локте, наблюдая за Инеем - кажется, котёнок радовался, что оказался на природе, среди большого количества развлечений в виде мелких грызунов и первых мошек, или же он просто чувствовал весну. Бард невольно улыбнулась, и солнце отразилось в ее синих глазах. Она провела рукой по волосам, и потянулась за гребнем, мимоходом поцеловав спящего Фьерна. Прикосновение Эвели развеяло остатки его дремоты.
      - Доброе утро, любимая, - тихо поприветствовал колдун, возвращая эльфийке поцелуй. Фьерн чувствовал себя вполне бодрым и отдохнувшим. Мир вокруг дышал жизнью, что так же наполняло сердце радостью. Фьерн оставил Эвели приводить себя в порядок, отправившись к ручью умыться.
      Еще одним плюсом медитации было то, что когда эльф уже набирался сил, его "сон" становился очень чутким. Это давало ему возможность проснуться при первом же шорохе. Акхи не было, видимо, волчица убежала в лес.
      - Доброе всем утро, - протянул эльф, приближаясь к костру.
      Зои проснулась от холодных капель росы, попавших на ее лицо. Некоторое время она лежала, закрыв глаза, все еще окутанная дымкой сна. Но воспоминания о нем уходили быстро. Она села, потягиваясь, улыбаясь новому дню и своим спутникам.
      - Доброе утро, - сказала девушка, поднимаясь на ноги. Она сходила к ручью, умылась, пригладила волосы, потом тщательно отряхнула плащ и накинула его на плечи - несмотря на солнце, было еще довольно прохладно.
      Собрались быстро - опытные искатели приключений, они действовали слаженно и чётко. Их путь лежал через лес, в направлении, указанном друидом, кроме того, можно было сориентироваться по солнцу - хотя бы примерно. Путешественникам повезло - к концу дня их путь стал пролегать через просеку, следовательно, до ближайшего поселения оставалось не так далеко, и там можно было вызнать более верное направление. К закату они выбрались в подлесок, и их взорам предстала холмистая местность, покрытая сочной весенней травой.
      Здесь было значительно теплее, и Эвели переоделась, упрятав всё зимнее подальше, снова надев любимые брюки из тонкой замши, кожаные сапожки, рубашку нежно-голубого цвета и жилет изящной эльфийской работы, сверху на него крепился тонкий поясок, сплетённый из кожи и серебристых нитей. Более широкий ремень - для кинжалов, облегал её стройные бёдра, а само смертоносное оружие было наточено во время краткого привала. Длинные иссиня-чёрные волосы бард заплела в косу, перекинув её через плечо, чтобы не цеплялись за короткий лук. На груди, в вырезе рубашки мерцал медальон, сделанный из серьги лунного камня. Зоркие глаза эльфийки разглядели вдалеке дымок - явно выходящий из трубы дома и она сообщила об этом спутникам.
      Для Фьернова глаза дым был еще далековато, но вот характерный запах он вполне учуял. Мирная дорога, хоть и по лесу, после всего пережитого давалась легко и воспринималась как прогулка. Это тебе не продираться сквозь болота и заросли или ползать по пещерам, рискуя напороться на активатор ловушки. Инею путешествие тоже, похоже, приходилось по вкусу, он не сидел на месте, находя себе в траве кучу разнообразных занятий. Зимние вещи колдуна отправились в сумку, и теперь он шел налегке, подставив лицо весеннему ветру.
      Койрэ прищурился, когда заметил дым, поднимающийся вверх. Эльф не мог понять, что было его источником, но интуиция подсказывала ему, что это какой-то лагерь или же нечто вроде таверны. Волчица, шагающая рядом со своим хозяином, замотала головой.
      - Не бойся, это не город, здесь нет этих варварских человеческих городов, - сообщил друид, глядя на Акху, которая все еще с неприязнью вспоминала те городишки, что они посетили за последний год. Эльф слегка опустил голову, предчувствуя, как нечто, засевшее в нем, задумывает что-то очень злобное.
      Когда день вступил в свои права, стало намного теплее, и Зои с удовольствием переоделась в куда более привычную одежду - платье из зеленой ткани, которое она недавно сшила - и спрятала брюки и тунику в сумку. Прогулка по лесу показалась ей очень приятной, она даже не устала. Девушка вдыхала ароматы деревьев, которые немного отличались от запахов леса в Берегосте, высматривая в траве белую шкурку резвящегося котенка.
      - Дым? - переспросила она, вглядываясь вдаль, и едва различая его. - Может, это деревня или таверна?
      Ответ на вопрос Зоилит нашёлся сам собой, когда путники вышли к неширокому тракту, на краю которого, упираясь задней стеной в холм, стояла, нахохлившись, старая таверна. Из её обветшалой трубы валил дым, несколько повозок, укрытых тканями и пара разноцветных ярмарочных фургонов, теснились возле амбара. Кони посетителей тихо ржали, привязанные к заборчику, огораживающему яблочный сад, уходящий за холм.
      - Наконец-то можно узнать новости! - глаза барда загорелись, девушка прибавила шагу, словно увидев нечто невероятно интересное. Несколько мужчин и женщин толкались у входа таверны - кто-то сидел на ступенях, кто-то просто разговаривал, двое дворфов затеяли шуточную потасовку и на них делались ставки.
      Не обращая внимания на свист и улюлюканье, эльфийка шагнула внутрь таверны. Главный зал оказался видавшим виды помещением, с длинными столами, заполненными людьми, эльфами, гномами и дворфами - последних было меньше всего. В уголке тихо наигрывал на губной гармошке маленький рыжеволосый гномик. Эвели заняла стол у зарешеченного резного окна, высматривая в толпе официантку. Справа от барной стойки висела карта, в которую был воткнут флажок - на самом краю Забытого Леса, в паре дней от холмов, закрывающих путь в Эвереску. Видимо эта карта была популярна у местных выпивох, которые пользовались ею, чтобы вспомнить, где находятся.
      - Ага, - произнес Фьерн, обратив внимание на карту и прикинув по ней их дальнейший маршрут. Иней скользнул ему в ноги, царапнув коготками сапог, колдун подхватил питомца и привычно усадил на плечо. Так как официантка была занята флиртом с группой охотников, Фьерн пришел к выводу, что быстрее сделать все самому, и направился к стойке. Колдун заказал еды на всех, а напитки ему выдали сразу же. Так же ненавязчиво, подбрасывая в ладони монетку, он поинтересовался текущими делами в окрестностях.
      Таверна оказалась довольно уютной, и даже понравилась лесному эльфу, учитывая, что он не слишком любил подобные заведения. Присев за стол, напротив Эвели, Койрэ был приятно удивлен, когда узнал, что Фьерн заказал еду на всех, что было довольно странно, если брать в расчет недавнюю перепалку. Сухо поблагодарив человека, Койрэ с наслаждением принялся за еду. Теперь, когда он покинул храм Ауриль и достиг леса, аппетит вновь вернулся к нему.
      «Ммм, какая замечательная таверна, ты не находишь, мой друг? Может быть, ты уже хочешь узнать, что за сюрприз я тебе приготовила? Скажем так, это очень-очень интересная информация, которая должна заинтересовать всех вас».
      Эльф поморщился, считая, что разговаривать с собой в присутствие спутников, будет немного странным.
      «И правильно... Не стоит выдавать им наш маленький секрет, ты ведь не хочешь, чтобы тебе посчитали опасным и прирезали ночью? Ладно, милый, я умолкаю. До вечера».
      Койрэ решил отвлечься и обратился к своим спутникам.
      - Эм... А что здесь можно выпить? Хорошего и крепкого? - друид понадеялся, что если он напьется, дриада немного поутихнет и не сможет управлять им с такой легкостью.
      После всех этих путешествий по странным, непривычным местам, таверна показалась Зои почти родной - повозки, посетители, все так просто и обыденно. Девушка скользнула взглядом по обстановке главного зала, задержав его на музыканте. Один из ее братьев играл на губной гармошке, она уже давно не слышала эти звуки, и они напомнили ей о доме. Улыбнувшись воспоминаниям, Зоилит принялась за еду, сидя рядом с Койрэ.
      - Ну... в любой таверне есть фирменная настойка, - сказала она друиду. - Это довольно крепкий напиток, а, если повезет, то и вкусный. А ты что, напиться решил? - недоуменно спросила полуэльфийка.
      На лице Эвели расплылась довольная улыбка, когда перед ней возникла вкусно пахнущая еда - горшочек с картофелем, запеченным с грибами и говядиной. Она так давно не ела пищу, приготовленную настоящим поваром. Всё-таки в храме Ледяной Девы готовили для аскетов.
      - Я люблю тебя, - она от души чмокнула Фьерна в щёку и принялась за еду, между делом разглядывая зал. - Я бы тоже от настойки не отказалась, обожаю пробовать всякие местные алкогольные напитки. Здесь наверняка имеются запасы прекрасного эльфийского вина.
      Девушка кивнула в сторону бармена, который и сам был остроухим лесным эльфом. В зале царила непринуждённо-весёлая атмосфера, столь привычная барду, что Эвели ощутила, как скатывается накопившаяся за последние месяцы усталость. Девушка попросила колдуна договориться о комнатах для них. Оказалось, что комнат всего две. Это было лучшее, на что они могли рассчитывать. Им ещё повезло - судя по количеству путешественников в это время года.
      Вскоре на их столике появились самые разнообразные напитки от игристых эльфийских вин до чего-то явно домашнего производства. Путешествие на свежем воздухе изрядно способствовало аппетиту колдуна, и он с удовольствием наворачивал угощение. Он никогда не был охоч до пьянствования как такового. Конечно, всякое бывало и пропустить чарку другую если был повод, Фьерн был не прочь, но вот упившимся до потери сознания и прочих радостей он себя, пожалуй, и не помнил. Хотя в юности, бывало, откалывал номера... Он улыбнулся, вспомнив как они с приятелем, когда им было лет по пятнадцать, приняли лишнего и ночью преобразили достопримечательный городской флигель в нечто весьма... фривольное. Покончив с едой, он рассказал спутникам эту байку и еще пару других. Вероятно дело было в спавшем со всех напряжении. Колдун подумал, что именно из-за этого напряжения последних дней, Койрэ и хочет расслабиться, что ж - его дело. Фьерн обнял Эвели одной рукой за тоненькую талию, ему нравилось ощущать любимую рядом с собой, вдыхать аромат её волос, заглядывать в искрящиеся глаза, шептать в острое ушко приходящие в голову нежности и милые глупости.
      Койрэ не стал рисковать и заказывать экстрим-настойки с неизвестным составом, его вполне устраивало эльфийское вино. Первая кружка (а друиду нравилось пить именно из кружек) кончилась очень быстро, эльфу даже показалось, что напиток мало отличается от виноградного сока, вторая тоже прошла на "ура", а вот после третьей Койрэ почувствовал, что пьянеет.
      «Зачем ты так? Ведь вечер обещает быть интересным. Если ты хочешь, чтобы все сложилось тебе на руку... Говори то, что я тебе скажу!»
      На мгновение друид подумал, что ничего дурного в том, чтобы поддаться таинственному шепоту нет, а значит, можно и немного уступить. Хуже всяко не будет.
      - Вот скажите, что вы думаете о любви? - неожиданно для самого себя произнес эльф, обращаясь к своим спутникам. - Что это за чувство такое? И вечно ли оно? Говорят, что самая первая любовь самая сильная, и как не старайся, никогда из головы ее уже не выкинуть... Правда, Фьерн?
      Зоилит попивала белое эльфийское вино, которое было легким и очень приятным - она не любила крепкий алкоголь, пары раз ей вполне хватило, чтобы вызвать отвращение на всю жизнь. Почему-то он действовал на нее сильнее, чем на других, заставляя терять контроль над своими действиями. Девушка слушала байки Фьерна, смеялась, и на сердце было легко, как никогда за эти последние дни. Услышав вопрос Койрэ, она удивленно подняла брови, глядя на друида.
      - Любовь?.. Мне кажется, это самое загадочное и сильное чувство в мире. Оно заставляет людей совершать необыкновенные поступки, иногда даже безумные, хорошие или плохие, - проговорила Зои и глотнула еще вина, задумчиво глядя на Койрэ. - Но... пока его не испытаешь, сложно говорить что-то наверняка.
      Эвели улыбалась Фьерну, веселясь его рассказам и тому, что у них была возможность непринуждённо, словно самые обычные путешественники, сидеть в таверне, выпивая, закусывая и прислушиваясь к весёлым мелодиям, наигрываемым местным музыкантом. Ощущать себя частью этой простой толпы людей, эльфов и прочих, было для разнообразия приятно. Таверна - словно перекрёсток множества дорог, сводила самых разных существ вместе, заставляя их объединяться на некоторое время, хотя затем каждый следовал по избранному пути далее в неизвестность будущего. С усмешкой она подумала, что их с колдуном тоже свела придорожная таверна, и как это не удивительно, их пути не разошлись по выходу из неё. Бард перевела взгляд тёмно-синих глаз на друида, отметив, что он уже порядочно набрался. Сама девушка могла выпить довольно много и даже перепить на спор некоторых здешних выпивох. Бардам частенько приходилось выпивать "за компанию" и она уже давно освоила это "искусство", чтобы всегда оставаться в форме.
      - Первая любовь, как и любой первый опыт - не забывается, - лунная эльфийка улыбнулась. - Но вряд ли кому-то хочется повторить свой первый опыт в чём бы то ни было...
      - Только в сказках первая любовь бывает раз и на всю жизнь, - ответил Фьерн, чуть склонив голову на бок, - она остаётся либо ярким воспоминанием, способным согреть холодной ночью либо сожалением с горьким привкусом вины и полыни. А иногда - смесью того и другого. Но она всегда остаётся в прошлом.
      Койрэ покачал в головой.
      - Бедняга Альдисса... Наверное, ей сейчас не так хорошо, как тебе, колдун... - протянул друид, допивая вино. - Интересно, что бы она подумала, услышь твои слова сейчас. Может, для нее еще не все в прошлом? - Эльф не отдавал отчет своим словам, но Анастрианна знала точно, что нужно сказать. - Или тебе на нее плевать?
      Зои замерла с бокалом в руке, удивленно глядя на Койрэ. Было такое впечатление, что друид крепко набрался, и теперь несет какую-то чушь. И он снова был не в себе... Или просто пьян? Впрочем, девушка только покачала головой, вновь отпивая вина и отправляя следом кусочек сыра. Пусть говорит, что хочет.
      У лунной эльфийки округлились глаза, когда она услышала слова Койрэ. Девушка проглотила вино, которое как раз пила и задумчиво вгляделась в друида. Сначала она не сообразила, что тот плетёт, потому что не особо прислушивалась, занятая воркованием с Фьерном. Через мгновение пришло воспоминание, и имя получило смутные ассоциации. В памяти всплыл разговор, произошедший в Аткатле, и бард ощутила неприятный холодок внутри. Затуманенный вином разум не сразу сформировал мысль - откуда эльфу известно имя бывшей любви колдуна?
      Взгляд Фьерна стал ледяным, настолько, что, казалось, стекло вокруг него может растрескаться от одного дыхания. Голос напротив стал мягким, но словно сдобренный ядом:
      - А вот это, Койрэ, хотя нет... мне, наверное, стоит обращаться к колечку на твоем пальце, ведь это в нем все дело - так? Никак не твое дело. - Мысль о кольце осенила Фьерна внезапно, словно сложились кусочки мозаики. Что именно стояло за этим кольцом, он мог только гадать, хотя ростки подозрения шевелились в мозгу человека. - Напивайся дальше и не лезь в чужие души.
      Камень на кольце эльфа блеснул, словно отвечая колдуну, но сам эльф только нахмурился.
      - Как ты ловко уходишь от ответа, - протянул Койрэ, на его лице вспыхнула самодовольная улыбка. Он отставил пустую кружку в сторону, сверля взглядом человека. - Значит, чувства все еще теплятся в твоем холодном сердце? И почему же у вас ничего не получилось? Она тебя бросила? Или ты поиграл с ней, а затем быстренько переключился?.. - Эльф немного наклонился вперед, чувство азарта овладевало им, а кольцо, находящееся на пальце, приятно грело руку. Анастрианна была здесь, с ним, и она ликовала.
      - Ты пьян, - сказала Зои Койрэ, ставя бокал на стол. Атмосфера вокруг них заметно похолодела, и стало очень неуютно, словно посреди жаркого летнего дня вдруг выпал снег, а ты в легком платье и босиком. - Не ведаешь, что говоришь. - Взгляд полуэльфийки скользнул по его руке. - Или это правда из-за кольца? - проговорила она, пытаясь коснуться его.
      Эвели молчала. Разговор всколыхнул миллион разных чувств, эмоций и мыслей, многие из которых ей не нравились. Вино, которое она только что проглотила, неожиданно показалось горьким. Взгляд барда скользнул по кольцу друида. «Непонятно, каким образом оно могло выведать прошлое Фьерна».
В таверне было по-прежнему шумно и весело, но лунной эльфийке померещилось, словно их четверых накрыло невидимым куполом, отделив от всех остальных присутствующих. Как будто даже голоса стали тише.
      - Я сказал ровно столько, - тем же тоном ответил колдун, - сколько тебе и тому, кто сидит в твоей побрякушке, нужно об этом знать. Слышал поговорку о том, что любопытным нос отрывают? Некоторым даже с головой вместе. И держи свое любопытство при себе.
      Колдун ни чем не выказал того смятения, что на миг его всколыхнуло. Мысль о том, что какая-то грязная тварь, что теперь и не жива и не мертва и с которой не знаешь, как бороться - может знать его прошлое была, мягко говоря, неприятна. Однако уж что-что, а владеть собой Фьерн умел, хотя подчас Койрэ был близок к тому, что бы вывести мага из себя.
      Друид звонко рассмеялся, поправляя свое кольцо.
      - Это самый обычный артефакт, - протянул эльф, повернувшись к Зоилит, а затем слегка прищурившись, добавил: - Просто мы, друиды, отлично разбираемся в людях..., - Койрэ повернулся к Фьерну, - и можем отличить настоящие чувства и эмоции от лицемерия, которым ты так и пропитан насквозь. Пытаешься скрыться за ледяными доспехами, а на деле ничего из себя не представляешь. Или ты все же считаешь, что ты великий маг? Тогда давай, разоблачай в этом кольце хоть самого Кайрика, тут уже дело вкуса. И да, можешь переводить тему, сколько хочешь...
      «Блестящая игра, эльф. Я бы даже сама тебе поверила. Посмотри на Эвели, в каком она состоянии... Мы как раз можем на этом сыграть. Будет весело». Но Койрэ и без советов Анастрианны знал, что делать. Он заглянул в синие глаза барда взглядом, наполненным сочувствием и теплом. Он понимал, каково сейчас эльфийке. Янтарные глаза друида будто бы говорили: "Я же предупреждал".
      - Ты даже в своих собственных желаниях разобраться не можешь, - хмыкнул Фьерн. - Куда уж до чужих. Служитель гармонии? - колдун вскинул брови в наигранном изумлении. - Да я поражаюсь, как Сильванус ещё не отрёкся от тебя, - Фьерн фыркнул. - Хотя... он, наверное, просто снисходителен к твоей юности. - Колдун на миг задумался. - Впрочем... возможно, ты уже предал его, перебежав к кому-то другому. Ладно, - одним движением Фьерн поднялся из-за стола. - Я иду спать. Можешь пить спокойно. Радость моя, - он наклонился к Эвели, - ты остаёшься?
      Эвели, до этой поры рассматривавшая свои ногти и сама собиралась встать. Она подняла глаза на колдуна, а затем отвела взгляд в сторону и ответила:
      - Нет... Я пойду, прогуляюсь. Здесь очень душно.
      Эльфийка выскользнула из-за стола, и быстро нырнув в толпу посетителей, покинула зал таверны в неизвестном направлении. Койрэ отвернулся от Фьерна, так как колдун начинал его утомлять. Тот больше не хотел терпеть поведение эльфа, но и друиду это перепалка наскучила, он уже сделал для себя определенные выводы.
      «Я была права. Ты еще скажешь мне спасибо, Койрэ. Так что не только ты мне помогаешь, но и я тебе».
      Друид слегка улыбнулся, Анастрианна действительно ему помогла, хоть и далеко не самым добрым делом. Но, тем не менее, зерно сомнения он смог заронить, и эльф был уверен, что это зерно даст росток.
      - Спокойной ночи, Фьерн. Надеюсь, тебе приснится Альдисса, - эльф ехидно улыбнулся. - А в своих желаниях я разбираюсь отлично. И я не сомневаюсь, что Сильванус меня во всем поддерживает.
      Плутовка смотрела на друида пронзительно-голубыми глазами, словно пытаясь прочесть его мысли. Потом вздохнула, допивая вино. Ей очень хотелось помочь Койрэ снова стать самим собой, каким он был вначале. Если бы он позволил.
      - Спокойной ночи, - сказала она вслед Фьерну и Эвели и поднялась из-за стола. - Ты идешь спать? - спросила она у Койрэ. - Или будешь дальше напиваться?
      Койрэ слегка улыбнулся Зоилит, поднимаясь из-за стола.
      - Я, пожалуй, тоже прогуляюсь. Да и Акха будет не против проветриться... - волчица, которая до этого спала на полу подле своего хозяина, тут же встрепенулась и бегом выскочила из таверны. - Видишь?

      Только оказавшись на свежем воздухе, Эвели почувствовала себя немного лучше. На улице уже смеркалось, большинство народу набилось внутрь таверны. Девушка прошла по двору, залитому последними лучами заходящего солнца. Что-то внутри неё разрасталось, мешая дышать, заставляя горько сжимать губы - ревность и неуверенность. Откуда они выползли - эти черви сомнения, из каких тёмных закоулков её души?
      Бард обогнула здание и холм, и пошла вперёд - вернее побрела, засунув руки в карманы брюк и задумчиво глядя перед собой. Задний двор постепенно превращался в сад, цветов на деревьях ещё не было, но листья уже вовсю зеленели. Эвели прошла ещё немного вперёд и, увидев низкое дерево, чьи ветви причудливо пригибались к земле, села на толстую ветку, прислонившись к жёсткой коре ствола и глядя на тонкую золотистую полоску в небе на горизонте, пробивающуюся сквозь листву.
      Эльф последовал за своей волчицей, которая уже убежала в лес. Койрэ решил, что не стоит идти за ней. «Лучше найти Эвели. Сейчас ей, как никогда нужна моя поддержка». Это были мысли друида, злобная дриада пока замолчала, словно наступило некое затишье перед бурей. Однако она все еще была рядом и вела Койрэ прямо в ту сторону, куда ушла Эвели. Причем, направление, данное дриадой, оказалось чрезвычайно точным.
      - Как ты себя чувствуешь? - спросил эльф, подходя к девушке. Сияющий зеленоватый туман окружил дерево и двух эльфов, делая их невидимыми для любого, кто окажется рядом. Больше всего друиду не хотелось, чтобы какой-нибудь колдун, который, по его мнению, постоянно мельтешил перед глазами, помешал им снова. Это изумрудное сияние не только скрывало Эвели и Койрэ от любого, кто приблизится к ним, но и от них самих скрывало все, что было вокруг. Друиду ужасно не хватало приватной беседы, к тому же, в данный момент все было на его стороне.
      - Я любовалась на закатное небо, - немного недовольно ответила девушка, - а ты зачем-то нагнал этой зеленой мути... И вообще, мне бы хотелось побыть одной, Койрэ.
      Бард видела лишь друида и ближайшие ветви деревьев, все остальное поглотила зеленоватая дымка. Друид слегка нахмурил брови, а затем подошел к эльфийке чуть ближе. На его лице засияла невинная улыбка.
      - Ты еще не раз сможешь полюбоваться на закат, а вот поговорить с тобой наедине мне вряд ли удастся, если учесть, что этот человечишка ходит за тобой шаг в шаг, - Койрэ скрестил руки на груди. - Я уважаю твои желания и чувства и всегда готов поддержать, в отличие от некоторых, но я очень хочу поговорить с тобой... Сейчас, пока не поздно.
      «Не поздно... Как сентиментально, эльф».
      Друид глубоко вздохнул, прикрывая глаза.
      - Пожалуйста, позволь мне сказать пару слов.
      Эльфийка тоже вздохнула, неожиданно удивленная миролюбивым настроем Койрэ. Она вспомнила, как неплохо ладили они на корабле, в начале их необычного знакомства и путешествия. Сейчас лицо друида приобрело то же выражение, окрасившись смущенным румянцем.
      - Знаешь, Койрэ, - задумчиво протянула девушка, - а ты и правда меня всегда поддерживал. Даже недавно с той странной ловушкой... Спасибо за это. - Бард знала цену верности и поддержки, которая порой могла стоить жизни.
      Койрэ смутился. Румянец выступил на его щеках еще гуще, и эльф слегка замялся, услышав слова благодарности. Почему-то, он ожидал услышать какую-нибудь колкость или шпильку, что было вполне в стиле эльфийки, но никак не благодарность.
      - Эм... Не за что... Я никогда тебя не предам, Эвели... Потому что я тебя люблю, и ты это знаешь, - эльф с трудом говорил эти слова, зная, что его чувства совершенно безответны. Если раньше Койрэ еще надеялся на то, что эльфийка полюбит его, пусть даже меньше, чем Фьерна, то теперь он уже просто хотел быть рядом. Пока колдун жив.
      В сапфировых эльфийских глазах промелькнули теплые, золотистые искорки. Эвели много раз слышала признания в любви, порой они ее умиляли, порой раздражали, и только одно по-настоящему задело струны души. Но теперь она сомневалась... Человеческие чувства столь же мимолетны, как и жизнь.
      - Да, ты нанялся в мои надзиратели на корабле, - девушка одной рукой взъерошила каштановые волосы друида.- Но прости, не могу я ответить тебе взаимностью. Даже если бы не было Фьерна... не думаю, что смогла бы быть с друидом. Мы слишком разные.
      Койрэ посмотрел на Эвели, а затем слегка улыбнулся, словно ее слова были преувеличением.
      - Ты намного ближе к природе, чем думаешь, - протянул друид, осторожно дотрагиваясь своей ладонью до ладони барда. В янтарных глазах эльфа отразилось необычайное тепло и трепет. - Я благодарю Сильвануса что в тот день тебя встретил. До этого я никогда не любил, и я тебе буду благодарен за то, что ты дала мне возможность испытать это... - Эльф печально опустил глаза. - Я и не прошу у тебя взаимности, если я тебе не нравлюсь, но лучше бы на месте Фьерна был кто-то другой. Он тебя недостоин. И никогда не будет, - друид посмотрел в синие глаза лунной эльфийки. - Он не любит тебя так, как люблю я. Люди не могут любить так, как любим мы, эльфы...
      Прохладная ручка барда слегка сжала теплую ладонь эльфа.
      - Возможно, ты прав. Но сердцу не прикажешь... Ты очень милый, надеюсь, тебе встретится подходящая девушка, которая одарит тебя взаимностью, и ты поймешь, насколько это восхитительно. Я только прошу тебя, не затевай больше склок, если ты мне друг, ты смиришься с Фьерном, и это намного облегчит мне жизнь.
      Взгляд синих глаз словно заглядывал в самую душу Койрэ, прося хотя бы о вежливости и нейтральности. Взгляд друида ничуть не изменился, несмотря на то, что соглашаться с бардом он не собирался.
      - Мне не нужна подходящая девушка, - прошептал Койрэ. - Я люблю тебя, неужели ты не понимаешь? Меня не устроит никто другой. Ты сама сказала, что сердцу не прикажешь. - Эльф поднес ладонь Эвели к своим губам и слегка поцеловал ее. - Друг я тебе или нет, это уже не мне решать, но я никогда не буду смиряться с Фьерном, - друид немного напрягся. - Я сотни раз повторял, что он тебе не пара, и даже ты это понимаешь... в глубине сердца.
      «Да, Койрэ, верно, сейчас она сама сомневается в колдуне. И мы разрушим эти чувства».
      - Брось его, - произнес Койрэ. - Оставь, давай уйдем пока еще не поздно. Я буду защищать тебя, и, возможно, ты встретишь того, кто будет действительно тебя достоин. И тогда я уйду, чтобы не мешать. Но я поклялся, что буду присматривать за тобой, а обеты, данные Сильванусу, я нарушать не могу. И отдать тебя такому, как Фьерн... нет, извини.
      Против своих слов спать Фьерн не пошел, попрощавшись с Зоилит, затесавшись в толпу, он направился к черному ходу. Во дворе обнаружилась бочка с водой и колдун умылся. Холодная вода успокаивала бьющуюся в висках кровь.
      «Слова Койрэ... Вернее вложенные в его уста... Друид не мог ничего знать... Демоново кольцо!»
      Мысленно Фьерн сказал спасибо своему самоконтролю, не позволившему устроить безобразную сцену. Он подумал об Эвели, его слова не могли её не задеть. «Демон побери. Гнев. Её кровь! Нельзя оставлять её одну!»
      Фьерн огляделся, подумав, куда бы она могла пойти, в ногу ему стукнулся Иней и, распушив хвостик, уверенно повел колдуна в тень. Он не обладал эльфийским слухом и потому даже приблизившись довольно близко, ведомый Инеем не смог разобрать слов беседы эльфов. Впрочем, сейчас он больше слушал шум ветра в ветвях. Увидев впереди две знакомые фигуры, колдун напрягся. Захотелось подойти поближе и послушать, но он быстро отогнал эту мысль. Приблизившись не крадучись, дабы дать эльфам знать о своем приближении, Фьерн подхватил Инея.
      - Ты в порядке? - он обратился к Эвели. В его глазах была явная тревога.
      Бард и друид не успели заметить, как зелёная магическая дымка постепенно стаяла, разгоняемая поднявшимся вечерним ветром. Уже совсем стемнело, что хотя и не было преградой эльфийским глазам, однако окутывало заросли вокруг полумглой. Эвели как раз отняла свою руку у Койрэ и собиралась спуститься с ветви, чтобы пойти к таверне.
      Бросить Фьерна, снова... Она бы не смогла так поступить. Только если бы знала, что он будет счастлив с кем-то другим. Во всяком случае, тогда бы она убралась подальше, чтобы не испепелить обоих силой своего огненного ревнивого гнева. Услышав вопрос колдуна, девушка взяла его за руку и, кивнув, потянула в сторону мерцающего окнами здания. Обернувшись, бросила взгляд на друида:
      - Спокойной ночи, Койрэ.
      Фьерн накрыл руку Эвели ладонью и крепко сжал, стараясь выразить этим прикосновением много больше, чем мог бы сейчас передать словами, заглянул в те единственные глаза, с тревогой ища в них отблески пурпурного пламени. Он не хотел спрашивать о Койрэ, ибо прекрасно знал, что друид мог наговорить эльфийке. Хотя тот, кто иногда говорил за него, не на шутку тревожил колдуна.
      - Если мы закончим наше путешествие живыми, - сказал колдун, когда они уже подходили к зданию, - я хотел бы, что бы ты стала моей женой. - Слова словно сами родились на языке и сейчас они сами выбрали время, что бы быть сказанными.
      Мысли Эвели смешались и ей даже показалось, что время и пространство замедлилось вокруг них, будто во власти заклинания. Ей сложно было сосредоточиться на происходящем, настолько всё казалось нереальным - окружающий ночной мир, золотистый свет, льющийся из окон таверны, переживания последнего часа и слова Фьерна. Меньше всего она ожидала услышать их от него, да ещё в такой момент. Поэтому, она лишь глупо спросила в ответ:
      - А мы купим серебрянно-синий фургон, чтобы путешествовать на нём вместе с будущими детьми?
      Фьерн чуть напрягся, ощущая её смятение, однако с учетом всего произошедшего в этом не было ничего удивительного. Колдун ласково поцеловал девушку в висок и прошептал:
      - Как ты захочешь, любимая.
      Слова его, казалось, сплелись с шепотом ночи, тревожно-манящим и невесомым. Ночи опасной, толкающей на безрассудство и дающей надежный, уютный приют неприкаянным по жизни сердцам. Эвели заглянула в лиловые глаза колдуна - в её собственных глазах он мог видеть лишь своё отражение и маленькие золотистые искорки - никакого намёка на пламя.
      - Прости, что я убежала. Иногда мне трудно контролировать эмоции. Неожиданно нахлынула ревность и... Я знаю, это глупо - ревновать к прошлому, ты же к моему не ревнуешь... Но порой я боюсь, что нам отведено слишком мало времени. Со мной ты заметишь его быстротечность, тогда как с человеческой женщиной получил бы всё, что нужно для человека - размеренную и правильную жизнь, взаимопонимание и минимум проблем. - Девушка крепко обняла его, уткнувшись лицом в грудь мужчины и сморгнув набежавшие слёзы, тихо добавила: - Я так сильно боюсь тебя потерять. Никого ближе у меня нет.
      - Я буду с тобой, душа моя, и никуда не денусь, - зашептал Фьерн. - Я маг, и поэтому могу прожить дольше, много дольше простого человека, по крайней мере надеюсь. И обещаю, что не покину тебя, - колдун обнимал Эвели и слышал, как бьется её сердце. Или его? Они как это часто бывало - бились в унисон. - Мне не нужна никакая другая женщина - только ты и я не позволю призракам прошлого вторгаться в нашу жизнь. - Фьерн говорил сейчас с непривычной для него порывистостью, вкладывая в слова все свои чувства и веру в то, что действительно случится так, как они бы хотели.
      - Хорошо... - Эвели постепенно успокаивалась и через минуту уже улыбалась, подняв лукавые глаза на колдуна. - Я тоже хочу стать твоей женой, сердце моё. Никогда не думала, что со мной это произойдёт, но это правда. Я больше не сама по себе...
      Она обвила его шею руками, её мягкие губы прижались к губам Фьерна, даря сладкий, словно вишнёвое вино, поцелуй. Обоим показалось, что на улице резко похолодало, хотя дело было лишь в том, что внутри любовников вспыхнуло страстное пламя, требующее выхода. Фьерн горячо ответил на поцелуй возлюбленной, легко, словно пушинку подхватил Эвели на руки и понес в сторону таверны. Он был по-настоящему счастлив. Ветер путал их черные волосы, словно желая переплести ими их судьбы.
      Глаза колдуна сейчас были непривычно теплыми, темными и в них можно было увидеть его чувства, его радость, любовь и желание... и еще какую-то уверенность. Тонкую до хрупкости, но, тем не менее... это было то, чего ему не хватало.
      Черный ход таверны встретил их полумраком, но Фьерну он был ни по чем. Не заметив преодоленной на одном дыхании лестницы, он со своим сокровищем оказался в их комнате, где масляная лампа горела так тускло, что свет звезд казался ярче. Наконец они были наедине, и небогатая, тёмная комната трактира сейчас казалась самым романтичным и желанным местом на свете.
      Эвели чувствовала, что ей хочется одновременно смеяться и плакать, переполнявшие её эмоции переливались через край, способные поглотить обоих любовников. Лихорадочно срывая друг с друга одежду, они упали на постель, крепко сжимая друг друга в объятиях, словно боясь отпустить. Губы эльфийки уже припухли от поцелуев, но ей не хотелось прерывать их, тело горело там, где оказывались руки Фьерна, а она ластилась к нему, словно чёрная лисица, гибкая, грациозная и миниатюрная. Дыхание колдуна было горячим и хриплым, чувства обострились, казалось, до предела: нежный свежий аромат волос любимой, её атласная горячая кожа, её дыхание, что он пил поцелуем, биение её сердца и прикосновения, превращающие кровь в безумную, бурную реку.
      - Люблю тебя... - шептал он, в коротких паузах между поцелуями, когда необходимо было глотнуть воздуха. – Ты - совершенство... - Пламя нарастало, то пламя, что из века в век соединяло души и плоть, одна из сильнейших сил во Вселенной. Волна бегущей по хребту дрожи, напряжение мышц, хриплый стон. - Навеки...
      Когда позже они засыпали, обнимая друг друга ещё крепче, чем обычно, Эвели с довольной улыбкой на губах, думала о том она действительно драконица. Фьерн был её сокровищем, которое она никогда никому не отдаст. Но сейчас её это не беспокоило, кровь притихла, замороженная ледяной аурой колдуна. Впереди возможно ждало полное избавление, хотя какая-то капля её крови навсегда останется более алой, чем обычная эльфийская.

* (с) Л. Гайдукова

0

3

Глава 2.
      Зоилит молча проводила Койрэ взглядом. Ей было понятно, куда он там собрался "прогуляться". Полуэльфийка потянулась, окидывая взглядом теперь уже полный зал таверны. Все звуки вдруг разом атаковали ее уши - разговоры, смех, звон посуды, мелодия губной гармошки. Зои любила такую обстановку, шумную, полную жизни, пусть даже в таверне люди, особенно по вечерам, бывали несколько нетрезвыми.
      - Добрый вечер, миледи, - услышала девушка приятный низкий голос. Это оказался молодой мужчина в одежде охотника. У него были светло-голубые добрые глаза и темно-русая борода. - Мне показалось, вам скучновато. Наша подруга Эдна тоже заскучала в мужской компании и ищет партнера для игры в кости. - Он указал на стол в углу, за которым сидели трое мужчин - два эльфа и человек. Они играли в кости, два места было свободно, одно из которых - напротив девушки полуэльфийки, с гривой каштановых волос и веснушками на загорелом лице. - Может составите ей компанию? - мужчина доброжелательно улыбнулся.
      Зоилит кинула взгляд на играющую компанию и полуэльфийку, потом вновь посмотрела на мужчину, заговорившего с ней.
      - И вам доброго вечера, - сказала она. - По правде говоря, я не слишком люблю азартные игры, а в кости уже много лет не играла. Боюсь, я разочарую вашу спутницу...
      - Ставки чисто символические, - снова улыбнулся мужчина рыжеволосой красотке. - Просто хотим разбавить компанию новым интересным... человеком... - он задумчиво присмотрелся к девушке, отметив черты свойственные эльфам. К столу, за которым ждали Зоилит, как раз подали её любимое вино и какие-то закуски, поставив большое блюдо в центре, чтобы каждый из игроков мог дотянуться. Зоилит еще некоторое время в нерешительности разглядывала людей, сидящих за игрой. В принципе, она не хотела спать, а ее спутники занимались своими делами.
      - Ну, хорошо, - кивнула она. - Раз чисто символически, то ладно. - Плутовка прошла к столу и обведя всех взглядом, улыбнулась. - Добрый вечер, - сказала девушка, усаживаясь напротив полуэльфийки. Вино, после некоторого размышления, она решила больше не пить. И так уже немного шумело в голове.
      - Привет, - улыбнулась Эдна, сверкнув крупными белоснежными зубами. - Я Эдна, а это Тельмар, Моррис и Джениан, - представила она мужчин.
      - И конечно же, Ринс, - улыбчивый мужчина, пригласивший Зоилит, сел на свободное место, напротив человека, которого звали Моррис. Игра началась, кости стучали о столешницу, Эдна налила Зои вина, и девушки разговорились. Кости тем и хороши, что можно спокойно разговаривать, не боясь что-то пропустить.
      - Приятно встретить полуэльфа, - заметила девушка, разглядывая Зои. - Вы откуда?
      - Меня зовут Зоилит, - сказала плутовка, встряхивая кости и бросая их на стол. - Я родом из Берегоста. А вы? Путешествуете?
      Зои с любопытством разглядывала всех по очереди, основное внимание уделяя своей собеседнице. Ей было интересно, что могло связывать всех этих людей. Она вообще часто задумывалась над подобными вещами - какая история лежит за плечами у каждого путешественника, что их связывает, и так далее. Дела у плутовки шли хорошо - она уже выиграла две из трёх партий, заработав немного монет, но Эдну это, казалось, не беспокоило.
      - Далековато забрались, - улыбнулась девушка и покачала головой. - Нет, я местная, мы из деревни неподалёку. И как тебе живётся в двух мирах? Я слышала, что в больших городах полуэльфы - не редкость... - Тут в её зеленоватых глазах промелькнуло нечто похожее на грусть, она явно сама не заметила, что перешла на "ты". Эльфы, сидящие рядом с девушками, продолжали игру молча, словно прислушиваясь к разговору. Моррис и Ринс же, напротив, хохотали и разговаривали о своём. Зоилит задумчиво покрутила в руке монетку.
      - В Берегосте эльфов и полуэльфов почти не было, только вот в нашей семье, да еще парочка, но потом я долгое время жила во Вратах Балдура, и уж там всяких разных личностей много было, и эльфов, и полуэльфов, и гномов, и дворфов... Это же портовый город, а корабли отовсюду прибывают. В общем, мне моя раса никогда особых неприятностей не доставляла. Жила себе, и жила... - Девушка изучающе взглянула на Эдну. - А здесь полукровок нечасто встретишь?
      - Здесь полукровки считаются дурным тоном, - ответил один из эльфов, сидящий рядом с Зайкой, не поворачивая головы и продолжая игру. Сам-то он, по-видимому, был лесным эльфом, чем весьма гордился.
      - Джениан всегда несёт подобное, я уже привыкла, - пожала плечами Эдна и налила по новой порции вина. – Почему-то и эльфы, и люди, отказываются видеть все наши преимущества. Лично мне кажется, что полукровки - самые красивые - они не такие неземные и хрупкие, как эльфийки, и не такие грубые и ширококостные как люди. Мы медленней стареем, но живём не так долго, чтобы это успело надоесть. Мы можем понимать и тот, и другой народ, почерпнуть мудрость обеих рас, пользоваться некоторыми врождёнными преимуществами.
      - Ох, да и во Вратах Балдура можно было услышать подобное, - Зои пожала плечом, кидая взгляд на эльфа. - Как будто мы выбирали, кем родиться. Но, полагаю, ты права насчет полукровок. Просто я, правда, никогда над этим не задумывалась, пока один... знакомый об этом не заговорил... - чуть запнувшись, проговорила она, потом посмотрела на бокал с вином. - Спасибо, я больше не буду. Мне и так многовато...
      - А куда вы направляетесь, если не секрет? - на сей раз выиграла Эдна и собрала монетки левой рукой. Её лицо раскраснелось от выпитого вина и азарта. – Наверное, в Эвереску? От нас по прямой дороге как раз-таки к холмам, возле которых эльфийские дозоры. У вас есть разрешение на проход в город?
      Шум в таверне немного стих, заиграла приятная и немного грустная мелодия, маленький гномик-бард сидел у большого очага и его ножки едва доставали до пола. Зоилит некоторое время молчала, невидящим взглядом глядя на кости. Она ведь не вполне понимала, зачем они идут в Эвереску и куда конкретно. Она не спрашивала, а ее спутники сами особо не рассказывали.
      - Мы просто путешествуем, - сказала она, наконец. - Может, и до Эверески доберемся.
      Эдна не стала больше допытываться, продолжая играть, но видя, что гостья уже заскучала, предложила той завершить игру. Главный выигрыш остался за Зоилит.
      - Вам везёт в игре, ну а мне, надеюсь, повезёт в любви, - усмехнулась полуэльфийка, допивая вино и вставая. - Я была очень рада поболтать. Может, мы ещё встретимся, если будете в этих краях.
      Девушка попрощалась со своими приятелями и ушла. Напротив Зоилит уселся какой-то изрядно подвыпивший мужчина и попытался завязать разговор, правда было очень трудно разобрать, чего именно он хотел - сыграть в кости или чего-то более интересного.
      - Спасибо за игру, - сказала Зоилит вслед Эдне. Некоторое время она продолжала смотреть на поверхность стола, прислушиваясь к мелодии, которую наигрывал бард. Она кинула раздраженный взгляд на подвыпившего мужчину, который вырвал ее из мыслей, и поднялась из-за стола.
      - Я не хочу больше играть, - сказала она ему. «Тем более, составлять компанию такому, как ты», - мысленно добавила она. Девушка направилась наверх, в их с друидом комнату. Та была пуста. Зои бросила свою сумку на пол и легла на одну из кроватей, гадая, где может быть Койрэ. Впрочем, в следующее мгновение ее глаза закрылись, и девушка уснула, даже не успев раздеться.

      Лэйн Таш, странник с далёкого востока, которого судьба изрядно потаскала по миру, сейчас спокойно восседал за столиком безымянной таверны, расположившейся на краю Забытого леса, и допивал уже вторую бутылку эльфийского вина. Он хотел немного отвлечься от тех мыслей, что тревожили его в последнее время, но алкоголь предательски слабо действовал на организм генаси.
      Таверна располагалась на довольно оживлённом тракте, и, несмотря на то, что на дворе стояла ночь, общий зал был битком набит подвыпившими посетителями, совсем не собиравшимися разбредаться по комнатам. Хотя здесь и встречались представители различных рас, к которым относились достаточно спокойно, Лэйн все же не снимал свой капюшон, чтобы не особенно выделяться средь этой массы. Таких, как он местные вряд ли видели в этих местах.
      «Не думал я, что эльфы так ревностно охраняют границы города. Жаль, что я не эльф... Хотя, в темноте, издалека, да ещё в этом капюшоне, я бы вполне сошёл за лунного».
      Лэйн негромко хмыкнул, и жестом показал девушке-официантке, что бы та принесла ему ещё пару бутылок. Неожиданно, среди плотного гула десятков голосов, он услышал то заветное слово, которое так сильно интересовало его. Эвереска... Лэйн так резко повернул голову, что капюшон чуть не слетел с головы. В том углу, через пару столиков от него, сидели несколько эльфов, которые кажется, выпивали и играли в кости. «Это уже интересно...»
      Шаман навострил слух, пытаясь разобрать слова за тем столиком. Пьяные мужики за соседним столом, горланили какую-то песню, и мешали парню разобрать слова, но всё же он услышал из уст рыжеволосой девушки то, что хотел услышать. «...Путешествуем... До Эверески доберемся...»
      «Отлично! Вот он, мой шанс попасть в город!»
      В приподнятом настроении, Лэйн успел допить одну из двух бутылок вина, услужливо принесённых официанткой, когда приметил, что рыжеволосая девушка отправилась наверх. Не выходя из-за столика, он проводил её взглядом, и когда она скрылась за лестницей, Лэйн тоже встал из-за стола, сунув оставшуюся бутыль вина ближайшему мужику, и неторопливо проследовал за ней. Вычислив, где остановилась незнакомка, шаман рассудил, что лучше будет зайти к ней с утра, и также неторопливо отправился спать в свою комнату. С утра же, едва взошло солнце, Лэйн вернулся к той дверке, и негромко постучал...
      В эту ночь Зои не видела никаких снов, она просто погрузилась в умиротворяющую темноту, отдыхая душой и телом. Из этого спокойствия ее вырвал стук в дверь. Некоторое время девушка лежала, глядя в потолок, пытаясь понять, где она и почему проснулась. Впрочем, понимание пришло довольно быстро, и плутовка поднялась с постели, одернула платье, слегка пригладила волосы и открыла дверь, с недоумением глядя на утреннего посетителя. Сапоги остались стоять возле кровати, и половицы немного холодили ступни, но лучи солнца, которым удалось добраться до ее тела, приятно грели ее и играли в рыжих, чуть растрепанных волосах.
      - Да? - спросила она. - Вы что-то хотели?
      - Доброго утра, мисс, - улыбаясь, произнёс Лэйн, скидывая с головы капюшон, и приглаживая взлохмаченные волосы. – Прошу прощения за столь ранний визит, но я надеялся застать вас, пока вы ещё не отправились в дорогу. Моё имя Лэйн, - приложив ладонь к груди представился парень. - И у меня есть к вам одно предложение...
      «Всё-таки рановато я заявился...» - хмуро подумал Лэйн, заметив растрепанные волосы девушки, сам при этом, продолжая неловко топтаться на пороге комнаты.
      - Ты же ещё не завтракала, нет? - шаман решил сразу перейти на "ты". - Я пока могу спуститься вниз, заказать что-нибудь из еды, и подождать тебя в зале. Там, за завтраком, мы могли бы спокойно побеседовать...
      Зоилит с любопытством разглядывала Лэйна. Она никогда не видела представителей его расы, только рисунки в книге. Кажется, они назывались генаси? Высокий и стройный, парень обладал довольно необычной внешностью. Признаками, которые выдавали его происхождение, являлась синяя, слегка холодная на ощупь кожа, довольно длинные (несколько длиннее эльфийских), заострённые уши, и волосы светлого сине-зелёного цвета. Он обладал заострёнными чертами лица, на котором проступала вполне человеческая щетина. Интересной особенностью являлись и его бледно-зелёные глаза, со зрачками вертикальной формы. Одет он был в кожаную куртку и штаны, выглядывающие из-под плаща.
      - Меня зовут Зоилит, - ответила девушка, чуть улыбнувшись и гадая о том, что он может ей предложить. - А завтрак был бы как раз кстати. Я сейчас приведу себя в порядок и спущусь.
      - Великолепно. - Лэйн кивнул девушке, и, развернувшись, направился к лестнице на первый этаж. В общем зале оказалось совсем немного народу, что порадовало парня. Его, откровенно говоря, уже начали раздражать все эти тычки пальцами в его сторону, да тихие разговоры за спиной. Стараясь выглядеть как можно более приветливо, Лэйн подошёл к трактирщику-эльфу и поинтересовался утренним меню. Тот с интересом посмотрел на шамана, и принялся перечислять всевозможные блюда, размахивая руками и доказывая, что Лэйн непременно должен попробовать каждое из них. Так и не услышав ни одного знакомого названия, Лэйн не стал рисковать, и заказал несколько обычных эльфийских хлебных лепёшек, да пару стаканов апельсинового сока. Удобно расположившись за дальним столиком подальше от других посетителей, Лэйн принялся неторопливо потягивать сок, ожидая собеседницу и обдумывая предстоящий разговор.
      Зоилит ополоснула лицо водой из кувшина, примостившегося на столике у двери. Потом тщательно расчесала волосы и вновь завязала их в аккуратный хвост, перетянув ленточкой из той же ткани, что и платье. Натянув сапоги, девушка спустилась вниз. В полупустом зале она быстро отыскала Лэйна и села напротив. Окинув взглядом заказанный завтрак, Зои подозвала официантку и попросила принести ей еще салат из свежих овощей и сливочное масло для лепешек. Пока есть возможность, нужно хорошо питаться, она всегда это говорила.
      - Приятного аппетита, - улыбнулась она своему собеседнику. - Так о чем ты хотел поговорить? - девушка тоже легко перешла на "ты".
      - Что ж, давай сразу к делу, – кивнул Лэйн и улыбнулся ей в ответ. - Вчера до моих ушей донеслась фраза, что ты и твои спутники в Эвереску направляетесь... – протянул он неторопливо, давая себе время разглядеть довольно симпатичное лицо девушки, приятно сочетавшее как человеческие, так и эльфийские черты. - Я держу путь туда же. - Шаман потянулся за очередной лепёшкой, и как бы невзначай окинул быстрым взглядом сидевших неподалеку посетителей. Всё-таки он правильно выбрал место подальше от остальных – разговор никто посторонний услышать не должен был. - Хотел проведать своего старого друга, - невозмутимым голосом продолжил Лэйн, однако ехидная улыбка всё же мельком пробежала по его губам, - но к великому сожалению он не догадывается о том, что я решил навестить его. Одного меня в город не пропустят, и именно здесь мне и нужна ваша помощь. - На пару секунд шаман замолчал, наблюдая за реакцией Зоилит, и потом поспешно добавил: - Если волнуешься насчёт награды, то не стоит, – парень снял с пояса небольшой кожаный мешочек и загадочно улыбнулся собеседнице. - Может золота у меня и немного, однако же, мой приятель будет очень щедр ко всем, кто поможет нам с ним встретиться...
      Зоилит слушала Лэйна, не спеша намазывая лепешку маслом.
      - Проблема в том, - сказала она, откусив и прожевав кусочек, - что я здесь мало что решаю... Я первый раз в этих краях, даже не знаю толком, где Эвереска и как в нее попасть. Насколько я поняла, нужен пропуск? Не знаю, согласятся ли мои спутники взять тебя с собой... - она покачала головой, немного виновато пожав плечами. Она задумалась о том, знают ли Эвели с Фьерном, что в город сложно попасть. И интересно, куда подевался Койрэ. Зои оглядела зал таверны, смутно надеясь увидеть друида, потом вновь обратила взгляд на Лэйна. - И тут даже не в деньгах дело, - добавила она.
      - Вот значит как... – протянул Лэйн, нахмурив брови. – Н-н-нет, насколько мне известно, если среди твоих спутников есть... эээ... чистокровный эльф, то особых проблем с входом в город возникнуть не должно.
      «Ну что ж, значит, будем говорить с этим эльфом... Кажется, золото их не особо интересует. Что же тогда мне предложить взамен?»
      - Ну хорошо, - шаман отвлёкся от своих мыслей, и улыбнувшись девушке указал на оставшиеся хлебные лепёшки, - давай закончим завтрак, и потом, я искренне надеюсь, ты отведёшь меня к... главе своего отряда. А пока, может, расскажешь о своих спутниках?
      Зоилит как раз принесли заказанный салат, и пару минут она его ела, задумчиво и с некоторой долей подозрения разглядывая своего собеседника. «Значит, достаточно быть рядом с чистокровным эльфом?» - подумала она. – «Ну что ж, в отряде их целых два. Если, конечно, Койрэ отыщется».
      - Мои спутники смогут сами о себе рассказать... если захотят, - сказала девушка. - Думаю, они спустятся сюда, когда встанут. Так что достаточно подождать.

      Безмятежный сон Фьерна к утру наполнился тревожными образами, не ясными, но не позволяющими просто так от себя отмахнуться. Когда первые лучи солнца коснулись его глаз, он словно ухватился за них, выныривая из тревожного видения. Но взгляд колдуна тут же наполнился нежностью при виде спящей Эвели. Колдун ласково поцеловал любимую в висок, и осторожно, чтобы не потревожить её, поднялся с постели, умылся водой из кувшина на полке и подобрал раскиданную одежду. Приведя себя в порядок, он решил спуститься и узнать про завтрак.
      С тех пор как влияние ледяного колдуна на её жизнь возросло, Эвели постоянно ощущала его присутствие или отсутствие рядом. Если бы не кипящая драконья кровь, эльфийке вполне хватало бы медитации, для того, чтобы чувствовать себя бодрой и полной сил. Но кровь погружала её в глубокие сновидения, в которых её преследовали различные образы, в основном это были сны, связанные с поиском чего-то - девушка бродила по древней крепости драконов или в холодном мрачном лесу, преследуемая огненными стенами и вспышками. Ледяная аура Фьерна и во сне давала барду защиту, помогая двигаться вперёд, словно по ледяному мостику. Сквозь дрему она провела ладонью по постели рядом с собой и наткнулась на пустоту. Моментально проснувшись, эльфийка огляделась - комнатушку заливало солнце, в таверне было тихо, хотя где-то внизу на кухне гремели посудой. Бард спустила босые ноги на деревянный пол и выглянула в окно - она увидела рощу, в которой накануне вечером разговаривала с Койрэ.
      Эвели заметила, что одежда аккуратно сложена на стуле, но не стала надевать её, достав из сумки тонкий бархатный халат серо-сиреневого цвета, с вышитыми на нём едва-заметными розами в тон. Девушка умылась и расчесала волосы у мутного зеркала, позволив им чёрным каскадом рассыпаться по плечам. Она почувствовала себя намного лучше, но выходить из комнаты, навстречу новому дню не хотелось, поэтому лунная эльфийка снова забралась в постель, откинувшись на подушки и задумчиво глядя в окно на яблочную рощу. Вчерашний вечер казался сном, подёрнутым туманной дымкой. Не приснились ли ей слова Фьерна... Или он сам испугался их и решил исчезнуть?
      В таверне было не многолюдно, чего Фьерн в принципе и ожидал. Не особо присматриваясь, он прошёл на кухню и раздобыл у бодрой кухарки завтрак для них с Эвели и кое-что для Инея. Поблагодарив стряпуху и пообещав вернуть поднос, он поднялся обратно, открыв дверь в их комнату лёгким пинком. Всё так же полулёжа на кровати, Эвели посмотрела на вошедшего колдуна, приподняв одну изящную бровь.
      - Я подумала, что ты решил сбежать, - её сочные губки сложились в улыбку, и девушка окинула Фьерна взглядом с ног до головы. - А ты угадал моё желание подольше побыть в комнате... - Она не стала добавлять, что ей хотелось избежать новых стычек с Койрэ. Взяв с подноса булочку, обильно посыпанную маком и политую патокой, девушка с удовольствием надкусила её, почувствовав лёгкий голод.
      - Это когда же я от тебя бегал? - вздёрнул чёрную бровь колдун, ставя поднос на прикроватный столик и усаживаясь на смятые одеяла. - Просто в такое утро не хочется думать о серьёзном, - он улыбнулся своей избраннице, разливая по кружкам молоко из кувшина. - Надеюсь, моя радость выспалась как следует и ничто не беспокоило её сон.
      - Просто мужчины боятся брака и всяких упоминаний о нём, - эльфийка усмехнулась, с удовольствием принимая кружку с молоком - это был один из её любимых напитков. - Но не думаю, что буду сварливой женой, да и вряд ли что-то сильно изменится... Я бы хотела... продолжать свои путешествия, думаю, ты не будешь против.
      Колдун заглянул в любимые сапфировые глаза, как всегда теряя в них разум, словно в блаженном омуте.
      - Ты моя радость, моя жизнь, мой наркотик... - эти мысли всплывали в сознании Фьерна и он не заметил, что они шёпотом сорвались с губ.
      Девушка обвила его шею руками и страстно поцеловала, затем, прервав поцелуй ненадолго, серьёзно посмотрела в глаза:
      - У меня не осталось никаких сомнений. Мне плевать на то, что мы принадлежим к разным мирам. У нас будет свой собственный маленький мир, куда непрошеным гостям не будет ходу. Я люблю тебя.
      - А я тебя, - тихо, но твердо ответил колдун и возвратил любимой поцелуй. - Путешествия мы продолжим так или иначе, - улыбнулся Фьерн чуть позже, - по крайней мере, потому, что у нас еще нет ни личного замка ни хотя бы особняка в Уотердипе, - он ухмыльнулся, - да и вряд ли я смогу расстаться с тем образом жизни, что вел все эти годы.
      В этот момент со стороны окна раздался шорох и в следующий миг, рядом с парочкой возник взъерошенный Иней, чья шерсть была еще мокрой от росы. Безошибочно определив, какая из мисок предназначена для него, котенок с энтузиазмом принялся за еду. Эвели была счастлива - такого спокойного и приятного утра она не могла вспомнить с того момента, как они вместе плыли на корабле. До ужасающего шторма. Столько всего произошло за последнее время, что совсем некогда было обсудить дальнейшие планы. Эльфийка погладила котёнка, который лишь дёрнул ухом, не отрываясь от еды.
      - Попутешествуем и присмотрим себе уютный и красивый домик, со сложной системой охраны, - усмехнулась девушка, доедая булочку. - Но пока что нам надо в Эвереску. Хочу посетить Хранилище Арфистов, у меня есть там парочка знакомых, надеюсь, они помогут найти необходимую информацию.
      - Думаю, мы бы и небольшой уютный замок смогли бы устроить. Если захотеть - это не такая уж и проблема, - Фьерн подмигнул Эвели и откусил от куска пирога с черникой. - Но сейчас действительно стоит позаботиться о том, чтобы получить то, зачем мы сюда пришли. Кто эти твои знакомые, если не секрет? Чем больше информации - тем всегда лучше. Кстати... ты когда-то говорила о эльфийских обрядах, в которых хотела поучаствовать... чтобы обратиться к своему богу?
      - Один эльф-менестрель, с которым я как-то познакомилась... Кстати о менестрелях, а что насчёт твоего лучшего друга? Ты совсем о нём не говоришь. Наверное, тебе не легко - вы же теперь не путешествуете вместе и когда свидитесь - неизвестно, - эльфийка с любопытством смотрела на Фьерна. Самой ей понятие дружбы было не слишком знакомо, она спокойно расставалась со спутниками, заводила новых приятелей, но всегда была непротив воспользоваться старыми связями... или просто выпить и повеселиться в компании.
      Фьерн мягко улыбнулся:
      - Думаю, мы еще встретимся с Вессалором, он бард и всю жизнь считает дороги, наверное, ты можешь понять его неспокойную душу, ведь ты и сама бард. У меня есть амулет, по которому я пойму, если ему понадобится моя помощь. И такой же - от меня есть у него. Он сделал их спустя пару месяцев после того, как я ушел из дома и мы попали в основательную передрягу. Так что, уверен у него все в порядке, и он еще споет на нашей свадьбе.
      Эльфийка закончила завтрак, благодарно чмокнув колдуна в нос и встав с постели, прошлась к зеркалу, доставая из сумки какие-то склянки - похоже с духами. По комнате расплылся аромат сирени. Колдун наблюдал за приготовлениями Эвели и, судя по выражению его лица, зрелище ему очень и очень нравилось. Благоухающая сиреневыми духами эльфийка переоделась в алую шёлковую рубашку, оттенившую её белоснежную кожу и чёрные волосы, замшевые узкие штаны с кожаным ремнем для кинжалов и высокие сапожки без каблуков. Эвели не стала заплетать косу, оставив волосы распущенными и предложила Фьерну спустится к трактирщику, уточнить дорогу, и узнать какова обстановка на пути в Эвереску. Фьерн не возражал, хотя весь его вид говорил о том, что он был не прочь проваляться тут весь день. Однако дело все-таки не ждало. Колдун потянулся и встал с постели на которой расслабленно полулежал, собрал опустевшие приборы на поднос, который обещал вернуть на кухню, и, держа его одной рукой, другую шутливо-церемонно подал Эвели.
      - Позвольте сопроводить вас, о моя звонкоголосая госпожа! – улыбаясь, произнес маг. Эвели подыграла Фьерну в его шутливой церемонности, и, они покинули комнату, улыбаясь, и подшучивая друг над другом. По коридору уже ходили некоторые постояльцы, любопытным взглядом окидывающие парочку. Из главного зала доносился мерный гул голосов, а из кухни так вкусно тянуло амнским кофе, что эльфийка решила побаловать себя данной экзотикой. Фьерн издалека разглядел Зои, и её собеседника и направился к ним.
      - Доброго дня вам, - поприветствовал он, ставя поднос на стол, искренне порадовавшись, что это утро пока обходится без надоевших нападок Койрэ. - Зои, - колдун улыбнулся полуэльфийке, - ты представишь нам своего друга? - он повернулся к незнакомцу, вежливо кивнув ему. Домашнее образование у папаши мага позволило Фьерну опознать в Лэйне генаси. Хотя он не сталкивался с ними прежде, колдун ничем не выразил удивление.
      С усмешкой, Эвели отметила, что Зои уже нашла себе приятеля, но ее удивило отсутствие Койрэ. Благодаря этому утро казалось спокойным и поразительно мирным. Прежде чем подойти к подруге, к которой уже направился Фьерн, Эвели обратилась к эльфу за стойкой, заказывая две кружки кофе с корицей и пару кусков черничного пирога, она заметила, что Фьерн на него подсел. Бард прошла к столу, в ожидании заказанного и кивнула Зои, бросив взгляд на её необычного спутника:
      - Привет. Как ночка? И где Койрэ, он ведь ночевал в вашей комнате?
      Лэйн молча доедал свой завтрак, разглядывая спутников рыжей. Первым возле их столика появился высокий остролицый человек с тёмными волосами. При его приближении шаман ощутил довольно приятную, прохладную дрожь, пробежавшую по его коже.
      «Этот холод... Неужто ты заклинатель, друг?» - окинув его взглядом, Лэйн слегка улыбнулся и молча поприветствовал человека тескианским жестом, приложив к груди три пальца и чуть кивнув головой. – «Человек... Хорошо. Ну а где же собственно... мой "пропуск в город"?» - едва мелькнула мысль в голове Лэйна, как вслед за колдуном появилась изящная, синеглазая, и тоже темноволосая эльфийка. – «Ага, вот и он. То есть она. - подумал Лэйн, не сводя глаз с девушки. - Очень интересно, что же она попросит за свою помощь?»
      Зоилит поприветствовала барда и колдуна, потом остановила взгляд на эльфийке.
      - Так ты тоже не знаешь, где Койрэ? - спросила плутовка. - Дело в том, что он не ночевал в комнате. Я его с вечера не видела, - Зоилит недоуменно покачала головой, потом переключилась на генаси. - Это Лэйн, - представила она своего собеседника. - Он подошел ко мне сегодня утром. Сказал, что ищет способ добраться до Эверески. Это Эвели и Фьерн.
      - Приятно познакомится, - приветливо сказал Фьерн. В голове у него пронесся рой мыслей, в том числе и мысль об исчезновении друида. Фьерн по природе своей не был ни злобным, ни кровожадным, но нападки Койрэ уже набили оскомину и колдун в душе порадовался этой пропаже и пожелал служителю Сильвануса какой-нибудь "радости" в пути. Жеста Лэйна Фьерн не опознал, но заинтересовался. Решил чуть позже спросить об этом у Эвели, барды, как правило, осведомлены о многих фактах культуры разных народов Фаэруна. Во время путешествий с Вессалором, колдун частенько поражался осведомленности друга в самых разных областях. - Ты издалека?
      Поймав взгляд бледно-зеленых, очень странных, глаз незнакомца, эльфийка кивнула ему, приветствуя, и изучающе осмотрела с ног до головы, опознав в мужчине водного генаси, которых видела, впрочем, лишь пару раз в жизни. В нём чувствовалась самодостаточность и лёгкое высокомерие, свойственное всем затронутым планами типам. Бард тут же попыталась понять, чем он может быть им полезен. Услышав, что друид исчез, эльфийка слегка нахмурилась, ей порой было трудно выносить упрямство и расизм Койрэ, а тем более - оскорбления Фьерна, но ей совсем не хотелось терять парня из виду - с кольцом, поглотившим дриаду, он мог натворить дел. Конечно, Эвели было бы всё равно, пойди он крушить врагов равновесия, но дело в том, что к этим самым врагам он вполне мог отнести и их с колдуном.
      - Зачем тебе в Эвереску? - вопрос барда, не любившей церемониться с теми, кто вряд ли мог быть ей полезен, прозвучал одновременно с вопросом человека. В этот момент подали кофе и пирог для Фьерна и девушка чуть улыбнулась, кивнув на колдуна. - Ответь сначала ему.
      - Я пришёл из восточных земель, страны суровой природы и могущественных духов, – чуть помедлив, ответил Лэйн. Эта фраза нарочно прозвучала довольно пафосно, и имела своей целью произвести впечатление на собеседников и оценить их реакцию. Выждав недолгую паузу, шаман одним махом допил заказанный сок, и со звоном поставил пустой стакан на стол. Взглянув на Эвели, он продолжил: - Что же касается цели моего визита в город, что ж, я повторюсь, – Лэйн бросил короткий выразительный взгляд на Зоилит, а затем вновь повернулся в эльфийке. – В Эвереске живёт один мой давний знакомый... Я бы хотел проведать его... и кое-что вернуть... – Лэйну опять вспомнилась его возлюбленная. Лицо шамана вмиг стало серьёзным, в памяти лавиной пронеслись те немногие радостные воспоминания о времени, проведенном с ней. Опустив глаза, он положил руку на грудь там, где сейчас висел драконий амулет, когда-то принадлежащий Нэйе. Помолчав пару мгновений, парень постарался прогнать печальные воспоминания, и, убрав руку, вновь глянул на эльфийку, продолжая. – Вот только он не знает, что я решил заехать к нему...
      Зоилит оставила еду, с интересом наблюдая за генаси. Фраза о восточных землях ее немного насмешила - слишком уж высокопарно она прозвучала. Но она улыбнулась лишь уголком рта, ответив на взгляд Лэйна поднятием брови. Плутовка заметила, как генаси переменился в лице, стоило ему заговорить о цели путешествия в Эвереску. Что-то, причиняющее боль? Девушка невольно проследила взглядом за его рукой, гадая, о чем умалчивает этот загадочный странник.
      - Могущественных духов... - Фьерн чуть нахмурился, зарываясь в память. - Рашемен? - Наконец вспомнил колдун кое-что из рассказов следопыта Керсина. - А долг - платежом красен, - заметил маг, на слова шамана, - и не важно, когда он достигает адресата.
      Изменение выражения лица Лэйна не укрылось от Фьерна. Но расспрашивать подробно он не собирался. Отпив кофе, колдун ненадолго задумался, в последнее время его периодически посещали воспоминания о прошлом. Либо Койрэ своими нападками таки разбередил старую рану, либо, во что и хотелось и не хотелось верить, очередной этап его – Фьерна - жизни подходил к концу. Причиной или следствием этого стало то, что он сделал возлюбленной предложение. Как бы то ни было, колдун ни о чем не жалел.
      Эвели усмехнулась, генаси говорил как по писаному, явно стараясь произвести впечатление. На барда подобные уловки не действовали, она пропустила мимо ушей лишнее, отметив про себя выражение лица и жесты мужчины, которые он пытался скрыть. Ему явно было очень нужно в Эвереску. Капля драконьей крови, обожающая сокровища, вспыхнула в глубине души эльфийки и её глаза загорелись, когда она увидела амулет, что на миг сжала рука Лэйна. На амулете был изображен дракон... Эвели слегка надула губки, вспомнив как давно её не баловали, в особенности драгоценностями и прочими женскими безделушками. Ей невероятно сильно захотелось заполучить этот амулет.
      - Я помогу тебе, - синие глаза слегка прищурились, - если ты отдашь мне этот амулет.
      Глаза Лэйна сверкнули совсем недобрым огнём, едва он услыхал слова Эвели. «Что? Да как она смеет требовать такое?!» Маска приветливости и дружелюбия слетела с его лица, и он некоторое время молчал, пристально глядя на эльфийку. Однако чем дольше он вглядывался в синеву её глаз, тем яснее понимал: кроме амулета её больше ничего не интересует, и если он ответит «нет», то путь в город ему, по крайней мере, на ближайшее время будет заказан.
      - Хорошо... – процедил сквозь зубы Лэйн, - но только после того, как я повидаюсь со своим товарищем в городе. У него с этим амулетом тоже связано много воспоминаний...
      «Уж скорее океаны выльются в небеса, чем ты получишь эту вещь...» - мрачно подумал Лэйн и постарался улыбнуться Эвели. Улыбка эта всё же получилась довольно неестественной и неискренней.
      «Кажется, эта вещь ему очень дорога», - подумала Зоилит, глядя, как вновь переменился в лице Лэйн, стоило Эвели попросить амулет в качестве платы. Сама она в разговор не встревала. Ей, в общем-то, было все равно, пойдет он с ними или нет. Хотя было бы интересно узнать побольше о представителе другой расы. Из Рашемена? Зои мало что знала об этих землях. Она повернулась к эльфийке, ожидая ее ответа.
      Фьерн же бросил на Эвели встревоженный взгляд, сколь близки они не были, но иногда бард могла выкинуть нечто... весьма необычное, как например, сейчас. Благо, генаси не стал спорить.
      «Умеет контролировать себя», - мысленно отметил Фьерн. - Это хорошо». Когда у Эвели бывал такой взгляд, она могла сделать что-то или не сделать (колдуну вспомнилась сцена у ловушки) из чистого упрямства. Это была одна из черт её характера. Впрочем, Фьерн решил присмотреться к происходящему. Он не раз убеждался, что судьба порой выкидывает весьма неожиданные фортели.
      "Он даже не стал торговаться, легко согласился. Хочет надуть меня..." - Эвели прекрасно чувствовала подобные вещи, благодаря долгим годам работы с различными существами, населяющими мир Абер-Торила. - "Пусть пока считает, что провёл наивную эльфийку. Он не знает моей силы..."
      - Отлично, - от улыбки девушки словно спало возникшее вокруг напряжение. Бард поймала взгляд колдуна - её собственные глаза были снова безмятежны. - Доедай свой пирог, Фьерн, ты же его любишь. А нам ещё нужно поискать Койрэ, возможно вчерашний алкоголь ударил ему в голову, и друид валяется где-нибудь в хлеву со свинками. Лэйн, мы отправимся в путь, как только найдём нашего друга, так что будь готов сразу же выступать.
      - Великолепно. Я схожу за вещами наверх и буду ожидать вас на улице... - всё ещё холодным голосом ответил Лэйн, вставая из-за стола. Его никак не могло покинуть чувство глубокого возмущения, хотя парень и понимал, что эльфийка ничего не могла знать об этой вещи.
      «Всего лишь красивая безделушка для неё... Для неё, но не для меня! Придётся принять меры, если она будет настаивать на своём», - Лэйн немного поморщился, ему не хотелось прибегать к крайностям, но обстоятельства могли вынудить пойти на это. Погружённый в свои мысли, шаман отправился вверх по лестнице на второй этаж. Зоилит проводила Лэйна взглядом, потом быстро доела свой завтрак.
      - Я тоже схожу за сумкой и плащом, - сказала она Эвели и Фьерну, поднимаясь из-за стола. - Потом помогу поискать Койрэ. Интересно, куда он мог запропаститься? - девушка покачала головой и замерла, когда ей пришла в голову одна мысль. - А он не мог отправиться в Эвереску один? Он ведь знает эти места? К тому же он эльф... Только странно все это. С чего бы вдруг? - Зои устремила на Эвели задумчивый взгляд, гадая, что такого могло произойти вчера вечером между ней и друидом.
      Фьерн хмыкнул, представив друида в обществе свинки и, поднявшись из-за стола направился наверх. Напряжение, возникшее между Эвели и Лэйном, начисто стерло атмосферу беззаботности, с которой началось утро и в голову к колдуну полезли не слишком приятные мысли.
      - Как бы ни хотелось надеяться, что наш друид просто страдает похмельем, - уже с лестницы заметил Фьерн. - Думаю, что ища его, просто потеряем время. Ставлю вот этот перстень, - он вынул из поясного кошеля мифриловое украшение с россыпью аквамаринов и топазов, несколько грубоватое, но явно эффектное и не дешевое, - что он уже далеко отсюда и готовит нам какой-нибудь сюрприз.

      Когда Фьерн появился в роще, прервав разговор друида с Эвели, только чудо удержало Койрэ от того, чтобы не пробить магу голову. «Да неужели он на полчаса от нее отстать не может? На ее месте я бы утопился. Ладно, был бы кто-то приличный, а не недоразвитый человечишка. Хотя, любовь зла, полюбишь и...» Молча проводив Эвели взглядом, Койрэ почувствовал как внутри него закипает кровь. Само собой, Ана не могла не возрадоваться этому.
      «Ненависть - это безумно сладкое чувство, верно, Койрэ? Сильнее, чем любовь... Эвели никогда не посмотрит на тебя, пока живо это ничтожество. Обещаю, что я убью его, как только мы закончим начатое».
      - Что? - тихо прошептал эльф, заинтересовавшись словами дриады.
      «Я немного не в том состоянии, чтобы совершить убийство. Но я надеюсь, что ты поможешь мне это сделать! Ведь так, мой дорогой друг?»
      - Что нужно сделать? - Койрэ насупил брови.
      «Мы пойдем в Эвереску. Но своим путем, более коротким...»
      Друид крепко сжал кулаки. Он уже сделал свой выбор, и действовать нужно было незамедлительно. Акха нагнала хозяина только спустя примерно четверть часа. Койрэ чувствовал такой прилив сил, что даже перешел на бег. Он понимал, что пара миль, которые он пробежит, а не пройдет, ненамного сократят время до задуманного Анастрианной, однако, Фьерн так сильно разозлил эльфа тем, что в очередной раз помешал ему, что друид решился избавиться от этой преграды раз и навсегда.
      «Я все равно сделаю Эвели добро, хочет она того или нет. Пускай она меня возненавидит, но ей никогда не быть с этим человеком! Никогда!!»
      Волчица слегка зарычала, мысли хозяина ей совсем не нравились. Но, тем не менее, Акха была готова поддержать любое решение друида.
      - Я никогда не убиваю без повода, - прошептал Койрэ. - Но ты ведь понимаешь, что это очень важно? Его смерть положит конец всему!
      «Не бойся, эльф... Тебе не придется марать руки в крови. Я все сделаю сама, если ты меня не подведешь, но я уже не сомневаюсь в твоей верности. Ты поддерживал меня в моем замке, не выдал, что я еще жива... Я отплачу тебе втройне, мой друг. А свои обещания я никогда не нарушаю...»
      - Я делаю это не ради тебя, Анастриана... - хрипло вымолвил эльф. - Все ради Эвели.
      Друид понял, что он слегка выдохся и решил остановиться ненадолго. Присев на траву, Койрэ посмотрел на ночное небо. Несмотря на то, что эльф изо всех сил старался подумать о чем-то другом, Эвели никак не выходила из его головы. Она стала его наваждением.
      «Фьерн... Может, не стоит его трогать? Ну, протянет он лет сорок еще, может пятьдесят. Все равно он станет мерзким дряхлым стариком, и Эвели уже потеряет к нему интерес... Почему она не может понять это сейчас? Или понимает, но просто хочет развлечься? Странно, мне она сначала показалась такой свободной, такой могущественной и романтичной... Но как только появился этот колдун... Она замкнулась в себе, стала походить на деревенскую бабку, жену старейшины, которая варит супы и стирает портянки. Нет, это не для нее...»
      Эльф глубоко вздохнул, чувствуя, как кружится голова. Он полюбил Эвели теперь уже по-настоящему и не мог представить свою жизнь без нее. Ее синие глаза, темные роскошные волосы, прохладная кожа... Весь ее образ постоянно стоял перед глазами друида.
      Когда Койрэ решил сделать остановку, была уже середина ночи. Более короткий путь до Эверески был бы непроходим для большинства путников, но перед магией друида лес становился послушным, ручным. Добираясь до своей цели этой тропой, Койрэ мог бы опередить своих бывших спутников примерно на сутки. После непродолжительного отдыха, он решил продолжить свой путь.
      «Мы должны отправиться через эти леса, мой друг. Так мы сократим наш путь в несколько раз, поскольку только друиды могут усмирить лес. Кажется, вы подобно нам, дриадам, можете идти сквозь деревья?»
      - Так и есть, - согласился эльф. - Но это очень опасно и отнимает много сил.
      «Не волнуйся, со мной ты в десятки раз могущественнее. Не забывай, на тебе необыкновенное кольцо. Пока ты носишь его, моя сила в твоих руках...»
      Друид поднялся на ноги, направляясь в сторону леса.
      - Акха, идем, - позвал он свою волчицу. - У нас много дел в Эвереске...
      Для друида даже самый густой и непроходимый лес не представлял никакой опасности. Нежные солнечные лучи пробивались через кроны деревьев, освещая вековые стволы и небольшие кустики.
      - Утро... Как быстро идет время, - прошептал эльф.
      «Мы не должны медлить, Койрэ! Они скоро двинутся в Эвереску, и мы должны их опередить».
      Друид внезапно остановился, уставившись в землю.
      - Я хочу знать, чего ты хочешь. Хотя бы детали, потому что я действую вслепую и чувствую, что ты от меня многое скрываешь. Скажи, что нам нужно в Эвереске? - во весь голос спросил эльф, пытаясь разобраться в замыслах Аны.
      «Мне нужна информация».
      - Какая? - друид напрягся.
      «Неужели ты до сих пор не понял? Мне нужен Эльфийский Источник Желаний».
      Заметная лишь опытному глазу тропа вывела друида в небольшой подлесок, и увидел прямо перед собой высокие холмы, которые ему следовало пересечь, чтобы добраться до низовий гор, скрывающих Эвереску - "Дом-крепость", гостеприимный последний приют для всех добрых эльфов - как говорили те, кто никогда не бывал там. На самом деле, это давно была лишь красивая сказочка и Эвереска ничуть не отличалась от любого человеческого города, то же взяточничество, прикрытое сладкими речами, межклановое соперничество под прикрытием гордости и фанатизм, за кажущейся патриотичностью.
      Впрочем, долина, спрятанная за неприступными горами и эльфийский город, были поистине прекрасны, и мало было мест на Фаэруне, способных соперничать с магией и изяществом архитектуры Эверески.

0

4

Глава 3.
      Поднимаясь по холмам, скрывающим Эвереску, Койрэ все больше недоумевал, пытаясь разобраться в задуманном дриадой. Он не понимал, зачем ей нужен Источник, который по легенде мог исполнить желание любого эльфа, неужели у Аны была какая-то сокровенная мечта? И ничего загадать она тоже не могла, так как эльфом не являлась.
      «Тебя все мучает этот вопрос? Боги, Койрэ, все ведь так просто!»
      - Тогда скажи мне! Ты собираешься убить Фьерна с помощью этого Источника? - эльф нахмурил брови, считая подобное желание глупым расточительством, ведь покончить с колдуном можно было и другими путями.
      «Нет, конечно, так сделать нельзя. Да и вообще, к чему сейчас это обсуждать? Для начала мы должны узнать его точное местоположение и только в Эвереске могут быть какие-то крупинки информации. Все же, это очень могущественное место, которое ото всех хранится в тайне. Я уже давно изучала его и, как оказалось, не зря».
      Эльф остановился на самой вершине холма. Акха тут же замерла, не желая отдаляться от своего хозяина. Отсюда было видно предгорье, за которым и располагался город. Эвереска, о которой Койрэ так много слышал, всегда описывалась теми, кто там бывал, с неизменным восхищением. Молодому друиду было известно, что город создавали искусные остроухие архитекторы, а не человеческие каменщики.
      «Вперед, Койрэ. Мы уже совсем близко. Впереди нас ждут великие свершения!»
      Эльф продолжил путь, и свои размышления. Он знал, что Анастрианна точила зуб не только на Фьерна, но и на Эвели, однако, Койрэ все же надеялся, что в благодарность ему, эльфийку дриада не тронет. Друид не мог позволить, чтобы его любимая пострадала.
      - Ты, наверное, устала? - эльф посмотрел на свою волчицу, которая так вяло переставляла лапы, словно у нее почти не осталось сил. - Отозвать тебя? - Акха отрицательно покачала головой, что вызвало у него улыбку. - Тогда давай чуть поспешим, я хочу, чтобы все быстрее закончилось...
      К концу спешного и довольно муторного перехода по холмам, друид оказался в предгорьях. Здесь было очень тихо и спокойно, словно ни одной живой души поблизости. Однако это была лишь видимость - Эвереска тщательно охранялась, и попасть туда было очень сложно. Сейчас за Койрэ следили специально поставленные для этой цели стражи, но эльф их не замечал. Они оценивали его облик, с помощью магии пытаясь вычислить происхождение. Койрэ услышал неприятный хохот, раздавшийся прямо у него в голове.
      - Что на этот раз? - шепнул эльф, сжимая руки в кулаки.
      «За нами следят. Так неумело, что ничего кроме, как смех это вызвать не может. Не бойся, вреда они нам не причинят, по крайней мере, пока я с тобой. Моя сила в кольце, а значит, что, даже вступив с ними в бой, ты сможешь их одолеть, если позволишь мне направлять твою силу... Конечно, надеюсь, что удастся все решить без боя».
      - И давно ты стала гуманисткой?
      «Сейчас и стала».
      Эльф ухмыльнулся, а затем сделал несколько неуверенных шагов вперед, ожидая, что случится дальше. Перед ним, словно из-под земли, выросла стройная фигура эльфийки-лучницы, впрочем, лук находился у неё за спиной и весь вид говорил о мирных намерениях.
      - Добро пожаловать в Эвереску, пожалуйста, следуйте за мной.
      Девушка скрылась за деревьями, ожидая, что Койрэ двинется следом. Система, по которой путешественники и прочие гости допускались в город была сложной и многогранной, некоторым достаточно было получить пропуск на беспрепятственный проход (перелёт) в Эвереску, за такими следили специальные големы, настроенные на определённую магию, другим - как Койрэ, впервые прибывшим в эльфийский город, следовало пройти контроль охранников. Впрочем, эльфы, за редким исключением беспрепятственно пропускались в город, со всеми остальными расами могли возникнуть проблемы. Друид, успел лишь поклониться эльфийке и пробормотать:
      - Спасибо.
      Чувствуя себя немного глупо, он тут же направился за лучницей, предполагая, что его ведут в город. Хотя, его вполне могли ждать какие-то проверки или беседы.
      «Отлично, теперь осталось только узнать все про Источник. Да, я не знаю, кто именно владеет подобной информацией, но не говори со мной. Еще не хватало, чтобы тебя посчитали психом. Просто делай, что они тебе скажут».
      Эльф, не подавая виду, продолжил идти вперед, изредка поглядывая на Акху, вышагивающую рядом. Койрэ не значился ни в каких "чёрных списках" Эверески и увидев в нём обычного эльфа-друида, путешественника, контроль не занял много времени. Когда эльф нырнул следом за девушкой в заросли, он оказался на каменистой площадке, заросшей со всех сторон деревьями и кустарником, по краям поляны светились нежно-голубым светом два кристалла, мимо которых друиду следовало пройти. Это был контроль на провоз особо опасных магических артефактов. Впрочем, лучница считала это обычной формальностью, ведь артефакты подобной силы, как правило, находились лишь у могущественнейших волшебников, уже имеющих разрешение на посещение Эверески. Увидев кристаллы, друид ничуть не смутился, но зато в его голове раздался испуганный возглас.
      «Ты чего делаешь, идиот? Стой! Неужели ты не понимаешь, что нас с тобой сейчас разоблачат!!»
      - С чего бы? - вопрос Койрэ прозвучал так тихо, что даже сам эльф его практически не расслышал, как и Акха, наматывающая круги вокруг хозяина.
      «Ты сдурел? На тебе кольцо с Камнем Души! Это ведь редчайший и опаснейший артефакт!! Если они его засекут своими охранными кристаллами, нам придет конец! Тебя казнят, а я погибну сразу после того, как умрет тот, на ком будет кольцо. Мы не должны этого допустить!!»
      - И что ты предлагаешь? - также тихо спросил эльф.
      «Я обману чары этих кристаллов, но... на это уйдет слишком много сил, возможно, я даже исчезну на какое-то время... Так что слушай, что тебе нужно будет сделать. В Эвереске жил один старый маг, его называли Вирмом. Именно он написал книгу, из которой я узнала про Источник, но там это место упоминается вскользь, будто бы он боялся раскрывать эту тайну. Позже я узнала об Источнике Желаний довольно много, но одна деталь ускользнула от меня. Я не знаю, где именно он находится. Маг умер, но кто-то в городе все равно должен знать про местоположение Источника! Достань эти сведения. Любыми путями... А теперь, мой дорогой эльф, до скорого!»
      Койрэ понял, что нельзя терять ни секунды и быстрым шагом направился вперед мимо кристаллов, надеясь, что их магия окажется слабее чар Анастрианны. Кристаллы немного потускнели, когда Койрэ прошёл мимо них - и больше ничего интересного не произошло. Лучница удовлетворённо кивнула и проводила эльфа до горной тропы, которая словно мерцала - в состав пыли, покрывающей её, вероятно входили частички кристаллов, подобные тем, что устраивали магическую проверку, правда от этих пылинок магией совсем не веяло. По этой тропе Койрэ следовало взбираться несколько часов до врат Эверески. Неожиданно он почувствовал себя одиноким. Да, Акха, шагающая рядом с ним, затягивала дыру в сердце от того, что Эвели была далеко, но голоса, который постоянно разрывал его мысли и путал все действия, страшно не хватало.
      «Неужели я скучаю по этой сумасшедшей дриаде? Нет, наверное, мне просто без нее одиноко, ведь у меня никого нет... Кроме Акхи». Волчица почувствовала мысли своего хозяина и слегка завыла, выражая сочувствие.
      Наконец, утомительный подъём подошёл к концу - и Койрэ мог лицезреть высокие белоснежно-золотистые, резные врата Эверески. Это были юго-западные ворота в город и охранялись они эльфами-магами. Друид почувствовал взгляды, направленные на него с Дозорных башен. Редкие путники проходили именно через эти врата, торговцы, караванщики и ремесленники выбирали главные - Южные ворота.
      Войдя в город, лесной эльф сразу же ощутил на себе воздействие магии Мифаля. Каждый мифаль был создан в процессе ритуала высшей эльфийской магии, и каждое такое волшебное поле существовало по своим собственным уникальным законам. Мифаль Эверески помогал доставлять в город грузы по воздуху и наделял его жителей способностью лазать по стенам и потолкам с такой же легкостью, с какой это проделывают насекомые. Анастрианна вновь шевельнулась где-то в глубине сознания друида, и это было похоже на лёгкую щекотку.
      «Чудесная магия... Она словно ласкает разум... Правда, не советую тебе применять здесь какие-либо опасные заклинания».
      - А я уже почти соскучился, - протянул друид, когда ядовитый голосок Анастрианны снова зазвучал у него в голове. Теперь, по крайней мере, он снова чувствовал, что не одинок.
      «А ты думал, что от меня так легко отделаться?»
      Койрэ улыбнулся, оглядываясь вокруг, в этом месте было не многолюдно и на эльфа никто не обращал внимания. Живот друида недовольно урчал и гневно требовал еды. Решив, что не стоит мучить собственный организм, он попытался сообразить, где же здесь можно перекусить. Пройдя по улице на восток, эльф увидел небольшое здание таверны. Крыша этого заведения была покрашена в приятный лазурный цвет, а букеты цветов, висящие по обе стороны от входа, поднимали настроение. Ничуть не медля, друид решил зайти внутрь.
      Таверна, привлёкшая внимание Койрэ оказалась довольно просторной и светлой, мебель из беленого дерева, резной потолок, крашеные в белый же цвет полы - всё говорило здесь об эльфах. В помещении было пустынно, лишь два солнечных эльфа сидели возле барной стойки, потягивая вино и один - лунный эльф в чёрной шляпе с пером, пристроился у не растопленного камина, угощаясь каким-то блюдом на огромной голубой тарелке.
      «Давай, давай, поёшь, наберись сил... Присмотрись к окружающим, мне нужны твои пытливые глаза, эльф. Возможно, я смогу найти для тебя помощь...» - раздался голос Анастрианны в голове Койрэ и друид прошел вглубь таверны, подозвав официанта. К тому, что рядом с ним была волчица, все отнеслись вполне спокойно. Видимо, в эльфийском городе привыкли, что почти все друиды, следопыты и волшебники часто имеют животных-спутников. Заказав себе немного апельсинового сока, эльф внимательно стал изучать тех, кто находился в зале.
      - И что теперь? - тихо спросил он, ожидая, что Анастрианна даст ему какой-нибудь совет.
      «Ну же, я сейчас практически обессилена, сделай сам хоть что-нибудь. Или доверься судьбе, она зачастую может сделать больше, чем тот, кто к чему-то упорно стремится... Разве нет?»
      Друид пожал плечами, он не знал, права ли Ана, но спорить сейчас не хотелось совершенно. Когда трактирщик принёс друиду сок, окинув эльфа странным взглядом, Койрэ услышал и даже почти почувствовал вздох бестелесной дриады.
      "Я же сказала - поешь, что ты всё эту гадость хлебаешь? Выпей нормального вина, вон щёки какие бледные..." - голосок Анастрианны раздался вновь, ядовито шепча в ухо друиду. - "Закажи похлёбки, давно ведь не ел нормальной пищи, всё грибочки да корешки. А потом угости элем или лучше... высококачественным эльфийским вином вон того эльфа, что набивает брюхо возле камина. А дальше... я постараюсь помочь".
      - Вечно ты чем-то недовольна... - тяжело вздохнул парень, снова подзывая трактирщика. - Еще, пожалуйста, овощной салат и... мясную похлебку.
      Койрэ не очень любил еду животного происхождения, но отчетливо понимал, что тем, что он полностью ограничит себя в мясе, он все равно ничего не изменит, поэтому сейчас он не особо противился желанию дриады, которая так хотела, чтобы он хорошенько поел. Так что он как следует подкрепился, отметив насколько вкусна и нежна пища, приготовленная эльфами.
      - Ну и как же ты собираешься мне помогать, ммм? Ты же говорила, что у тебя почти нет сил, чтобы использовать какую-нибудь мощную магию... Или ты придумала что-то другое? - эльф говорил тихо, чтобы никто его не услышал.
      "Я сказала тебе - подсядь к тому эльфу и угости его чем-нибудь. А потом, будет очень хорошо, если ты откроешь мне своё сознание, - так я получу на короткий срок достаточно силы, чтобы воздействовать на этого эльфа и получить необходимые нам сведения и, возможно... помощь".
      Голосок дриады звенел от нетерпения, ей явно не нравилась медлительность Койрэ и от её настойчивости у друида даже побежали мурашки по телу. Он почувствовал, как Анастрианна концентрирует магию вокруг них, собирая её в клубок, словно нити пряжи.
      - Как будто ты и так не завладела моим сознанием, - едва слышным голосом протянул парень, но спорить с дриадой не стал, направляясь к тому эльфу, на которого она указала.
      «Ну, давай быстрее! Чего ты так долго соображаешь?»
      - Добрый день, - учтиво произнес Койрэ, он даже забыл, что умеет говорить вот так, но интонация была очень даже к месту. - Я смотрю, вы скучаете? Позволите мне вас угостить? - Друид в очередной раз подозвал трактирщика и попросил принести лучшего вина.
      - Как будто эльфы могут делать плохое, - ухмыльнулся трактирщик, выполняя заказ.
      В тот же миг, Койрэ почувствовал, как воля покидает его тело, а разум словно меняется местами с дриадой, которая выныривает на поверхность из мутного омута его мыслей. Друид сделался марионеткой Анастрианны. Теперь он мог лишь слышать её мысли, и его собственный голос звучал у него в голове как нечто далёкое. Анастрианна заговорила, используя голосовые связки Койрэ. Присев рядом с лунным эльфом, который недовольным и оценивающим взглядом окинул молодого парня, Ана положила правую руку Койрэ на запястье эльфа, не успевшего отодвинуться. Эльф застыл глядя прямо в янтарные глаза, которые загипнотизировали его. Тело незнакомца прошила боль, а магия Анастрианны принялась потоком вливаться через прикосновение и через контакт зрением. Эльф слегка дёрнулся и приоткрыл рот, из которого потекла струйка слюны. Трактирщик, занятый поиском необходимой бутылки ничего не заметил.
      - Мне нужен Вирм. Что ты знаешь о нём? Эти сведения я обменяю на ценные знания для тебя и твоей... группировки... - раздался голос Койрэ, хотя говорила Анастрианна. Её магия проникла в подсознание лунного эльфа, узнав всё об этом проходимце, являющимся не последним звеном в цепи местной ячейки Элдрет Велуутра.
      Среди сбивчивых воспоминаний и мыслей эльфа, проникающих с помощью магии дриады в его мозг, Койрэ услышал знакомое слово: «Неррель». Это и был Вирм, написавший книгу. Это шокировало лесного эльфа. Неррель... Койрэ знал только одну эльфийку, носящую эту фамилию - Эвели. Получалось, что Вирм, маг, о котором так стремилась узнать Анастрианна, был родственником его любимой девушки. Довольно странное стечение обстоятельств. Оно в очередной раз заставило эльфа убедиться в том, что мир тесен, причем, намного теснее, чем хотелось бы.
      - Большое спасибо за помощь, - произнес Койрэ, понимая, что Ана вновь уступает ему его тело. Дриада добилась своего. - И где мы будем искать его? - тихо спросил друид, отходя от лунного эльфа.
      «Ты задаешь глупые вопросы. Думаешь, что я не смогу найти его дом?»
      - Почему же, я в тебя верю, - Койрэ боялся, что его услышат, но он не мог общаться с дриадой молча, считая, что в таком случае его мысли будут путаться с тем, что он хочет сказать.
      «Вот и славно...»
      - Постойте!
      Раздавшийся голос заставил Койрэ обернуться - эльф, тяжело дыша, привстал над столом, опираясь на столешницу ладонями. Рядом с ним стояла бутылка вина, заказанная Койрэ и поданная трактирщиком, пока друид собирался уйти.
      - Вы обещали мне сведения! - в озлобленных, зелёных как у змеи, глазах эльфа был виден затаённый страх, он был бледен, но старался не подавать вида. - Вы... ты покопался в моей голове! Я этого так не оставлю!
      Койрэ ощутил, как Ана вновь выплыла на поверхность, на сей раз гораздо стремительнее, словно отодвинув его самого в сторону. Он почуял гнев и ярость дриады и понял, что та мечтает раздавить наглого эльфа в лепёшку. Даже интересно - смогла бы она использовать магию друида или была слишком слаба?.. Но ответа на этот вопрос он не получил. Неожиданно дриада успокоилась и Койрэ, сузив глаза, в два шага оказался у стола эльфа.
      - Успокойся, ты получишь то, чего хочешь, друг мой. Налей вина, и слушай меня...
      Койрэ тоже слушал. Слушал, как Ана повела рассказ об Эвели, порой уточняя что-то у эльфа, носившего имя Алькванар - "огненный лебедь". Друид узнал, что Вирм был дедом Эвели, а также узнал историю детства и юности эльфийки. Анастрианна нашла себе союзников. Позже, поднявшись в комнату, которую снял себе на ночь, Койрэ стал раздумывать о случившемся.
      - Не нравятся мне эти эльфы, которых ты нашла, но они действительно могли бы сыграть важную роль в этой партии, - произнес друид, и тут же тряхнул головой. Влияние дриады явно сказывалось на нем, отчего на ум приходили совершенно глупые и жестокие мысли.
      «Поздравляю, эльф, ты меняешься на глазах. Оценивать ситуацию, как шахматную партию... Сразу видно, что все мои уроки не прошли зря. Учитывая ситуацию, вы с Фьерном - короли, а мы с Эвели - Королевы. Вы слабы и от вас мало что зависит, так как вы побоитесь сделать необходимый шаг... А мы с Эвели самые сильные фигуры, и боюсь, что на этот раз партию выиграю я».
      - Только не забывай, что без меня тебе все равно не вернуться, - протянул Койрэ. - Мне не нравится, что ты придумала. Я не хочу, чтобы они следили за Эвели.
      «Мы оба выиграем. Помни, что смерть Фьерна будет крайне трудно организовать, чтобы Эвели при этом не стала держать на тебя зла. Элдреты - это твой шанс».
      - Я не хочу думать об этом сейчас... Лучше я вздремну, - друид забрался на кровать, закрыв глаза.
      «Верно. Утро вечера мудренее».
      Ночью Койрэ явилась дриада... Словно сотканный из цветочных узоров образ сложился в стройную, миниатюрную женскую фигурку, прикрытую лишь волной длинных каштановых волос, с вплетёнными в них фиолетовыми цветами. В своём сне-медитации Койрэ находился в замке Анастрианны, окружённый растениями, зелёным ковром устилающими аметистово-сиреневые стены и пол. В прекрасных глазах дриады светилась грусть, смешанная с ожиданием и чем то ещё... Гневом? Она жаждала отомстить своим убийцам. И эльфийке, в которую практически была влюблена, но теперь это чувство превратилось в ненависть.
      - Я бы хотела... получить тело Эвели... Как тебе такой вариант, Койрэ?..
      Анастрианна оказалась рядом с друидом, и он не успел оглянуться, как её руки уже обвивали его шею, а прекрасное тонкое личико придвинулось совсем близко, так что он даже ощутил аромат ночных фиалок. Губы волшебницы прижались к губам Койрэ. Её руки зарылись в его каштановые волосы на затылке, а поцелуй становился всё более страстным. Эльф ощутил, что отрывается от поверхности, словно подхваченный вихрем цветочных лепестков. Когда дриада отстранилась, и Койрэ открыл глаза, он с удивлением обнаружил в своих объятиях... Зоилит. Девушка смотрела на него удивлёнными голубыми глазами, её губы припухли от поцелуя, а руки всё ещё обнимали Койрэ за шею. Не успев ничего понять, молодой друид проснулся.
      Распахнув глаза, Койрэ еще не до конца понимал, что с ним произошло. Сон явно был навеян желаниями и целями Анастрианны, хотя эльфа удивляло, почему она не сказала об этом просто так, без этих загадок. Но, тем не менее, сон был красив и по-своему очарователен, Койрэ вспомнил, как впервые оказался в замке дриады, и как страстно он желал того, чтобы его план удался.
      - Ты хочешь тело Эвели? Ты серьезно? Но я... я ведь люблю ее, - прошептал друид. Он был готов на многое, но согласиться с предложением Аны, значит автоматически разрушить последнюю надежду на то, что он когда-нибудь будет вместе с прекрасной драконицей-бардом.
      «Я не шучу, если ты об этом. И сон, который я так старательно для тебя создала, говорит о большем... Ты хочешь Эвели, но вряд ли любишь, вы слишком разные, и она никогда тебя не ценила, никогда не отвечала взаимностью, даже не благодарила толком за то, что ты для нее делал!»
      Друид не хотел ничего отвечать, но идея Аны ему совсем не нравилась. Эвели правда была красива, но действительно ли ему нравилась только ее внешность? Вряд ли.
      «Ты можешь мне не отвечать, но я знаю, что ты выберешь. Для начала, ты должен найти их всех. Эвели, Фьерна... Зоилит».
      Койрэ удивленно нахмурился, но думалось с трудом, особенно, когда Ана была так настойчива...
      «Да-да, слушай, с чего мы начнем...»

      Поиски Койрэ оказались безрезультатными, и к полудню вся компания была в сборе у входа в таверну. Путешественники пополнили свои запасы еды и воды, а Эвели ещё и запас кофе. С этой стороны эльфийка ни разу не приближалась к Эвереске, но была уверена, что дорога пройдёт легко - перед ними лежал наезженный охотниками и лесорубами тракт, конечно редких людей пускали в город, но товары у них порой покупали.
      Эвели договорилась с гостеприимным трактирщиком о найме лошадей. Так можно было быстрее добраться до взгорий, а там оставить животных у знакомого трактирщику эльфа-дозорного. Лунная эльфийка улыбалась, отъезжая от таверны, на черной как ночь, лошади. Она думала о том, что с эльфами ей договориться проще, чем с другой расой; они словно находились на одной волне, переговариваясь на своём языке, и в какой-то мере доверяя друг другу. Пустив лошадь рысью, бард подумала о том, куда мог подеваться друид. Сказать по правде её сильно удивило его исчезновение. Всю дорогу он не спускал с неё глаз и явно намеревался действовать в том же духе, а импульсивность не была частью его характера. Увидев, что рядом с ней едет Зоилит, а мужчины немного поотстали, Эвели обратилась к плутовке:
      - Когда я вчера ушла, Койрэ ничего не говорил о своих планах?
      Зоилит давно не ездила верхом, но это умение, обретенное еще в юности, в Берегосте, никуда не пропадало, и сейчас, верхом на пегом скакуне, она чувствовала себя вполне уверенно, искренне наслаждаясь поездкой. Природа здесь немного отличалась от ее родных краев, но дышалось необыкновенно легко. Зои как раз разглядывала группу необычных деревьев с синими листьями - кажется, они так и назывались синелиственницами, она видела их изображения в книгах по географии - когда к ней обратилась Эвели.
      - Койрэ сказал, что пойдет прогуляется, - ответила она. - Он, наверное, тебя ушел разыскивать, да? - Зоилит испытующе смотрела на эльфийку.
      - Конечно, - Эвели небрежно пожала плечами, но затем спохватилась, и бросила взгляд на Зоилит. – Ой, прости, он ведь тебе нравился, не так ли?.. Думаю, ты должна радоваться, что ничего не получилось - учитывая, что за глупость он совершил с этим кольцом дриады. Койрэ напоминает мне фанатиков, с которыми сталкивала меня жизнь... Он милый эльф, впрочем, большинство эльфов миловидны, но боюсь, что он никогда не изменится, ни по отношению к людям, ни к полукровкам.
      - Койрэ странный, - вздохнула Зоилит. - Я не встречала еще похожих на него. Думала, что смогу его понять. Видимо, не судьба, - она чуть печально улыбнулась. - Жаль, он никак не хочет расстаться со своим кольцом. Оно его просто с ума сведет... - добавила девушка, вглядываясь куда-то вдаль.
      Некоторое время они ехали молча, любуясь окружающей их природой, Эвели слышала мужские голоса позади, но слов не улавливала. Впрочем, Фьерн ей потом расскажет, если узнает что-то интересное об их случайном спутнике. Хотя... бард усмехнулась - она уже давно поняла, что судьба ничего не преподносила ей случайно.
      - Фьерн вчера сделал мне предложение, возможно Койрэ это как то услышал... и решил уехать прочь... - не особо веря в свои слова, заметила лунная эльфийка.
      Зои посмотрела на Эвели круглыми от удивления глазами. Она совсем не ожидала подобного.
      - Предложение? - переспросила она. - И... ты согласилась? Когда вы собираетесь пожениться? Я так рада за вас! - искренне добавила она, улыбаясь.
      - Наверное, не раньше, чем я смогу исцелиться, потому что время не терпит, - ответила Эвели. - Я даже не думала толком над этим... Мне бы добраться до эльфов, поговорить с кем-нибудь из старейшин. Это в любом случае следует сделать.
      Девушка отметила, как удивилась Зайка, и тихо хмыкнула, ведь она и сама была не меньше удивлена этим предложением. Ей до сих пор казалось все немного нереальным.
      К этому моменту шаман смог восстановить свое душевное спокойствие, и пребывал в хорошем расположении духа от того, что он, наконец, сможет попасть в Эвереску. А благодаря раздобытым эльфийкой лошадям, это случиться уже в ближайшее время. Двигаясь по извилистой дороге, которая медленно, но верно выводила путников из Забытого Леса, Лэйн невольно задумался о таинственном четвертом товарище этой компании, друиде, которого они так и не отыскали. К друидам, как хранителям лесов и защитникам природы, шаман всегда относился с пониманием и уважением. В конце концов, он и сам черпал свои силы у природы, хоть и немного в другой форме. Пришпорив своего вороного красавца-коня, Лэйн догнал Фьерна и решил поинтересоваться у него об этом друиде:
      - Этот ваш пропавший друг... Кажется Койрэ, кто он? И почему вы оставили его поиски, если он всё-таки ваш товарищ?
      Фьерн встрепенулся, услышав вопрос Лэйна, так как увлеченно перечитывал пару заметок в своем путевом журнале, по совместительству бывшим книгой магических записей. Колдуну не нужно было зубрить заклинания как волшебникам, все, что у него когда-либо получалось навсегда оставалось в памяти, но вот некоторые интересные моменты вроде энергетической взаимосвязи и разнообразных полярно-магических схем Фьерн старался не упускать, и голос шамана оказался для него неожиданностью. Иней, дремавший на плече мага, поднял голову и с интересом посмотрел на генаси.
      - Кому-то он может быть и товарищ, - пожал плечами колдун, - но я был бы рад, если никогда его больше не увижу. Нужно обладать талантом, чтобы простое соперничество превратить в непримиримую вражду, однако есть личности, которым это удается без труда. Наш эльф - один из них. Тем не менее, уверен, он еще объявится и ты, если захочешь, сможешь узнать и его точку зрения. Он не пропал. Он сбежал. Вот только куда и зачем... Это мы узнаем раньше... или позже.
      - Вот как? – Лэйн удивился такой неприязни Фьерна к друиду. - Что же вы такое не поделили? Впрочем, ладно, это не моё дело. Однако насколько я успел заметить, Эвели и Зои всё же обеспокоены его исчезновением...
      Парень замолчал, поглядев в небо. Солнце находилось в самом зените и довольно сильно припекало. По крайней мере, Лэйну погода казалась довольно жаркой, так как он всё-таки привык к холодным ветрам и морозу Рашемена, да и к тому же из-за своей элементарной природы плохо переносил палящее солнце. Достав из сумки довольно объёмную фляжку с водой, генаси разом осушил её, при этом немного воды вылив на лицо, чтобы хоть как-то освежиться. Расплывшись в блаженной улыбке, он мановением руки вновь заполнил флягу до краёв, и спрятал обратно в сумку, заметив на себе любопытные глаза котёнка, что сидел на плече у колдуна.
      - Твой талисман? – Лэйн улыбнулся и подмигнул котёнку. - Вернее сказать, фамильяр? Значит ты всё-таки волшебник?
      - Я колдун, - мягко поправил Фьерн, - волшебником был мой отец, но по крови это призвание, похоже, не передалось, - маг хмыкнул в тон своим воспоминаниям. - А это Иней, - представил колдун котенка. Тот, словно понимая, что говорят о нем, перебрался на другое плечо Фьерна, то которое было к Лэйну ближе. - Иногда мне кажется, что он далеко не просто кот. А что, вернее кого, не поделили - это в принципе не тайна, по крайней мере, для тех, кому сомнительно повезло наблюдать развитие событий... - Фьерн посмотрел вперед и его взгляд стал словно отрешенным, впрочем, проследив его, можно было сразу расставить все по своим местам, ибо смотрел колдун на Эвели.
      К закату путешественники проехали достаточно большое расстояние до Эверески, возможно, они могли бы продолжать свой путь и дальше, но лошади явно выдохлись. Заметив очередную симпатичную на вид лощину, Эвели предложила дать животным отдых, а заодно и перекусить. Спустившись на землю, бард достала фляжку и сделала несколько больших глотков воды.
      - Пару часов передохнём, а затем, если вы не против, отправимся туда, - девушка махнула рукой в сторону невысоких холмов впереди, за которыми уже вставали магические горы. - Там проедем, сколько возможно на лошадях, а потом уже пешком.
      Фьерн соскочил со своего серого в яблоках конька и с видимым удовольствием потянулся, разминая местами затекшие от долгой езды мышцы. Потом ослабил ремни седла своего скакуна и привязал его за длинный повод к стволу одного из деревьев, что росли на краю полянки. Иней резко соскочил с плеча человека и скрылся в траве, исследовать новую местность. Колдун невольно отметил, что питомец здорово вырос, что, впрочем, не должно было его удивлять, но почему-то - удивляло. Разобравшись с серым, Фьерн подошел к Эвели, ласково положил руки ей на плечи и заглянул в глаза, в его взгляде читался вопрос - все ли с ней в порядке. Кроме того, колдуна волновало, какова будет её встреча с местными эльфами.
      Эвели молча обняла колдуна в ответ, прижавшись к нему, так что её черноволосая макушка коснулась подбородка мужчины, а руки ласково погладили его по спине. Девушка ощутила, как словно нервный озноб прошёл по её телу и поёжилась. Она одновременно и желала, и боялась встречи со своей родной культурой. В последний раз Эвереска приняла её неласково - лунную эльфийку выкрали прямо из собственной постели, в одной тонкой рубашке, члены Элдрет Велуутра, заточив её в холодное и сырое подземелье. Там Эвели, тогда больше известная как бард Русалочка, подхватила лихорадку и едва не умерла. Впрочем, ни Эвереска, ни большинство её жителей, не имели претензий к ней, следовало просто оставаться настороже. Открыто на них не нападут, если только не в Холмах Серого Плаща. Но туда она и не собиралась.
      Весь этот день, который ещё не кончился, но уже подходил к своему логическому завершению, показался Лэйну довольно длинным и утомительным. Он не любил путешествовать верхом, так как был неважным наездником, поэтому был несказанно рад этой небольшой «передышке». Оставив своего коня отдыхать, сам Лэйн отпил несколько глотков из фляжки, и решил немного размять мышцы. Разыскав довольно просторное место на поляне, подальше от деревьев и валунов, и поодаль от спутников, он скинул с плеч плащ и снял пояс, сложив всё это в сторонке. Элегантный меч, что долгое время покоился на спине шамана, с характерным звоном покинул ножны. Тёмная рукоять приятно холодила ладонь.
      - Давно я не держал тебя в руках... - с неподдельным восхищением, словно в первый раз, Лэйн оглядывал иссечённый рунами клинок. Сделав пару пробных взмахов, чтобы рука «вспомнила» клинок, шаман принял боевую тескианскую стойку и стал делать широкие взмахи с молниеносными выпадами вперёд и разворотами, вспоминая основательно забытые уроки фехтования, полученные ещё в военной школе Нита. Увлечённый сиим действом, Лэйн на некоторое время позабыл обо всём и обо всех на свете.
      Зоилит последовала примеру Фьерна, привязав своего скакуна к дереву. Девушка проследила за рукой Эвели, вглядываясь в холмы и горы впереди. Интересно, что там их ждало, и насколько оно было похоже на уже виденное? Эльфийский город - это тебе не Врата Балдура. Полуэльфийка с наслаждением потянулась и прошлась по поляне - все-таки ее тело отвыкло от верховой езды, ведь она редко покидала город. А там все пешком да пешком. Зои достала из сумки фляжку с водой и хлеб с сыром и, принялась есть, время от времени кидая взгляды на своих спутников. Упражнения Лэйна с мечом, конечно, не остались незамеченными, и она подошла поближе, держась все же на безопасном расстоянии. В Гильдии воров мало кто действительно умел обращаться с мечом - больше с кинжалами, всякой наворованной экзотикой да стрелковым оружием. А взмахи меча были красивы... красивы и смертоносны. Опытный взгляд плутовки сразу заметил необычность оружия, и она решила немного расспросить о нем, когда генаси закончит упражняться.
      Глубоко вздохнув, лунная эльфийка нехотя оторвалась от Фьерна и присела на небольшую корягу, вытянув ноги, и откинувшись спиной на часть поросшего травой холма. Ненадолго она прикрыла глаза, наслаждаясь тишиной и покоем момента. Услышав шум, издаваемый клинком Лэйна, бард бросила на него ленивый взгляд. В другое время она бы принялась расспрашивать его о культуре его народа, поинтересовалась бы стилем боя. Но сейчас она чувствовала, что ей не до этого. Эльфийская кровь запела в ней, пробуждаясь от сна, в который была погружена кровью дракона. Эвели достала мандолину, неожиданно робко тронув струны, словно пытаясь прислушаться к тем ощущениям, что вызывал у нее окружающий мир. Ей вспомнился дом, в котором она выросла - густо заросший сиренью и плющом, с башенками, напоминающими замковые башни, таящий во всей своей мрачности тёмное очарование. Возможно эти запахи детства, запавшие в память, стали причиной её любви к сиреневым духам.

Закатное солнце ложится на крышу,
Цветут, улыбаясь, глаза маргариток.
Я помню, я знаю, я чувствую, вижу
Всё то, что другим безвозвратно закрыто.

Я трогаю камень, и мне отвечают
Его голоса тихим шелестом ветра:
Прожив эту жизнь, о другой не мечтают
Руины, покрытые пылью как пеплом.

Но в буйстве сирени, в старинных аллеях
Запрятана сила стремительной тайны.
Я трогаю камень, о прошлом жалея,
А стены о будущем плачут печально.

Уводит тропинка от стен и от башен,
От лип, что хранят старый замок в покое.
Он болен, но так же силён и отважен...
Задумчиво трогаю камень рукою.*

      Тихий, немного томный голос эльфийки вплетался в закатные тени, ложившиеся на траву вокруг путешественников. В зарослях уже стрекотали сверчки, а в воздухе носились мерцающие былинки, какие можно встретить лишь вблизи эльфийских городов. Прислонившись плечом к толстому древесному стволу, Фьерн слушал пение возлюбленной. Его глаза были полуприкрыты, как и всегда, когда он переносил своё воображение в вымышленные миры, сотворённые нежным голосом и перезвоном струн. И в то же время про себя Фьерн отмечал, что эльфийка возвращается к корням. Это было радостно. Наконец-то она избавится от опасных приступов. Но была ещё одна маленькая мысль. Теперь Эвели уже не будет нуждаться в его магии.
      Лэйн решил закончить свои упражнения, когда лёгкая, но приятная усталость разлилась по всему телу. Однако итогами этой небольшой разминки он оказался крайне недоволен. «Многое, чему я учился, позабылось. Многое ушло в никуда. Жаль... Но такова цена, что ж тут поделаешь...» Лэйн снова поднял меч и посмотрел на холодную сталь клинка. «Всё же не стоит окончательно терять форму. Следует чаще тренироваться...» Оглядывая оружие, он вдруг заметил Зои, которая стояла недалеко впереди.
      «Надо же, я даже не заметил, как она подошла».
      - Я тебя и не заметил, - сказал Лэйн сбивчивым голосом и попытался улыбнуться. – Давно тут стоишь? - Парень расстегнул пару ремешков на груди и снял со спины ножны, лихо закинув в них своё оружие. - Я решил немного размяться после утомительной езды верхом, – продолжил Лэйн, усевшись подле оставленных вещей, - и... - генаси замолк, когда ветер донёс до его ушей чьё-то тихое-тихое пение. - Она ведь бард, верно? – кивнул он на Эвели, прислушиваясь к её голосу, и тут же сам себе ответил. – Да, точно... Много бардов повидал я в своём путешествии... Их музыка и пение порой творят удивительные вещи... - Задумчиво поглядев куда-то в сторону, Лэйн снова обратился к Зои: - Присаживайся, - показал он рукой сбоку от себя. - По твоим глазам я вижу, что тебя что-то интересует. Что ж, спрашивай...
      - Я умею подходить незаметно, - улыбнулась Зои Лэйну. Она тоже прислушалась к пению Эвели, у той поистине был чудесный голос. Потом, чуть помедлив, Зоилит села рядом с генаси. - Эвели бард, это верно. Ее песни не раз нам помогали. А я хотела спросить про твой меч. Никогда таких не видела, хотя повидала много всякого экзотического оружия. Можешь о нем рассказать? Я заметила на нем руны... Но он не эльфийский, нет?
      - Верно, он не эльфийский. – Лэйн глянул на Зои и обнажил часть клинка, исписанную рунами. – Это тэйская работа. И руны на клинке были начертаны Красным Волшебником. Вот эти, - генаси не касаясь, указал пальцем на две крайние, - подпись того самого волшебника, а в остальных - заключены особые чары, которые позволяют легко расправляться с иномирными сущностями... - Лэйн резко вогнал меч обратно в ножны. - «Экзостат, истязатель духов», так нарекли этот меч его создатели, – лицо шамана помрачнело. - Не знаю, какие цели они преследовали, но это оружие успело натворить дел в Рашемене... Пока его старый обладатель не встретил меня... – Лейн пристально посмотрел на Зои. – С тех пор я храню это оружие, чтобы оно не попало в злонамеренные руки.
      Глаза Зои восхищенно заблестели, когда она слушала рассказ Лэйна и смотрела на клинок. Одной из причин, по которым плутовка столько лет работала на Гильдию воров была возможность лицезреть и даже пользоваться всевозможным экзотическим оружием и снаряжением. Конечно, приятно, когда вещь просто хорошо сработана, но если в нее вложена магия, и эту энергию чувствуешь каждый раз, когда касаешься... в этом была особая радость для Зоилит. Поэтому она так ценила свой зачарованный колчан со стрелами, который ей удалось сохранить на протяжении всего сложного пути из Врат Балдура.
      - Тэйская работа, - повторила она, глядя на ножны, в которых скрылось столь опасное оружие. - Очень красивый... Очень мощный. Мне нравится смотреть на красивые клинки, правда, сама я пользуюсь только кинжалами, - она чуть помолчала, обдумывая сказанное генаси, потом посмотрела ему в глаза. - Ты сказал, что хранишь его... значит, сам не пользуешься?
      Лэйн удивлённо взглянул на девушку и тихонько посмеялся.
      - Я что, по-твоему, оруженосец что ли? – продолжая улыбаться, ответил он. – Носить меч и не пользоваться...
      - Ну... по-разному в жизни бывает, - отозвалась Зои. - Иногда носишь оружие, а пользоваться им не можешь... Хотя, судя по твоим упражнениям с мечом, ты им неплохо владеешь.
      Шаман убрал оружие к остальным вещам и, порывшись в сумке, достал пару кусков вяленой свинины и хлеба. Спутники, скорее всего уже перекусили, пока он размахивал клинком. Надо было тоже поесть, все-таки кроме того сухого эльфийского хлеба, что Лэйн отведал с утра, за этот день он ничего не ел. К тому же после упражнений появился хороший аппетит.
      - Возможно, я выразился несколько... неопределённо, – шаман продолжил всю мысль касательно меча, попутно откусывая кусок вяленого мяса. - Я держал его при себе, чтобы он не причинял зла телторам Рашемена. А за его пределами... Меч есть просто меч. Что же за путник без оружия? Впрочем, в ход этот клинок я пускаю крайне редко. Всё можно сделать гораздо проще. С помощью магии... - Лэйн сам себе удивлялся. С чего его вдруг потянуло на такую откровенность? По сути, он впервые рассказывал кому-то о себе так... правдиво.
      Когда генаси принялся за еду, Зоилит вспомнила, что все еще держит в руке недоеденный хлеб с сыром, про который она совсем забыла. Так что получилось, что они с Лэйном снова ели вместе. Когда тот упомянул магию, девушка с интересом посмотрела на него.
      - Так ты своего рода колдун? - спросила она. - Или волшебник? Хотя, наверное, у твоего рода своя особая магия... Я вот немного владею магией, но я просто учу заклинания из свитков и книг. Правда, знаю только самые простые. Как-то не было особой возможности изучать ее дальше. Мне другие навыки развивать пришлось, - плутовка пожала плечами и закинула в рот последний кусочек хлеба, запив все водой из фляжки, и вновь посмотрела на генаси, ожидая его ответа.
      - Волшебник? Нет... - ответил Лэйн и чуть замешкался, окидывая девушку изучающим взглядом и решая, стоит ли рассказывать ей больше. - Я черпаю силу из мира духов, и с их помощью творю заклинания. По большой части это стихийная и природная магия. Что-то вроде друидской магии, которой вероятно обладал ваш убежавший друг. Но не только... - Лэйн хитро улыбнулся и сделал пару глотков воды. - А что касается моей родословной, то, благодаря такому необычному дальнему предку, водная стихия подчиняется мне... с большей лёгкостью. - Закончив свою трапезу, шаман сложил оставшуюся еду обратно в сумку и вновь повернулся к Зои: - Итак, может, теперь ты поведаешь о себе? Бесшумное передвижение да кинжалы... это наводит на определённые мысли... - Лэйн посмотрел в глаза девушке и улыбнулся. Зои откинула упавшую на лоб рыжую прядь и пожала плечами.
      - Да мне, в общем-то, нечего скрывать, - сказала она, отвечая на взгляд Лэйна. - В юности я начала учиться волшебству у одного мага во Вратах Балдура. Ну а потом оказалось, что мои способности вполне можно использовать по-другому и с большей выгодой. Так что я несколько лет работала на Гильдию воров, - голубые глаза девушки слегка сузились, - поэтому я хорошо разбираюсь в экзотическом оружии и снаряжении. Это был основной наш источник дохода.
      - Гильдия воров... - задумчиво повторил шаман, - интересно... Мне помнится, когда я жил в Теске, местные воровские гильдии серьёзно мешали и торговцам, и обычным людям. Грабили и убивали... - В памяти Лэйна пронеслись тусклые обрывки воспоминаний о тех временах, когда он рос в Ните. «Забавно... Как будто это была совсем не моя жизнь. Сколько же всего изменилось с тех пор...» - Но теперь ты здесь... Что же случилось, если ты оставила это "выгодное" дело? - спросил генаси, снова глянув на Зои, хотя ответ он знал почти наверняка.
      - У меня возникли разногласия с главой Гильдии, - ответила девушка, неопределенно махнув рукой. - К тому же, захотелось попутешествовать. Я же кроме тех мест и не видела ничего. Но когда мне надоест путешествовать, вряд ли я вернусь в это дело. Слишком много риска.
      Зои замолчала, уставившись куда-то вдаль. Она только сейчас осознала, что она вряд ли когда-нибудь вернется во Врата Балдура. «Лучше уж магии продолжить учиться. Где-нибудь...»
      Генаси слегка улыбнулся, выслушав девушку. «Разногласия... Что ж, почти угадал. История стара как мир - взыграла чья-то жадность и всё. Удары в спину, яды, предательства... Этим обычно всё и заканчивается».
      - Покинуть их было мудрым решением, – протянул Лэйн, задумчиво наблюдая закат, разлившийся по небу кроваво-алым цветом. – Люди в подобных... организациях, как правило, долго не задерживаются. Или попадёшься блюстителям закона, или получишь кинжал в спину от «своих». Хотя удивительно, что тебя просто отпустили.
      Лицо Зои погрустнело, когда Лэйн напомнил ей о Гильдии, о царивших там порядках и о том, как она оттуда ушла.
      - Ну да, отпустили... - проговорила она, глядя себе под ноги. - И парочку убийц подослали, проводить.
      Она невольно потерла плечо, которое тогда пронзил кинжал, брошенный Юли. Впрочем, он летел в Койрэ, не в нее. Девушка помотала головой, отгоняя нахлынувшие некстати воспоминания.
      - Но, похоже, недостаточно хороших... раз ты сейчас здесь, - шаман улыбнулся заходящему солнцу, так и не повернув голову к девушке. - А ты не так проста, как показалась при первой нашей встрече... - подумал Лэйн, и тут же немного смутился, невольно произнеся эту свою мысль вслух.
      - Это можно считать комплиментом? - сказала она с улыбкой, кинув на генаси лукавый взгляд. Потом поднялась, стряхивая крошки с платья. - Наверное, нам пора двигаться дальше, - сказала она, высматривая Эвели с Фьерном. - Интересно, далеко еще до Эверески?
      Эвели была совсем не голодна, она просто постаралась расслабиться, очистить разум, используя магию барда, вплетаемую в музыку, и сейчас как раз была готова выехать дальше. Они проехали по вполне приличной дороге вдоль холмов, покрытых белевшими в темноте цветами, словно отражениями мерцавших в небе звёздочек. На дороге вполне могли проехать рядом две лошади, луна хорошо освещала тракт, так что остаток пути до предгорий, прячущих Эвереску, доставил удовольствие путешественникам. Здесь всё сильнее ощущалось присутствие эльфов, их магия. Тёплый ветер, дующий в лицо, развевал волосы Эвели, она проехала немного вперёд, обогнав всех, и затем остановилась у негустого подлеска. Здесь девушка спешилась, ожидая, когда подъедут остальные. Она вглядывалась во мрак деревьев, ожидая появления охранников границы. Услышав эльфийскую речь, бард сделала несколько шагов по направлению к лесу. Из-за дерева выскользнул лесной эльф, поприветствовав её на родном языке и затем, махнув рукой в сторону уходящей в лес тропы, скрылся в ветвях.
      - Лошадей следует оставить здесь. Это был друг нашего трактирщика, - объяснила Эвели подъехавшему Фьерну.
      Он кивнул и легко спешился, словно невзначай, коснулся руки эльфийки и поймал её взгляд. Колдуна переполняли противоречивые эмоции... впереди была неизвестность. Заглядывать за эту завесу хотелось - и нет. И дело было даже не в эльфах - как будто он их прежде не видел! Хотя конечно, интересно увидеть их мир, но это не главное. Фьерн чувствовал, что этот визит, это путешествие, это испытание и очищение навсегда изменит Эвели. Сказать, чтобы человека это страшило – нет, но неизвестность тревожила, ворочаясь тугим комком где-то под ребрами.
      Последнюю часть конного пути Лэйн провел отлично. Невыносимой дневной жары уже не было, и прохладный ночной ветерок приятно холодил кожу. Кроме этого шаман успел приноровиться к своему скакуну, и теперь было даже как-то немного жаль оставлять его. Похлопав на прощание животное по боку, Лэйн забрал все свои вещи, перекинул сумку через плечо, и окинул своих спутников вопросительным взглядом:
      - Ну что, вперёд?.. Я искренне надеюсь оказаться в городе уже днём.
      Зоилит тоже наслаждалась путешествием, вдыхая сладкий воздух, переводя взгляд с бархатистого ночного неба на белые звездочки-цветы. Магия, царившая здесь, касалась Зои словно теплые волны прибоя, и сердце девушки замирало в предчувствии чего-то необыкновенного. Город эльфов... Она соскочила со своего коня, погладив его на прощание, поправила на спине арбалет и сумку на плече и принялась оглядываться, гадая, куда они направятся дальше.
      Немного рассеянно улыбнувшись своим спутникам, серебряная эльфийка сделала знак следовать за ней и углубилась в подлесок, в котором обнаружилась широкая извилистая тропа. Бард и сама надеялась оказаться в городе как можно скорее, но так как вела с собой большую группу не эльфов - не очень-то на это рассчитывала. Пока они шли по этой тропе, невидимые глазу магические охранники оценивали и проверяли путешественников. Для Эвели вход был открыт и свободен, ей необходимо было лишь пройти мимо магических кристаллов, остальные же посещали Эвереску впервые, поэтому подвергались магической проверке, ощущая лёгкое покалывание в мозгу и на коже, похожее на... брызги шампанского. Главную роль играло то, что в Эвели признали старинную кровь, древнего знаменитого семейства, и к её спутникам отнеслись более снисходительно, чем могли бы.
      Вскоре они оказались на поляне магических кристаллов, проверяющих наличие сильных волшебных предметов, опасных для города. Эльф, которому они оставили лошадей находился здесь же, с ленивым любопытством наблюдая, как компания проходит мимо вспыхивающих искорками камней. Эвели прошла первой и встала на другом конце поляны, ожидая остальных. У неё не было никаких особенных артефактов или оберегов, и бард пыталась вспомнить, когда она в последний раз вообще пользовалась такими.
      Большинство амулетов Фьерна были защитными, остальные в целом нейтральными, с чарами темновидения, например, хотя досмотр был подробным, и колдун с трудом удерживался от того, что бы не передернуть плечами, благо с натяжением на лицо невозмутимой мины проблем не возникло. Это Фьерн научился делать довольно давно и качественно. Но все же, кристаллы заинтересовали мага, и в голове появлялись мысли о том, как они могли быть созданы и какими чарами приводились в действие. Иней благоразумно сидел у колдуна в сумке и на происходящее вокруг поглядывал из этого убежища.
      Все эти магические проверки были довольно неприятны для Лэйна и крайне раздражали его. Но в город просто необходимо было попасть, поэтому шаман не показывал виду и держался спокойно. О назначении магических кристаллов он прекрасно знал - проверка на опасные артефакты. Обо всех возможных проходах в город и об их особенностях он разузнал ещё задолго до того, как оказался в той таверне. Как впоследствии выяснилось, самым приемлемым оказался вход именно через "парадные двери". Из всех магических вещей, что были сейчас при нём, Лэйна больше всего беспокоило его оружие. Мало ли как отреагируют эти магические стекляшки на диковинный меч. Но, впрочем, особого выбора не было, поэтому глубоко вздохнув, генаси уверенно шагнул вслед за Фьерном.
      Зоилит чувствовала странное покалывание, в голове и на коже. Словно ее кто-то изучал. Ну да, вряд ли в город эльфов пускали кого попало. Даже если среди твоих спутников был чистокровный эльф. Девушка старалась ничем не показывать, что эта процедура ей неприятна. Она с любопытством рассматривала кристаллы, предположив, что это была какая-то дополнительная проверка. Зои надеялась, что пройдет ее без проблем - вряд ли зачарованный колчан со стрелами или маленький кинжал могли показаться опасными, это ведь вполне обычные предметы снаряжения. Так что девушка спокойно проследовала вслед за Лэйном.
      Фьерн благополучно миновал магический контроль, и Эвели встретила его на другой стороне перехода, протянув руку. Её ладонь была прохладной, сейчас в эльфийке не ощущалось ни искры огня, а лунный свет придавал её облику невесомости, окутывая мягким сиянием. Фьерн взял Эвели за руку, и ласково улыбнувшись ей, встал рядом, ожидая, когда и остальные минуют охранные кристаллы.
      Вскоре к ним присоединилась и Зайка, чьи большие голубые глаза ещё отражали магическое сияние кристаллов. Бард ободряюще улыбнулась подруге, с усмешкой заметив, что Зои сильно нервничала. Зои немного вздрогнула и улыбнулась Эвели в ответ. Все-таки магические проверки, как и проверки в принципе, ей никогда не нравились, особенно с тех пор, как она связалась с Гильдией воров.
      А вот их нового приятеля ждала небольшая заминка. Возле последнего кристалла, меч, спрятанный в ножны, засиял ослепительным светом, и камень ответил ему. Тут же возле Лэйна оказался эльф-таможенник и вежливо, но твёрдо, потребовал показать ему оружие.
      Фьерн напрягся, быстро просчитывая в мозгу все варианты того, что могло произойти дальше. Надеясь на благоприятный исход, он, тем не менее, не исключал того, что придется вступить в бой с местными эльфами. Хотеть он этого, конечно не хотел, но предпочитал оценивать ситуацию с разных сторон. Мужчина сощурил глаза, наблюдая за тем, как будут развиваться события.
      Плутовка не удивилась, увидев, что меч Лэйна вызвал подозрения. "Истязатель духов" все-таки. Зои наблюдала за реакцией эльфов, искренне надеясь, что эльфы пропустят шамана, и оставят оружие при нем.
      Хмуро сдвинув брови, Лэйн некоторое время пристально смотрел на таможенника, не торопясь доставать меч из ножен. С этим клинком расставаться он не был готов. Задумчиво посмотрев на Эвели, Фьерна и Зои, парень решил, по крайней мере, постараться решить дело мирным путём. Поддавшись усилию шамана, меч покинул ножны и предстал перед взором эльфа во всём своём великолепии.
      - Этот клинок, собственно как и я, прибыл издалека, – осторожно заговорил Лэйн, демонстрируя эльфу оружие, при этом не выпуская его из своих рук. – Эти ваши магические... устройства... вполне могли ошибочно принять столь экзотическое оружие за опасное, – генаси широко улыбнулся. – Я уверяю вас, никакой серьёзной опасности для эльфов он не представляет.
      Эльф-таможенник внимательно рассматривал меч Лэйна. Эвели отпустила руку Фьерна и подошла к генаси, спросив на эльфийском в чём дело. Эльф ответил, что защитный кристалл определил сильную волну магии. Бард, слегка нахмурившись, всмотрелась в клинок, не касаясь его. Фьерн разобрался бы в магии лучше неё, но её знаний артефактов вполне хватало и без волшебства.
      - Экзостат, Истязатель духов, - она покачала головой, глядя на эльфа. - Этот меч создан для борьбы с духами и подобными им. Эльфам он не более страшен, чем любой другой меч.
      Эльф ещё немного поспорил с девушкой, о чём они говорили было понять нелегко, так как были использованы местные наречия, да и разговор шёл быстрый, на повышенных тонах. Впрочем, тон Эвели звучал более спокойно и убедительно. Наконец эльф махнул рукой, пропуская их. Лунная эльфийка кивнула Лэйну и остальным, чтобы следовали за ней и не задерживались.
      Фьерн выдохнул, немного расслабляясь, когда конфликт был исчерпан, подошел к генаси и ободряюще хлопнул его по плечу. Мол, прорвемся. Зоилит тоже вздохнула с облегчением, она ободряюще кивнула Лэйну и зашагала вслед за Эвели, которая, очевидно, хорошо знала, куда идти.
      Путешественники начали подъём по горной дороге, усыпанной мельчайшими кристаллическими крупицами, мерцавшими в лунном свете. Они оказались у величественных ворот Эверески перед самым рассветом.
      - Найдём приличную таверну, поедим, и я разузнаю, как быстрее попасть в нужные нам Архивы. А также поговорим об оплате, - Эвели бросила взгляд на Лэйна, вспомнив о медальоне.
      - Слава Истишиа, мы, наконец, добрались! Я добрался... – Лэйн облегчённо вздохнул, окидывая взглядом величественные резные врата, открывавшие путь в город. «Нелегко же сюда попасть... Но, тем не менее, я здесь. И теперь, мой старый друг, тебя уже ничто не спасёт...» Сейчас эти мысли о скорой расплате полностью занимали Лэйна, отражаясь на его лице недоброй ухмылкой. Шаман даже не сразу сообразил, о чём упомянула Эвели. - Поговорим, поговорим... – прохладно сказал он, кивая девушке. И, правда, следовало обдумать эту ситуацию, ведь амулет генаси отдавать не собирался, даже под страхом страшной смерти. Первой же дельной мыслью, что пришла в голову парню, была идея просто скрыться от своих спутников где-нибудь в городских закоулках, едва представится такая возможность. Однако это могло повлечь свои, весьма неприятные последствия. Продолжая обдумывать варианты, Лэйн незаметно для остальных чуть сбавил шаг, намереваясь остаться позади своих спутников, когда компания окажется в городе.
      Ночная Эвереска какими-то отдельными моментами напоминала Фьерну источники света в храме своей богини Ауриль. Невольно колдун вспомнил оставленного жрецам на лечение Фарана. Как он там сейчас, и как Керсин, добился ли следопыт рашеми своей цели? Фьерн действительно был уверен, что юноша выжил. Вот только не знал почему... возможно... Ауриль? Колдун тряхнул головой, возвращаясь в действительность. Холодное предрассветное небо над вратами было чистым и прозрачным.
      Плутовка восхищенным взглядом смотрела по сторонам, ей очень нравилась эта мерцающая дорога, огромные ворота, украшенные удивительными узорами из цветных камней и частичек кристаллов. Она даже совсем не чувствовала усталости несмотря на долгий путь сюда. Эвели и Фьерн шли немного впереди, и Зои оглянулась, отыскивая взглядом Лэйна. Она была настолько очарована городом, что даже не заметила перемены в настроении шамана.
      - Эй, не отставай, - улыбнулась она ему. - Эвереска ждет нас.


*(с) Л. Гайдукова "Трогаю камень"

0

5

Глава 4.
      Первые солнечные лучи, упавшие на улицы Эверески расцветили чудесный город нежными золотисто-розовыми красками, и теперь уже мало что могло напомнить Фьерну храм его богини. Напротив, этот словно сотканный из света город, казался тёплым на ощупь. Золотисто-белые башенки домов пускали солнечных зайчиков по мостовым, сложенным из камня, напоминающего прозрачный оникс.
      Эвели поразила смесь эмоций - она давно уже не чувствовала себя нигде как дома, годы путешествий, проведённые вдали от этого города пролетали перед глазами лунной эльфийки. Она не часто бывала в Эвереске в юности, принадлежа к древнему, но провинциальному аристократическому роду, однако каждый эльф ощущал кровную связь с этим городом, с его магией, порождённой Мифалем. Эвели грациозно двигалась по улицам города, точно зная куда направляется, её черноволосая головка выделялась в толпе эльфов, которые славились своей красотой. Даже среди них бард являлась настоящей красавицей.
      Она направлялась к некогда любимой таверне - "Виноградные гроздья", в которой можно было достать самое лучшее вино, кофе и настоящий эльфийский завтрак. Оказавшись у резных дверей заведения, девушка обернулась к своим спутникам - утреннее солнце било ей в лицо, отчего зрачки глаз казались совсем маленькими, а синева радужки нереально яркой. Черты лица словно приобрели волшебную утончённость, которая раньше казалась бы несколько чуждой окружению, а здесь же - словно довершала прекрасную картину на холсте.
      - Кажется, мы потеряли нашего нового знакомого... - протянула девушка, обращаясь к Фьерну и Зоилит, которые шли за ней следом, глазея по сторонам.       Лэйна и след простыл.
      По мере восхода солнца город менялся неузнаваемо, словно наполняясь набирающим силу рассветом, и пропитываясь этой энергией. Это изменение, пробуждение города захватывало и завораживало своей стремительной плавностью. Но, наверное, Фьерн не хотел бы жить в нем. Город, сошедший, будто со страниц старой сказки, при всем своем великолепии, созданный эльфами и для эльфов был для колдуна слишком чужим. Когда троица - теперь уже троица - достигла заведения и обнаружилась пропажа шамана, Фьерн покачал головой. Чего-то подобного и следовало ожидать, и это упрек ему – Фьерну. Меньше в облаках витать надо.
      Зоилит могла только пожалеть, что у нее всего одна пара глаз. Ледяной Храм был величественен, но в нем не было той изящной, красивой жизни, которой была наполнена Эвереска. Здесь даже краски, казалось, были ярче. Девушка никогда не видела столько эльфов в одном месте, столько эльфийской архитектуры, которая не могла не вызвать восхищение. Она полной грудью вдыхала ароматы этого чудесного города, купалась в волнах магии, разлитой здесь, доводящей до головокружения. Но, все же, шагая вслед за Эвели и Фьерном, плутовка умудрялась обходить всех прохожих, ни разу ни на кого не натолкнувшись, хоть она и редко смотрела на дорогу перед собой, больше по сторонам. Пропажу Лэйна Зои заметила только, когда об этом упомянула Эвели.
      - Он шагал чуть позади, - сообщила она. - Думаешь, он решил затеряться здесь, чтобы не платить? - в ее голосе сквозило разочарование. Она думала об их случайном спутнике лучше.
      Расплатившись за комнату, которую снял на ночь, Койрэ вышел из таверны, направляясь вниз по улице. Анастрианна отлично знала, где та, чье тело она так сильно хотела заполучить. И чем ближе друид приближался к Эвели, тем сильнее чувствовался восторг Аны, которой безумно нравился придуманный ею план. Эльф до сих пор не мог определиться со своими желаниями. Он любил Эвели и хотел быть с ней, но отказ, который он получил от нее во время последней встречи, резал его сердце словно нож. Наконец, рядом с входом в "Виноградные гроздья", одну из лучших таверн Эверески, Койрэ увидел Эвели, Зоилит и Фьерна. Впрочем, последнего он лучше бы не видел.
      - А я уже думал, что не дождусь вас, - Койрэ улыбнулся, решив, что стоит встретить своих знакомых с теплом. - Надо же, даже колдуна сюда пустили. Чудо. Зоилит, как дела? - эльф глянул в сторону рыжеволосой полуэльфийки.
      - Койрэ? - она изумленно смотрела на друида. - Как ты здесь оказался? Вернее, почему ты вообще ушел, если тебе сюда и надо было? Мы всю таверну там обыскали...
      - Один ушёл, другой пришёл... - бард, казалось, была совсем не удивлена возникшим, как из-под земли Койрэ. Слишком слабой была надежда, что молодой друид оставит их в покое. Чересчур упрям. - Я умираю с голоду. Пойдёмте-ка в таверну, там поговорим.
      Она потянул Фьерна внутрь изящного здания, искренне надеясь, что удастся избежать любых трений между человеком и лесным эльфом. Люди в Эвереске, конечно, встречались, но не часто, поэтому, вся пёстрая компания Эвели так или иначе привлекала к себе внимание. Во-первых - сама эльфийка, своей красотой и благородно-точёным лицом, выдававшим в ней аристократку, во-вторых - разумеется привлекательная холодность Фьерна, его типично человеческая немного грубоватая красота, заставляла задержать на колдуне взгляд, даже самых избирательных эльфиек. Рыжие волосы и голубые глаза Зоилит, смесь кровей, сразу выделяли девушку в толпе, что для воровки в данном городе было бы не с руки, возьмись она за прежнее ремесло. Койрэ также не мог пожаловаться на отсутствие внимания - среди утончённых городских эльфов богатого квартала он выглядел словно живое воплощение героя-друида из какого-нибудь животрепещущего рассказа у камелька. Белоснежный Иней довершал любопытную картину приключенцев, посетивших в то утро "Виноградные гроздья".
      Зои ловила на себе, да и вообще на всей их компании, любопытные взгляды обывателей, и поначалу чувствовала себя не слишком комфортно - годы, проведенные в Гильдии воров, приучили ее оставаться незаметной, особенно в большом городе. Впрочем, сейчас этого не требовалась, так что девушка расправила плечи и последовала вслед за своими спутниками в таверну, попутно разглядывая обстановку и посетителей.
      Эвели выбрала стол у распахнутого окна, на котором в изобилии росли нежнейшие гвоздики и анютины глазки, раскачивающие головками, поддаваясь ветру, проникающему внутрь зала. Эльфийка заказала жареную рыбу и тушёные овощи, а также светлое вино из одуванчиков.
      - Нам необходимо подкрепиться, - обратилась она к своим спутникам, окидывая взглядом и друида, который показался ей похудевшим и измождённым. - Зои, ты маг и наверняка знаешь распространённое заклинание магического кристалла на цепочке, благодаря которому можно выследить человека. Мне нужен амулет Лэйна и он так просто от нас не отделается. Я прошу тебя после завтрака попытаться выследить этого пройдоху.
      Почувствовав ароматы пищи, Зоилит вдруг ощутила сильный голод, и с удовольствием принялась за еду. Она как раз хотела пригубить вино, когда Эвели обратилась к ней с просьбой. Плутовка поставила бокал обратно на стол, ее лицо из расслабленного стало серьезным.
      - Найти Лэйна? - переспросила она, на мгновение задумавшись, вспоминая тот трюк с магическим кристаллом, о котором упомянула Эвели. - Хорошо. Я этим займусь, - кивнула она. Плутовка и без магии умела отыскивать людей и предметы, даже в малознакомом месте. - Мне просто узнать, где он находится? - уточнила девушка.
      - Да, дорогая, найди его и дай нам знать, где вы... Фьерн, милый, - эльфийка повернулась к колдуну. - Ты можешь создать для Зои такую же волшебную льдинку-маячок, как сделал для меня на корабле? Помнишь, когда меня похитили в Аткатле?
      - Без проблем, - улыбнулся колдун девушкам. Несколько легких пассов, капелька воды, дуновение морозной прохлады, и вот на ладони Фьерна уже поблескивал небольшой вытянутый белый кристалл. - Вот. Он не растает от солнца, - уточнил маг, кивнув на яркий день за окном, - об этом можно не волноваться.
      Эвели наелась и была настроена очень благодушно, даже несмотря на исчезновение генаси и странные взгляды друида. Она откинулась на резную спинку длинной лавки и сделала несколько глотков вина. Затем бросила взгляд в окно - чудесные пейзажи Эверески, тёплый весенний ветерок - всё это заставляло на время забыть о грядущих испытаниях, о драконьей крови, затихшей до поры до времени, но явно поджидающей своего часа. Девушке не приходило в голову, что забрать амулет у Лэйна было вовсе не её собственным желанием, а наваждением драконьей алчности.
      Иней изучил тарелку Эвели и догрыз остатки жареной рыбы, а затем, довольно заурчав, перебрался к девушке на колени, где удовлетворённо задремал. Бард принялась гладить прохладную белоснежную шёрстку кота, невольно подумав о том, что ей бы хотелось, чтобы они с Фьерном были простыми путешественниками, забредшими в город в поисках работы и развлечений. Сейчас можно было бы снять комнату прямо в этой таверне, и провести в ней несколько приятных дней, выбираясь из постели только чтобы поразвлечься в городе, ну или выступить в таверне... Эльфийка вздохнула и вернулась к делам насущным.
      - А мы с Фьерном, пожалуй, отправимся в Архив... Не хочешь ничего рассказать нам, Койрэ? Где пропадал?
      Койрэ завтракать не стал, у него не было никакого желания. К тому же, его немного обидело, что Эвели так сухо его встретила.
      «Видишь, ей на тебя плевать. Так пусть она хоть единожды принесет пользу, отдав мне свое тело!»
      Эльф слегка улыбнулся, но тут же понял, что это будет подозрительно, отчего улыбку эту он решил приурочить к вопросу внучки Вирма.
      «Скажи ей про некроманта. И про Источник».
      - Я остывал, пытался отдохнуть от некоторых личностей, но и время даром не терял. Я знаю, как нам найти Источник. Нужно всего-навсего найти твоего деда или его записи, - улыбка на лице Койрэ стала еще более заметной и даже немного коварной. - И тогда до Источника будет, как рукой подать.
      Компания сгинувшего генаси была бы для Фьерна явно более предпочтительной, чем внезапное явление настырного друида. Колдун даже не посмотрел в его сторону, лишь с невозмутимо спокойным видом отпил из кубка. День был слишком хорош, чтобы отвлекаться на досадные неприятности. Усмешка лесного эльфа колдуну не понравилась, впрочем, ничего кроме неприятных сюрпризов Фьерн от него не ждал.
      «Ну вот», - устало подумал колдун, услышав его слова, - «уже и не в свое дело нос сунул. Чего и следовало ожидать». Иней, сидевший уже на столе, боднул человека головой в руку, и колдун погладил питомца, непроизвольно улыбнувшись.
      - Мой дед изучал Источник? Откуда такие сведения? Ты ненамного раньше нас приехал в город и уже успел это разнюхать? - бард подозрительно посмотрела на лесного эльфа. - Я хотела найти аналог книги, что была у Анастрианны. Но возможно он и не понадобится...
      - Вечно ты недовольна чем-то, - протянул эльф, прищурившись и скрестив руки на груди. - Могла бы поблагодарить меня за то, что я так сузил тебе круг поисков, но нет, надо обязательно в чем-то меня уличить. Может быть, у меня здесь есть знакомые? Или я уже порылся в архивах? Какая разница? - Эльф отвернулся, закатывая глаза.
      «Такая же наглая и глупая, как и ее ничтожный колдунишка. Он ее убивает, уродует... Я помню, какой прекрасной она была, когда попала в мой замок, но теперь она чахнет на глазах. Не красота, конечно же, ее душа. Мне кажется, я распоряжусь ее телом намного эффективнее, чем она сама».
      Друид слегка прищурился, бросив в сторону Эвели еще одну реплику:
      - Если тебе так угодно, можешь искать эту книжку и думать сама, что делать, а я буду просто молчать.
      Помощь от друида принимать не хотелось совершенно. Фьерн ни на унцию ему не верил и не ждал ничего хорошего. Взгляд колдуна, которым он посмотрел на Эвели, в полной мере передавал его подозрения и недоверие.
      Зоилит доела завтрак, прислушиваясь к разговору Эвели и Койрэ. Опять обстановка накалялась... Подозрения, презрение, обиды... Плутовка сделала пару глотков вкусного вина - большее количество могло помешать ей в поисках - и поднялась из-за стола.
      - Тогда я пойду, - сказала она, поправляя сумку на плече. - Как найду Лэйна, дам знать.
      - Тогда до встречи Зоилит... И будь осторожна, - неожиданно для самой себя добавила Эвели. Неужели она привязалась к плутовке? Закатив глаза, посмеиваясь над собственными мыслями, бард принялась допивать вино. Наконец она встала из-за стола, и посмотрела по очереди на сидящих перед ней мужчин. - Я всё-таки посещу Архив, а ты Койрэ, не дуйся. Пойдём вместе, по дороге ты расскажешь мне то, что тебе известно. Фьерн, ты пойдёшь со мной или предпочтёшь погулять по Эвереске?
      - Радость моя, - ответил Эвели колдун, вертящий в пальцах кубок и наблюдая за игрой света на его гранях, - это разумное решение. - Он посмотрел эльфийке в глаза каким-то странным взглядом. - И естественно я тебя не оставлю... -Окончание фразы повисло в воздухе, но вряд ли оно не было очевидно для кого-то из них троих. Иней уже занял место на сумке Фьерна, в ожидании новой прогулки. Колдун легко поднялся из-за стола, подал Эвели руку и повёл девушку на улицу.
      - После твоих слов, я бы вообще мог ничего тебе не говорить, - друид был действительно обижен, ему надоело поведение Эвели, а желание Анастрианны казалось все более логичным и правильным в сложившейся ситуации. Однако Койрэ уже зарекся о Вирме, так что молчать не было смысла. - В общем, я буду краток. Некий маг по фамилии Неррель занимался изучение могущественного артефакта эльфов - Источника Желаний. Волшебник долго собирал о нем информацию и, в итоге, смог написать целый трактат о его свойствах. Взяв себе прозвище - Вирм, старый некромант решил спрятать книгу, но все равно не уберег ее. Я не так и много узнал о свойствах Источника, но все же пару деталей я сумел разнюхать.
      «Не бойся, можешь все ей рассказать, это все равно ничего не изменит, зато ее подозрения хоть немного ослабнут».
      - Во-первых, Источник исполняет желания только и только эльфов, никаких людей, гномов и полукровок, - Койрэ глянул на Фьерна, а затем продолжил. - Во-вторых, Источник не властен над жизнями живых существ, с его помощью нельзя воскрешать и убивать. Ну и, в-третьих, он не может заставить полюбить или разлюбить кого-то. Это, пожалуй, основное.
      Проходя по улицам Эверески, крепко держа Фьерна за руку, сплетая свои пальцы с пальцами колдуна, лунная эльфийка задумчиво слушала скупой рассказ Койрэ. Её немного раздражала его манера постоянно обижаться - можно было подумать, она хоть что-то ему когда-то обещала и теперь друид вёл себя как брошенный возлюбленный. Даже не будь некоторых перегибов и странностей в характере Койрэ, не говоря уже о его глупом поступке с душой Анастрианны, после которого он стал ещё невыносимее, разве было не ясно, что она давно уже сделала свой выбор? Она не просто была влюблена в колдуна, она узнала его достаточно хорошо и полностью доверяла ему свою жизнь и была уверена, что судьба не случайно сплела их пути воедино, что ни раз уже было доказано в недавнем прошлом. Несмотря на различия между ними (а может именно это и притягивало их друг к другу), Эвели знала, что их связывает нечто гораздо более глубокое, чем влюблённость, страсть и доверие. Их боги так захотели, а значит, это действительно было предначертано.
      Когда эльф закончил свой короткий рассказ, троица уже стояла перед дверями, ведущими в Архив. Для посещения Архива Арфистов девушке потребовалось лишь попросить своего старого знакомого - солнечного эльфа Ниала, который по счастью всё ещё был одним из хранителей - пропустить её к книгам по эльфийским легендам.
      Эвели стояла на высокой лестнице, тянущейся до самого потолка, и рассматривала корешки наиболее древних, а потому засунутых почти под самые стропила, книг. Она старалась не смотреть вниз, на расцвеченный изящными плитами пол старого крыла архива. Страх высоты снова вернулся к эльфийке, но бард решила не давать панике завладеть собой.
      Фьерн с интересом разглядывал стеллажи, уходящие высоко под потолок, на его памяти это было одно из выдающихся собраний книг, которое ему довелось видеть. Причем книг редких и ценных, многие из которых вряд ли можно было найти где-либо еще. Впрочем, неудивительно - Эвереска была закрытым городом и надежно хранила свои секреты от непрошеных гостей. Достав пару приглянувшихся ему томов, колдун стал осторожно просматривать книги, не теряя из виду Эвели. Девушка забралась на тревожную высоту и в случае чего, Фьерн был готов подстраховать её. Свет, идущий из огромных окон, мягко очерчивал её изящную фигурку, играл бликами в длинных густых волосах, расписывая их золотыми лучами, а сосредоточенным профилем эльфийки колдун мог любоваться и любоваться. Он в очередной раз поблагодарил судьбу и богов, за то, что соединили их пути.
      После своего рассказа, Койрэ не проронил ни слова. Он ни о чем не хотел говорить, из-за ужасного настроения. Однако в голове его все еще зудел чарующий и пугающий голос Анастрианны.
      «И зачем они сюда пришли? Нет, чтобы сразу направиться к старику Неррелю».
      Архив был типичной библиотекой, однако свитки и книги, хранящиеся в ней, имели огромную ценность. Покосившись на Эвели, Койрэ тут же опустил глаза в пол. С каждой минутой он все больше убеждался в том, что очень сильно в ней ошибался.
      Проведя около трёх часов в поисках книги, Эвели почувствовала сильную боль в ногах, спине и руках - лазать по высокой лестнице, копаясь в тяжёлых пыльных фолиантах, не было её любимым занятием. В очередной раз заглотив приличную порцию книжной пыли и расчихавшись так, что чуть было не свалилась с лестницы, эльфийка решила спуститься вниз, от греха подальше, а заодно и осмотреть те книги, что сочла наиболее интересными. Девушка посмотрела вниз – кажется, Фьерн не скучал, отыскав для себя какие-то талмуды, вероятно по колдовству - в тёмно-синих необычных переплётах. Друид, напротив, сидел со скучным видом, было неясно, зачем он вообще остался с ними в Архиве, когда мог бы прогуляться по городу. В Эвереске был восхитительный парк, с редкими растениями, привезёнными даже из Силдеюра и Эвермита. Возможно, он просто не знал об этом.
      - Койрэ, не хочешь отправиться в местный парк? Он называется Серебряный Двор и там можно прекрасно провести время на лоне природы, - Эвели положила очередной том на стол и ещё раз чихнула. – Кажется, я вся покрыта слоем пыли и мне не помешает ванна... Что ж, дедушкиной книги здесь нет. В некоторых книгах только разрозненные и противоречивые сведения и даже один набросок, - она показала раскрытую книгу Фьерну. На странице тонкими штрихами было изображено ущелье в горах и что-то похожее на беседку, возвышавшуюся над колодцем.
      Койрэ глянул на Эвели, слегка нахмурившись, а затем спокойным и размеренным голосом произнес:
      - Нет, я никуда не уйду. У меня еще будет много времени, чтобы насладиться природой.
      «Верно, не оставляй их наедине. Иначе она снова ударит тебя в спину. Помни, что мы должны первыми попасть к Источнику. Прямо там мы их и убьем. Точнее, Элдреты их убьют, не бойся».
      Друид отвернулся от воркующей парочки, Фьерн все еще раздражал Койрэ, который винил именно его в переменах, что на его взгляд, произошли с Эвели. Но теперь ей было суждено умереть. Точнее, ее душе и разуму, но никак не телу, которое так приглянулось дриаде.
      Фьерн отложил том, в котором наткнулся на прелюбопытнейшую историю, записанную эльфийским путешественником о его странствиях в экзотических южных землях, и, обняв Эвели за талию, склонился над книгой, что заинтересовала барда.
      - Предлагаю совместить этот набросок с дорожной картой местности и посмотреть, что выйдет, - предложил колдун. Не теряя времени даром, он раскатал свиток-карту на столе и прижал заворачивающиеся уголки книгами.
      - Отличная идея! - она нашла листок тончайшей и очень ценной бумаги, перерисовав на него картинку из книги. Впрочем, тщательно изучив карту, а затем ещё пару других, девушка вынуждена была признать поражение - либо набросок был не точным, либо место было защищено магически, но ничего похожего на карте не удалось отыскать. Некоторое время она молча смотрела на лежащий перед ней пергамент, задумчиво накручивая иссиня-чёрную прядь волос на пальчик. Вернулись мысли, которые она гнала последние несколько часов, с тех пор как вернулся Койрэ.
      «Дед Неррель... Вирм... Придётся вернуться назад. Обратно к истокам. Вновь увидеть дом, в котором прошло детство, воспоминания вернутся...» Что она найдёт там? А вдруг полубезумная мать всё ещё в доме?.. Эвели сомневалась в этом, но ей было очень тревожно.
      - По-видимому, Холмы Серых Плащей всё же ждут нас... - тихо произнесла бард, глянув на Фьерна.
      - Ждут, значит, ждут, - ответил тот, чуть хмурясь. Он был немного разочарован, что совмещение не дало результата, однако это только подхлестнуло проснувшийся в нём азарт. Но тут колдун ощутил магию, которую было трудно с чем-либо спутать. - Похоже, Зоилит что-то нашла, - тихо произнёс колдун.       Койрэ посмотрел на Эвели, затем на Фьерна.
      «Наконец, хоть одна здравая мысль... Думаю, что у Вирма дома может быть много любопытных артефактов, которые нам пригодятся».
      - Что-то? - переспросил эльф, услышав слова колдуна о Зоилит. - Или кого-то?
      Друиду не хотелось отвлекаться, он как можно скорее желал выполнить то, чего так жаждала Ана. Но, внезапно, в груди Койрэ кольнуло. Он посмотрел на эльфийку, затем на ее избранника. Эвели и Фьерн... Может быть, он действительно ошибался? Может быть, любовь колдуна и барда сильнее всех его убеждений? Может быть, не стоит их трогать и нужно просто уйти?
      «Нет! О чем ты? Мы так близки к цели, Койрэ! Нельзя бросать это дело. Я ведь хочу... мы хотим справедливости, не так ли?!»
      Эльф сжал ладони в кулаки, понимая, что пути назад и правда, нет.
      - Когда ты исчез, к нам прибился один водный генаси, - усмехнувшись, ответила эльфийка, подбирая со стула свою сумку и плащ. - Пока мы тебя искали, он уговорил нас провести его в Эвереску. Я назначила ему плату - а он сбежал не заплатив. Теперь его будет ждать сюрприз.
      Эвели попрощалась со своим знакомым хранителем, который с таким обожанием смотрел на эльфийку, что даже не обратил внимания на беспорядок, который она учинила. Бард попросила Ниала позволить ей умыться, и заодно в купальне сменила пыльную красную рубашку на нежно-голубую короткую тунику, подпоясав её тонким серебряным пояском. Выйдя к ожидавшим её у дверей мужчинам, Эвели обратилась к колдуну:
      - Ты можешь привести нас к ней, Фьерн?
      - Да, - уверенно кивнул колдун и нахмурился, - только я не знаю города, если потянет в тупик или туда куда лучше не соваться - предупреждай, душа моя. - С этими словами он шагнул за порог.
      Примерно сориентировавшись, Фьерн повел спутников по улицам Эверески, уводящим прочь от Архива. Они миновали театр под открытым небом, торговые павильончики, от которых распространялся дивный аромат фруктов и пряных трав, жилые дома являющие собой произведения архитектурного искусства, сады, парки, фонтаны. Затем их вывело в более теснозаселенный район, и теперь пришлось чуть сбавить темп, чтобы не потеряться в переулках и проулочках.
      Койрэ тихо следовал за Фьерном. Ему не хотелось ругаться или что-то обсуждать. Почему-то ему стало жаль этого человека. Конечно, эльф не отступал от своей идеи и все еще не любил колдуна, но ярая ненависть стала затихать. Несмотря на все старания Анастрианны.
      «Не расслабляйся, эльф. Мы близки к цели, как никогда. Скоро настанет наш звездный час!»
      Но друид не знал, права ли Ана. Безусловно, в словах дриады была доля истины, но и она была не искренней с Койрэ. А Эвели отказала ему... Что же было хуже? Друид не мог для себя решить.

      Когда Лэйн оказался в городе, он сразу начал держаться от спутников на некотором расстоянии. Шаман, безусловно, был благодарен Эвели, но плату за помощь она потребовала слишком высокую. Возможно, каким-то образом её и можно было переубедить, но он не так хорошо знал эльфийку. К тому же её глаза ещё там, в таверне, недвусмысленно дали понять, что амулет был ей крайне интересен. Размышляя обо всём этом и неторопливо шагая позади всех, Лэйн всё же решил просто ускользнуть от своих спутников, чтобы избежать совершенно ненужных ему разговоров и споров. Оставалось лишь надеяться, что Эвели просто смирится с исчезновением генаси, и никого не отправит за ним или не переполошит городскую стражу.
      Дойдя до очередного переулка, уводящего в сторону, Лэйн бросил прощальный взгляд на Зои, Фьерна и Эвели, и, развернувшись на девяносто градусов, быстрым шагом отправился вдоль не менее оживлённой улицы.
      Город и впрямь был очень красив. Шаман только сейчас обратил внимание на изящные домики, вольно располагавшиеся вдоль улиц и прекрасные цветущие сады, разливавшие в воздухе ни с чем несравнимые благоухания.
      «Да уж, не чета тесным человеческим городам...» - думал генаси, озираясь по сторонам. Однако среди всей этой красоты было довольно сложно ориентироваться. Прежде всего, необходимо было найти какую-нибудь таверну: перекусить и отдохнуть, а также узнать, где именно живет «старый знакомый».
      Выискивая глазами вывески, Лэйн долгое время безрезультатно бродил среди улиц. И всё это время он, как ни старался, не мог отделаться от неприятного чувства, что пришлось вот так расстаться с теми, кто помог ему. Наконец генаси повезло - высокое трёхэтажное здание с двумя колоннами перед входом, украшенное серебристыми узорами и просто тонувшее в зелени вьющихся по фасаду растений оказалось ничем иным, как таверной. Не переставая восхищаться красотами эльфийской архитектуры, Лэйн поправил капюшон на голове, и потянул ручку массивной дубовой двери, которая на удивление легко поддалась на усилие. Внутри оказалось довольно просторно, даже если учесть, что народу здесь было не так уж и мало. В большинстве своём это, конечно, были представители эльфийского рода, однако глаза генаси заметили и пару людей. В дальнем углу расположились музыканты – две девушки-эльфийки играли на лютне какую-то лёгкую и приятную слуху мелодию. Первым делом Лэйн отправился к трактирщику, молодому лунному эльфу, что трудился у стойки.
      - Добро пожаловать в «Серебряный Сокол»... эмм, путник, – приветливо произнес эльф, с любопытством заглядывая в лицо Лэйна, скрытое под капюшоном. – Чего желаете?
      Заказав пару салатов, а также немного картофеля с грибами, шаман отправился за свободный столик, как можно дальше от всех. Удобно расположившись, парень стал терпеливо ожидать заказ, неспешно осматривая посетителей. Многие тоже поглядывали на него. С любопытством. И с подозрением.
      С лихвой утолив свой голод, Лэйн привольно расположился за столиком и позволил себе расслабиться. Без сомнений, бессонная ночь давала о себе знать, но для парня это была не проблема. Три с лишним года своей жизни он провёл в пути. Уж кому-кому, а Лэйну бессонная ночь была не в новинку.
      Развалившись на стуле, генаси вновь оглядывал всех присутствующих и неторопливо размышлял, как, собственно, ему найти нужного эльфа в таком большом городе, зная только имя. Музыка, которая вначале так понравилась генаси, уже успела надоесть своей нудностью и однообразием, и вообще мешала сосредоточиться. Да и косых взглядов местного населения стало куда больше. Справедливо рассудив, что на воздухе будет думаться куда лучше, Лэйн встал из-за стола, вновь поправил капюшон и направился к выходу, решив напоследок расспросить трактирщика, вдруг он что знает.
      - Навин Соллин? – переспросил бармен, когда генаси упомянул имя. – Конечно, я его знаю. Да его многие знают. Лунный эльф... Он владеет магазином, в юго-западной части города. Торгует всякими необычными вещицами. - Трактирщик немного помолчал, окидывая генаси изучающим взглядом, а затем широко заулыбался. - Так вон оно что... – протянул он. - Значит ты один из этих... авантюристов, что таскают ему разное барахло на продажу. По тебе сразу видно – путешественник, не местный. Ну, в общем, ладно, слушай. Его лавка, как я уже сказал – в юго-западной части города, в самом конце Серебряной Аллеи.
      Лэйн недоумённо глядел на трактирщика и никак не мог поверить такой удаче. «Надо же, как оно получилось... Сегодня духи благоволят мне. Отошёл от дел и открыл магазин, значит? Ну-ну. Наверняка большинство его товаров – краденые, или снятые с убитых. Эх, Навин... Недолго тебе осталось ходить по земле...» Внимательно выслушав и запомнив все слова эльфа-трактирщика, шаман любезно простился с ним и направился к выходу. Теперь он знал, где искать убийцу.
      Расставшись со своими спутниками, Зоилит покинула таверну, и некоторое время постояла на улице, осматриваясь. Конечно, теоретически можно было найти укромный уголок и попробовать проделать тот трюк с кристаллом, о котором говорила Эвели. Но проблема в том, что у нее не было для этого ни кристалла, ни карты города. Да и вообще это занятие, недостойное волшебника, и, тем более, плутовки. Пусть гадалки да знахарки всякие над кристаллами трясутся. Впрочем, она все же отрыла в глубинах своей памяти одно полезное заклинание, на время усиливающее наблюдательность, а затем прошлась вдоль улицы, по которой они недавно шли, пытаясь понять, где мог свернуть Лэйн. Она сунулась было в какой-то переулок, но обостренная заклинанием интуиция подсказала ей, что здесь нечего искать. Зато ноги будто бы сами заставили ее повернуть на следующую улицу, которая привела девушку к прекрасному зданию с колоннами и серебристыми узорами - судя по всему, таверне. Ну да, наверняка генаси тоже решил перекусить с дороги, как и они, прежде чем отправиться искать своего знакомого. Плутовка хотела незаметно заглянуть внутрь, когда дверь таверны отворилась, и оттуда вышел Лэйн собственной персоной. Зои едва успела скрыться в тени за углом здания. Она решила проследить за ним - вряд ли он собирается весь день ходить по городу, должен же где-то остановиться. Тогда она и приведет к нему Эвели.
      Лэйн вышел из таверны и осмотрел цветущую улицу, прикидывая примерную дорогу, а заодно наблюдая за прохожими. Всё было как обычно – никаких переполошённых стражников, носящихся по улицам в поисках генаси, он не заметил, что не могло не радовать. Похоже, Эвели смирилась с его исчезновением и не стала принимать никаких... радикальных мер. Хорошо. Впрочем, сейчас уже ничто бы не могло остановить генаси в достижении его цели. И всяк, кто преградил бы ему путь, тоже попал бы под удар.
      Лэйн шагал неторопливо, стараясь подстроиться под мерное движение остальных и особо не выделяться в толпе. К сожалению, это получалось довольно плохо: несмотря на всю его маскировку, некоторые прохожие всё равно обдавали его удивлёнными взглядами и оборачивались вслед. Впрочем, генаси это сейчас мало заботило. Он был полностью сосредоточен, и уже не вертел головой по сторонам, любуясь красотами, а лишь выискивал глазами ориентиры, о которых упоминал трактирщик, и время от времени оглядывался назад. Хотя никого подозрительного он не видел - не мог отделаться от неприятного ощущения, что за ним наблюдают.
      Идти пришлось довольно долго, и Лэйн уже стал подумывать, что где-то, наверное, повернул не туда, как, наконец, увидел ту самую Серебряную Аллею – длинную улицу, всю усыпанную необычными белыми и серебристыми цветами. Немного ускорив шаг, шаман быстро добрался до самого её конца, где его взору предстал великолепный особняк, под стать улице, белоснежного цвета. Вывеска безошибочно давала понять, что это именно тот дом. Задержавшись пару секунд перед входом, Лэйн глубоко вздохнул, пытаясь привести в порядок свои мысли и чувства, и потянул за ручку входной двери. Дверь, к великому удивлению шамана не поддалась, и похоже была заперта на замок. Генаси попробовал чуть сильнее подёргать её, но тщетно.
      «С чего это вдруг магазин закрыт днём?» - недоумённо думал Лэйн, продолжая "ломиться" в закрытую лавку. Однако в следующую секунду нехорошая догадка сверкнула в его голове. – «Неужто его предупредили и он скрылся? Кто? Тот трактирщик?»
      Волна негодования захлестнула генаси, и он, прошипев небезызвестное тескианское ругательство, отошёл от двери с намерением вынести её ударом ноги. Однако вовремя донёсшийся откуда-то из недр дома хриплый голос заставил его повременить с этой затеей.
      - Что же так ломиться... Да знаю, что перерыв закончился... Сейчас, сейчас. Открываю уже... - голос за дверью стал заметно громче. Послышались щелчки открывающегося замка и дверь распахнулась. На пороге возник невысокий и худощавый эльф с несколькими шрамами на лице, в белоснежной льняной рубашке и черных кальсонах, который вопросительно поглядел на шамана.
      - Навин Соллин, я полагаю? - Лэйн криво улыбнулся эльфу. Впрочем, ответ генаси уже знал, это лицо ни с чем невозможно было перепутать, хотя они и не встречались. Это лицо Лэйну показали духи Рашемена, когда он просил их о помощи, отправляясь в путь.
      Быстро оглянувшись и удостоверившись, что на улице не было посторонних глаз, Лэйн вновь повернулся к эльфу, и всё с той же кривой улыбкой изо всех сил ударил того кулаком в челюсть. Навина ударом отбросило назад, и Лэйн быстро шагнул в дом, кинув последний взгляд на улицу, и громко захлопнул за собой дверь.
      Зоилит недоуменно уставилась вслед исчезнувшему в доме генаси. На дружеское приветствие это явно не было похоже. Она сделала несколько нерешительных шагов к зданию, в котором скрылся Лэйн, гадая, что ей делать. Плутовка только сейчас поняла, что понятия не имеет, где находятся эти самые Архивы, куда направились ее спутники. Впрочем, оставалась волшебная льдинка, которую ей дал Фьерн. Девушка сжала ее в руке, надеясь, что колдун это почувствует и позовет остальных.
В ожидании, Зои быстро обошла дом, обнаружив сбоку черный ход. Оставалось только гадать, откуда может выйти Лэйн, "пообщавшись" с тем эльфом. Оглядевшись, плутовка заняла такое место в тени здания неподалеку, чтобы видеть оба входа.
      Лунный эльф валялся на полу и держал трясущуюся окровавленную руку у лица - похоже удар Лэйна сломал ему нос. Взгляд же его был прикован к не званому гостю, и то ли от боли, то ли от неожиданности, Навин не мог ничего толком произнести, и бубнил что-то неразличимое. Шаман, тем временем, быстро оглядел дом: лестницу, ведущую на верхние этажи, две двери в какие-то комнаты и чёрный ход – всё, куда и откуда можно было прийти.
      - Кто ты такой? - наконец сумел выговорить Навин, потихоньку отползая к чёрному ходу. Лэйн проигнорировал вопрос и приблизился к эльфу, доставая из ножен клинок.
      - Наконец-то мы встретились, - сказал шаман леденящим душу голосом, пристально глядя в глаза эльфа. - Три с половиной года минуло с того дня, когда ты совершил величайшую глупость в своей жизни... - Лэйн присел рядом с эльфом, держа наготове оружие. - Ты ведь даже её не помнишь, да?.. Голубоглазая, темноволосая девушка... близ Мулсантира...
      Навин наморщил лоб, пытаясь понять, и вспомнить о чём говорил шаман. И он вспомнил. Его глаза расширились, когда он понял, кто перед ним.
      - Ты... Но как... ты... - глаза эльфа лихорадочно забегали.
      - Ты наивно полагал, что стены этого города защитят тебя? Глупец... Твой друг уже жестоко поплатился за своё преступление. Теперь настала твоя очередь. Поведай мне своё последнее слово. И умри...
      - Нет... Это не я... Я не виноват... - пролепетал эльф, и вдруг заорал, что было сил. - На помощь! Помогите! Стража!
      В ту же секунду в руках у Навина блеснул невесть откуда взявшийся кинжал. Разбойничьи навыки так просто не забываются. Всё это время, что Навин барахтался на полу и изображал невинность на лице, он незаметно для шамана доставал оружие, что висело у него на поясе за спиной. И в нужный момент, смог его использовать.
      Лэйн никак не ожидал от эльфа такой прыти и едва успел уйти от прямого удара в сердце. Короткое изогнутое лезвие кинжала угодило в левое плечо шамана, и он, выронив меч, повалился назад. В глазах генси на секунду всё потемнело от острой боли, но он всё же увидел, что эльф резво вскочил на ноги и бросился бежать к чёрному ходу. Зажимая раненное плечо другой рукой, Лэйн тоже поднялся на ноги и постарался собрать мысли в одно заклинание. Навин тем временем успел распахнуть дверь на задний двор, но смог сделать лишь пару шагов снаружи. Несколько слов на акване да широкий взмах рукой - и лёгкие эльфа вмиг наполнились водой, которая тут же хлынула из его рта и носа. Тщетно пытаясь вдохнуть воздуха, эльф повалился сначала на колени, а затем и вовсе упал в траву, медленно умирая от утопления на собственном заднем дворе.
      Дело было сделано. Однако, своими криками Навин, наверняка, переполошил всю улицу, и с минуты на минуту здесь появятся стражники или ещё кто-нибудь. Парадная дверь была захлопнута на замок, и давала генаси немного времени, чтобы уйти через другую дверь. Не став долго думать, Лэйн подобрал меч и бросился в распахнутые двери чёрного хода...
      Ожидая, пока придут ее спутники, Зоилит внимательно наблюдала за домом, прислушиваясь к звукам, поглядывая по сторонам. В какой-то момент она услышала крики, доносящиеся со стороны черного хода. Голос был мужским, но слов было не понять. Бросаться разбираться, в чем дело, девушка, конечно, не собиралась. Ей, в общем-то, было все равно, что там происходит. Она только крепче сжала льдинку, желая, чтобы ее спутники добрались сюда как можно быстрее. А то вдруг поднимется суматоха, и Лэйн сумеет затеряться в толпе.
      Генаси выскочил неожиданно и попал прямо на стражника, патрулирующего задворки этого квартала. Совсем ещё молодой эльф, решивший проверить, что за крики раздаются из дома, держа в руках натянутый лук, стоял перед Лэйном.
      - Стой! Опусти меч на землю! - крикнул стражник, делая шаг назад и целя Лэйну прямо в сердце.
      Эвели, Фьерн и Койрэ, тем временем, заплутали в лабиринте улочек неподалёку. Видимо троица свернула где-то не там, и сейчас они шли вдоль высоких, частых резных заборчиков, выстроившихся у белоснежных стен домов, окна которых были сделаны на уровне второго этажа. Наконец, Эвели всплеснула руками и остановилась, раздражённо оглядываясь.
      - Пора выпускать Инея, - обратилась она к Фьерну. - Вся надежда на маленького следопыта.
      - Да-а... - присвистнул колдун, останавливаясь, упирая кулаки в бока и осматривая улицу. Осмотр результатов не дал. Льдинка где-то там отчаянно пульсировала, и колдун чувствовал это. Время не терпело. Взяв верного кота в руки и поднеся мордочкой к лицу, Фьерн начал говорить Инею какие-то непонятные окружающим слова. Потом отпустил. Кот принюхался, мотнул белым хвостом и поспешил в одну из дальних подворотен.
      Койрэ старался не отставать от Фьерна и Эвели, ему действительно было интересно познакомиться с водным генаси, о котором ему рассказала бард. Да и, признаться, он был вовсе не против увидеться с Зоилит, с которой уже давно толком не общался.
      «Зачем размениваться на подобные глупости, когда нас ждет Источник? Мы должны скорее отправиться в дом Нерреля, чтобы узнать о местонахождении Источника!»
      - Не спеши! - ответил друид голосу в голове, понимая, что Фьерн и Эвели, скорее всего, его услышали. Нужно было спасать ситуацию. - Точнее, не спешите, я немного устал.
      Увидев, что к дому приближается стражник, Зои напряглась, еще больше уходя в тень. Когда же из черного хода показался генаси, девушка заметила у него кровь на левом плече. Видимо, "беседа" с эльфом прошла не слишком удачно. Стражник был настроен весьма решительно, и полуэльфийке показалось, что он не станет раздумывать, если вдруг Лэйн не будет выполнять его приказы, а просто спустит стрелу. Зоилит закусила губу, не зная, как поступить. С одной стороны, она почти не знала генаси, не знала, что произошло в доме. Но если его убьют или заберут в тюрьму, тогда ведь Эвели вряд ли сможет получить свою плату. Решительно качнув головой, плутовка сняла со спины арбалет и, неслышным шагом приблизившись к эльфу, ударила его прочной деревянной рукоятью по голове.
      Лэйн в полной растерянности замер перед стражником, совершенно не ожидая никого увидеть здесь, по крайней мере, не так скоро.
      - Послушай... – начал было шаман, обращаясь к эльфу, когда заметил как за его спиной промелькнула какая-то тень. Последовал глухой удар, и молодой эльф повалился без сознания на землю. - Зои, это ты? – шаман удивлённо уставился на девушку, не сразу признав в ней свою недавнюю спутницу. – Как ты нашла меня?
      Кинув взгляд на Лэйна, Зои быстро нагнулась над стражником. Тот был без сознания, но жив. «Будет шишка на затылке», - мелькнуло в голове у девушки.
      - Не важно, как нашла. Нужно убираться отсюда, - сказала она генаси, вновь поднимаясь. - Ты сможешь бежать? - спросила она, кивая на рану.
      Лэйн не отрывал взгляда от Зои, пытаясь сообразить, как она всё-таки оказалась здесь. Нехорошая ноющая боль в раненом плече мешала сосредоточенно думать, однако шаман всё же догадался. Ответ же был очевиден. «Эвели отправила... Это всё она... Этот амулет не дает ей покоя» - генаси приложил окровавленную ладонь к груди и нащупал дорогую ему вещь. – «Нет! Никогда она его не получит!»
      - Да, необходимо быстрее покинуть это место, – нахмурив брови, ответил Лэйн. – Я в порядке.
      На такое смелое утверждение, раненное плечо тут же сказало своё слово и отозвалось резкой жгучей болью. Чуть зажмурившись, Лэйн вновь прижал ладонь к плечу. «Надо будет заняться раной. Только не сейчас, позже...»
      Иней уверенно вёл эльфов и человека по запутанным лабиринтам из белоснежного камня, заборчиков и палисадников. Вскоре они уже практически бежали за зверьком, стараясь не потерять его беленькую шкурку.
      - Он так вырос, я раньше как-то не обращала внимания, - Эвели смотрела на бегущего кота, неожиданно вспомнив их первую встречу и появление маленького белого комочка с разными глазами. Именно он тогда растопил сердце эльфийки и заставил её немного довериться колдуну.
      - Кошки быстро растут, - на ходу отозвался колдун, - сперва они на ладони лежат, потом по потолкам прыгают, а там уж - смотришь - и по кошкам соседним, - Фьерн усмехнулся, заворачивая за угол следом за котом.
      Кот нырнул за очередной поворот, и они оказались в тени арочного прохода, выходящего к чёрному ходу нескольких домов. Их глазам предстала интересная картина - освещённый дворик, поросший зелёной травой, Лэйн, истекающий кровью, Зои с арбалетом и два тела у их ног. Эвели понадобилась пара секунд, чтобы оценить ситуацию. Помня о драконьем амулете, девушка махнула рукой генаси и полуэльфийке:
      - Сюда, скорее!
      Если только их засекут стражники - она уже не сумеет помочь. С представителями другой расы разговор был более чем строгий.
      - Оп-па... - произнес Фьерн, видя развернувшуюся перед его глазами сцену. - Как отсюда добраться до Холмов? - спросил он у Эвели. - Если я хоть что-то понимаю в этой жизни, надо хвататься в охапку и заканчивать тут все наши дела. Быстро. - Фьерн оглядел подступы к пятачку, надеясь не увидеть там по отряду отборных эльфийских солдат в каждом проулке.
      Встреча с Зои и генаси прошла не так гладко, как думал Койрэ. По всей видимости, милая полуэльфийка прикончила стражника, что очень не понравилось друиду, учитывая, что жизни эльфов он ценил, как свою собственную. Однако Койрэ решил промолчать, не отходя далеко от Эвели. Его, как и Анастрианну, волновал новый знакомый.
      «Генаси... Кажется, я знаю, как мы сможем его использовать. Ты ведь знаешь, что я никогда не упущу шанса найти себе союзников. Да-да, я очень коммуникабельная, можешь не отвечать».
      Койрэ слегка ухмыльнулся.
      - Зои, рад тебя видеть... Вновь. - Обратился он к полуэльфийке.
      - Этот стражник видел, как Лэйн выскочил из дома, - сообщила плутовка, подбегая к Эвели, Фьерну и Койрэ, и кивая на эльфа. - Когда очнется, все стражники в городе станут разыскивать генаси... - Она немного удивленно посмотрела на друида. С чего вдруг он уделяет ей столько внимания? - Вроде бы недавно виделись, - слегка улыбнулась она, закидывая арбалет обратно за спину.
      С трудом убрав свободной рукой оружие в ножны и облачившись в плащ с капюшоном, шаман наконец заметил приход остальных – Эвели, Фьерна с котом и незнакомого эльфа с ними. Появление этой компании вызвало у генаси довольно смешанные чувства. Несмотря на все сказанные слова, Лэйн колебался, посматривая то на них, то на тёмный проулок слева. «Довериться им или попытаться уйти самому?" Думалось уже совсем тяжело, и он никак не мог определиться.
      - Ладно. Уходим, – наконец сказал шаман сбивчивым голосом, и чуть склонившись, не убирая руку с плеча двинулся к остальным. – Если поможете мне выбраться, я буду чрезмерно благодарен...
      - Главное, быстро, не привлекая внимания, покинуть город. Пока здесь не начали работу маги из следственного отдела, - закусив губу, Эвели повернула голову влево - оттуда из-за домов послышался звук бегущих шагов. - Скорее, идёмте.
      Девушка нырнула в узкий проход между двумя белоснежными домами, который было не видно за густо растущим кустарником - в проходе оказалось прохладно, мостовую покрывал мох, аромат которого напоминал о лесе. Пятерым беглецам и коту следовало поспешить, чтобы как можно быстрее оказаться у одной из границ города, пока стража не переполошила все посты. Эвели быстрым шагом двигалась по лабиринту задних дворов, сосредоточенно вспоминая путь до одних из северных ворот. Бард неплохо умела ориентироваться в городах, не хуже чем какой-нибудь следопыт в лесу. Им повезло, что магазин находился на окраине Эверески, вдали от центра и богатых кварталов. Впрочем, в Эвереске с первого взгляда сложно было отличить бедный квартал от богатого.
      - Хорошо, что ты не убила стражника. Конечно это свидетель, но если нас поймают, убийство - худший вариант из возможных, - сказала Эвели полуэльфийке и бросила взгляд на генаси, обратив внимание на то, как тот сгорбился - ему явно было больно. - Потерпи, осталось ещё немного до таможенного поста. За пределами города, осмотрим твою рану.
      Через некоторое время впереди показались ворота - вроде тех, через которые они попали в город, только густо заросшие плющом, и за ними была также видна густая растительность - эта честь города находилась в низине и дорога от ворот была гораздо менее крутой. Придав своему лицу спокойно-надменное выражение аристократки, Эвели взяла Фьерна за руку, замедлила шаг и уверенно направилась к воротам, делая вид, что никуда не спешит. Видимо информация ещё не распространилась по городу, потому что стражники лишь мельком взглянули на очередных выходящих путешественников, не окликнув их. Теперь оставался ещё магический выход, главное было - сохраняя спокойствие, опередить новость о беглецах с места преступления.
      Лицо Фьерна, когда спутники проходили мимо стражи, было спокойным и невозмутимым, словно и не было суматошной гонки по кварталам города, а за их спиной не оставались побитые (а возможно и не только побитые) местные эльфы. Время от времени колдун бросал внимательные взгляды на Лэйна, думая о том, что могло произойти в той лавке. И еще колдун перебирал в голове известные ему чары, пытаясь найти что-нибудь, что могло бы им пригодиться, если что-то пойдет не так. Его лицо приобрело сосредоточенное выражение, а черные брови сошлись на переносице, образовав короткую вертикальную морщинку.
      Койрэ раздумывал, как завязать разговор с Зоилит и Лэйном (генаси, по всей видимости, звали именно так), ведь времени оставалось не так много, а поддержка ему все же требовалась.
      «Не бойся, мы справимся и вдвоем, хотя, чем больше нас будет, тем быстрее мы расправимся с Фьерном... И тем скорее я заполучу тело Эвели!»
      Друид ничего не отвечал, это было слишком опасно, особенно сейчас, когда спутников рядом с ним было уже четверо. Подняв глаза, эльф увидел магический выход. Койрэ его совсем не боялся, зная, что Ана, справится с подобной магией вновь.
      Зои было не привыкать быстро уходить с места... хм... не вполне законных действий. Сначала быстро-быстро удаляешься с места происшествия, а потом делаешь вид, что просто прогуливаешься или идешь мимо по своим делам, даже если сердце стучит где-то в горле или рана случайная горит огнем. После слов Эвели девушка невольно порадовалась, что не стала спускать стрелу, а просто ударила стражника по голове. Впрочем, она никогда не была одержима жаждой убивать. Просто устранить.
      Шагая вслед за бардом и колдуном, между Койрэ и Лэйном, Зои время от времени кидала на мужчин взгляды, думая о том, какие они разные. И оба - были для нее загадкой. Полуэльфийка вздохнула и покачала головой.
      Лэйн определил незнакомого эльфа как пропавшего Койрэ, однако сейчас, ни на него, ни на рыжеволосую полуэльфийку он не обращал внимания, собственно, как не обращал никакого внимания на дорогу, по которой шла, компания, и вообще на всё, что творилось вокруг. Генаси смотрел лишь прямо перед собой и целиком и полностью был погружен в свои мысли. Даже боль в раненом плече отошла на второй план. Осознание того, что дело, занимавшее несколько последних лет его жизни, было закончено, пришло только сейчас. Ненависть, что жила всё это время в сердце, исчезла без следа, но вместо неё образовалась какая-то непонятная давящая пустота, чувство полнейшей растерянности, с которым Лэйн ничего не мог поделать.
      «Почему?.. Почему же я не чувствую никакого облегчения?" - сокрушался генаси, отчаянно пытаясь разобраться в себе. – "И что теперь делать? Куда идти?..»
      Месть все эти годы занимала и направляла его, полностью завладев сердцем, и Лэйн почему-то даже не задумывался о том, что же будет после. Когда компания подходила к воротам, шаман наконец вышел из этого ступора, и растерянно оглядел своих спутников. Боль тоже вернулась, и с новой силой заполыхала в плече. Собравшись с духом, он заставил себя выпрямиться и изобразить спокойное, невозмутимое выражение лица. Впереди показалась уже знакомая поляна с кристаллами, и парень невольно ухмыльнулся. Стоило ли надеяться, что очередной заминки с оружием сейчас не будет?
      Быстро спустившись к месту магической проверки, Эвели оглядела всю компанию, уловив на лицах спутников некоторую нервозность. Генаси выглядел как обычно - по его облику было трудно судить, насколько рана досаждает мужчине, но взгляд его глаз выдавал странную смесь эмоций - Эвели показалось, что в них промелькнула растерянность, впрочем, это могла быть игра света.
      Путешественники один за другим проходили мимо магических камней, и всё было тихо, мирно и спокойно. Главным образом - благодаря Анастрианне, которая, сконцентрировав чары, подпитывалась жизненной силой друида. Койрэ почувствовал ужасную слабость во всём теле и резкое головокружение.
      «Потерпи, милый, нам нужно спокойно покинуть город. Представь, что это обычная простуда».
      Оказавшись за пределами магии Эверески, хотя даже здесь эльфийские чары ощущались повсеместно, они могли вздохнуть спокойно. Почти.
      - Двигаемся на север, через час привал, - сказала Эвели, надеясь на выносливость своих спутников.
      Приказной тон Эвели не очень понравился Койрэ, в отличие от довольно милого голоска Анастрианны, прозвучавшего в его голове. Но вся соль была в том, что истинный приказ прозвучал именно от дриады, а бард всего лишь давала совет, ведь стоило бы только друиду захотеть уйти, никто не стал бы ему препятствовать, это было бы только его решением. Хотя, пожалуй, Ана не смирилась бы с этим так просто. Сам эльф хотел лишь отдохнуть, слишком вымотала его магия дриады, которую она, кажется, качала не через кольцо, в котором была сокрыта вся ее сила, а через самого друида.
      Когда компания проходила через магические кристаллы, Зои удивилась, что они никак не отреагировали на меч Лэйна. Да и кольцо на пальце друида тоже осталось без внимания. Задумчиво взглянув на Койрэ, девушка заметила, что тот внезапно побледнел. Зои кивнула на слова Эвели. Самой ей привал не был нужен, она почти не устала, но Лэйну и Койрэ он явно не помешал бы.
      - Эй, ты в порядке? - тихонько спросила она, касаясь руки друида, когда они отошли подальше от места проверки. - Ты вдруг побледнел...
      Койрэ посмотрел на Зоилит, увидев в ее глазах заботу. Слегка улыбнувшись, эльф почесал затылок, чувствуя теплую ладонь девушки. Кольцо друида тут же отреагировало на происходящее, обжигая на мгновение его кожу. Койрэ слегка зажмурился, мысленно проклиная Анастрианну.
      «Прости, я себя немного не контролирую. Главное, придерживайся плана, вот и все».
      Эльф снова глянул на Зои, пытаясь тактичнее ответить на ее вопрос.
      - Ничего страшного, скоро все пройдет... В храме Ауриль мне было намного хуже, - очередной язвительный намек, который был уже скорее данью традиции, а не желанием друида подколоть колдуна.
      «Похоже, духи вновь благоволят мне...» - вновь подумал Лэйн, заметив, что магическая проверка ничего не выявила, и задумчиво посмотрел на своих спутников. – «Значит этот путь, что я выбрал, оказался верен...»
      Поведя плечом и взяв копье на манер посоха, Фьерн двинулся в указанном направлении. Холодные глаза колдуна скользнули по окрестностям, но не за спину. Тут ему в голову пришла одна мысль.
      - Идите вперед, - сказал колдун спутникам, отходя к большому валуну у обочины. Именно этот валун и натолкнул его на идею... собственно вполне логичную. Присев перед камнем на корточки, и достав кусок угля, он принялся сосредоточенно выводить магические символы. Ни на какие вопросы он сейчас настроен не был, да и объективно - вопросы вполне могли бы подождать до безопасного привала. А Фьерн творил магию, что помогла бы сделать привал безопасным.
      Когда компания, наконец, отошла от Эверески на почтительное расстояние, Лэйн решил, что пора немного утихомирить раненное плечо. Чуть сбавив шаг и прикрыв глаза, он прочитал простейшее целительское заклинание – на что-то большее просто не хватило бы сил, да и времени. Сквозь плащ было не видно, но, похоже, рана чуть затянулась, да и боль немного поутихла, и генаси облегчённо вздохнул. Теперь можно было спокойно дойти до привала, не опасаясь где-нибудь по пути свалиться без сознания от потери крови. На слова же эльфийки Лэйн лишь одобрительно кивнул и перевёл взгляд на колдуна, заинтересованно наблюдая за его манипуляциями.
      Эвели хотела было сказать Фьерну, чтобы он не задерживался, но осознав всю бессмысленность реплики, кивнула и повела своих спутников вперёд. Им действительно необходимо было спешить, потому что стражники в городе вполне могли поднять тревогу. С другой стороны - в таком большом городе убийства не редкость, и возможно на это не обратят столь пристального внимания.
      - Кого ты убил? - эльфийка поравнялась с Лэйном и бросила на него пытливый взгляд. - Это заметный эльф в городе? - Она хотела добавить что-то ещё, но тут высоко в небе над их головами раздался крик - птицы. Эвели бросила быстрый взгляд наверх и чертыхнулась - они всё-таки выслали орлиных наездников. - Скорее!
      Девушка нырнула с тропы в чащу, надеясь, что магия Фьерна поможет им, отведёт глаза патрулю. Ветви деревьев сомкнулись над головой путешественников, заслонив их от света заходящего солнца.
      - Койрэ, давай ты пойдёшь вперёд, проведи нас через лес, по тропе идти слишком опасно.
      Друид слышал об орлиных наездниках Эверески - не самые сильные воины, зато ловкие и очень быстрые, от их взора невозможно скрыться, как и убежать. Да и вообще, как можно сбежать от того, кто наблюдает за тобой сверху? Предложение Эвели показалось ему безумием.
      - Я думаю, что это нас не спасет... Лучше мы пройдем сквозь лес!
      Друид подошел к дереву, прикладывая к нему ладонь. Золотистая нить скользнула по стволу векового дуба, разбивая кору на две части. Сияющая трещина становилась все шире, превращаясь в подобие магического портала. Это были чары Лесной Тропы, которая позволяла уйти в параллельный план, на котором можно было перемещаться из дерева в дерево. Койрэ был несколько вымотан, отчего Лесная Тропа, созданная им, протянулась всего на пару миль, чтобы можно было оторваться от наездников, но, все же, друид и его спутники не окажутся в полной безопасности, просто у них будет значительная фора.
      - Быстрее, сюда! - эльф первым забрался в золотистую "дверь", ведущую в другую часть леса.
      Задрав голову, плутовка пыталась разглядеть этих необычных наездников. В принципе, арбалетной стреле все равно, куда лететь вперед или вверх... Впрочем, сейчас и в самом деле лучше всего скрыться с глаз, а не завязывать бой. Она заинтересованно наблюдала, как друид творит свою магию и, чуть помедлив, шагнула вслед за ним.
      Поначалу генаси не признал никакой опасности и, подняв голову, окинул взором небо – мало ли птиц там летает. Однако спутники заметно переполошились, и Лэйн, не став особо размышлять, бросился за остальными в чащу и последовал примеру Койрэ с Зои, лишь на миг нерешительно замерев перед сияющим порталом в дереве. Хотя шаман и не понаслышке знал о друидской магии, но всё же о подобных трюках ему ведомо не было.
      Лунная эльфийка оторопело застыла, глядя на портал, открытый друидом - никогда прежде она не сталкивалась с подобной магией, хотя знала, что друиды способны на многое.
      - Потрясающе... Но где же Фьерн...
      Она обеспокоенно обернулась, нервно обхватив себя руками, и всматриваясь в чащу с той стороны, откуда они убежали. Ещё не хватало, чтобы человека поймали за то, чего он не совершал. Эвели не знала, сколько продержится этот портал в дереве, но в любом случае, не собиралась входить в него без колдуна. Неожиданно бард ощутила, как по телу побежали мурашки - от обильного потока магии неподалёку. Портал с громким хлопком закрылся. Она осталась в лесу одна.

0

6

Глава 5.
      Появившись из сияющего портала, Койрэ тряхнул головой, испытывая легкую дезориентацию. По всей видимости, они оказались в северной части леса, но друид не был точно уверен. Его навыки ориентирования были притуплены, так как сил после магии Аны и чар Лесной Тропы почти не оставалось. Эльф опустил голову, дожидаясь пока из сверкающей трещины появятся остальные его спутники.
      «Надо же... Мы оказались довольно близко к дому Вирма. Если мы попадем туда раньше, мы сможем узнать больше, чем Эвели, а значит, у нас будет преимущество».
      - Да, только хватит уже со мной разговаривать, а то мне хочется тебе ответить, но я не могу делать этого при остальных, - заявил Койрэ, замечая краем глаза, что сияние портала стало ярче, это означало, что кто-то еще закончил путь по Лесной Тропе.
      «Не смей приказывать мне, Койрэ», - ответил вкрадчивый голосок Анастрианны. – «Ты так глуп, что до сих пор не понял, что я читаю все твои мысли? Тебе не обязательно отвечать мне вслух, дурачок. Здесь неподалёку обширное кладбище, я ощущаю тоску и тлен, стелющиеся вокруг него словно покров. Это единственный близкий путь к нужному нам месту».
      Зоилит толком не поняла, где они перемещались и вообще как все происходило. Она никогда в жизни не пользовалась порталами, только чуток знала теорию. В какой-то миг полуэльфийка поняла, что добралась до выхода. Спрыгнув на землю, девушка огляделась - по-прежнему тот же лес. Оставалось надеяться, что эта часть леса была далеко от Эверески.
      - Ты знаешь, где мы? - спросила она у Койрэ, который стоял неподалеку с уставшим видом - видимо, эта магия отняла у него много сил. - И где остальные? - добавила Зои, оглядываясь на портал.
      Планарные путешествия не входили в круг постоянных занятий шамана, но всё же подобный опыт он однажды имел, и поэтому без труда заметил выход посреди ярко-золотистого свечения. Однако за секунду до того, как шагнуть в проход и снова выйти в лес, в спину Лэйна ударила магическая волна, которая выбросила генаси из прохода, прямо под ноги Койрэ и Зои. На такое падение раненное плечо отозвалось настолько яркой и острой болью, что на мгновение перед глазами всё потемнело, и Лэйн тихо застонал. Однако громкий хлопок за спиной несколько вернул его в реальность, и шаман оглянулся. На месте "двери" стояло вполне себе обычное дерево.
      - В чём дело? – Лэйн с трудом поднялся на ноги и вопросительно посмотрел сначала на Зои, а затем на эльфа. – Почему проход закрылся?
      - Нет! Дьявол! Эвели... Она же... - друид испуганно оглянулся. – Вот дьявол...
      «Вперед!»
      - Я ничего не знаю. Не понимаю где мы, почему закрылся портал и где наша влюбленная парочка! Я ничего не знаю! - Друид раздраженно отвернулся от Зои и Лэйна, направляясь в сторону кладбища, о котором говорила дриада. - Идемте, мое ориентирование подсказывает мне, что стоит двигаться туда...
      «Как неправдоподобно... Мне даже совестно за тебя».
      Зоилит некоторое время смотрела на то место, где недавно был портал. Потом повернулась к бледному от боли Лэйну. А затем решительно шагнула вслед за Койрэ, который явно знал больше, чем говорил, и схватила его за руку.
      - Стой, - сказала она. - Куда ты собрался? Ты же сказал, что не знаешь, где мы. Не лучше ли будет дождаться Эвели и Фьерна или хотя бы просто переждать ночь? У меня с собой волшебная льдинка, которую мне дал Фьерн, и он почувствует, где мы, если мы не слишком далеко от них. Посмотри, ты еле на ногах держишься от усталости, а Лэйну нужно перевязать рану. - Голубые глаза девушки, устремленные на друида, были одновременно сердитыми и встревоженными.
      - Логика и правда странная, – Лэйн позволил себе согласиться со словами Зои и с сомнением посмотрел на Койрэ. – Не зная, где остались Эвели с Фьерном, ты утверждаешь, что идти следует именно туда... - Генаси всё ещё не уверенно стоял на ногах, и поэтому чуть прислонился к дереву, пытаясь окончательно прийти в себя.
      - Но с другой стороны, – шаман вновь обратился к своим спутникам, параллельно осматривая, насколько серьёзно падение растревожило рану, – если этот магический коридор закрыл не ты, то возможно что-то произошло по ту сторону, там, где осталась эльфийка с колдуном. Может их уже схватили... Так что, - Лэйн перевёл взгляд на Зоилит, - сидеть и ждать – не очень хорошая идея...
      Койрэ развернулся к Зоилит и Лэйну.
      - Я не заставляю вас идти за собой, можете ждать у моря погоды, но я - друид, и я чувствую природу. И она говорит мне, что нужно двигаться в этом направлении. Вы вообще знаете, куда мы идем? В дом, где родилась и выросла Эвели... И я думаю, что они с Фьерном направятся туда же, а не нас будут разыскивать. Зачем мы им, вы подумайте? - эльф скрестил руки на груди. - Ты, Зои... думаешь, они будут по тебе скучать? Эвели не раз упоминала, что мы с тобой для них обуза. К слову, меня они вообще не любят... Ну а... Лэйн? Я не ошибаюсь? Тебя они практически не знают. Так что либо мы сами будет действовать, либо... - Друид снова развернулся, направляясь в ту сторону, о которой ему шептала Ана. «Как грозно получилось... Ты меня удивляешь». - Либо сидите здесь.
      - Хорошо, возможно, и правда, нет смысла ждать Эвели с Фьерном, - пожала плечами Зоилит, которая в глубине души надеялась, что они им все-таки нужны, - но... послушай, мы идем туда, где может ждать неизведанная опасность. Или ты думаешь, что нас встретят с распростертыми объятиями? Вот скажи, ты способен сейчас вновь пользоваться сильной магией? По-моему, ты просто не осознаешь, насколько устал. А Лэйн? - девушка кинула быстрый взгляд на шамана. - Вряд ли с такой раной можно сражаться... - Зои некоторое время смотрела на друида, который был решительно настроен продолжать путь. - К чему такая спешка, Койрэ? Я в любом случае пойду за тобой - одна я здесь вообще потеряюсь, но я просто не могу понять, почему ты не хочешь немного передохнуть.
      Лэйн слегка нахмурился, слушая разговор друида и девушки - ему тоже было непонятно, зачем было так торопиться, и бежать куда-то уставшими в ночь.
      - Всё верно, зовут меня именно так... - протянул генаси, в ответ Койрэ, не поднимая глаз и продолжая осматривать плечо. Похоже, рана вновь закровоточила, и просто необходимо было перевязать её или сделать что-то иное, чтобы остановить кровь. А выдвигаться куда-то прямо сейчас же было рискованно, поэтому вздохнув, Лэйн обратился к всё ещё спорящим Койрэ и Зои.
      - Послушайте... Если хотите уходить сейчас, вперед! - шаман махнул рукой в нужную сторону, туда, куда всё порывался отправиться друид. - А я задержусь здесь. Надо обработать рану и хоть немного передохнуть. Уходите, и через пару-тройку часов я вас догоню - мне тоже ведомы некоторые секреты быстрого передвижения. Но сейчас необходимо отдохнуть, по крайней мере, мне.
      Койрэ остановился и посмотрел в голубые глаза Зоилит. Немного прищурившись, молодой эльф нехотя кивнул.
      - Ладно, ты права... Стоит и правда немного отдохнуть. Но совсем недолго. Я не хочу, чтобы... - друид осекся, он не хотел лишний раз затрагивать тему с Источником и, особенно, ему не хотелось говорить о том, что ему нужно оказаться там ничуть не позже, чем Эвели и Фьерн. - Я не хочу, чтобы нас убили первые твари, которых мы встретим. Отдых и, правда, необходим. Особенно мне... - Эльф вернулся назад, к Лэйну и Зоилит, располагаясь у ближайшего дуба. Он не собирался медитировать, нужно было просто отдышаться и, возможно, перекусить. Койрэ вполне мог создать пригоршню ягод или вырастить какой-нибудь плод, но ему хотелось чего-нибудь более сытного. - Зои, сможешь что-нибудь приготовить?
      Зоилит облегченно вздохнула. Все-таки, перспектива идти через лес ночью в неизвестном направлении, пусть даже и с друидом, ее не слишком прельщала.
      Лэйн больше не стал ничего говорить, и лишь слегка улыбнулся, когда Зои всё-таки смогла отговорить друида от необдуманных действий. Вообще поведение Койрэ выглядело слегка странным, однако же, генаси не придал этому особого значения, сославшись на то, что совсем его не знал.
      - Вся посуда осталась у Эвели, - сказала Зои. - К тому же, если ты не собираешься оставаться здесь надолго, то какой смысл разводить костер? Вот, у меня есть вяленое мясо, сыр, яблоки, хлеб, - девушка принялась доставать из сумки продукты. - Есть еще бутылочка вина, я зачем-то с собой прихватила. Мне она по форме понравилась. - Положив все возле друида на салфетку, девушка прикоснулась к его плечу. - Надеюсь, тебе этого хватит, чтобы восстановить силы, - улыбнулась она, отворачиваясь и отходя к Лэйну. - Давай помогу тебе обработать рану. У меня есть вода, повязки и мазь.
      Лэйн скинул с плеч свой плащ и неторопливо расстегнул куртку, пару раз поморщившись, когда случайно задел рану. В походной сумке вроде бы должны были лежать бинты и пара целебных снадобий, однако, немного порывшись в вещах, Лэйн так ничего и не нашёл, и поэтому предложение Зои оказалось весьма кстати.
      - Да... буду очень благодарен, – устало улыбнулся шаман. – А то у меня ничего нет кроме воды.
      Присев рядом с Лэйном, Зоилит осторожно промыла рану, стараясь не растревожить ее еще больше.
      - Четкий был удар, профессиональный, - заметила плутовка, накладывая на рану мазь. - С кем ты сражался? Видимо, твой "друг" был вором или наемным убийцей... - девушка сделала особое ударение на слове "друг", надеясь, что шаман что-нибудь расскажет. Лэйн молча наблюдал за Зоилит, изредка посматривая ей в глаза. Девушка, похоже, действовала довольно умело, во всяком случае, никакой боли от её процедур шаман не чувствовал.
      «Да уж... Давно же ты не ощущал прикосновения тёплых женских рук...» - думал Лэйн, отводя взгляд в сторону. Печальные мысли и воспоминания о той единственной и безвозвратно потерянной любви снова нахлынули на него, и никак не переставали терзать душу.
      - Этот «друг»... он был одним из разбойников, убийц, что промышляют вдоль дорог, – печально проговорил генаси, продолжая глядеть куда-то в темноту меж деревьев. – И они убили... дорогого мне человека. Но теперь все они... наказаны за своё деяние.
      - Значит, месть? - спросила Зоилит, убирая в сумку баночку с мазью и оставшиеся повязки. - И... как? Полегчало?
      Плутовка невольно вспомнила чувство, когда ей хотелось убить друидов, повинных в смерти моряка Ивсара. Но ей показалось, что шамана это чувство мучило куда дольше и сильнее, чем ее. Закончив перевязку, полуэльфийка надежно закрепила концы повязки. - Ну вот, готово, - ободряюще улыбнулась она Лэйну. - Надеюсь, тебе скоро станет легче. Но нужно через несколько часов повязку сменить.
      - Возмездие... - спокойно ответил Лэйн. Поблагодарив Зои за помощь, он осторожно натянул куртку и достал из сумки вяленую баранину и хлеб. - Воздаяние по делам их... Но теперь всё это в прошлом. И да, - генаси поднял глаза и пристально посмотрел на Зои, - теперь мне легче дышится, зная, что эти убийцы больше не ходят по земле.
      Перекусив сыром с хлебом, Койрэ почувствовал прилив сил. Непродолжительный отдых действительно сделал его немного сильнее, но все же, хотелось еще побездельничать.
      - Лэйн, мне кажется, или тебе правда не нравится Эвели и ее колдун? Такое ощущение, что вы не особо сошлись характерами, - эльф неожиданно в упор посмотрел на генаси. - Я бы, на твоем месте, не доверял им. Да и ты, Зои... Возможно, ты заметила, что они в последнее время изменились, и стали много темнить. Вот скажите, они много вам рассказывали про Источник? - друид вопросительно вскинул бровь. Вопрос был провокационным, но нужно было рискнуть.
      Зои кинула удивленный взгляд на Койрэ:
      - Я не спрашивала про Источник. А из того, что я знаю, этот Источник только для чистокровных эльфов. Так что я просто за компанию иду. И я не считаю, что Эвели с Фьерном изменились. Если только в лучшую сторону...
      Слова Койрэ удивили и генаси.
      - Мы с Эвели просто разошлись во мнениях касательно одной вещи. А насчёт доверия, – Лэйн пожал плечами, – я не так хорошо знаю их. И про источник никогда не слышал... А что это за источник вообще?
      Койрэ немного удивленно глянул на Зоилит. Она действительно была очень наивной, доброй, открытой. И это не могло не задевать эльфа. Почему-то ему захотелось, чтобы полуэльфийка прислушалась именно к нему, а не к Эвели, которая вряд ли даже считала рыжеволосую девчушку своей подругой. Затем друид посмотрел на генаси, обладающего, судя по всему, куда более трезвым взглядом на вещи.
      - Эльфийский Источник Желаний из древних легенд. Любой эльф может воплотить свои мечты и желания в явь, оказавшись рядом с этим Источником. И, почему-то, Эвели с огромной страстью рвется к нему, - друид ухмыльнулся. - Впрочем, мне по большому счету все равно. Просто не хочется, чтобы она глупостей наделала.
      Плутовка устроилась на пеньке и достала из сумки яблоко. Услышав слова Койрэ, она замера с яблоком у рта, так и не откусив.
      - Любое желание? - переспросила она. - Наверное, у Эвели есть одно очень сильное, раз она так хочет попасть к Источнику. А ты, Койрэ, ты ведь тоже эльф. Мне сложно поверить, что ты идешь к Источнику только чтобы проследить за Эвели, - Зои задумчиво откусила кусочек яблока, глядя на друида.
      Шаман чуть усмехнулся, и с нескрываемым сомнением в голосе сказал:
      - Любое желание значит? Интересное должно быть место... А с чего вообще вы взяли, что это не какой-нибудь очередной миф?
      Койрэ бросил на Зоилит испуганный взгляд. Неужели она стала в чем-то его подозревать? Однако тут же эльф решил, что это всего-навсего паранойя, и что полуэльфийка ничего не поймет.
      - Я друид, который следит за мировым балансом... Неужели я позволю себе загадать желание, чтобы разрушить и без того хрупкое равновесие? - эльф слегка прикусил губу. Во время этого путешествия он почти забыл о своем истинном предназначении. Но теперь Койрэ понимал, что нечто в нем изменилось, сломалось. Он стал другим, и винил он в этом не Анастрианну, а Эвели, из-за чего друиду еще больше захотелось завершить начатое. - И мы сейчас как раз тем и занимаемся, что проверяем правдивость этой легенды. Так что пока никаких гарантий нет. - Койрэ поднялся с земли, отряхивая штаны. - Ну что? Продолжим путь? Я думаю, что вы уже передохнули. Надеюсь, вы не собираетесь здесь спать... Это может быть опасным. Лучше добраться до тех мест, где жила Эвели. И чем быстрее мы это сделаем, тем скорее окажемся в безопасности!
      Зоилит вдруг заметила в глазах друида тревогу.
      «Нет, наверняка показалось», - тут же решила она. – «Чего бы ему бояться? Если только... если только я не угадала, насчет желания». Девушка покачала головой на слова друида о балансе.
      - Давно ты о равновесии не вспоминал, с тех пор как на пальце поселилось это кольцо, - сказала она, выбрасывая веточку от яблока и поднимаясь с пенька.
      - Не стоит говорить мне об этом кольце, если бы не оно, меня сейчас, возможно, здесь бы и не было, - друид не стал пояснять свои немного странные слова, но все же был оскорблен. - К тому же, не тебе судить о том, что я вспоминаю, а что нет!
      Полуэльфийка молча вгляделась в темноту ночного леса. Не очень ей нравилась идея друида.
      - Мне кажется, что здесь было бы безопаснее переждать ночь, - сказала она. - Но... раз ты уверен, куда идти, идем. - Она оглянулась на шамана. - Лэйн, ты сможешь продолжить путь сейчас?
      Сил у генаси благодаря хоть и не особо продолжительному, но всё же отдыху и хорошей еде заметно прибавилось. Рана тоже беспокоила уже куда меньше, и всё же для скорейшего заживления шаман усилил действие целебной мази парой простейших исцеляющих заклинаний.
      - Да, теперь я в порядке, - ответил он, - только дайте мне пару минут.
      Осторожно накинув на плечи плащ, и перекинув сумку через здоровое плечо, Лэйн сделал ещё пару глотков воды на дорогу. Клинок в ножнах вновь отправился за спину. Если Койрэ прав, а у шамана пока не было повода не доверять друиду, то следует быть настороже и пока что держаться своих спутников.
      - Я готов. Веди, раз тебе известна дорога, - кивнул Лэйн эльфу, и с невольным любопытством скользнул взглядом по его рукам, пытаясь разглядеть кольцо, о котором упомянула Зои.
      Анастрианна повела Койрэ на север, и довольно скоро они приблизились к болотистой местности, в которой располагалось старое кладбище. Койрэ, Лэйн и Зоилит оказались у входа на древний каменный мост, перекинутый через протекающую мутную реку. Поросшая мхом переправа была построена много веков назад эльфами, первыми пришедшими в эти места и начавшими хоронить своих сородичей в мавзолеях древнего кладбища. Вход на мост охраняли ветхие, но всё ещё прекрасные статуи женщин, чьи печальные эльфийские лики взирали на проходящих путников, а изящные тонкие руки держали венки из каменных цветов.
      Койрэ продолжал шагать вперед, не сбавляя скорости. Он не очень понимал, куда именно они идут, но Ана точно знала, что эта дорога рано или поздно приведет к дому Эвели. Пройдя по мосту, эльф по-звериному потянул носом, он чуял тревогу, разлившуюся в окружающем их мире. А вот лесная дриада была спокойна.
      Зоилит чувствовала себя очень неуютно, шагая вслед за друидом по ночному незнакомому лесу. Пожалуй, впервые за все путешествие она ощутила приступ недоверия к своим спутникам. Ей казалось странным желание Койрэ без нормального отдыха идти куда-то в неизвестность. Заявляя, что он не знает, где они находятся, он уверенно ведет их в каком-то определенном направлении. Словно его что-то ведет. Зои смотрела в спину друида, пытаясь разгадать, что он задумал. Ничего хорошего в голову не приходило. Что же до Лэйна, то она почти ничего о нем не знала. А тот факт, что он пришел в Эвереску убивать, пусть даже ради мести, не слишком нравился девушке. Кто знает, что у шамана на уме. Так что привычное чувство беззаботности полностью покинуло полуэльфийку. Она вздрагивала чуть ли не от каждого подозрительного шороха, с трудом подавляя в себе желание немедленно выхватить арбалет. Печальные статуи у моста навевали мысли о смерти, и Зоилит невольно поежилась, глядя на них.
      Лэйн двигался позади остальных своим обычным, неторопливым шагом, и в мрачной задумчивости оглядывал то окрестности, то спины своих спутников. Пару раз в голове шамана мелькала шальная мысль о том, чтобы снова бесшумно свернуть куда-нибудь в темноту меж деревьев и уйти одному. Однако эта мысль вновь и вновь изгонялась прочь в силу всего пары причин. Ну, во-первых, Лэйну совсем не хотелось выглядеть полным подонком, который уже во второй раз воспользовался помощью этой необычной компании и снова сбежал. А во-вторых... Во-вторых, похоже, некие Высшие Силы сами наставляли генаси на этот путь, и недвусмысленными намёками, вроде безмолвия кристаллов на выходе из Эверески показывали, что пока стоит держаться той же дороги, по которой шли эти искатели полумифического Источника. Да и, в конце концов, если бы даже генаси решил покинуть Зои и Койрэ, то куда пойти? Обратно на восток? В Рашемен? Нет... С той землёй теперь его ничто не связывает, да и горестные воспоминания там ещё сильней вцепятся в и так уже истерзанную душу. В общем, Лэйн решил пока просто «плыть по течению». Посмотрим, куда занесёт эта река.
      Звуки и шорохи, доносившиеся из окружающей темноты, были вполне себе обычными для ночного леса, и ничего подозрительно-опасного Лэйн не слышал и не замечал, и едва заметно улыбался, приметив нервозность Зоилит. Однако так было лишь поначалу. С каждым шагом вперёд, шаманом потихоньку завладевало чувство тревоги и беспокойства. Что-то ощущалось там, впереди. И явно, что-то нехорошее. Немного задержавшись около старого моста, Лэйн внимательно вгляделся вдаль по ту сторону реки, но во тьме, да и в тумане было ничего не видать.
      - Там, впереди... – генаси, немного помедлил, подбирая подходящее слово и задерживая взгляд на каменных фигурах. – Неспокойно. - Вопросительно посмотрев на Койрэ, он добавил: - Что это за место?
      Койрэ нахмурился, пытаясь понять, где именно они находятся.
      - Я точно не знаю, - прошептал он, не решаясь сказать правду. - Кладбище, да. - Эльф запустил руку в свои густые каштановые волосы, собираясь с силами. Он был уверен, что ничего хорошего их здесь не ждет. Несмотря на полнейшее спокойствие дриады. – Думаю, что чем быстрее мы пройдем сквозь это место, тем будет лучше, - заявил он. - Но пути назад уже нет, мы должны идти вперед и только вперед.
      «Как решительно и вдохновляюще. Не бойся, Койрэ, пока я с вами, ничего не случится!»
      - Ну откуда ты знаешь, что нам нужно именно туда? - проговорила Зои, глядя на Койрэ испуганными глазами. - Может, можно обойти? Это очень нехорошее место. Посмотри, статуи смотрят так печально, словно провожают в последний путь, - девушка кинула взгляд на Лэйна, надеясь, что тот ее поддержит.
      «Последний путь...» - мысленно повторил Лэйн и снова взглянул в печальные лица каменных девушек. – «Какие-то старые эльфийские развалины? Или древние захоронения?» Пройдя ещё немного туда-сюда вдоль речушки, поглядывая в туманную даль и подумав, генаси наконец сказал:
      - Не самый безопасный путь там впереди, я чувствую, но, похоже, эта болотистая местность весьма обширна. Однако хорошо подумай, Койрэ, - Лэйн глянул в глаза друида и положил свою ладонь на плечо Зои. - Ладно я, незнакомец, свалившийся на вас невесть откуда. Но готов ли ты рискнуть жизнью своей подруги и бежать куда-то вперёд, сквозь туман и ночь? - Шаман вопросительно поднял бровь, наблюдая за реакцией эльфа.
      Койрэ рассмеялся.
      - Вы не видите, что нет другого пути? В любом случае...
      В это же мгновение в нескольких метрах от эльфа что-то хрустнуло, и сухая земля начала трескаться. Это были мертвецы, которые приняли Зоилит и Лэйна за воров и мародеров. Буквально за несколько мгновений из земли поднялись около двух десятков всевозможных мертвецов, полуразложившихся трупов и скелетов. Позади всей нечисти стоял двухметровый крылатый лич, абсолютно голый и сильно сгнивший. В руках он держал массивный посох с кроваво-красным наконечником. Взмахнув посохом, он прочитал неизвестное друиду заклинание, превращая реку в бурлящий поток ядовитой жидкости. Древний каменный мост пошел трещинами, собираясь развалиться в любой момент.
      - Скорее сюда! - несколько истерично крикнул эльф. - Другой переправы здесь нет, если вы не успеете, то мы никогда не попадем к дому деда Эвели!
      Друид был уверен, что несколько мертвецов были менее опасными противниками нежели кислотная река. Правда, уверенность эту немного нарушал тот факт, что на стороне врага выступал древний лич.
      Все мысли разом улетучились из головы Зои, когда она в ужасе уставилась на мертвецов, поднимающихся из-под земли. В нос ударил запах разложения и гнили. Плутовка лишь пару раз в своей жизни видела ожившего скелета, да и то одного. Машинально выхватив арбалет, девушка кинулась через мост. Все ее инстинкты кричали о том, что с той стороны будет еще хуже, но ноги словно бежали сами.
      Время разговоров прошло. Об этом недвусмысленно дало понять полчище нежити, мертвецы, которые с удивительной прытью и быстротой повылезали из земли вокруг. Лэйн схватился было за меч, но прикинув шансы, тоже развернулся, и бросился по разваливающемуся мосту на противоположный берег. Эти мерзкие порождения тёмной магии, да ещё и во главе с ожившим колдуном были куда действеннее каких-либо слов. Другого пути, похоже, и впрямь не оставалось...
      Мертвецы бросились вперед, Койрэ уже принял боевую стойку, чтобы использовать чары природы, но произошло нечто непредсказуемое. Скелеты и зомби пронеслись мимо друида, направляясь в сторону Зоилит и Лэйна. Казалось, что сам эльф совсем их не волновал.
      - Как?.. Как я... дьявол... я?.. - у друида просто не было слов, но, все же, он решил, что не стоит оставлять генаси и полуэльфийку в беде. Единственное, что обнадеживало эльфа, так это то, что до восхода солнца оставалось не так много времени, а Койрэ знал, что мертвецы не очень хорошо переносят солнечный свет.
      Зоилит кинула в приближающихся мертвецов заклинание Цветные Брызги, надеясь на время оглушить или ослепить хоть кого-то из них. Она не была уверена, что магия вообще действует на мертвецов. Вроде бы только жрецы знали, как на них повлиять? Оставалось надеяться, что обычное оружие их калечило почти также, как живых. Вскинув арбалет, плутовка прицелилась и спустила стрелу, надеясь вогнать ее ближайшему ходячему трупу в глаз.
      Немного отступив назад, Лэйн извлёк из поясного кармана небольшой кусочек угля, и впопыхах расчертил им свою правую ладонь замысловатыми знаками. Эти знаки, которые едва ли могли понять несведущие, были древними символами, означавшими силу дневного света и солнца. Вложив слова заклинания в начертанные символы, Лэйн вскинул руку. Ладонь шамана полыхнула ослепительным блеском, освещая толпу угрюмых зомби, подобравшихся уже опасно близко. Хотя Лэйн и не использовал такой приём раньше, да и вообще не встречался в таком открытом бою с нежитью, однако это должно было, по крайней мере, ослабить её. Продолжая держать поднятую вверх ладонь (заклинание солнечного света ещё держалось некоторое время), другой рукой Лэйн выхватил меч, но едва лишь успевал парировать атаки – ещё незажившее плечо не позволяло делать широкие атакующие взмахи.
      Чары Зоилит не возымели никакого эффекта, мертвецы не поддавались воздействию таких эффектов, как оглушение и ослепление. Однако стрела воровки оказалась намного действеннее, тут же снеся с ног один из трупов. Магия Лэйна тоже вызвала должный эффект, яркий свет буквально сжег нескольких трупов за пару мгновений. Однако скелеты и зомби продолжали валить вперед, подбираясь к полуэльфийке и генаси на опасную дистанцию. Один из трупов резко выдохнул облако дыма прямо в лицо Лэйна, отравляя его какой-то болезнью.
      - Дьявол морской!.. - сдавленно прошипел Лэйн и инстинктивно отвернул голову от противника, стараясь не вдохнуть ядовитый дым, впрочем, получилось не очень. Эта гадость ощутимо ударила по глазам, вызвав противное жжение. Сильно зажмурившись и стараясь сдержать удушливый кашель, Лэйн сделал выпад вперёд, и, прорычав от боли в плече, наотмашь рубанул мечом ту бестию, что дыхнула едким дымом. Дальше размахивать клинком в самой гуще, да и в таком состоянии было бы неразумно, и генаси сделал несколько быстрых, но не вполне уверенных шагов назад, продолжая откашливаться и продирать глаза.
      Лич, возвышающийся позади армии мертвых, казалось, не собирался вмешиваться в происходящее, хотя, это могло быть всего лишь иллюзией. Койрэ, тем временем, с помощью своего меча, разрубил нескольких мертвецов, однако, останки их тел еще немного подергивались, подавая признаки не жизни.
      Решив больше не тратить силы на магию, тем более, что у генаси это получилось куда эффективнее, Зоилит тут же выхватила следующую стрелу, вкладывая ее в арбалет. Сделав несколько быстрых шагов назад, она спустила стрелу, целясь в ближайшего мертвеца. Краем глаза заметив, что один из трупов выдохнул изо рта какую-то гадость в сторону Лэйна, а так же, что сраженные мертвецы все еще пытаются шевелиться, девушка поняла, что в ближнем бою лучше с ними не сталкиваться. Быстро оглядев место битвы, она в несколько прыжков взобралась на обломок чего-то каменного - то ли пьедестала, то ли лестницы, - чтобы оттуда было легче прицелиться, и вновь вскинула заряженный арбалет.
      Немного придя в себя, шаман вновь окинул толпу зомби хмурым взглядом. Живучие оказались твари. Даже после, казалось бы, смертельных ранений они продолжали лезть.
      «Эх, скорей бы рассвет...» - подумал Лэйн, прикидывая, когда же взойдёт солнце, при этом не отводя взгляда от толпы лезущей нежити, и начал повторять слова заклинания солнечного света, который оказался весьма эффективен против них. Слова ложились на уже использованные символы на ладони (обводить новые не было времени), поэтому губительные для нечисти вспышки света с каждым повтором становились всё слабее. Вдобавок ко всему сосредоточиться мешал удушливый кашель, который отбил у генаси всякое желание вновь лезть в ближний бой.
      Небо на востоке немного посветлело, неся с собой надежду рассвета. Но до этого ещё оставалось время, которое следовало провести в борьбе за жизнь.
Что-то привлекло внимание лича - то ли молодая девичья плоть и кровь, то ли рыжие волосы эльфийки, а возможно он давно уже подыскивал подходящую по каким-то своим параметрам жертву. Неожиданно резво для такой груды полуразложившейся плоти, чёрный маг, совершил несколько прыжков - с одного надгробия на другое, и оказался позади Зоилит, которая только что пустила арбалетный болт во врага. Воровка не успела перезарядить оружие, да и вряд ли бы это помогло против такого мощного существа. Мертвец схватил девушку за горло, не сдавливая, но приподнимая так, что её тело оказалось в воздухе, затем крепко сжал и плутовка ощутила зловоние его мёртвой плоти и острые кости, впивающиеся в ее кожу. Держа Зоилит в руках, лич в несколько прыжков отдалился от её спутников, не обращая более на них внимания, и исчез среди гробниц.

      Закончив чертить символы, Фьерн зашептал слова. Камень заиндевел, и колдуну на миг показалось, что дорога завертелась против солнца, а лес и небо поменялись местами. Все как надо. Человек поднялся на ноги и его шатнуло. Да, все правильно. Эти чары используют только твою силу, пропорционально тому - чему предстоит противостоять. Выпить зелье маскировки Фьерн успел лишь за миг до того, как показались птичьи наездники. «С пути-то оно собьет, но лучше не рисковать». С этой мыслью он поспешил догнать спутников, двигаясь по заросшей кустами обочине. Фьерну пришлось вспомнить все свои полевые навыки, что бы остаться незамеченным для соглядатая, но, наконец, над его головой сомкнулся лесной свод.
      За спиной заскреблось. Иней вылез из заплечного мешка колдуна, вскочив ему на плечо. Фьерн взял питомца на руки и стал шептать ему. Белый кот казалось, внимательно слушал. Человек отпустил Инея в траву - тот принюхался и резво побежал вглубь. За ушедшими спутниками. Фьерн не стал окликать никого - это было слишком опасно, но он вполне мог доверить поиск дороги Инею. Внезапно маг перестал чувствовать сигнал от Зоилит... хотя нет... он просто стал слабым. Фьерн стиснул зубы, подумав о том, что могло случиться, и прибавил шагу.
      - Девять Преисподней! - Эвели была разочарована и зла, от того, что они не успели пройти в проход, но ещё больше её беспокоило отсутствие Фьерна, и в голове уже крутились всевозможные малоприятные варианты того, что могло произойти. Закатное время приближалось к концу, последние лучи солнца догорели и сейчас ту часть леса, в которой находилась эльфийка, окутала темнота. Мрак не сильно беспокоил эльфийские глаза, но он вполне мог привлечь хищников и чудовищ. В любом случае оставаться возле исчезнувшего портала было глупо, столь сильную магию Койрэ вряд ли мог повторить в ближайшем будущем. Поэтому Эвели достала куртку из сумки, надев её, чтобы немного согреться и решила пойти в обратную сторону - на тропу, в надежде, что встретит колдуна.
      Фьерн шел по лесной тропе вслед за Инеем, чья белая шерстка была хорошо различима. Смеркалось, Фьерн поежился и походя сбил древком своего короткого копья шляпку росшего на краю тропы мухомора. Он шел так тихо, как мог, но прекрасно понимал, что местные лесные обитатели спокойно его услышат и учуют, если захотят. Колдун еще мог наложить кое-какие маскирующие чары, в том числе и улучшенную невидимость, но торопиться с ними не стоило. Наконец кот вывел колдуна на тропу по которой кто-то недавно проходил, причем, явно не в одиночестве.
      Эвели осторожно двигалась в сторону дороги, прислушиваясь к звукам - птицы больше не кричали, скорее всего, патруль вернулся в город. Вероятно, убитый был не особо важной шишкой. Отведя руками ветви деревьев, Эвели выглянула на тропу и сразу же увидела идущего быстрым шагом Фьерна, а впереди белое пятнышко - Инея. Облегчённо вздохнув, эльфийка вышла вперёд, поджидая колдуна. В лесу окончательно стемнело, и он наполнился ночными звуками - шорохами, птичьими вскриками. В воздухе мерцали былинки, долетающие с гор - миниатюрные частички кристаллированной магической породы.
      Иней мяукнул, так, как Фьерн не ожидал - вполне радостно, колдун внимательно всмотрелся в переплетение ветвей у себя на пути... Увидеть эльфа в лесу ночью - если он того не хочет - почти невозможно, особенно если не знать, что искать. Но тут... Тихий шепот, имя срывается с губ...
      - Наконец-то нашел! - колдун в несколько шагов оказался рядом с Эвели, обнял и поцеловал ее. - Почему ты здесь одна? - спросил Фьерн уже несколько мгновений позже. - Что стряслось?
      Лунная эльфийка обняла человека за шею, прижавшись лицом к прохладе его рубашки и облегчённо вздыхая.
      - Слава Илесиру, нас не поймали... Твоя магия отвела глаза орлиным наездникам. Нам пришлось укрыться в чаще, а Койрэ создал портал для быстрого движения через лес, но видимо его магии не хватило - он выглядел бледным и уставшим ещё, когда мы вышли из города - и я не успела пройти вслед за ними. Да я бы и не пошла без тебя всё равно.
      Пушистое тельце Инея скользнуло вокруг ног парочки, обвивая их по очереди хвостом. Эвели подняла глаза на Фьерна, в их тёмно-синей глубине отразились первые звёзды, высыпавшие на небосводе.
      - Мы же с тобой не очень устали, правда? Поэтому лучше не задерживаться здесь, а пройти какую-то часть пути.
      Фьерн уверенно кивнул:
      - Да, идем, лучше убраться отсюда, не искушая нашу удачу.
      Они отправились по тропе, уводящей на север от Эверески.
      - Интересно, куда вёл портал? Ты ощущаешь сигнал от Зоилит?
      Колдун сосредоточился на магическом сигнале льдинки и нахмурился.
      - Далеко. Очень. Но, похоже, не удаляется - пока. Тебе известен этот лес? Что от него ждать - и как лучше идти, не угодив в какое-нибудь внезапное болото – подскажешь, если что? - он улыбнулся и размеренным шагом человека, привыкшего к долгим переходам, направился дальше по тропе.
      - Знаешь... - задумчиво сдвинув брови, произнес Фьерн, - мне кажется странным, что портал нашего друида не пустил тебя, зная его... тягу к тебе. Я бы ожидал, что он мог бы оставить кого-то другого, но для тебя держался бы до последних сил. Он меня тревожит... именно этой своей странностью. Ладно, об этом можно поломать голову и потом, - колдун махнул рукой, - главное выскользнули. В какой-то момент я подумал, что не получится... но - мы снова вместе, хвала богам.
      - Я думаю, он просто не заметил. Да и даже зная "его тягу ко мне", он не всесилен, чтобы черпать силы до изнеможения, а я бы без тебя всё равно не ушла. Да и учитывая, как легко Койрэ нашёл нас в огромной Эвереске... не думаю, что новую встречу придётся долго ждать, - Эвели отбросила с лица волосы, стараясь не отставать от Фьерна, чей шаг, безусловно, был гораздо шире.
      Несколько часов они шли по тропе, изредка задерживаясь на развилках. Эльфийка думала о том, что её может встретить дома, но до имения ещё предстояло пройти немало, и тот путь, на котором они оказались ей вовсе не нравился, так как лежал через кладбище. Около четырёх часов ночи, колдун и бард вышли на открытую местность, немного напомнившую им болотистую землю в лесу Анастрианны - мерцающие огоньки, кваканье лягушек, шныряние насекомых и мелких животных в кустах высокой осоки и камыша. Перед ними лежала дорога из широких плит, вытесанных из больших кусков каменной породы, определить которую не представлялось возможным. Казалось, что дорога вела в иное измерение, так как другой её конец исчезал в непроглядном тумане.
      - Знаешь, милый... мне не хочется тебя расстраивать, но эта дорога ведёт прямиком через кладбище, - Эвели остановилась, отмахиваясь от комаров и всматриваясь вперёд в темноту. - Раз или два я проходила здесь много лет назад, но при свете дня. Это очень старое кладбище, и оно действительно огромно. Заблудиться здесь ничего не стоит. Подождём до утра здесь в низине?
      Фьерн остановился и пристально всмотрелся в раскинувшееся впереди окутанное туманом кладбище. Перспектива заблудиться его волновала куда меньше, чем возможность того, что придется устроить незапланированные разборки с местными обитателями. Иней забрался на кривенькую березку и принялся точить когти, всем своим видом демонстрируя, что никуда дальше не пойдет.
      - Если это самое подходящее место для привала, то остановимся тут, - произнес колдун, распуская завязки заплечного мешка и выискивая там смесь, которой собирался очертить охранный круг. Конечно, как показали события не слишком далекого прошлого - от всего это не спасает, но и пренебрегать такой мерой предосторожности, колдун не собирался.
      Эвели расположилась как можно дальше от воды, ближе к обочине дороги, возле той самой берёзы, на которой уселся кот, наблюдавший за парочкой сквозь полуприкрытые разноцветные глаза. Эльфийка устала, и, решив, что быстро уснёт, расстелила скатку, улеглась на ней, накинув сверху тёплый плащ, и принялась наблюдать, как Фьерн рисует охранный круг. Через некоторое время она прикрыла глаза, но сон не шёл. За исключением трелей кузнечиков и лягушек ничто не нарушало тишину, разве что порой из заболоченного озерца доносился всплеск какой-нибудь рыбы или лягушки. Они остановились достаточно далеко от кладбища, и вряд ли что-то могло их здесь потревожить, однако, Эвели была рада охранным чарам колдуна. Звёздное небо затянули облака, а на земле, словно отражения звёзд, путникам подмигивали светлячки.
      - Раз уж мы остались одни, любовь моя, а твой круг защищает нас... Может, воспользуемся моментом? Я очень соскучилась... - протянула эльфийка, открыв глаза и лукаво глядя на Фьерна. - Снова вдвоём, как раньше...
      Она приподняла край плаща, облизнув яркие губы и слегка улыбнувшись. Её лицо, обрамлённое волной длинных чёрных локонов, слегка светилось в темноте, а большие немного печальные глаза придавали сходство с речной нимфой. Фьерн резко выдохнул, и его горячее дыхание поднялось в прохладный воздух облачком белого пара.
      - Ты прекрасна, - прошептал колдун, подходя к походной постели и склоняясь над Эвели. Он порывисто поцеловал эльфийку, рука человека легла на затылок девушки, зарывшись в шелковистые волосы от которых исходил легкий аромат сирени, который уже на протяжении довольно долгого времени ассоциировался у колдуна с возлюбленной.
      В траве стрекотали ночные обитатели леса, наполняя ночь своими странными песнями, что могли понять разве что друиды, да и то вряд ли утруждали себя этим. После некоторого весьма жаркого отрезка времени, Эвели, тяжело дыша, откинулась на их ложе, не в состоянии ничего произнести в течение нескольких секунд. Прохладный ночной ветерок, тянущий от реки, остужал разгорячённые тела любовников, и, казалось, выдувал все мысли из головы, унося их в неизвестные дали.
      - Мне нравится путешествовать не одной... Приятно когда рядом постоянно красивый мужчина, способный удовлетворить внезапно вспыхнувшее желание, - тихо рассмеялась девушка, проводя пальчиком по суровому лицу человека, и отводя от его льдистых глаз пряди чёрных волос. В камышах у реки чудилось какое-то мельтешение и, время от времени, шипение - это Иней охотился на водяных крыс. В глазах Фьерна появились лукавые искры, а на губах заиграла хитрая улыбка.
      - Так значит, ты всегда путешествовала в обществе молодых, красивых и здоровых мужчин? - шутливо спросил он эльфийку, глядя в её большие синие глаза. – Похоже, ты умело подбирала себе попутчиков или это удача и везение, - его улыбка стала шире. В голосе колдуна не было ревности, впрочем, он и не ревновал Эвели к её прошлым возлюбленным, предпочитая по жизни оставлять прошлое прошлому. Он подпер голову рукой, чтобы лучше видеть нежное лицо своей будущей жены, озаренное мистическим лунным светом.
      - Разве мне могло не везти в подобных делах? - притворно возмутилась эльфийка, не отводя взгляда от Фьерна, и затем, нежно взяв его лицо в свои ладошки, мягко поцеловала в губы. - Но самый удачный приз мне достался прошлой весной, в одном из богами забытых мест на краю Амна...
      Она снова поцеловала его, на этот раз более глубоко и страстно. От такого поцелуя кружилась голова, а в памяти всплывали моменты из недавнего прошлого, самые яркие и сладко-тревожные, складывая в душе барда песню огня и льда, столь бережно обращавшихся друг с другом, что умудрились не превратиться в пар.
      Колдун порывисто отвечал на поцелуи Эвели, скользя ладонями по её изящной фигурке, обнимая, прижимая к груди крепко-крепко. И вряд ли сейчас кто-то посмел бы назвать Фьерна бесчувственным, ледяным чародеем.
      - А я-то думал, что это ты мой выигрыш в одной из партий с самой судьбой, - отозвался Фьерн, когда они оторвались друг от друга чтобы глотнуть воздуха, - но что бы ни случилось, я не позволю даже богам и самой Судьбе забрать тебя у меня.
      - Я тоже сделаю всё, чтобы мы были вместе, - после недолгого молчания ответила Эвели, пряча лицо на груди колдуна и крепче прижимаясь к нему под плащом. Несмотря на довольно мрачную погоду и соседство кладбища, бард чувствовала себя очень уютно в руках любимого человека и не заметила, как задремала. Эвели достаточно редко прибегала к эльфийской медитации, предпочитая спать как люди, погружая в сон и сознание, и тело. Но такой способ полного погружения в себя был опасен для эльфийки с каплей драконьей крови, потому что та частенько находила лазейки, беря верх над разумом девушки. Только присутствие ледяных чар Фьерна и его любовь, успокаивали разбуженную не так давно кровь. Но сейчас, словно ощущая приближение к дому, в котором столетиями проживали эльфы с драконьей кровью, та вновь пробудилась, пока что достаточно незаметно, согревая кожу Эвели, которая оставалась тёплой, несмотря на ветерок и тонкий плащ. Вскоре прибежал хорошо поохотившийся Иней и с довольным урчанием пролез к ним в ноги.
      Сон долго не шел к колдуну, держа в объятиях любимую и рассеянно перебирая её шелковистые волосы, Фьерн думал о том, что вскоре они достигнут конца своего путешествия, что пройдя ритуал у Источника, Эвели больше не будет нуждаться в его магии и это переведет их отношения на совершенно иной уровень. Фьерн был готов к переменам, еще тогда, когда он сделал девушке предложение, он понимал, что многое в его жизни изменится. Но он уже вполне привык к этой мысли. Об Источнике же он думал время от времени, и каждый раз это приводило его в некоторое волнение. Задремал он только в предрассветных сумерках и то не более, чем на час.
      Утро принесло серые облака, сквозь которые тускло просвечивало солнце, отчего окружающий мир казался призрачным и безмолвным. Лишь где-то вдалеке раздавалось воронье карканье, которое всегда напоминало Эвели о кладбищах. Впрочем, сейчас это было вполне естественно. Бард развела костёр и сварила кашу из овса и ягод. После сытного завтрака жизнь начала казаться более приятной и предстоящее путешествие по кладбищу уже не так угнетало барда. Они отправились по старой дороге туда, где скрытый плотным туманом, не исчезнувшим даже с восходом солнца, притаился древний могильник.

0

7

Глава 6.
      Койрэ попытался понять, куда направился лич, однако множество мертвецов упорно отвлекали его, хотя армия мертвых почти не обращала на него внимания, видимо, не видя в эльфе врага. А вот Лэйну везло намного меньше. Правда, его заклинания убивали трупов, сметая их с ног. Под ярким светом скелеты разваливались на кости, а зомби начинали рассыпаться в прах. Наконец, осталось всего три мертвеца, которых убил первый показавшийся луч света.
      - Где Зоилит? - спросил Койрэ, крутя головой.
      Лэйн облегчённо вздохнул, когда последний мертвец обратился пеплом в рассветных лучах солнца. Всё закончилось, и теперь нового нападения этой нечисти можно было не бояться, по крайней мере, до захода солнца. Лэйн искренне надеялся, что до этого времени он и его спутники успеют покинуть пределы старого кладбища. А предводитель мёртвых, похоже, успел скрыться - генаси под конец боя лишь мельком заметил какие-то активные перемещения с его стороны, но не больше - слишком уж занят был шаман, отбиваясь от валившей на него "рядовой" нежити.
      - Зоилит? - недоуменно переспросил Лэйн и обернулся туда, где, по его мнению, должна была стоять девушка, однако сейчас там никого не оказалось. - Она стояла вон там, чуть в стороне от меня... - немного растерянно произнёс генаси, и тоже принялся вертеть головой.
      - Вот и славно, я давно хотела поговорить с тобой наедине, Лэйн... - голос эльфа резко изменился, он стал более грубым, гулким и чарующим. Это была Анастрианна. - Мы с тобой не знакомы, но, поверь, я то, что нужно тебе сейчас.
      Земля дрогнула, и тут же прямо перед генаси возник женский силуэт, сотканный из корней, листвы и кладбищенского мха. Силуэт сделал шаг в сторону Лэйна, а затем вновь прозвучал необычный голос.
      - Мне нужна твоя помощь, Лэйн. Взамен я отплачу тебе всем, чего ты только можешь пожелать... Я тебя заинтересовала?
      Лэйн изумлённым и непонимающим взглядом уставился на сплетённую из корней и веток женскую фигуру и на отстранённо стоящего друида, вдруг заговорившего чужим голосом.
      - Я так понимаю, эти слова принадлежат уже не Койрэ... - собравшись с мыслями, наконец, сказал Лэйн и прищурился. – Это, безусловно, интересно...       Генаси даже не дрогнул, когда лесная дева приблизилась к нему. Всего лишь образ, не представляющий никакой опасности - в этом шаман был почти уверен.
      - Однако, - продолжил он, - прежде чем что-то просить или предлагать, назови себя, и ответь - кто же ты... такая?
      - Верно, с тобой разговаривает уже не наш славный друид. Мое имя Анастрианна, я - владычица природы, могущественнейшая из всех дриад. Увы, но сейчас я пребываю не в самой лучше форме, однако, даже в таком состоянии я способна на многое.
      Сам Койрэ смотрел в пол, он не мог контролировать свое тело, но все же осознавал происходящее. Проклятое кольцо Аны полыхало ослепляющим алым пламенем, было заметно, что она использует немереную долю своих сил, чтобы говорить с Лэйном напрямую.
      - Совсем скоро я снова буду жива, у меня будет собственное тело, но останется все же несколько нерешенных проблем. Боюсь что после моего... возвращения, я буду немного не в том состоянии, чтобы сражаться, но, тем не менее, мне нужно убить Фьерна и, может быть, даже Эвели, если все пойдет не по плану. Само собой, несчастный друид не сможет одолеть их в одиночку, поэтому я хочу, чтобы ты помог ему. Когда все закончится, я дам тебе все, что будет угодно твоей душе, Койрэ уже заслужил свою награду. Но если предашь меня, я тебя уничтожу. Поэтому, решай прямо сейчас, времени на раздумья у тебя нет.
      - Дриада? Никогда не слышал, чтобы дриады обходились без своего тела... Весьма странное состояние. - Кроме всего прочего, генаси вдруг чётко уловил течение магии, исходящей не то от друида, не то от дриады. Магии весьма неприятной, которая заставила шамана поёжиться. Не стоило бы доверять этой Анастрианне. - Что-то мне не верится, что у тебя хватит сил дать то, что мне действительно нужно... - генаси осторожно выразил свои сомнения и испытующе глянул на силуэт дриады. – Скажем, вернуть к жизни человека? А?
      Голос, общающийся с Лэйном, ничуть не дрогнул, речь продолжала буквально струиться, зачаровывая и погружая в эйфорию.
      - У меня есть свои приемы, позволяющие оставаться в живых даже после смерти, - конечно, Анастрианна говорила о кольце, которое, поглотив ее магию, впитало заодно и душу дриады, не давая ей окончательно отбыть в мир иной. - И уж тем более, для меня не составит труда вернуть к жизни человека. Само собой, это довольно дорогая плата, тебе придется сильно постараться, чтобы ее заслужить. - Силуэт дриады развел руками. - Итак, ты со мной? Или против меня?
      Койрэ чувствовал, что Анастрианна была настроена воинственно, в случае отказа она ни за что не оставит Лэйна в живых, ведь при таком стечении обстоятельств ее план подвергнется угрозе.
      Лэйн, с трудом, но всё же смог успокоить разогнавшееся сердце в груди и сдержать подступившее волнение, вызванное словами дриады. «Если она не лжёт и это действительно будет ей под силу, то... может... я снова... увижу тебя... моя любимая...» Сделав пару глубоких вдохов и вернув лицу невозмутимый вид, шаман заговорил.
      - Задержаться в этом мире после смерти самому - это дело не хитрое для знающих. Договоры, заклятия, артефакты... - генаси сделал шаг в сторону, и окинул взглядом самого друида. И почти сразу заметил ярко полыхающий магическим огнём перстень на его пальце. Взяв сей факт на заметку, Лэйн вновь повернулся к силуэту. - Но если ты сможешь вернуть мне мою возлюбленную, я помогу тебе в твоём деле. И эта "плата" вполне подобающая. Жизнь за жизнь. Если кому-то суждено умереть, то и кто-то должен вернуться... - Генаси скрестил руки на груди и ещё больше сощурил глаза. - Но если ты меня обманешь и не выполнишь свою часть сделки, то, несмотря на всю свою силу, я сделаю так, что ты всё же отправишься в мир иной. Я не какая-нибудь марионетка, которую можно подёргать за ниточки и потом просто выбросить.
      Дриада слегка наклонила голову, отчего раздался шелест листьев и скрежет корней, из которых она и была соткана.
      - Жизнь за жизнь? Договорились. Как только Фьерн будет мертв, ты снова увидишь свою любимую. Клянусь, - Анастрианна больше не могла тянуть, силы были на исходе, вести прямой диалог с Лэйном становилось все труднее. - Теперь и ты поклянись, что приложишь все усилия, чтобы уничтожить этого колдуна.
      Койрэ внезапно упал на колени. Дриада в колоссальных темпах истощала друида. Времени оставалось совсем не много, некогда было больше беседовать, Анастрианна жаждала услышать решение генаси именно сейчас. В ином случае, ей придется убить его прямо здесь, чтобы избежать проблем с сохранением плана в секрете.
      - Клянусь и сделаю всё возможное, - не раздумывая ответил Лэйн, чуть склонив голову и приложив два пальца ко лбу - тескианский жест клятвы. Сейчас не разум довлел над генаси, заставляя его сказать эти слова, а эмоции, захлестнувшие шамана с головой. Шанс на то, что эта проклятая боль, наконец отпустит его сердце, и он снова увидит Нэю затмил всё вокруг. За то чтобы вернуть её, генаси незамедлительно продал бы даже свою душу дьяволу, так сильна была его любовь, которая на все эти годы ни на йоту не угасла в его сердце.
      Силуэт дриады кивнул головой.
      - Само собой, это будет непросто сделать, но вы снова будете вместе, а сейчас, пожалуй, я оставлю вас с Койрэ. Вам еще нужно найти Зоилит, не так ли? - после этих слов силуэт замер, подобно статуе, созданной из растений. Друид тряхнул головой, приходя в себя.
      - Все в порядке? Она говорила с тобой, да? - Койрэ с легким испугом посмотрел на Лэйна. Друид знал, что Ана начнет собирать союзников, так что он не был особо удивлен, скорее, просто не совсем одобрял дриаду.
      Лэйн глубоко вздохнул, глядя на приходящего в чувство друида.
      - Да. И мы пришли к некоторому соглашению. Хм... А ты разве не слышал свой... её голос? И вообще, как сам? Что-то ты совсем неважно выглядишь.
      Койрэ запустил руку в волосы, собираясь с мыслями:
      - Вообще слышал, но не все уловил. Такой трюк она раньше не проделывала, так что я изрядно устал...
      - А ведь нам ещё надо отыскать Зои, - заметил Лэйн и снова оглядел окрестности в надежде увидеть девушку. - Куда же всё-таки она могла подеваться? - Генаси вдруг непроизвольно поймал себя на мысли, что он почему-то обеспокоен исчезновением этой полуэльфийки.
      - Лич, вроде бы, полетел туда... Но я не уверен. - Друид указал в сторону, противоположную той, откуда они пришли. - Только давай пойдем не слишком быстро, у меня все болит. Думаю, лич не убьет Зоилит, иначе, он сделал бы это прямо здесь.
      Анастрианна потратила огромное количество не только сил Койрэ, но и своих собственных, поэтому на некоторое время в голове друида воцарилась блаженная тишина. Это было даже странно - он снова мог думать самостоятельно, не ожидая услышать постороннюю мысль, в ответ на каждую свою. С другой стороны - теперь друид не знал куда идти, чтобы найти Эвели или ее дом. Без дриады, он перестал чувствовать драконью кровь эльфийки.
      - Но ты не уверен... - генаси хмуро посмотрел в ту сторону и пожал плечами. - Но выбор, похоже, невелик... Я вообще не видел когда и куда скрылся этот мертвый колдун. Так что идём.
      Немного приведя свою одежду в порядок, и наскоро осмотрев плечо, Лэйн неторопливо двинулся в нужную сторону вслед за Койрэ.
      - Так значит, вы связаны с ней через это кольцо? - спустя несколько шагов осторожно поинтересовался Лэйн, покосившись на перстень друида. - Весьма интересная вещь... - Пока была такая возможность, нужно было побольше узнать о своих... союзниках.
      Койрэ шагал рядом с генаси, однако чувствовал себя одиноко. Эльфу страшно не хватало чарующего и дурманящего сладкого голоса дриады. Кроме того, несмотря на свои друидские навыки, ориентироваться без магии Анастрианны в этом неизвестном ему месте было крайне проблематично. Койрэ просто не знал куда идти.
      - Мы не то, что связаны этим кольцом... Ты знаешь, что это за артефакт? - эльф поднял руку, демонстрируя Лэйну кольцо. - Видишь этот алый камень? Это не просто рубин или гранат. Это камень души, который позволяет выпивать душу из умирающего человека, чтобы заполучить его силу. Я по глупости сделал это с телом Анастрианны, но вышло, что она выжила из-за этого. Правда, теперь я рад, что все так случилось. Конечно, есть некоторые неудобства. Это кольцо нельзя снять. Никак. И никогда.
      - Дриада эта и в правду сильна, раз смогла сохранить свою душу и подчинить сей артефакт... - с некоторой толикой уважения в голосе сказал Лэйн, когда Койрэ закончил. Однако шаману было непонятно, зачем друид вообще стал использовать такого рода артефакт и где его взял. Поглощение, вытягивание душ, пусть даже из умирающего, шаман всегда считал вопиющим кощунством. Впрочем, ничего говорить и дальше расспрашивать об этом он не стал.
      Койрэ рассмеялся.
      - Еще бы она его не подчинила, это ведь именно от нее я и получил это кольцо, правда, тогда она еще была... в большей степени жива, - Койрэ печально улыбнулся, оглядываясь вокруг. - Слушай, кажется, мы заблудились... Я не знаю куда идти.
      - Заблудились? А как же твоя дриада? Она не укажет путь? - Лэйн вопросительно посмотрел на Койрэ, хотя в принципе уже знал ответ, и поэтому тоже повертел головой и немного огляделся. - Можно попросить духов о помощи, но я не знаю, кто мне отзовётся. Мы ещё не покинули пределы захоронений, так что среди оных здесь, скорее всего только тени и призраки.
      Эльф почесал затылок, внимательно глядя на Лэйна.
      - Да, Анастрианна немного устала, так что придется нам самим разбираться. Я, конечно, хорошо ориентируюсь на местности, но если был там единожды, а сюда я раньше не попадал... А не опасно вызывать духов здесь? А то вдруг и правда ты лишь призовешь враждебных призраков?
      - Весьма рискованно, это правда, - в задумчивом согласии ответил генаси. Кладбище это, как ему казалось, было довольно обширным, и уж точно весьма неспокойным, достаточно было вспомнить их недавнее столкновение с мертвым колдуном и его приспешниками. - Однако это может быть нам даже на руку... - В голове шамана вдруг промелькнула довольно амбициозная мысль, и он хитро улыбнулся, повернувшись к Койрэ. - Возможно, что этим злобным духам ведомо, где сейчас скрывается их хозяин-лич. Мне по силам будет сдержать одного-двух призраков, и... убедить их поделиться со мной информацией. Здесь кроны деревьев довольно густые, - продолжил Лэйн, подняв вверх глаза, - и плохо пропускают лучи солнца. Так что я думаю, кто-нибудь из них явится на мой зов.
      Койрэ едва заметно кивнул. Выбора у них все равно не было, а бросать Зоилит было как-то негоже. Учитывая, теплые чувства полуэльфийки к друиду - по крайней мере, существовавшие ранее - оставление Зои в беде казалось еще более свинским. К тому же, друиду нравилось, что в отличие от некоторых других дам, девушка всегда видела в нем только хорошее, и теперь Койрэ решил искупить свою вину. Он даже готов был признаться в том, что полуэльфы не намного хуже чистокровных ушастых, по крайней мере, они во многом превосходят обыкновенных людей.
      - Хорошо, вызывай кого хочешь. Надеюсь, нам не придется снова убивать эту мертвечину, - эльф рассмеялся, доставая из кармана ленту, чтобы завязать растрепавшиеся волосы в тугой хвост.
      - Всё должно пройти без заминок, я в этом уверен, - ответил Лэйн и достал из поясного кармана всё тот же небольшой кусочек угля. Спустя пару минут нехитрых манипуляций, правая ладонь и рука генаси покрылись несколькими витиеватыми символами, которые были необходимы для применения шаманской магии против злобных духов. Последний символ, похожий на скошенную букву F, Лэйн нарисовал на своём лбу. Символ, разумеется, вместе с особым заклятием, позволит разуму шамана обратиться к духу. Закончив все приготовления, генаси поудобнее уселся прямо на траве, и закрыв глаза, прочел заклинание обнаружения духов.
      Призраков и прочей подобной нечисти мысленному взору шамана предстало поистине немало. Правда, сейчас они по большей части прятались где-то во тьме. Какие-то конкретные места шаман, разумеется, не видел, он лишь наблюдал и ощущал само присутствие этих созданий. Никаких слов для призыва, к неприятному удивлению Лэйна, совсем не понадобилось - почти сразу он ощутил десяток, а то и больше впившихся в него ядовитых и колючих взглядов, преисполненных ненависти. По какой-то неведомой причине его самого сразу обнаружили.
      - Дьявол! - выругался Лэйн и, раскрыв глаза, вскочил на ноги. - Дело по идее сделано, - взглянул он на друида, - но сюда может заявиться несколько больше этих призраков, чем один. Лучше приготовься. - Клинок из холодного железа занял привычное место в левой руке шамана, и застыл в ожидании веселья.
      Койрэ понимающе кивнул, поднимая левую ладонь и резко рассекая ей воздух. В эту же секунду рядом с друидом появилась Акха. Койрэ посмотрел на своего фамилиара с улыбкой, потому что успел соскучиться. Было очевидно, что и Акха скучала, она тут же принялась тереться мордой о ногу эльфа, слегка поскуливая.
      - Приготовься, - обратился он к волчице. - Возможно, сейчас придется сражаться.
      Акха понимающе кивнула, бросив мимолетный взгляд на Лэйна. Койрэ же достал из ножен Хвост Дракона, изящный меч, полученный им в подарок от Верховного Друида своего круга. Эльф редко пускал его в дело, больше полагаясь на природную магию, однако, на сей раз, Койрэ решил, что волшебное серебро будет более действенно против призраков и духов, нежели природные чары.
      Лич являлся самым мощным из всех действующих злых существ на кладбище, поэтому остальные тени невольно ощущали его ауру, манящую их словно пламя мотыльков. Сейчас, разбуженные Лэйном, духи почувствовали зов тёмного мага, и это было единственным, что их интересовало. Лэйн увидел, что тени, которые до сих пор он лишь ощущал, приняли хоть и слабую, но всё же реальную форму и, устремились мимо него и друида, мимо древних гробниц, не обращая внимания на живых. Он в недоумении поднял брови, глядя в след уплывающим мимо них призрачным силуэтам, и опустил ещё секунду назад готовое к бою оружие. Такой пассивности от злобных духов он не ожидал и на мгновение растерялся.
      - Что-то не так... Впрочем ладно, так даже лучше, не придётся отбиваться сейчас. Наша задача упростилась, - сказал шаман и прочитал слова заклятия. Символ на лбу полыхнул ярко голубым огнём, и на генаси обрушился пронзительный гул десятков голосов, заставивший его поморщиться от боли. Эти голоса настойчиво и едва разборчиво что-то шептали, шептали все одновременно, время от времени стихая и усиливаясь вновь, и Лэйну пришлось постараться, чтобы хоть что-то разобрать и понять. - Их кто-то зовет, что-то вроде этого... - Лэйн наконец повернулся к друиду, мельком заметив волчицу подле него, и поспешил стереть символ со своего лба. Магия моментально развеялась, очистив разум от потусторонних голосов. Слабая головная боль, впрочем, никуда не делась. - Кто-то достаточно сильный, возможно это наш лич. Я предлагаю осторожно последовать за этими духами. Они должны привести нас к цели.
      Койрэ убрал свой клинок в ножны, соглашаясь с Лэйном.
      - Да, я тоже думаю, что следует двигаться за ними. Возможно, это и приведет нас к Зоилит, - друид двинулся в том же направлении, что и духи, которые стали слегка различимыми в воздухе, то ли благодаря магии шамана, то ли еще по какой-то причине. Акха шагала рядом со своим хозяином. Она была немного разочарована, что битвы так и не случилось. Впрочем, волчица не сомневалась, что рано или поздно ее бойцовские навыки еще пригодятся.
      Лэйн ещё немного задержался, приходя в себя после довольно изощрённого шаманского заклинания, и тоже быстрым, но осторожным шагом двинулся вслед призракам. Выпускать оружие из рук он предусмотрительно не стал, и старался держаться подальше от проплывавших силуэтов. И хотя при дневном свете они особой опасности представлять не должны, осторожность еще никому не мешала.

      У Зоилит перехватило дыхание, когда лич схватил ее за горло и сжал. Выпирающие кости мертвеца впились в ее тело. Рука плутовки продолжала сжимать арбалет, и девушка попыталась извернуться, ударить лича рукоятью, но его костлявые пальцы только сильнее впивались в горло. Зловоние, идущее от лича, было просто невыносимым. Хотелось скорее оказаться на твердой земле подальше от этого ходячего трупа. По крайней мере, тогда она сможет понять, что делать дальше и есть ли вообще шанс спастись.
      У нее не получалось извернуться таким образом, чтобы увидеть куда именно направляется лич. Она могла лишь ощущать вонь, исходящую от его тела, и стремительное перемещение вперёд. В какой-то момент над ними с карканьем пронеслись две вороны, до смерти напугавшие девушку, хотя казалось, сейчас уже мало что могло бы её поразить. Через некоторое время, показавшееся Зои вечностью, тёмный маг оказался у входа в большую усыпальницу, он произнёс неизвестное ей заклинание и втащил девушку в темноту склепа.
      Зоилит была так напугана, а вонь, исходящая от лича столь невыносима, что на какое-то время плутовка даже перестала сопротивляться, безвольно повиснув в мертвой хватке нежити. Но когда она поняла, что тот притащил ее в какое-то помещение - судя по всему в усыпальницу или склеп, она вновь сделала отчаянную попытку вырваться или ударить лича рукоятью арбалета. В голове мелькнула мысль, что эта тварь двигалась слишком быстро, чтобы ее спутники могли за ним проследить, так что помощи ждать было неоткуда.
      - Отпусти! Слышишь, ты? Поставь меня на землю! - крикнула Зои, и ее голос гулким эхом пронесся по залу.
      Лич не обратил ни малейшего внимания на слова и удары Зоилит, лишь замер в темноте, словно принюхиваясь. Затем он перехватил девушку покрепче и гигантскими скачками понёсся вглубь помещения. Ветер свистел в ушах плутовки, голова закружилась от нескончаемого путешествия по склепу, который оказался огромным - зал плавно понижался, переходя в подземелье. Затхлый запах разложения бил в нос, так что Зои затошнило. Когда лич снова остановился - она уже практически была без сознания. Тёмный маг швырнул девушку на груду тряпья, которое, однако, не смягчило падения, и она больно ударилась о ледяные камни - но хотя бы пришла в себя. Зои находилась в кромешной темноте.
      Некоторое время плутовка лежала неподвижно, приходя в себя. Все тело болело, и ее еще мутило. Она медленно села, ощупывая тело и проверяя, целы ли кости. Никаких особых повреждений, вроде бы, не было, но синяки останутся. В одной руке все еще был арбалет, и девушка быстро перезарядила его, на всякий случай, благо это она могла делать хоть на ощупь. Впрочем, глаза полуэльфийки видели даже в темноте - силуэты, но этого было достаточно, чтобы ориентироваться. Она огляделась, пытаясь понять, где находится - большое это помещение или маленькое, куда делся лич и был ли тут еще кто живой... или неживой.
      Когда глаза полуэльфийки привыкли к темноте, она смогла рассмотреть, что находится в просторном помещении, с низким, сводчатым потолком. Порой кое-где сверху горсткой осыпалась земля - там, где балясины отвалились от старости. Это место не было похоже на могильник как таковой, а скорее на своеобразный рабочий кабинет - лич рылся в книгах, наваленных на большом столе сумеречного дерева. Он находился совсем близко к девушке, и она могла слышать, как скрипят его кости, когда он с трудом откладывал очередной большой том.
      Арбалет вряд ли помог бы воровке, но её плутовской взгляд уловил манящий блеск золота. Зои невольно оживилась, воровские инстинкты сразу дали о себе знать. С пояса нежити свисали нисколько золотых цепочек с ключами и амулетами, которые девушка раньше не заметила, потому что была прижата к другому боку тёмного мага. Ключи были разные по форме и размеру, но внимание воровки привлек амулет, выглядящий как половинка луны. Если бы Зои удалось незаметно подвинуться к личу, у неё был бы шанс украсть у него ключ или амулет, хотя чем это могло обернуться – оставалось только гадать.
      Зоилит замерла на месте, наблюдая за личем. Он был отвратительным, само воплощение смерти. Впрочем, оглядывая комнату, девушка подумала, что когда-то ведь он был живым человеком, собирал эти книги, изучал их, познавая какие-то науки. Она отогнала эти мысли. Сейчас он был нежитью, дурно пахнущей притом, и ей надо было как-то от него сбежать. Вряд ли ему нужен рядом живой человек. Она все рассматривала среди ключей амулет в виде полумесяца.
      «Изящная вещица и, возможно, магическая. Раз он носит ее на поясе, значит, она для него важна. Если украсть, может, это поможет выбраться отсюда?»
      Плутовка поменяла положение тела и, не вставая, стала приближаться к личу, стараясь не обращать внимание на зловоние. Лич продолжал копаться в книгах, раздражённо разбрасывая их вокруг себя (хотя могут ли личи раздражаться?). Одна из книг пролетела мимо Зои, едва не задев плутовку по голове. Тёмный маг, казалось, был полностью поглощён своим поиском – вероятно, какого-то заклинания - и совсем не обращал внимание на полуэльфику. Да и что она могла ему сделать?
      Зоилит машинально пригнулась, когда над ее головой пролетела книга. Интересно, может, он вообще забыл о ее существовании? Кто знает, какая там у личей память... Девушка обернулась - может, сейчас самое время попытаться сбежать? Но она понятия не имела, как отсюда выбраться. И ей показалось, что лич нес ее очень долго. Вдруг в этих коридорах толпами ходят скелеты и зомби?
      Покачав головой, она вновь вернулась к своему плану. Лич все время двигался, и было сложно подобраться к нему незаметно, не угадаешь ведь, какое он сделает следующее движение. Но... для плутовки это было привычным делом. Ее пальчики сделали молниеносное движение, намереваясь стянуть амулет-полумесяц с пояса лича.

      Проснувшись, Фьерн почувствовал себя непривычно сонным и разбитым. Ему и раньше приходилось по нескольку дней проводить на ногах и спать урывками, но это ощущение колдуну сильно не понравилось.
      - Что-то здесь тянет силы, - сказал он Эвели за ароматным, сытным завтраком, - надо поскорее миновать это место. Не нравится мне это...
      Иней, подбежал к ним и, боднув уже не маленькой, а весьма себе лобастой головой парочку по ногам, полез к Фьерну в сумку. Плиты дороги, по которой они шли, были практически неразличимы среди чахлой, но обильной растительности. Подкрепив силы, Фьерн почувствовал себя бодрее, однако неприятное ощущение никуда не делось.
      Эвели, шагающая рядом с Фьерном, подумала об его утренних словах - в этом месте действительно ощущалась явная концентрация неких сил. Но девушка выглядела бодрой и свежей, и в отличие от колдуна окружающая местность не угнетала ее. В детстве она с другими детьми иногда приходила на это древнее кладбище, рассматривая надгробия и читая эпитафии.
      - Существуют древние предания, рассказывающие о таинственном эльфийском сокровище, принадлежащем одному древнему эльфу-волшебнику, которое похоронили вместе с ним, - девушка забавно округлила глаза и сделала вид, что пугает Фьерна. - По ночам он выходит из могил и нападает на людей, которые пытаются похитить его драгоценности!
      Шутка была мрачноватой, поскольку на этом кладбище, скорее всего, действовали чары, направленные на посетителей не эльфийского происхождения. Вероятно, именно под действие подобных чар и попал Фьерн. Колдун усмехнулся, правда, довольно кривовато. Кладбище ему явно не нравилось.
      - Радость моя, - негромко сказал колдун, - наводка: "древнее эльфийское сокровище", конечно весьма соблазнительна... - он выдержал паузу и с лукавым прищуром посмотрел на Эвели, - но все-таки это слишком расплывчатая рекомендация, и то сокровище, что у меня есть, эльфийское, хоть и не древнее - меня вполне устраивает. Так что ни в какие могилы я, ни днем, ни ночью, лезть не хочу.
      Иней не слишком довольно дернул ухом, не одобряя праздную болтовню парочки. Обстановка и в самом деле не слишком располагала к веселью. Колдун не боялся кладбищ, но и ценителем не был, не понимал некромантов, проводящих многие часы среди трупов и могильной пыли. Конечно, он знал несколько эффективных некромантических заклинаний, но как маг холода, все же был в этом плане немного эстетом.
      Пытаясь шутливым тоном разговора немного сбить напряжение, которое вызывала у них прогулка по кладбищу, Эвели и Фьерн шагали по центральной дороге, пролегающей среди множества ветхих надгробий - в этой части кладбища склепов было намного меньше, а территория - весьма холмистой из-за чего было невозможно разглядеть насколько далеко оно простирается. К полудню эльфийка и человек с котёнком, уже прошли достаточную часть могильника, приближаясь к местности, на которой располагались более древние и богатые захоронения, принадлежащие представителям благородных семейств.
      Эвели услышала карканье вороны в небе и подняла голову, ловя взглядом чёрные точки, кружащиеся над ними. Вокруг было мрачно, сыро и туманно, совсем не похоже на весну, словно пока они двигались по могильнику, время летело незаметно для них, и осень уже вступила в свои права.
      Бард тихо напевала песни, отгоняющие неприятные ощущения, страхи и сомнения, и идущего рядом с ней Фьерна словно окутывала невидимая мантия заботы. Обычно шаг колдуна был стремителен, и Эвели приходилось прилагать усилия, чтобы поспевать за ним, но видимо царящая вокруг них атмосфера давящего уныния, подействовала на человека, он с самого пробуждения выглядел утомлённым, и эльфийка обогнала любимого на пару шагов. Когда Эвели вошла под сень богато украшенных, заросших мхами и вьюном, гробниц, Фьерн не смог шагнуть следом за ней. Их словно разделила невидимая магическая стена.
      Кто-то, пожалуй, мог бы позавидовать реакции Фьерна, только сам он в этот миг думал о скорости своих действий в последнюю очередь. Он действовал. Недосказанное грязное ругательство обернулось мистическими словами, а пальцы сами собой сложили пас Большого Развеивания Чар.
      Стену, отделившую колдуна от эльфийки охватило яркое лиловое свечение. Фьерн ждал, когда чары закончат свою работу, однако уже сейчас подозревал, что одним заклинанием справиться со случившейся напастью не получится.
      Реакция Эвели была чуть менее быстрой, чем реакция колдуна, она спокойно могла пройти через магическое поле и неосознанно протянула сквозь него руку, схватив Фьерна за запястье и рванув на себя. Сработало ли заклинание, или же чары не успели до конца сформироваться, но Фьерну удалось проскочить сквозь завесу и они полетели на поросшие мхом кладбищенские камни. Эльфийка ойкнула, больно ударившись локтем, ещё не осознав всего произошедшего. Колдун придавил её всем телом к камням, а Иней, испуганно и раздражённо мявкнул из мешка, высунув белоснежную голову.
      - Ты в порядке? - встревожено спросил Фьерн, быстро приподнимаясь на локтях, и всматриваясь в лицо девушки. Рывком поднявшись, он протянул ей руку, чтобы помочь встать. - Что это было? Фокусы эльфийской некромантии?
      Брови колдуна сошлись на переносице. Холодные глаза человека скользили по заросшим мхом и обвитым ползучими растениями камням, плитам, колоннам. Когда-то искусная резьба поистерлась под напором времени и растений. Иней тревожно нюхал воздух, шевеля усами и вертя головой, однако, вылезать и заниматься исследованием местности самостоятельно не торопился.
      - Я в порядке, сам-то не ушибся? - Эвели слабо улыбнулась, потирая ушибленный локоть, а затем облегчённо рассмеялась. - Нам повезло, что мы действовали быстро. Эти чары вполне могут распространяться до самых топей, и я не знаю, сколько бы мы убили времени на то, чтобы их преодолеть. Вероятно это древняя защитная магия от людей-мародёров. Здесь начинаются самые богатые захоронения. И самые старые... - Девушка оглянулась, настороженно всматриваясь в тени от камней - ничто не двигалось там, время словно застыло на месте и было очень тихо. - Давай-ка быстрее двигаться вперёд. Не хочется оказаться здесь в темноте.
      Она взяла колдуна за руку и потянула его по мощёной дороге. Опасность мобилизовала силы человека, и вскоре его шаг вернул необходимые проворство и скорость.
      - Против людей или нет, - пробормотал Фьерн, - но нам обоим необходимо быть начеку.
      С его губ слетели слова заклинаний, а пальцы сложили пассы. Теперь они и кот были защищены от возможной атаки на разум. На всякий случай. Прежде всего, нужно было как можно скорее миновать этот участок пути.
      После случившегося шутить и болтать уже совсем не хотелось, так что ещё несколько часов Эвели и Фьерн прошагали практически молча. Пообедали на ходу - хлебные лепёшки зачерствели, но их вполне можно было грызть, и заесть сушёными фруктами. Конечно, много сил не восстановит, но парочка была из выносливых и привыкших к долгим походам путешественников. Они могли бы спокойно двигаться дальше - никто и ничто не останавливало их, если бы кое-что не привлекло внимание барда.
      Обходя очередное обвалившееся надгробие, девушка оказалась перед большим склепом, она заметила то, что не было видно с дороги - дверь склепа была широко распахнута, и оттуда тянуло затхлым духом разложения. Эльфийка поморщилась, чувствуя, как ком подступает к горлу. Размышляя, что будет лучше - оставить возможную опасность у себя за спиной и двигаться дальше, или исследовать склеп, в надежде застать противника врасплох, серебряная эльфийка подошла чуть ближе.
      Какой-то блеск на траве привлёк внимание Фьерна, шедшего за девушкой. Потерянная вещица показалась ему смутно знакомой. Ну конечно, это был один из недорогих серебряных амулетов их знакомой воровки, тот, что на длинной цепочке, с кулоном в виде спирали, в нём ощущалась магия защиты от яда. Фьерн подобрал волшебную подвеску. Нахмурился и в несколько шагов нагнал Эвели.
      - Смотри, - он показал эльфийке кулон на ладони, - похоже, нам придётся зачистить это место. Подозреваю, что не просто так эта побрякушка тут лежала. - А про себя он подумал: «Зои достаточно внимательная, чтобы не обронить амулет, значит либо что-то случилось, либо одно из двух».
      Эвели вздрогнула, узнав амулет своей рыжеволосой подруги. Лунная эльфийка и не подозревала, что они движутся тем же путём, что и покинувшая их троица. "Интересно, а как они преодолели волшебную преграду?"
      - Похоже, они нашли себе неприятности, - девушка вздохнула. - Ладно, всё равно не стоит оставлять за спиной неизвестного врага. Пойдём? Только давай наложим пару защитных заклятий.
      - Возможно, - предположил Фьерн, - именно наша троица активировала разделяющее заклинание, когда пришла сюда.
      Эвели запела, окутывая их чарами. Пела негромко, но каким-то образом её голос усилился и проник под своды гробницы. Фьерн чувствовал, как магия музыки окутывает его мягким, невесомым коконом. Порыскав в сумке, колдун нашёл свитки Магических Мантий, которые тут же использовал. Потом протянул Эвели свиток Защиты От Нежити. Это было жреческое заклинание, чуждое колдуну, но барды могли читать подобные свитки. Ещё три свитка переместились Фьерну за пояс, чтобы быть под рукой. Ни то чтобы Фьерн сомневался в эффективности собственных чар - просто он решил подстраховаться. Подойдя к склепу, колдун внимательно осмотрел вход.
      В темноте склепа, куда вошли бард и колдун они казались друг другу слегка светящимися силуэтами - магия окутывала их с ног до головы, придавая лёгкое мерцание их фигурам. Эвели отлично видела большое помещение, наполненное урнами с прахом, помеченными эльфийскими рунами. Держатели для факелов были пусты, как и один из саркофагов у правой стены, левый гроб был накрыт тяжёлой каменной плитой.
      - Скорее всего, нежить в любом случае почует нас, а свет может быть нашим союзником, - с этими словами бард создала неяркий шар света над головой. Этого было вполне достаточно, чтобы почувствовать себя немного уверенней.
      Фьерн не стал спорить с Эвели, относительно света, тем более тот уже сиял над ними. Колдун считал, что лучше как можно дальше пройти незамеченными. Впрочем, что сделано, то сделано. Зачарованного амулета "кошачьего глаза" ему вполне хватало, чтобы видеть вокруг. Иней выбрался из сумки и побежал по полу склепа, сосредоточенно нюхая воздух. Фьерн кивнул, белый пушистый спутник найдет плутовку и выберет лучший путь.
      Бард приготовила лук, огненные стрелы которого стали бы неплохим подспорьем против не мёртвых. Жаль кинжалы в бою с теми, кто не реагирует на боль малоэффективны.
      - Зачем, интересно, её сюда понесло? - вполголоса спросил колдун у Эвели. - И кто, интересно, тут захоронен?
      Эвели уже практически пересекла первый зал склепа, направляясь к тёмному проходу в противоположном конце помещения, но бросила взгляд на стоящие по углам саркофаги - они были затянуты таким слоем паутины и пыли, что эльфийка не могла прочесть руны, а дотрагиваться до этой мерзости ей не хотелось.
      - Его или её имя нам ничего не даст, мы не некроманты и даже не жрецы, - девушка заметила недовольный взгляд колдуна и улыбнулась. - Не дуйся, любовь моя. Мы решили зачистить это место, значит скрываться нам нечего. Наведём шороху, возможно с нами и связываться не станут - нежить не любит свет. Даже искусственный. Они как тараканы, разбегаются при появлении его источника и с ними проще бороться. К тому же - мы разыскиваем своих знакомых, а не пробираемся за сокровищами словно тати.
      Фьерн ухмыльнулся:
      - Просто обычно мне удавалось увидеть врагов раньше, чем они увидели меня.
      - Это так - относительно живых врагов. Мёртвые же имеют какой-то особый нюх, чутьё. Ведь они не видят, так как видят живые существа, поэтому наличие и отсутствие света для них неважно. За исключением того, что свет им не нравится...
      Перед Эвели и Фьерном лежал тоннель, ведущий очевидно вниз, под кладбище. Иней бежал впереди, время от времени фыркая на паутину и чихая от пыли. Колдун бросил взгляд через плечо, за ними на несколькофутовом слое пыли оставались три чётких цепочки следов. Когтистые кошачьи, изящные девичьи и следы дорогих мужских сапог. Улучив момент, колдун наложил на оружие Эвели чары, дающие дополнительный убой чистой силой. Склеп производил на Фьерна все более гнетущее впечатление.
      Послышался странный и неприятный звук. Он напоминал шипение и копошение, а запах мертвечины заполнил коридор, по которому шли колдун и бард. Они как раз оказались в очередном небольшом зале, из которого коридор уводил ещё ниже, а по углам помещения находились многочисленные урны с прахом. Эвели заметила тёмный туман, выползающий из четырёх урн - он принимал форму привидений, глаза которых горели адским красным светом.
      Иней благоразумно скользнул за парочку. Недолго думая, Фьерн ударил проверенным средством - волшебными стрелами. Защита от заклинаний разума уже была наложена, поэтому следующим заклинанием Фьерн решил попробовать безотказный Конус Холода. Машинально Фьерн прикинул, даёт ли им с Эвели преимущество их расположение в тоннеле - выше относительно противника.
      Тени уже окончательно сформировались в призраков и теперь могли быть очень опасны, но при этом и уязвимы. Волшебные стрелы колдуна фейерверком раскидали две тени слева от них, те, что были справа - застыли, попав под удар холодного конуса. Эвели выпустила две стрелы подряд, одна из которых попала в тень справа, и та рассыпалась на мелкие частицы. Две тени, отброшенные волшебными стрелами, совершенно потеряли ориентир в пространстве, и Фьерну оставалось только добить их. Оставшаяся тень поплыла к эльфийке, протягивая призрачные руки. Красные глазки полыхнули злобой, и Эвели ощутила, как силы покидают её. Бард запела Песнь Железной Кожи, снижая урон, который враги могли причинить им с колдуном.
      Ударив небольшой ледяной стрелой по дезориентированным теням почти не глядя, и тем вызвав в углу мощный холодный взрыв, Фьерн выхватил кинжал и в два прыжка оказался около Эвели. Зачарованный металл клинка поразил ближний глаз-уголёк тени, атаковавшей эльфийку.

0

8

Глава 7.
      Пение Эвели проплыло под сводами длинных коридоров гробницы, и его отголоски достигли глубокого подвала, в котором находилась Зоилит. Возможно, это спасло девушке жизнь, потому что в тот момент, когда она с украденным амулетом в руках, собиралась юркнуть подальше от лича, тёмный маг заметил плутовку и протянул руку, намереваясь схватить ее за шею. Услышав пение, лич вскинул голову, поведя ею в сторону звуков, словно принюхиваясь. Видимо оценив приближающуюся угрозу, он оставил Зои на потом, стремительно покинув комнату.
      Зоилит некоторое время сидела неподвижно, пытаясь унять бешено колотящееся сердце. Неужто она теряет навык? Лич не должен был ничего почувствовать. Даже усталость не оправдание! Впрочем, дело сделано. Плутовка кинула взгляд на украденный амулет. Ей показалось, что от него веет магией, но она не могла с ходу определить ее характер. Положив амулет в карман, девушка поднялась с пола. Если лич убежал, значит, ей не показалось - она слышала пение.
      «Неужели Эвели с Фьерном здесь? Надо попробовать добраться до них». Девушка зашагала в ту сторону, откуда донеслось пение, надеясь, что эхо не исказило направление.
      Тоннель, по которому двигалась Зои оказался намного длиннее, чем она думала - лич ведь пересекал его нечеловеческими прыжками. Очевидно, когда-то было потрачено безумное количество времени и сил, чтобы построить эти катакомбы. Впрочем, у эльфов времени всегда было предостаточно. Особенно у эльфов древности, которые жили дольше, чем современники Эвели и Койрэ. Пения больше не было слышно, но воровке показалось, что в спёртом воздухе появился небольшой ветерок. Несколько раз Зоилит проходила мимо небольших дверей, ведущих то ли в погребальные камеры, то ли в более странные и страшные места.       Плутовка шла не очень быстро, каждую минуту ожидая, что на нее кто-то набросится, к тому же в таких тоннелях запросто могли быть ловушки, и она всматривалась в древние стены и пол не из-за их былой красоты, а в попытке разглядеть спрятанный пусковой механизм. Одна дверь привлекла внимание девушки - на ней был изображен символ, идентичный тому полумесяцу, который она стащила. Причём одна половинка символа пустовала.
      Плутовка остановилась перед дверью, вглядываясь в символ, затем достала украденный амулет. Она подняла его, не касаясь двери - да, он и в самом деле идеально подходил. Девушка кинула взгляд в тоннель, откуда веяло свежим воздухом. Наверное, стоило побыстрее выбраться? Но вдруг за этой дверью какие-нибудь необыкновенные артефакты? «И какое-нибудь чудовище, их охраняющее», - поспешила появиться мрачная мысль. Зои решительно помотала головой. Не стоит одной исследовать такие места. Может быть, потом... И она сделала шаг в сторону предполагаемого выхода, все еще глядя на таинственную дверь.
      Должно быть, Зои слишком сильно сжала амулет, и он слегка кольнул ее острыми краями. Отчего-то эта мимолетная боль заставила ее переменить принятое было решение. Плутовка шагнула обратно к двери, решительно вставила полумесяц амулета в пустующую половинку символа и сделала шаг назад. Будь что будет. В конце концов, она в первый раз сама нашла нечто столь необычное - не упускать же шанс?
      Амулет лёг в предназначенное для него углубление, две половинки луны беззвучно соединились и провернулись три раза по кругу. Узкие двери бесшумно разъехались в стороны. Перед Зои оказался тёмный проход в небольшое помещение. Зоилит осторожно шагнула вперед, вглядываясь в темноту. Из глубины пахнуло затхлым воздухом, но вроде бы там ничего не шевелилось, и девушка немного успокоилась. Комната, которая открылась ее взору, имела низкий сводчатый потолок и изящную, хотя и потрескавшуюся от времени, лепнину на стенах, оформляющую три неглубокие ниши. В этих нишах стояли два резных сундука и каменный столик, на котором возвышался сосуд необычной формы - не ваза, и не кувшин, из материала, похожего на латунь. В свете единственного круглого светильника, мерцающего голубоватым светом, Зои разглядела висящий на одной из стен ветхий гобелен. Местами он истлел, но на нем все еще можно было угадать фигуру мужчины в развевающихся одеждах. Рядом с гобеленом в специальном креплении стоял магический посох, покрытый рунами, и едва заметно светился красным.       Плутовка с любопытством осмотрела все, и направилась к ближайшей нише с сундуком. Она попыталась поднять крышку, но та была заперта. Опустившись на колени, Зои стала осматривать замок в надежде его открыть. Если заперто - значит, там что-то ценное. Замок на сундуке был древним и сложным, но полуэльфийка не в первый раз сталкивалась с такими - эти виды сундучков ещё попадались в современном мире.
      Плутовка, увлечённая изучением замка, не заметила, как в комнату прошмыгнуло белое облачко - кот, сумевший пробежать мимо лича, нашёл девушку и, подбежав к Зои, потёрся о её сапожок, громко мяукнув.
      - Иней? - Зои обрадовано подхватила кота, прижав его пушистое тельце к себе - так приятно было увидеть знакомое живое существо. Поставив Инея обратно на пол, она оглянулась: - Значит, Эвели с Фьерном здесь! Я не ошиблась, я слышала пение! - Плутовка вновь кинула взгляд на сундук. - Я сейчас, Иней, только посмотрю, что там внутри, - сказала она котенку. - Почти уже открыла. Подождешь?
      Зоилит уже держала в руке отмычку и, вставив ее в отверстие замка, покрутила, в надежде услышать щелчок. Иней слегка царапнул Зайку за запястье, как бы поторапливая девушку, а затем отбежал к выходу из комнаты, где принялся наворачивать нервные круги. Замок на сундучке щёлкнул, но к разочарованию воровки, на тёмно-синем бархате не засверкала груда драгоценностей, лишь пара перстней с алым и зелёным камнем - старинные и очень изящные, но явно не магические, а также странный колдовской предмет. Впрочем, Зоилит, ещё не забывшая уроки по магии, узнала его. Подобные предметы назывались "филактериями" и частенько содержали души тёмных магов. Данная филактерия выглядела как небольшой шар чёрного цвета из непрозрачного хрусталя, чьи стенки покрывали надписи на древнем эльфийском наречье.
      Зоилит, особо не задумываясь, тут же припрятала оба кольца - можно потом продать, не в ее привычках было бросать драгоценности. На филактерию она смотрела несколько мгновений, пытаясь вспомнить, что с ними можно делать, а чего нельзя. Потом она очень осторожно взяла шар с помощью куска ткани, чтобы не касаться его кожей, и, аккуратно завернув, убрала в сумку, решив показать его Эвели с Фьерном. Поднявшись с колен, она отряхнула пыль и повернулась к Инею.
      - Я готова, - сказала она котенку, - веди.
      И словно в ответ на ее слова, она вновь услышала пение Эвели, на этот раз громче, чем прежде. Сжав в руке арбалет, девушка побежала на голос.

      От двух теней, добитых холодом, не осталось и следа, а вскоре было покончено и с призраком, вытягивающим силы из эльфийки. Эвели оперлась рукой о холодную стену, чтобы удержаться на ногах. Всё тело было словно наполнено слабостью.
      - Спасибо, милый, что бы я без тебя делала... - она глубоко вдохнула, приходя в себя.
      - Если бы не я, - хмыкнул колдун, убирая кинжал в ножны, и с хрустом разминая длинные пальцы, - тебя бы возможно сюда и не понесло, звезда моя.
      Из коридора, к которому они направлялись, потянуло холодком, и в воздухе разлился страшный смрад тлена. В мерцающей бледно-голубой ауре, к ним приближался лич. Фьерн ждал, когда противник окажется на дистанции. Слова заклинания Рассеивания Чар уже щекотали язык. Колдуну доводилось прежде встречать таких тварей, они сильны в магии, а в ближнем бою их окружает тлетворная аура. Бой будет тяжёлым.
      Через несколько минут сражения Эвели и Фьерн начали отспупать под магическим натиском древнего лича. Несмотря на то, что человеку и эльфийке приходилось уже несколько раз сражаться с весьма могущественными противниками, этот тёмный маг находился не только в месте своего упокоения, что напитывало его силой, но и впитывал эманации неупокоенных на кладбище душ.
      Как ни старались, бард и колдун, у них не получалось пробить защиту, которой окружил себя монстр, он же умело пользовался заклинаниями, атаки которых им приходилось отбивать. Эвели пела, используя всю мощь своего голоса, который отражался от древних стен усыпальницы, поддерживая силы и защиту парочки. Однако долго так продолжаться не могло, необходимо было что-то придумать, либо спасаться бегством.

      Тем временем, Койрэ и Лэйн спешили за духами, летящими через кладбище, и зрелище это было на взгляд шамана довольно причудливым.
      - Как думаешь, к чему они стремятся? Там какой-то алтарь? Или что-то еще? - Койрэ был на короткой ноге с природой, но вот с потусторонними силами у него ничего общего не было. Более того, эльф никогда не разбирался в духовной магии, так что поведение духов для него всегда оставалось загадкой. - Ты не можешь это как-нибудь выяснить?
      - Я как раз это и пытался выяснить с помощью заклятия, - ответил Лэйн и пожал плечами. – Но, увы, ничего конкретного не смог узнать. Призваны они, похоже, не были, их просто тянет куда-то... - Шаг пришлось немного прибавить, призрачные силуэты уплывали куда быстрее, чем двигались они с Койрэ. - И даже учитывая это, много может быть вариантов. Может их тянет к более сильному и злобному созданию, тому мертвому колдуну-личу например, или к кому-то ещё сильней... Может, какой артефакт их притягивает. Или возможно произошло некое ужасное событие, и они как вороны слетаются туда. Ну как бы там ни было, - шаман выразительно взглянул на друида, - это всё неспроста. Так, что давай поторопимся, я думаю идти осталось недолго. Их вряд ли бы потянуло с другого конца кладбища.
      - Хорошо, тогда веди, я не отстану, - протянул эльф, шагая вперед и изредка поглядывая на Акху. - Как думаешь, нам придется сражаться с кем-нибудь или чем-нибудь? - В этот же момент друид заметил усыпальницу, в которую стекались духи. - Туда. Нам нужно туда!
      - Вперед! Скоро все и прояснится! - крикнул Лэйн, переходя на бег, и уже через несколько мгновений занырнул в черноту прохода. Внутри оказалось довольно темно, ни факелов на стенах, ни каких-то иных источников света здесь не было. Пока глаза привыкали к темноте, шаман успел наложить на себя и друида защитные чары.
      - Это защитная магия, - пояснил он, - на случай, если эти призраки всё же поведут себя враждебно и... - Лэйн вдруг замолчал и повернул голову. Ему показалось, что он что-то услышал. Какой-то отдалённый и гулкий шум. - Ты слышал это?
      Темнота наконец расступилась перед тёмным зрением генаси, и он огляделся: довольно просторный каменный зал, саркофаги и урны, щедро оплетённые паутиной. Заметив в противоположном конце зала какой-то проход, откуда, похоже, и донеслись звуки, Лэйн двинулся первым, крепко сжав рукоять клинка.

      Наибольшее, что получалось у Фьерна, это слегка замедлить продвижение лича. Зрачки колдуна расширились во всю радужку, и глаза безбожно болели от напряжения и ослепительных вспышек в полумраке. На висках выступили капельки пота, горло пересохло, а под носом показалась тёмная струйка крови. Но Фьерн продолжал читать заклинания, возможно, удастся, в конце концов, сбить защиту противника. Однако колдун понимал, едва закончится действие свитка Защиты От Магии Смерти - останется только бегство.
      Очередное мощное заклинание лича ударило в человека и эльфийку, разбросав их по разные стороны помещения. Отступая, колдун и бард уже оказались в центральном зале усыпальницы. Эвели приподнялась на локте, высматривая Фьерна, с ним всё было в порядке, не считая усталого вида и носового кровотечения. Заклинания давались ему большим трудом, поскольку приходилось удерживать защиту.
      - Так ничего не получится! - крикнула ему девушка. Последние пару минут она лихорадочно вспоминала, что ей известно о подобных существах. - У него должна быть филактерия! Если её не уничтожить - он будет оставаться непобедимым!
      Фьерн, не вставая, выхватил из-за пояса приготовленный свиток и начал читать. Из-под пола, вокруг лича выбились жутковатые на вид, длинные, толстые, блестящие, упругие и чрезвычайно гибкие чёрные щупальца. Они вцепились во врага и принялись его терзать.
      - И где искать эту филактерию? - хрипло спросил колдун, поднимаясь на ноги, и быстро оглядываясь, словно надеясь увидеть искомый предмет.

      Зоилит еще издали услышала звуки битвы и побежала быстрее. Сначала она увидела лича в мерцающей ауре, готовившегося ударить очередным заклинанием, скользнув взглядом дальше, она разглядела Эвели и Фьерна, стоящих по-разные стороны от чудовища. Зои машинально вскинула арбалет, чтобы выстрелить личу в голову, но тут до нее донесся обрывок фразы эльфийки.       Недолго думая, плутовка запустила руку в сумку и, выудив драгоценный шар, со всего маху ударила им об пол, надеясь разбить на мельчайшие осколки. Его хрупкие на вид стенки оказались прочнее, но всё же шар треснул. Лич завыл, разом ощутив боль и силу терзавших его щупалец.
      Эвели пришлось зажать уши руками, ей редко доводилось слышать нечто столь отвратительное - одновременно ярость, боль, страх, ненависть, гнев... Тёмный колдун боялся смерти, боялся того, что может ожидать его за гранью Вечности - возможно тысячи замученных им при жизни или преданный бог.
      Духи, стремившиеся в гробницу, словно мотыльки к свету тоже почувствовали изменения в окружающей их ауре смерти. Среди них многие ненавидели чернокнижника при жизни и боялись даже после смерти. Они ринулись в усыпальницу, к огромному удивлению Зоилит, Фьерна и Эвели, нападая на лича, чьё магическое поле и неуязвимость - исчезли. Колебания воздуха, вызванные движением сотни духов, подняли страшный ветер в гробнице - он рвал волосы, одежду, поднимал пыль, паутину, закручивая всё это в воздушный смерч, сосредоточенный вокруг мертвецов. Эвели отползла подальше, укрывшись за ближайшим саркофагом, с тревогой следя за происходящим. Она видела, что на других концах комнаты Зои и Фьерн тоже пытались спрятаться. Такая концентрация эмоций и магии не могла закончиться иначе, чем магическим взрывом.
      Койрэ двинулся за генаси, стараясь не отставать ни на шаг. Эхом пронесшийся по гробнице душераздирающий вопль заставил его вздрогнуть. Акха тут же завыла, бросившись вперед, в проход.
      - Погоди! - крикнул Койрэ, устремляясь за своей волчицей. Оказавшись в следующем зале, друид увидел странную картину: духи, которые и привели эльфа и генаси в гробницу, в буквальном смысле разрывали лича на мелкие кусочки. Магической энергии в этом месте было столь много, что воздух казался неприятно густым и тяжелым, и даже вдыхать его было сложно. Само собой, подобное количество свободной энергии не могло не пробудить Анастрианну, которая тут же подала голос.
      «Ах, сила... Сколько же ее здесь, как думаешь? Столько душ, столько мощи... Кольцо, надетое на твой палец, было дано тебе не просто так...»
      Койрэ посмотрел по сторонам, замечая Зоилит, Эвели и Фьерна, которые расползлись по укрытиям.
      - Акха, тебе бы тоже лучше спрятаться... - не успел эльф закончить свою фразу, как волчица уже кинулась к укрытию, за которым пыталась скрыться Зои. Видимо, все отлично понимали, что сейчас произойдет.
      «Расслабься, я постараюсь направить удар от взрыва на кольцо, чтобы я стала намного могущественнее!»
      - Постараешься? - невольно вырвалось у Койрэ. Впрочем, он сомневался, что кто-то обратит на это внимание. Слишком шумно было в помещении.
      «Замолчи, Койрэ. И просто не шевелись!»
      Лэйн много чего повидал в своей жизни, но ничего подобного тому, что сейчас творилось в зале, он никогда не видел. Сотни духов, кружащихся в смертельной пляске вокруг колдуна-лича... То еще зрелище. Впрочем, быстро смекнув, что ничем хорошим это не кончится, Лэйн тоже поспешил укрыться за ближайшим саркофагом как и его спутники на удивление все оказавшиеся здесь. Лишь мельком взглянув на стоящего в проходе Койрэ и сообразив, что он похоже знает что делает, генаси не стал вмешиваться. Да и при всем желании он вряд ли что-то мог сделать - духов было слишком много, и их призрачные крики, остро отдававшиеся в голове шамана, которые он безуспешно пытался хотя бы заглушить, просто сводили его с ума и не давали сосредоточиться.
      Немного жалея, что шар не рассыпался на осколки, что было бы довольно эффектно, плутовка все же была довольна собой. Прижимая руки к ушам, чтобы хоть немного отгородиться от ужасного крика, Зоилит спряталась за выступом, почти распластавшись по стене. Она в ужасе смотрела, как духи терзают лича, ставшего уязвимым благодаря ее действиям. Девушка словно оцепенела, не в силах отвести взгляда и даже не сразу заметила появление друида и шамана. Только когда возле нее мелькнула знакомая серебристая шкура, она с трудом отвела взгляд и посмотрела вниз. Это была Акха, которая решила найти убежище рядом с ней. Оглядев зал, плутовка заметила, как скрывается за саркофагом Лэйн, и что Койрэ стоит на месте, не собираясь прятаться. Она некоторое время боролась с желанием подбежать к нему, схватить за руку и утянуть в безопасность, но передумала. Наверняка он знает, что делает.
      Фьерн затаился за разрушенной статуей, от которой остались только постамент с надписью изящными эльфийскими рунами, да остатки мраморных ног по колено в латных сапогах. С потолка сыпалась каменная пыль и крошка. Колдун прижимал к себе оказавшегося рядом Инея, но тот с отчаянно выпученными глазами вдруг начал царапаться и вырываться. Странно, но кот не издавал ни звука. Взгляд Фьерна упал на стену и руки колдуна разжались, от самого пола к потолку по каменной стене ползла здоровенная трещина. Фьерн не слишком хорошо разбирался в архитектуре древних эльфийских могильников, но что-то подсказывало ему, что эта самая стена - совершенно случайно является несущей. Всем живым следовало бы убраться отсюда.
      Койрэ ощутил, как огромное количество энергии, подобно сотне ножей, буквально вонзилось в него. Кольцо на пальце стало вибрировать, пытаясь поглотить большую часть магии, навалившейся на помещение. Духи были уничтожены, обратившись в единую силу, которую с таким рвением старалась поглотить Анастрианна. Мощь, давящая со всех сторон, заставила эльфа упасть на колени, он не понимал, контролирует ли Ана ситуацию, или все пошло совсем не так, как было нужно дриаде. К огромному удивлению друида, она молчала, не подавая никаких признаков жизни, в отличие от проклятого кольца, которые жгло кожу, продолжая вибрировать.
      Со своего места за саркофагом, Эвели было плохо видно происходящее в помещении, ветер, рвавший волосы и поднимавший мельчайшие пылинки, резал до боли глаза, однако эльфийка заметила появление Койрэ. Не успела она подумать о том, где эльф пребывал всё это время и почему он не сообразил, что нужно спрятаться, как концентрация магических сил достигла своего пика - раздался взрыв, и магическая волна накрыла помещение. Из легких вышибло весь воздух, тело будто кольнули тысячи иголок, а в глазах потемнело. Страшный грохот осыпающихся камней прокатился по всей утробе древней усыпальницы.
      Наступило время последнего свитка Фьерна, он понимал, что никакой магией тут не удержать рушащиеся под натиском силы стены. Свиток был старый, очень старый. Когда юный колдун уходил из отцовского дома, он прихватил несколько таких, главным образом, чтобы досадить отцу. Тогда еще заклинания этих свитков были для юноши темным лесом. Но спустя годы кое-что удалось расшифровать и понять. Фьерн не задумываясь сорвал печать со старого прекрасно выделанного пергамента и стал выкликивать слова. О предостережении Вессалора, помогавшего ему разобрать заклинание и понять, как его произносить, колдун старался не думать. Как и о том - хватит ли его магических сил и не придется ли доплачивать кровью - это было сейчас совершенно не важно. Надо было спасать Эвели и спасаться самому.
      Колдун вообразил поляну перед склепом, где должен был сработать телепорт. Не обращая внимания на то, что камни грохотали, от пыли было невозможно дышать, она забивалась в нос, в рот в уши, вжавшись спиной в постамент он закончил чары. По телу прошла судорога, сила перетекала в магию. Он захватил всех... всех живых, что были вокруг. А не живых... Он не помнил... Тьма.. а это... свет? или иллюзия? Эвели...
      Эвели с трудом поднялась с пола, тряся головой и пытаясь разогнать пятна перед глазами. Сверху сыпались камни, грозя в любой момент погрести барда под собой. Почти не видя ничего вокруг, лунная эльфийка в панике бросилась к выходу, замирая, когда перед ней падали особенно крупные куски кладки.
      Заметив, как все вокруг начало рушиться, Койрэ развернулся, чтобы покинуть склеп. Эльф увидел, как Акха ткнула мордой Зои, подгоняя девушку и всячески намекая ей, что пора спасаться. Сам Койрэ рванул к выходу, не оглядываясь назад. Через пару метров друид оказался рядом с Эвели, на которую сверху летел крупный камень. Эльф инстинктивно взмахнул рукой, отчего камень тут же взорвался, обращаясь пылью, осыпавшей все вокруг. Койрэ схватил барда за руку, одновременно призывая потоки ветра, которые тут же создали что-то вроде безопасного коридора, разбрасывая в стороны рушащиеся на воздушный тоннель куски кладки. Эльф надеялся, что Акха, Зои и Лэйн тоже спасутся. Что касается Фьерна, то Койрэ и Анастрианна были бы весьма рады его гибели.
      Магическая волна накрыла Лэйна с головой, нещадно обжигая тысячами игл тело и разум шамана. В глазах на мгновение все померкло, а яростные крики в голове все разом смолкли, им на смену пришёл треск и страшный грохот падающих каменных глыб. Похоже, эти проклятые души отправились в небытие, вслед за своим хозяином, что весьма порадовало генаси.       Придерживаясь за каменную крышку саркофага, Лэйн осторожно поднялся на ноги, мотая головой и стараясь придать плывшему перед глазами пространству хоть какую-то устойчивость. Заметив Зои, а также мелькнувшие у выхода в коридор пару чьих-то спин, шаман окликнул полуэльфийку, и дождавшись её, тоже бросился к выходу из склепа, прикрывая рукавом лицо от пыли. Уже у самого выхода Зоилит упала на колени, пытаясь отдышаться и избавиться, наконец, от пятен перед глазами и гудения в ушах, из-за которого она почти ничего не слышала.
      Свиток Фьерна истрепался от времени, поэтому не было ничего удивительного в том, что сработал он не так как ожидал колдун. Магия подхватила все живые существа, находящиеся неподалёку, которыми являлись пятеро путешественников, Акха и Иней, и они оказались на незнакомой поляне. На улице уже успело стемнеть и сейчас над поляной кружили ночные бабочки-светлячки, и сильно пахло озоном, как после грозы. Вокруг было очень красиво, умиротворяюще тихо - что после недавнего ада просто оглушало чудом избежавших гибели путешественников.
      Эвели отпустила руку Койрэ, пытаясь нормализовать сбившееся дыхание. Она осмотрелась - все были живы, им удалось спастись от взрыва, благодаря этому спонтанному порталу. Девушка посмотрела на стоящего рядом друида, долгим, пронизывающим взглядом. Койрэ выглядел значительно лучше, чем когда она видела его в последний раз. Но кроме этого было что-то ещё... Она давно мельком заметила перемены, но только сейчас смогла их оценить в полной мере – он, то ли возмужал, то ли постарел, сложно было сказать наверняка. Но это было странно, ведь эльфы меняются очень медленно.
      - Спасибо, что снова спас мне жизнь, Койрэ, - лунная эльфийка улыбнулась, хотя её выдала дрожь в голосе, - никому не хочется быть убитой упавшем сверху камнем.
      Койрэ немного опешил от телепортации, так как сам он не умел использовать подобные чары, отчего скачки в пространстве совершал лишь дважды, и то с помощью магов его Круга. Друид повернулся к Эвели, а затем, слегка улыбнувшись, отреагировал на ее благодарность.
      - Это точно, - единственное, что пришло ему на ум. Вообще-то, эльф собирался сказать что-нибудь поумнее, отметить, что она ему не безразлична, но затем поймал себя на мысли, что, возможно, это уже не так. Однозначного ответа Койрэ дать не мог.
      «Да, молодец, Койрэ. Ее тело мне еще пригодится, ты ведь именно по этой причине ее спас? Впрочем, можешь не оправдываться. Ты ее не любишь, я знаю это лучше тебя, так что я совершенно спокойна. И, к слову, все прошло идеально, сила буквально клубится вокруг нас, ты ведь чувствуешь это?»
      Бард подошла к Фьерну, положила руку ему на плечо и спросила, нужно ли колдуну лечение. Они все были так усыпаны пылью и каменной крошкой, что сложно было понять, кому какая помощь требуется. Сама Эвели отделалась несколькими синяками и перенапряглась от борьбы с личем.
      - Нет, милая, - хрипло прошептал Фьерн. - Мне просто нужно немного передохнуть. Ты сама - нормально?
      Под толстым слоем каменной пыли, кое где размазанной кровью, да еще и ночью не было видно, что кожа колдуна была почти серой, а губы совершенно белыми. Он закашлялся, прикрыв рот некогда белым рукавом, а когда дыхание выровнялось, спрятал руку под плащом. «Магии таки не хватило. Но это пройдет. Нужно лишь отдохнуть. Немного». Он сел на траву, прислонившись спиной к стволу древнего дуба.
      - Нам удалось пройти кладбище, портал выкинул нас на другую сторону. И - нам повезло - в нужном направлении, - обратилась эльфийка к своим спутникам. - Я так понимаю, что все вы идёте за нами?
      Друид посмотрел на Фьерна, а затем на Зоилит. Само собой, эльф не собирался оставлять барда с колдуном сейчас. Слишком близки они с Анастрианной были к тому, чтобы их месть свершилась.
      - Конечно, вдруг кого-то снова придется спасать, - с улыбкой протянул друид.
      Убедившись, что руки-ноги были целы, генаси глянул сначала на своих спутников, а потом огляделся по сторонам: поляна выглядела тихой и спокойной. Лэйн сделал несколько широких жестов, призывая чуть в стороне ото всех, небольшой источник, бьющей из-под земли воды.
      - Я думаю всем стоит немного привести себя в порядок, прежде чем отправляться, - сказал генаси, смывая водой с лица едкую пыль и приводя одежду в более-менее приличное состояние. - Что насчёт меня, то я с вами. Уж очень заинтересовал меня ваш Источник Желаний... - невозмутимо добавил Лэйн, взглянув на Эвели и Фьерна.
      - Источник сделан эльфами и только для эльфов, - хмыкнул Фьерн, услышав слова Лэйна, - но вот посмотреть – да, любопытно. - После этих слов колдун покосился на Койрэ. «Вот кто уж точно идет далеко не из любопытства».
      Зоилит и так была ошарашена событиями в склепе, а тут еще это неожиданное перемещение. У девушки кружилась голова, она вся слегка дрожала, кое-где на руках и ногах начинали цвести свежие синяки, и, как и все остальные, она была покрыта слоем пыли. Но вокруг царила свежая ночь, и ужасное кладбище осталось позади, а все ее спутники были рядом, живые, так что полуэльфийка стала постепенно успокаиваться. Чуть пошатываясь, Зои поднялась на ноги, оглядываясь вокруг.
      - Все... все целы? - проговорила она. - А как мы здесь оказались? - Она с благодарностью взглянула на Лэйна, когда тот вызвал источник, и с наслаждением умылась и выпила воды. - Конечно, я с вами, - кивнула она на вопрос Эвели и глянула на Койрэ. В нем что-то изменилась, но она никак не могла понять, что именно. Почему-то у девушки мурашки по спине пробежали, когда она подумала об этом.
      - Как с тобой удобно, - Эвели усмехнулась, посмотрев на генаси. - В любой момент можешь добыть воду?
      - У меня много талантов... - изобразив лёгкую улыбку на лице, ответил Лэйн эльфийке. Он хотел было ещё что-нибудь добавить, но не стал, и молча продолжил чистить от пыли свой плащ и куртку. Когда, наконец, с этим было покончено, Лэйн вольготно расположился чуть в стороне от всех, около небольшого деревца почти что с краю поляны, и позволил себе немного расслабиться. Взгляд его при этом снова остановился на Фьерне и Эвели. О том, что эти двое были вместе, Лэйн уже давным-давно догадался, и, судя по всему, любовь их была далеко непростым звуком. В какой-то момент колдун даже напомнил Лэйну самого себя сколько-то лет назад - парня, бесконечно влюблённого в кудрявую, голубоглазую девушку-рашеми.
      «И что?» - вдруг прогремела в голове мысль, заставившая шамана натурально вздрогнуть. – «На что же ты подписался? Хладнокровно уничтожить всё это?»
      Генаси нахмурился и поспешил отвести взгляд. Такая трактовка ему не очень понравилась, и, похоже, Лэйн впервые усомнился в правильности принятого им решения. Генаси глубоко вздохнул, отгоняя тяжёлые мысли, и вдруг вспомнил о своём плече. Рана уже не болела, но ещё не зажила до конца, надо было сменить повязку, и Лэйн потянулся за сумкой - Зои вроде оставляла ему пару бинтов.
      Бард занималась лечением Фьерна, у него было несколько синяков и несложных ран, которые она могла бы исцелить наложением рук, но главным образом, колдуну требовался отдых и восстановление сил. Эльфийка уже успела умыться и причесаться, и сменила изуродованную пылью и боем одежду на юбку из тёмно-фиолетового, почти чёрного бархата и заправленную в неё светло-серую блузку. Из украшений на Эвели оставался только амулет из серьги лунного камня. Наконец она убрала руки от Фьерна, перекинула волосы через плечо и устало вздохнула. Хотелось просто посидеть в тишине, наблюдая звездное небо и слушая приятный треск костра, разведённого Зоилит. Но следовало сделать ещё кое-что. Порывшись в своей сумке, бард вытащила ступку для размельчения трав и пару мешочков. Всыпав часть содержимого холщовых мешочков в ступку, девушка размолола травы и сварила отвар. Тот, кто не разбирался в травах смог бы определить, пожалуй, только крапиву, остальные были очень редкими.
      - Это поможет перенапряжённому организму в восстановлении сил, в том числе и магических, - Эвели протянула плошку колдуну, ласково проведя рукой по его лбу, и убрав выбившуюся прядь чёрных волос. Она села рядом, наконец-то расслабившись, и опустила голову, положив её на колени, искоса наблюдая, как он пьёт отвар, следя, чтобы было выпито до последней капли.
      Фьерн благодарно улыбнулся Эвели, медленно выпил отвар и вернул чашку девушке, ласково коснувшись её ладоней. Потом колдун всё же поднялся, чтобы переодеться и умыться. Запасные штаны и рубашка нашлись в сумке. Вернувшись под дерево, к барду, он сел, скрестив ноги, и погрузился в себя - так силы возвращались быстрее. Вскоре вокруг мага возникла завеса охлажденного воздуха.
      Койрэ присел на землю, поглядывая то на Эвели, то на Фьерна. Глубоко в душе, эльф чувствовал неуверенность в том, что поступает правильно. Возможно, ему действительно стоило уйти в сторону, возможно, Эвели сама должна была убедиться в том, что она ошибается, но... его гордость была задета. А мозг и сердце отравлены чарами дриады. Наконец, взгляд эльфа остановился на Зоилит. Друид упорно смотрел на нее, не желая отворачиваться. Он понимал, что, возможно, и ее придется убить, но эльфу этого вовсе не хотелось. Эта рыжеволосая девушка была ни в чем не виновата, и он искренне надеялся, что она не встанет на его с Аной пути.
      - Да, эльфами для эльфов... - многозначно повторил Койрэ слова генаси, ни к кому конкретно не обращаясь.
      Зоилит была рада, что они остановились на привал. Напряжение спало, и девушка почувствовала последствия бессонной ночи и отсутствия хорошего горячего ужина. Она привела себя и одежду в порядок, расчесала волосы, завязала их в аккуратный хвост и смазала мазью самые неприятные синяки. Зои попросила у Эвели котелок и, набрав в него воды из источника Лэйна, стала варить мясную похлебку из сушеного мяса и кореньев, справедливо полагая, что никто из ее спутников не откажется от горячего ужина. Вскоре по поляне уже плыли аппетитные ароматы. Помешивая похлебку, Зои вдруг ощутила на себе чей-то взгляд и, подняв голову, увидела, что это Койрэ. У нее вновь появилось какое-то странное чувство, которому она никак не могла дать название и она с трудом подавила желание передернуть плечами.
      - Ты это мне? - на всякий случай уточнила девушка. Койрэ подошел к Зои и присел на корточки совсем рядом с ней.
      - Нет, не тебе, просто не мог оторвать от тебя взгляда, - с улыбкой произнес Койрэ. Он определенно решил, что не собирается убивать Зои, но нужно было придумать, как именно обойти противостояние с полуэльфийкой. - Скажи, я тебе все еще нравлюсь или уже нет? - Друид продолжал улыбаться, глядя на Зои. Запах от похлебки, которую помешивала полуэльфийка, шел просто фантастический, и Койрэ понял, что он голоден. - Надеюсь, что и мне немного перепадет?
      Зоилит смутилась от неожиданного вопроса Койрэ, но в неровном свете костра не было заметно, что ее щеки порозовели.
      - Ты... изменился, Койрэ, - ответила она, - и я не понимаю, нравятся ли мне эти изменения в тебе или нет... Но это только изменения. Я никогда не потеряю интерес к истинному тебе, каким ты был в начале нашего знакомства.
      Девушку охватило волнение. Она боялась предугадать, куда может завести этот разговор. Боялась, что он вновь поступит, как тогда, в Храме. Приблизит, а потом оттолкнет. Чтобы дать себе передышку после этих слов, она принялась разливать похлебку по мискам. Потом предложила ее своим спутникам. На всякий случай оставила одну миску возле Фьерна с Эвели - может, запах разбудит в них аппетит и предложила поесть Лэйну, который занимался своей раной. Не забыла она и про Инея с Акхой, выложив на большие листья немного мяса.
      Лунная эльфийка поблагодарила Зои за заботу об ужине, но от еды отказалась. Ей всё ещё мерещился запах затхлого склепа, и аппетита не было. Она чувствовала себя усталой и разбитой. Скоро она вернётся домой... Бард вздохнула и прикрыла глаза, прислонившись к стволу берёзы. Она ощущала прохладу, исходящую от Фьерна и это немного расслабляло и разум, и тело. Девушка заснула, прислушиваясь к тихим разговорам возле костра.
      Лэйн довольно быстро закончил перевязку, и, поблагодарив Зои за принесённую еду, с большим удовольствием отведал ароматной похлёбки. Удобно навалившись на ствол деревца, Лэйн поднял глаза и ещё долго смотрел на ночное небо, усыпанное миллиардами звёзд, стараясь ни о чём больше не думать, прежде чем погрузился в беспокойный и тревожный сон.
      Вернувшись к костру, Зои налила похлебку Койрэ и себе.
      - Держи, - сказала она друиду, протягивая миску. Было заметно, что ее рука слегка дрожит. Друид принял похлебку из рук полуэльфийки, тут же принимаясь ее дегустировать. Суп получился вкусным и ароматным, Койрэ как раз любил такие.
      - Я действительно изменился и уже никогда не стану прежним, но я должен знать, кого считать другом, а кого... - он снова слегка улыбнулся Зоилит. - Скоро все закончится. И мне не хотелось бы, чтобы финал был печальным. - Эльф опустил голову. - Ты всегда была слишком добра ко мне, а я вел себя, как конченный эгоист...
      Держа свою миску с похлебкой в руках, еще не успев притронуться к ней, Зоилит посмотрела на Койрэ испуганным взглядом.
      - Что... что закончится? - проговорила она. Девушка протянула руку и осторожно коснулась плеча друида. - Ты просто был самим собой, - сказала она. - А я пыталась тебя понять.
      Друид продолжил есть похлебку, как ни в чем не бывало.
      - Ну мы скоро придем к Источнику и... все. Или ты собиралась всю жизнь ходить за Эвели и Фьерном? - Койрэ не хотел ничего говорить об Ане, поэтому был рад, что вовремя нашел, что ответить. - У меня еще много дел, столько всего нужно сделать. После того, как мы доберемся туда, моя дорога разойдется с их дорогой. - Эльф отставил тарелку в сторону и взял полуэльфийку за руку. - Я не был собой, я гонялся за тенью, теперь я знаю, что у меня совсем другое предназначение. И мне не хочется, чтобы рядом со мной никого не было... - друид посмотрел девушке прямо в глаза.
      Пока Койрэ говорил, Зои принялась за еду, почти не чувствуя вкуса похлебки. Ее сердце забилось быстрее обычного, когда друид коснулся ее.
      - Конечно, я не собиралась всю жизнь ходить за Эвели с Фьерном, - чуть резковато ответила она. - Я хочу еще попутешествовать, повидать мир. Я ведь так мало знаю о нем. Но я не смогу... одна... - Зои не отводила взгляда своих голубых глаз от удивительных янтарных глаз эльфа, один раз и навсегда пленивших ее сердце, даже если сама Зои не хотела этого признавать. По крайней мере, вслух.
      - Да, одному всегда сложнее, - Койрэ оглянулся вокруг. В ночи ничего не было слышно, а Эвели, Лэйн и Фьерн уже крепко спали. - Возможно... вдвоем, нам было бы немного проще... - Эльф потянулся вперед и осторожно поцеловал Зоилит в губы, очень нежно и трепетно, а затем медленно отстранился. - Я не клянусь тебе в любви, это не так, но ты мне приятна, и, возможно, у нас что-нибудь и получится, если...
      «Ах, как романтично, Койрэ... Если что? Ты даже меня заинтриговал, а представь, как сейчас переживает малышка Зои...»
      Друид тряхнул головой. Ана испугала его, отвлекла. Эльф тут же понял, что со стороны это выглядело странно, но он постарался проигнорировать случившееся.
      - В общем, ты очень милая.
      От поцелуя Койрэ Зоилит еще больше задрожала, щеки вспыхнули. От его слов сердце забилось так часто, что, казалось, выпрыгнет из груди. Никогда еще, ни разу в жизни, ни один мужчина не вызывал в ней подобных чувств. Ей хотелось обнять его, нежно и горячо одновременно, и не отпускать долго-долго, целовать и показать ему, как она умеет любить. Но вместо этого девушка закрыла лицо ладонями, чуть отстранившись от друида, и поэтому не заметила, что он на что-то отвлекся.
      - Почему, Койрэ? - глухо спросила она. - Тебе же не нравится, что я полукровка... и что тебе приходилось спасать мне жизнь, нарушая баланс. И ты любишь Эвели, разве нет? Я просто хочу понять...
      - Я уже давно свернул со своего пути, баланс в прошлом, пусть о нем заботятся другие... А твоя кровь, - друид потер пальцами подбородок. - Знаешь, думаю, что я могу пережить это. Это не так уж и страшно.
      Слова об Эвели задели самое сердце эльфа. Койрэ замолчал, повернувшись в сторону лунной эльфийки. Она была прекрасна, ее темные волосы переливались под лунным светом, а фигура и лицо казались неотразимыми. Друид не мог добиться ее, она была для него запретным, недоступным плодом. Возможно, поэтому Анастрианна и убедила Койрэ сорвать его.
      - Люблю, - честно признался Койрэ. - Но я для нее ничего не значу. Знаешь, непросто стучаться в закрытые двери, так что... прежней любви нет. Но полностью отказаться от чувств не просто.
      «Да, непросто. А убить ее, отдать ее тело мне, это будет еще сложнее, Койрэ. Но ты ведь сможешь это сделать, верно?»
      - Но давай не будем об Эвели. Не сейчас, - прошептал Койрэ.
      Зоилит отняла от лица ладони. Ее глаза блестели в свете костра, словно в них застыли слезинки, которым было не суждено скатиться вниз. Отблески пламени падали на ее волосы и тело, придавая облику девушки ощущение тепла и уюта.
      - Я хочу тебе верить, Койрэ, - прошептала она. - Ты... ты ведь не причинишь мне боль? - Зои смотрела на Койрэ доверчиво, и сейчас казалась совсем юной и беззащитной. Приблизив лицо к эльфу, она нежно поцеловала его.
      Друид ответил на поцелуй полуэльфийки, проведя ладонью по щеке девушки. Оторвавшись от ее губ, Койрэ заглянул в глаза Зоилит, а затем тихо произнес:
      - Я не люблю давать обещания, ведь кто знает, что будет... Но я не собираюсь причинять тебя боль. Ни сейчас, ни потом, - эльф обнял девушку, вдыхая аромат ее волос. - Ну все, ложись спать. А мне нужно помедитировать, кто знает, что ждет нас завтра! - Улыбнувшись, Койрэ отошел от Зоилит, направляясь к небольшим зарослям кустов рододендрона в стороне. Присев возле них эльф закрыл глаза, погружаясь в сон.
      Зоилит проводила Койрэ взглядом, потом коснулась кончиками пальцев своих губ, веря и не веря тому, что произошло. Ей очень хотелось верить, что все это не было сном...
      Она собрала пустые миски и котелок и ополоснула их в источнике, потом расстелила свой плащ недалеко от костра и с наслаждением вытянулась на нем. Она думала, что не сможет уснуть после всех этих волнений, приятных и не очень. Но усталость вскоре взяла свое.

0

9

Глава 8.
      Мысли колдуна пребывали в странном месте. Месте умиротворяющего покоя. Там были только ночь, звёзды и снег... И казалось, сам воздух наполнял Фьерна силой. Он открыл глаза где-то в середине ночи, прошёлся по лагерю, потом вернулся к тому же дереву, привлёк к себе спящую Эвели и стал ждать рассвета. Это путешествие приближалось к концу. Впереди - новая жизнь? Какой она будет... Сладостная тревога сжимала его сердце.
      Проснувшись на рассвете, эльфийка подняла на ноги свой маленький отряд, и быстро собравшись, они пустились в дальнейшее путешествие. Эвели была необычно притихшая и молчаливая, она знала дорогу и шла впереди, не оглядываясь. Из всех, возможно, только Фьерн примерно понимал, что гложет девушку - она возвращалась туда, откуда бежала годами. И вот спустя десятилетия, снова обратно, как будто во сне. Ей и раньше снился этот момент - и всегда в кошмарах. Однако, Эвели не могла не отметить, что её самочувствие значительно улучшилось. Кровь алого дракона практически не беспокоила эльфийку, она ощущала лишь отдалённое эхо своей прежней силы, не более.
      «Жизнь движется по спирали, и возможно, возвращение к истокам, уже само по себе исцеление. Но если дед знал, как найти Эльфийский Источник... Это действительно решение проблемы...»
      Они двигались лесной тропой, проходящей вдали от эльфийских поселений, ведь здесь вполне можно было наткнуться на приспешников Элдрет Велуутра. Эвели порадовалась, что ее дом находился достаточно далеко от основных жилищ Холмов Серого Плаща. Когда она была маленькой, гости редко захаживали к ним, а сейчас, дом вероятно заброшен. Что сталось с матерью эльфийку не интересовало. Бард надеялась лишь, что той больше нет в доме. И вообще в живых.
      Койрэ молча шагал рядом с остальными, погруженный в свои размышления. Он отлично отдохнул, ведь для медитации ему хватало не более трех-четырех часов. Было заметно, что Эвели чувствовала себя несколько взволнованно, но друид не мог до конца понять причину. Взглянув за Зоилит, эльф слегка улыбнулся ей, как бы намекая, что ночной разговор не был пустым звуком. Однако сейчас его больше волновало другое. Выбор, который скоро нужно будет сделать.
      Для Лэйна ночь прошла неспокойно, и едва ли принесла ему желанный отдых. Снились какие-то странные сны, мелькали туманные и смазанные образы, лица, и поэтому, проснувшись на рассвете, он чувствовал себя разбитым. Лишь пара упражнений с мечом, которые он успел сделать до того, как отправиться в путь, привели генаси в более-менее нормальную форму и помогли взбодриться. Сейчас же, не спеша шагая рядом с остальными, Лэйн, в уже ставшей привычной для него мрачной задумчивости поглядывал на своих спутников, при этом крепко сжимая в ладони свой драконий амулет, который он почему-то снял с шеи.
      Зоилит неплохо успела отдохнуть за ночь и пребывала в прекрасном расположении духа. Девушка видела, что ее спутники серьезны и задумчивы, но в ее собственных мыслях творилось нечто беззаботно-романтичное, не особо ей свойственное. Иногда она ловила взгляд Койрэ, и на ее лице сразу появлялась улыбка. Не привыкшая жить прошлым или будущим, полуэльфийка радовалась тому, что происходило с ней сейчас, а что будет дальше - ну, там разберется как-нибудь.
      Снежная медитация помогла Фьерну восстановить силы, хоть и не в полной мере и отдохнуть физически. Пожалуй, и настой Эвели сыграл свою роль. Сейчас Фьерн шагал по краю тропы, наблюдая за окрестностями, дорогой и бардом. Похоже, возвращение тревожило девушку, впрочем, Фьерн не представлял, что бы чувствовал он, доведись ему вернуться в дом отца. Колдун подошёл к Эвели, поймал её ладонь и крепко, ободряюще сжал. Сильная, уверенная рука человека, как обычно приятно-прохладная, придала уверенности эльфийке. Эвели искоса взглянула на Фьерна, но ничего не сказала, слегка улыбнувшись. Приятно было вспомнить, что она не одна в этом мире - волшебном, но таком суровом.
      Через несколько часов пути по лесным тропам они приблизились к явно ухоженной части леса. Здесь совсем не было сухих поваленных деревьев, а значит, лесники часто бывали в этой местности. Высокие стволы деревьев образовывали своеобразный купол над головами путешественников, свежие запахи листвы, папоротника и лесных цветов витали в воздухе, заставляя делать глубокие вдохи. Лучи солнца, пробивающиеся сквозь густые ветви, тут и там освещали лощины, пуская солнечных зайчиков на лица путников. Эвели указала Фьерну на красивый папоротник, что рос вдоль дороги.
      - Знаешь, а на моём языке слово "папоротник" звучит как "ферн", - она лукаво улыбнулась. - Мне кажется это забавное совпадение. Мне всегда нравилось это растение... Его семена используются в зельях невидимости, он помогает в поисках кладов, его можно довольно вкусно приготовить и использовать в разных настоях. Да и вообще, по-моему, он очень украшает лес.
      Эвели по-прежнему держала Фьерна за руку, словно боясь отпустить. Она, казалось, совсем забыла о своих спутниках, даже амулет Лэйна перестал интересовать эльфийку. Сейчас бард была похожа на маленькую беззащитную девочку, и трудно было поверить, что в ней скрывалась сила драконьей крови. Фьерн чуть улыбнулся и задумчиво прищурился.
      - Ну как знать, - негромко произнёс колдун, - многие имена вышли из эльфийских языков. Хотя я всегда полагал, что моё имя родом откуда-то с севера.
      Маг поднял глаза на небо и погладил свободной рукой сидевшего на плече Инея. На душе отчего-то стало тревожно. Словно затишье перед бурей.
      Койрэ ухмыльнулся, услышав слова Эвели, но ничего комментировать не стал, хотя, его так и подмывало сказать, что именно "ферн", а не "фьерн". Однако он не хотел снова спорить и ругаться, слишком опасно было делать это именно сейчас.
      «Поздравляю, ты делаешь заметные успехи, Койрэ. Они и сами не заметили, как остались совсем одни. Идут себе, воркуют, даже не представляя, что скоро им придет конец. Как же я долго ждала этого момента. Должно быть, ты тоже ничуть не меньше, да, мой эльф?»
      Койрэ ничего не ответил. Он уже не знал, чего он хочет, но выбора у него не было. Кольцо на пальце держалось намертво, избавиться от него было нельзя, а, следовательно, и оставить Ану в прошлом было невозможно. Он знал, что ему придется убить Фьерна, а тело Эвели отдать дриаде. И если первое мало его волновало, то эльфийку друиду действительно было жаль, потому что он любил ее. Не так сильно, как прежде, но все же любил.
      В какой-то момент Зоилит задумалась об Источнике, что они сейчас искали, магические силы которого были так нужны Эвели. Даже если бы он даровал исполнение желаний не только эльфам, она не могла придумать, чего бы ей хотелось, чтобы сбылось в реальности. Может, это было и печально, но ей нравилось жить, как она жила, тем более что сейчас ей выпала возможность попутешествовать. Она не знала, хочется ли ей вернуться во Врата Балдура. В любом случае она не станет делать это целью всей своей оставшейся жизни, хотя полуэльфийка немного скучала по семье. Девушка скользнула задумчивым взглядом по своим спутникам и остановилась на Койрэ. Пристроившись рядом, она тихонько спросила:
      - Скажи, а Источник... он сможет избавить тебя от этого кольца? - Зои указала пальчиком на проклятый перстень. - Или у тебя есть желание сильнее?
      Койрэ с улыбкой глянул на Зоилит.
      - Да, примерно это я и хочу загадать, - произнес он. - В любом случае, после того, как мы посетим Источник, я точно буду свободен.
      «Конечно, милый Койрэ. На цепи я тебя держать не буду, всего лишь вознагражу тебя по заслугам, ты ведь столько всего сделал для меня. И еще больше сделаешь».
      - А если бы ты была эльфийкой, что бы ты загадала? - с интересом спросил друид. Он вполне представлял, что пожелает Эвели, все и так было очевидным, но чего могла бы захотеть плутовка? Для эльфа это было загадкой.
      - Ничего, - помотала головой Зоилит. - У меня, конечно, есть желания, но их и так можно осуществить, без всяких магических сил... - девушка чуть помолчала. Солнечные лучи, падающие сквозь листву, танцевали на ее волосах незатейливый танец. - Впрочем... знаешь... я бы пожелала, чтобы и ты, и Эвели, и Фьерн, и Лэйн смогли найти свое счастье, чтобы улыбались чаще, и на душе были мир и спокойствие, - Зои смущенно пожала плечами. - Наверное, дурацкое желание, да? Просто мне тяжело видеть, когда у хороших людей на сердце, словно камень лежит.
      - Не думаю, что подобное бы сработало, - коротко ответил друид. Он сомневался, что с помощью Источника можно добиться вселенского счастья. Впрочем, проверить это вряд ли кому-нибудь удастся, ведь вряд ли кто-то рискнет своим желанием, чтобы загадать подобное.
      Лэйн наконец смог прогнать из головы все посторонние мысли, и отмеряя шаг за шагом, просто любовался проплывавшими мимо пейзажами. После кладбищенского леса чувствовать, видеть и слышать красоты местной природы было вдвое приятнее. Лес и правда был красив, эльфийский народ понимал магию природы и оберегал её, за что шаман всегда уважал эльфов. В разговоры своих спутников генаси встревать пока не спешил, однако иногда заинтересованно прислушивался.
      Вскоре они оказались на старинной аллее, вдоль которой выстроились могучие стволы деревьев, сплетая свои ветви над головой путников в причудливые узоры. Под ногами появилась выложенная брусчаткой дорожка, вернее её остатки, поросшие травой, мхом и жёлтыми лютиками. Эвели прибавила шагу, и через несколько минут дорога привела их к старинному дому. Девушка остановилась, рассматривая здание, которое не видела уже много лет. Дом находился в ложбине, окружённой лесом, вокруг него раскинулся запущенный сад, главным образом засаженный лиловой сиренью, аромат которой плыл в воздухе, заставляя вдыхать его глубже. Сам дом представлял собой изящный эльфийский особняк из тёмно-серого камня, с наглухо закрытыми резными ставнями, террасой с колонами и небольшой башенкой. Перед домом рассыпался от времени каменный фонтан, пересохший и заросший мхом и вьюнами. В особняке явно никто не жил уже долгие годы. Эвели направилась прямо к входу, и её шаги гулко разнеслись над двором.
      Ничего иного от родового гнезда Эвели Койрэ и не ждал, будучи уверенным, что здание окажется заброшенным. Да и кому там было жить?
      «Сколько же здесь магии! Вирм и правда был очень силен, я буквально чувствую, как его сила пронзает это место. Замечательно, нужно сюда вернуться после того, как я снова буду в форме. Это место - золотая жила для магов. Нельзя позволить всему этому пропасть!»
      Койрэ посмотрел на Эвели, направляющуюся в сторону входа. Друид решил не медлить и тут же двинулся следом за бардом. Он уже пару часов как заметил слежку. Однако эльф решил не привлекать к этому внимания, догадываясь, кто именно это мог быть.
      «Не бойся, Элдреты мастера маскировки. Никто кроме нас их не заметит. А теперь просто иди за нашим наивным лидером».
      Плутовка с интересом рассматривала заброшенное здание. Это было удивительное поместье - старинное и загадочное, изящное, как все эльфийские постройки. Где-то на краю сознания промелькнула мысль, что в таких домах можно неплохо поживиться, но Зои тут же отогнала ее. Не время и не место. Поглядывая по сторонам, девушка тоже направилась к входу.
      Лэйн последовал за остальными, попутно оглядывая особняк. То, что этот дом был оставлен и пустовал уже какое-то время, было заметно с первого взгляда. Однако несмотря ни на что, шаман чувствовал как от этого места, помимо пьянящего аромата сирени в воздухе, веет некой загадочной таинственностью.
      Фьерн коснулся цветущей лиловой ветви, распространявшей пряный аромат. Колдун умел петь только заклинания, однако сейчас вспомнил одну из тревожных баллад Вессалора: прекрасный застывший сад, окутанный чарами, туманит разум и в то же время губит его. Этот особняк чем-то напоминал такой сад. За застывшей красотой заброшенного дома крылась жутковатая история... Не умершая, но спящая. Насколько крепко? Магия захлёстывала, ею тут было пропитано всё.
      Эвели поднялась по растрескавшимся от времени ступеням на сумрачную террасу - ветви сирени так плотно прилегали к дому, что тут всегда царил полумрак. В детстве, маленькая лунная эльфийка любила играть именно здесь, напевая свои первые песни. Оглянувшись на своих спутников, которые шли следом, поражённо осматриваясь, Эвели толкнула входную дверь - та бесшумно отворилась. В доме было тихо и пустынно, пахло пылью и засохшими цветами. Трудно было представить, что в таком месте жил могущественный и беспощадный некромант. Девушка произнесла простое заклинание света, и над её головой вспыхнул небольшой светящейся шарик.
      Эвели вошла в просторный холл, из которого в разных направлениях вели несколько дверей. Стены холла украшали картины - портреты разных поколений древней семьи Неррель. На одной картине, слева, была нарисована совсем юная Эвели - в бледно-голубом платье, с распущенными по плечам иссиня-чёрными волосами, каскад которых удерживал лишь венок белых роз. Художнику особенно удались глаза девушки - он смог передать тот глубокий тёмно-синий оттенок, что был схож с цветом чистого сапфира. Юная Эвели выглядела очень серьёзной и задумчивой.
      Бард прошла через холл, поднимаясь по широкой лестнице на второй этаж. Перила были покрыты слоем пыли и паутины, некогда дорогой ковёр выцвел и покрылся пятнами плесени.
      Пройдя в дом вслед за бардом, Койрэ увидел портрет эльфийки. Без сомнения, это была Эвели, только более юная, невинная. Друид оглянулся вокруг, начиная подниматься по лестнице на второй этаж. Ему нельзя было отставать, Ана была бы крайне раздосадована, если бы Эвели смогла узнать что-то, что будет неведомо ей самой.
      Зоилит ступала по старинному полу, покрытому слоем пыли, мягко и бесшумно, внимательно глядя по сторонам. Наученная опытом работы на Гильдию воров, девушка не доверяла подобным особняками, какими бы красивыми они не казались, даже если кто-то утверждал, что здание заброшено. А все равно - где-нибудь наткнешься на ловушку, или на странных существ.       Разглядывая портреты на стенах, в какой-то момент у плутовки появилось смутное ощущение опасности. Обернувшись, она никого не заметила, но не отмахнулась от этого чувства. Проводив взглядом Эвели, полуэльфийка решила остаться внизу, на всякий случай. И здесь хватало всякого интересного, а помочь барду в поиске она вряд ли могла бы.
      Лэйн неторопливо вышагивал по просторному, погружённому в полумрак холлу, стараясь своими шагами поднимать как можно меньше пыли. Особняк, на его взгляд, представлял собой довольно унылое зрелище - старые картины, полуразвалившаяся мебель и много еще всего, похороненного под плотным слоем пыли уже, наверное, много лет. Даже аромат сирени, в котором купался весь приусадебный двор, не мог пробиться сюда. Лэйн решил пока осмотреться на первом этаже, и не подниматься выше вслед за Эвели. Наверняка у неё с этим старым домом были связаны какие-то воспоминания, и было бы правильнее оставить её наедине с ними. Генаси нашёл на одной из полок небольшой изящного вида канделябр, в котором ещё осталась пара свечей, и, взяв в руки, зажёг его, осветив тусклым мерцающим светом небольшой кусочек пространства вокруг. Использовать магию, как Эвели, шаман поостерёгся - воздух и стены и так, казалось, были насквозь пропитаны ею, мало ли что могло произойти.
      - Необычный дом... - произнёс Лэйн, рассматривая в свете свечей картины, когда заметил, что Зои тоже осталась внизу. - Интересно, каково это? Вернуться домой, туда, где не был уже очень много лет? - Генаси вдруг задумался, что почувствует он сам, если вернётся к себе на родину, увидит свой дом и свою семью.
      - Я не знаю, - ответила Зоилит. - Я сама давно дома не была. Всего лишь несколько лет, правда... - Зои подумала, что если она отправится путешествовать с Койрэ, то вряд ли в скором времени сможет повидать родных. Ей стало чуточку грустно, возможно, просто дом навевал такие мысли. - Дом странный. Мне почему-то кажется, что он не совсем заброшен...- плутовка вновь оглянулась.
      Лэйн решил для себя, что тоже скорее всего отправится домой, но похоже не раньше, чем закончится эта авантюра, в которую он ввязался. Отец наверняка ещё был жив, и Лэйну вдруг ужасно захотелось снова увидеть своего старика.
      - Не совсем заброшен? Что ты имеешь в виду? - переспросил генаси, заметив встревоженность Зои. Он снова окинул взглядом зал и сейчас постарался повнимательнее прислушаться к своим ощущениям, однако ничего нового так и не почувствовал. - Нет, здесь вряд ли кто-то есть, кроме нас... - почти уверенным голосом сказал шаман. Он привык доверять своим чувствам, которые если и подводили его, то очень редко.
      - Ну, может быть, и показалось просто, - пожала плечами Зоилит. - Насмотрелась подобных заброшенных зданий... Там засада, тут ловушка, или отшельник какой безумный расположится. Хочется верить, что этот особняк - исключение.
      Иней покрутился по плечам Фьерна и спрыгнул на пол, гулко стукнув ставшими весьма мощными лапами. Хвост кота сердито помахивал из стороны в сторону. Разноглазый зверь был чем-то сильно встревожен. Колдун проводил взглядом питомца, скрывшегося где-то в тенях заброшенного дома, и пошёл за Эвели наверх. Взгляд выхватил портрет эльфийки, какой она была давным-давно. В её ли глазах отразилась почти осязаемая тревога, или навязчивое ощущение последних дней обрело тут плотность?.. Фьерн прибавил шагу, оставлять девушку одну он не собирался.
      Бард задержалась на широкой площадке между первым и вторым этажом, поджидая Фьерна, и глянув вниз на настороженно ступающих спутников, негромко крикнула Зоилит, что если та хочет, то может взять в этом доме всё, что ей понравится. Затем, вместе с колдуном, эльфийка поднялась на следующий этаж. Тут в правом крыле располагалась комната девушки, но Эвели не захотела заходить в нее. Вряд ли там можно найти уцелевшие вещи, а свои драгоценности она успела захватить ещё в прошлый раз.
      Услышав разрешение Эвели, плутовка стала внимательно оглядывать все вокруг на предмет интересных вещей. В холле ничего кроме картин, старинных ваз и канделябров, внимания не привлекало. Впрочем, осматривая частично разрушенную мебель, Зои обратила внимание на перевернутый столик, возле двери в соседнюю комнату. Подле него валялась небольшая круглая шкатулка, обтянутая темно-бордовым бархатом. Подняв вещицу, полуэльфийка смахнула пыль и попробовала ее открыть. Замочек держался еще крепко. Впрочем, пара движений отмычкой сделали свое дело, и в руках плутовки оказалcя серебряный браслет - широкий, с изящной гравировкой - волнистые линии, полумесяцы и звезды. В звездочки когда-то были вставлены синие и красные камни, но они частично выпали. От браслета веяло магией защиты. Оглядев браслетик, Зоилит примерила его. Он пришелся впору. Ей стало интересно, кому предназначался этот браслет и почему он был в холле, а не в личном кабинете или спальне. Впрочем, это было давно, а сейчас это была ее находка.
      - Тебе очень идёт, - Лэйн кивнул на находку Зои и улыбнулся. Сам он за это время уже успел осмотреть весь холл вдоль и поперёк, и теперь хотел пройтись и по другим комнатам первого этажа.
      - Спасибо, - улыбнулась Зои, любуясь браслетом на своей руке, который загадочно поблескивал в неровном свете свечей.
      - Я хочу осмотреть остальные помещения, мне кажется, этот дом хранит в себе много интересного... - генаси перехватил поудобнее канделябр и направился к ближайшей двери, рядом с которой девушка нашла амулет. - Не желаешь составить компанию? - Лэйн снова слегка улыбнулся Зои, чуть задержавшись у входа в соседнюю комнату.
      Услышав вопрос Лэйна, она задумчиво глянула на дверь. Впрочем, что тут размышлять, если Эвели разрешила?
      - Пойдем, посмотрим, - кивнула она, - только я первая пойду. Мало ли...
      Лэйн понимающе кивнул девушке и пропустил её вперёд - так и правда, было надёжнее. Генаси совсем не хотелось пропустить какую-нибудь ловушку в стенах или полу и получить струю ядовитого дыма в лицо или ещё чего похуже. Впрочем, Лэйн сомневался, что здесь будет что-то подобное. Дом принадлежал довольно сильному магу, и если здесь и были какие-нибудь ловушки, то наверняка магические и особо изощрённые.
      Плутовка внимательно осмотрела дверь и толкнула ее, замерев на пороге. Впрочем, ничего подозрительного Зои не увидела, кроме темных силуэтов мебели, и шагнула внутрь. Войдя в комнату вслед за девушкой, шаман поднял канделябр над головой, наполняя комнату тусклым светом, и стал внимательно осматриваться вокруг.
      Помещение, открывшееся взору Зоилит и Лэйна, некогда было парадной гостиной. И сейчас еще стояли на своих местах диваны, кресла, стулья, небольшие изящные шкафы и столы разных размеров и форм. Но обивка мягкой мебели поистрепалась и выцвела, у шкафов не хватало дверей и украшений, некоторые столики лежали опрокинутыми на паркетном полу. Некогда богатая штора на одном окне была сдернута и валялась бесформенной кучей, на других окнах гардины были плотно задернуты, но свет проникал сквозь дыры в ткани. На стенах висели картины и чудом сохранившиеся гобелены с прекрасными видами и портретами эльфов.
      Зои сделала несколько осторожных шагов вперед, стараясь не слишком пылить. Видимо, сюда очень давно не заглядывали, поскольку пыль покрывала пол ровным слоем. Плутовка подошла к одному из шкафчиков. Когда-то дверцы были украшены лепными металлическими узорами, но часть из них отвалилась. За уцелевшим стеклом виднелись изящные кубки и какие-то безделушки. Девушка хотела было открыть дверцу, но вовремя остановилась, заметив магическую ауру над замком - неудивительно, что стекло еще держалось, раз его заколдовали.
      - Здесь на замке ловушка с ядом, - сказала она Лэйну. - Попробовать обезвредить или посмотрим что попроще? - Зои кивнула на шкафчик у другой стены, дверца которого едва держалась на петлях. На полках стояла какая-то посуда. Рядом со шкафом был стол с ворохом тканей. По крайней мере, так казалось в полутьме.
      Лунная эльфийка, тем временем, направлялась в мансарду, преодолевая последнюю лестницу. Они поднимались наверх в полной тишине - Эвели вовсе не хотелось предаваться воспоминаниям, а Фьерн никогда ни о чем не выспрашивал, так что оба не чувствовали себя неловко.
      Мансарда выглядела на удивление чистой, гораздо аккуратнее остальных помещений. Конечно, следы запустения наблюдались и здесь, но вещи лежали на своих местах, как эльфийка и помнила. Это место являлось основным рабочим кабинетом деда. Здесь он сидел с трубкой возле изящного камина, перелистывая свои страшные книги, узловатыми длинными пальцами, на каждом из которых было надето по массивному перстню. Эвели тряхнула головой, отгоняя воспоминание. Вместо этого ей нужно было заняться делом - просмотреть все его документы и книги, а эта работа явно была не на пару часов.
      - Фьерн, если хочешь помочь мне, то просмотри, пожалуйста, книги, можешь начать вон с тех полок, - она махнула рукой в сторону стеллажей, ближе к широкому окну. - Я займусь документами...
      Само собой, Койрэ не оставил Эвели и Фьерна наедине. Проследовав за бардом, друид также вошел в кабинет Вирма, оглядываясь вокруг. Здесь было много книг, документов и свитков. Некоторые тексты на бумагах Койрэ не мог разобрать, так как, по всей видимости, они были написаны на секретном языке.
      «Потрясающе! Все эти бумаги, все эти книги!.. Нельзя дать этому пропасть. Столько тайн, столько магии, столько заклятий... Стоит только приняться изучать все это! Боги, это место настоящая золотая жила!»
      - Пожалуй, я тоже могу поискать информацию в книгах, - протянул Койрэ, шагая в сторону одного из книжных стеллажей.
      «Знаешь, возможно, кое-чему сможешь научиться даже ты. Но, само собой, оставим это на потом. Сначала мы должны завершить задуманное, а затем вернемся. И изучим здесь все».
      Осторожно приблизившись к письменному столу из дорогого сумеречного дерева, бард дотронулась до его поверхности. Она удивлялась, что кабинет деда остался нетронутым, это могло означать только одно - повсюду была невидимая защита. Мельком взглянув на поднявшегося в мансарду друида, девушка вернулась к рассматриванию стола. Кончик её тонкого пальца словно кольнуло иглой, так что она даже глянула - не выступила ли кровь. Все предметы были под охраной.
      Фьерн поначалу задумался, ему вспомнилась библиотека в Эвереске и часы, потраченные на поиски. Было бы хорошо что-то придумать... Изящное и эффективное, и в то же время ничего мощного, чтобы не разбередить то, что дремало в доме. Колдун порылся в своей вместительной сумке и извлек оттуда сначала свой журнал для записей, а потом непромокаемый мешочек, в котором оказался мел. Взяв белый стерженек, Фьерн принялся чертить на полу сложную графическую композицию, то и дело сверяясь с заметками в журнале. Заметив приготовления Фьерна, Эвели сложила на груди руки и замерла в ожидании, наблюдая за любимым с лёгкой улыбкой. Вскоре в серой пыли на деревянном полу распласталась геометрическая каракатица, в центре которой стоял Фьерн. Колдун выпрямился, закрыл глаза и прочел несложное арканное заклинание, хорошо знакомое Эвели - Обнаружение Спрятанного, однако фигура на полу его преобразовала, и за её пределами на полу появились ледяные следы. Они вели к тому стеллажу, возле которого стоял Койрэ и заканчивались у большого книжного тома, в кожаной обложке.
      - Возьми книгу, только осторожно... - предупредила бард.
      Койрэ посмотрел на Эвели, а затем на подозрительного вида книгу. Конечно, магия могла ошибиться, ведь после старика Вирма в воздухе ее было так много, что любые чары могли полностью исказиться, но... но все же друиду казалось, что эта книга вовсе не обыкновенная. Более того, в ней хранились тайные, страшные сведения. Быть может, даже информация об Источнике.
      - Ты предлагаешь это сделать мне, потому что меня не жалко? - ухмыльнувшись, произнес Койрэ. - Ладно, так уж и быть.
      Эльф надеялся, что Анастрианна отведет чары, если они все же наложены на том и попытаются причинить ему вред. Взяв за корешок, Койрэ попытался вытянуть книгу с полки.
      Видя, что книга найдена, Фьерн развеял свое заклинание парой привычных пассов, а потом пробормотал что-то неразборчивое, взмахнул рукой и в комнату ворвался порыв ледяного ветра, что развеял начертанную на полу магическую фигуру. Ледяные следы исчезли и теперь о них напоминали только проплешины в пыльном покрове комнаты. Колдун стоял, скрестив руки на груди, наблюдая за действиями Койрэ. Чем бы ни оказалась найденная книга, Фьерну было интересно, что смогла обнаружить сотворенная им комбинация чар.
      Оказавшись в руках Койрэ, книга вспыхнула ярким пламенем, превратившись в пепел. В тот же миг, все бумаги, книги и документы в помещении принялись взрываться, разлетаясь искрами и клочками бумаги, кожи и бархата. Эвели присела, взвизгнув от неожиданности, и спряталась за столом, не касаясь его. По счастливой случайности эти взрывы никого не задели, а пара искр, попавших на кожу барда, не причинили ей вреда - как обычно защитила кровь, даже следов не осталось. Фьерн не сознавая умом как, оказался рядом с Эвели, он не думал о том, что такой огонь, благодаря драконьему наследству не причинит эльфийке вреда. Кровь не кровь, да какая разница к демону?!
      - Проклятье... - девушка вылезла из-за стола, рассматривая комнату, принявшую такой вид, словно здесь произошло сражение огненных мефитов. Не осталось ни одного клочка бумаги.
      Все произошло так быстро и неожиданно, что Койрэ даже не успел испугаться. После серии взрывов и вспышек в помещении остался лишь пепел. Все трактаты, заметки, труды Вирма... вероятно, что почти все было уничтожено. Само собой, если он не хранил особо важные книги в другом месте.
      - Дьявол... - протянул Койрэ, туша небольшой огонек, вспыхнувший на штанах. - Отлично. И что теперь?
      Эльф посмотрел на Эвели. Было очевидным, что и бард вовсе не была рада произошедшему.
      Когда колдун убедился, что его невеста не пострадала, он присел на край стола, неосознанным движением размазав по белой щеке след от сажи и задумался.
      - Он должен был оставить что-то для тебя, - наконец произнес маг, глядя Эвели в глаза, - и так, что понять и найти это сможешь только ты... Семейные легенды, я не знаю... Что-то, что имеет значение для Неррель, но ни для чужака.
      На первом этаже Лэйн осторожно прошёлся по гостиной, поглядывая по сторонам, но ничего особо интересного пока не увидел. Внимание генаси привлекли лишь несколько книг, которые бесхозно валялись на полу рядом с одним из столиков. Странно, если учесть, что Лэйн не заметил здесь каких-либо книжных шкафов или полок. Подобрав одну, и осторожно смахнув пыль, генаси увидел сильно истрёпанную чёрную обложку, на которой прорисовывались рельефные символы и едва различимое название, ко всему прочему на эльфийском языке, который Лэйн знал довольно посредственно. Беглый просмотр страниц ничего не сказал ему, и, услышав, что Зои что-то нашла, шаман подобрал еще пару валявшихся книг и закинул их в сумку - здесь они уже вряд ли кому-либо понадобятся, а на досуге можно будет изучить их, и заодно попрактиковаться в эльфийском. Путь даже это и была какая-нибудь обычная эльфийская поэзия.
      - Ну я в ловушках не особо разбираюсь... - ответил Лэйн и пожал плечами, когда подошёл к плутовке и глянул на замок. - Если ты уверена, что сможешь обезвредить, отчего не попробовать?.. А я пока там осмотрюсь, - генаси кивнул на шкаф у другой стены и вдруг насторожился, подняв взгляд к потолку. Кажется, он что-то услышал.
      Кивнув, Зоилит склонилась над замком. Не слишком сложно, но и не особо просто. Видимо, предметы, хранившиеся там, представляли определенную ценность, но не слишком большую. Пока плутовка возилась с замком, ее чуткие уши уловили какие-то странные звуки сверху, похожие на серию хлопков. Ей показалось, что дом слегка вздрогнул, и звякнули стеклянные предметы. Но Зои довела свое дело до конца прежде, чем поднять голову, тем более что это заняло буквально пару минут.
      - Наверху что-то случилось, - сказала она Лэйну, одновременно открывая дверцу шкафа. – Пойдем, посмотрим.
      Она позволила себе задержаться у шкафа еще минутку, быстро оглядев содержимое. Две вещицы привлекли ее взгляд и отправились затем в сумку - маленькая фигурка дракона с поднятыми крыльями из темно-красного камня, на спине которого были высечены какие-то эльфийские символы, и круглый металлический диск размером с ладонь. Диск был инкрустирован разноцветными камнями, выложенными в форме полумесяца, по диаметру диска шел красивый узор. Не дожидаясь ответа генаси, Зоилит побежала наверх, по пути почувствовав запах гари, но отблесков пламени и дыма она не видела.
      Не став терять времени, шаман вслед за девушкой выскочил обратно в холл и, миновав за несколько мгновений все лестницы, оказался в мансарде вместе с Зои и остальными.
      - Ух ты! - Лэйн изумлённо уставился сначала на кучи пепла, которые, по-видимому, ещё совсем недавно назывались местной библиотекой, а потом перевёл взгляд на Эвели и остальных. - Это всё были книги? Что же тут произошло?
      У эльфийки испортилось настроение, она мрачным взглядом оглядывала груды пепла и общий разгром в помещении. Услышав слова Фьерна, девушка встретила его взгляд и задумалась на мгновенье, нежно стирая с его щеки тёмное пятно сажи.
      - Свои наиболее отвратительные эксперименты дед проводил в подвале. Вероятно, и свой дневник тоже там оставил... - взгляд девушки обратился, будто внутрь неё, она явно что-то вспомнила. Увидев подоспевших Зои и Лэйна, она раздражённо повела плечиком. - Прощальный сюрприз от моего родственника... Не волнуйтесь. Я спущусь в подвал.
      - Это что - ловушка так сработала? - Зоилит удивленными глазами оглядывала помещение. - Видимо, это был очень сильный маг... - Девушка была рада, что ее спутники не пострадали. Оставалось надеяться, что это будет единственной неприятностью, с которой они столкнутся в этом доме. - Пойти с тобой? - спросила она у Эвели. - Вдруг там еще ловушки есть. Я вот в гостиной внизу обезвредила одну, на шкафу.
      - Конечно, я думаю, что всем стоит пойти туда. Кто знает, что может нас там ждать, верно? - Койрэ вопросительно посмотрел на Эвели, а затем прошел вперед. - И, я думаю, не стоит оттягивать момент. Поход в подвал может оказаться очень захватывающим.
      - Ловушка, магическая, - пояснил Фьерн Лэйну и Зои. - Ну ладно, пойдем, здесь уже ничего кроме пепла, сажи и стен.
      Он легко спрыгнул со стола и направился к выходу из комнаты, скользя взглядом по углам, нахмурился, и подумал про себя, что Инея давно не видно. Произошедшее с книгой колдуна в общем-то не расстроило. Во Фьерне была какая-то экспериментаторская жилка, и то, что вышло, следовало все-таки считать удачей. Арканная комбинация сработала вполне успешно.
      Когда все спустились на первый этаж, Эвели обратила внимание на кошачьи следы, оставшиеся на пыльном полу в коридоре, но обладателя лапок нигде не было видно. Чтобы попасть в подвал, следовало открыть дверь под лестницей и спуститься по крутым ступеням в холодное, сырое помещение. Дверь оказалась не заперта, и Эвели первой начала спускаться вниз, не зажигая света - она и так всё видела отлично. Отводя рукой свисающие с потолка клочья паутины, бард ступила на ледяной пол подвала. Ей часто снилось это место в кошмарах, и сейчас эльфийке почудился металлический запах крови, и тонкий аромат ландышевых духов – ими пользовалась Ланвен... Но, конечно, это было наваждение - все запахи выветрились за долгие годы, а тела давным-давно были погребены.
      Подвал представлял собой просторное помещение, со сводчатым потолком, маленькими окошками для доступа воздуха и двумя выходами. На полу кое-где грудами валялись кости, оставшиеся от каких-то экспериментов старика Нерреля. В центре подвала стоял алтарь, две жаровни, а по стенам - шкафы с коробами для свитков, алхимическими принадлежностями и прочими жутковатыми, но интересными предметами.
      - Думаю, нам нужен дневник деда... - Эвели постаралась взять себя в руки, и деловито осматривалась по сторонам.       Койрэ двигался за девушкой след в след. Конечно, эльф даже не удивился, обнаружив, что это помещение оказалось крайне... странным.
      - Только теперь я ни к чему не притронусь, - ухмыльнулся он. - Вдруг охранные чары Вирма пропустят тебя. Ты ведь его внучка, может кровь поможет...
      В подобной магии друид был не сведущ, отчего он в большей степени полагался на интуицию. К тому же, эльф был уверен, что и Эвели знала не больше него самого.
      Зоилит не слишком понравилось это подвальное помещение. Сам дом, хоть и был заброшен, не вызывал неприятия. Было интересно бродить по комнатам, выискивая забытые сокровища. Здесь же плутовке даже притрагиваться ни к чему не хотелось. Девушка только быстро огляделась в поисках ловушек.
      - Может, дневник в одном из шкафов? - предположила она. - Или в тайнике? - Полуэльфийка прошлась вдоль стен, внимательно вглядываясь в каменную кладку. - А куда ведет эта дверь? - указала она на второй выход.
      Фьерн обратил внимание на кошачьи следы в коридоре, прислушался, но никого и ничего не услышал. Интересно, что же так увлекло кота? Задумчиво нахмурившись, колдун вместе со всеми спустился в подвал. То, что старый Неррель был некромантом, человек знал и потому, был готов увидеть лабораторию.
      - Дневник, или какая-то заметка, то, что он знал, что ты бы нашла, но наверное не сразу, а приложив к этому усилие и как следует подумав, догадавшись... - Происшествие наверху дало Фьерну понять, что к приходу чужаков Вирм готовился основательно.
      Эвели прохаживалась вдоль стен, всматриваясь в различные предметы и размышляя.
      - Эта дверь ведёт в сад, - ответила девушка на вопрос плутовки и обернувшись к Фьерну, посмотрела на него странным взглядом. - Ты что забыл мою историю, дорогой? С какой стати ему давать мне подсказки? Дед никогда не любил меня, я была его разочарованием. Странно, что та ловушка в мансарде вообще нас не прикончила.
      Лэйну было совсем не по себе в этом тёмном подвале. Он чувствовал как от странного алтаря и чьих-то останков - через которые генаси осторожно переступал, проходя по подвалу и осматриваясь - от всех этих предметов, несмотря на прошедшее время продолжало тянуть тяжёлой аурой черной магии. О том, чем занимался здесь когда-то некромант, думать совершенно не хотелось.
      - Я думаю Койрэ прав, - хмуро сказал Лэйн, скользя взглядом по свиткам и книгам, лежавшим тут и там под серым слоем пыли, - и всё завязано на родственную кровь. Чувства здесь вряд ли играют роль, - генаси искоса глянул на Эвели. - Может магия ловушки почувствовала твоё присутствие и спалила только книги, а не всех вас.
      - Смотрите, - Койрэ взял с неприметной полки небольшую книжку в мягком кожаном переплете. Тут же поняв, что ему катастрофически не стоило этого делать, эльф крайне удивился, когда ничего не стало взрываться, вспыхивать, лопаться, да и вообще, книжка так и осталась книжкой. Пролистав ее, друид печально отметил: - Хм... все страницы пустые... Очень странно. Очень. - Собравшись было отложить "пустышку" в сторону, Койрэ случайно заметил, что на внутренней стороне обложки мелким шрифтом было кое-что написано. - Здесь какое-то послание, - протянул друид, вглядываясь в маленькие аккуратные буковки. Это был эльфийский язык, самое популярное наречие, так что Койрэ с легкостью разобрал, что там было. - Тут написано: "Покуда кровь от крови обратит белое в алое, тайное станет явным". Что бы это могло значить?!
      Зоилит подошла поближе к Койрэ, с интересом глядя на найденную им книжицу.
      - Наверное, нужно страницы окропить кровью, - предположила она. - Я просто читала про подобный способ маскировки. Правда, там надо было не кровью, а какими-то особыми чернилами побрызгать на страницу, чтобы текст появился. - Девушка некоторое время раздумывала над произнесенной друидом фразой. - "Кровь от крови" - так говорят о родственниках, да? - наконец, сказала она, и когда смысл этого дошел до нее, Зои испуганно посмотрела на Эвели.
      - Что ж, этого и следовало ожидать от дедули. Он точно не думал, что умрёт раньше меня, - бард хмуро усмехнулась, затем достала один из своих верных кинжалов и, подойдя к книге, не раздумывая, полоснула по ладони - нежная кожа быстро разошлась по краям. Эвели ойкнула, забыв, что кинжалы высасывают часть жизненной силы и, чувствуя, как у неё закружилась голова, а в глазах потемнело. Но через рукоять зачарованного оружия, ее сила тут же вернулась вновь к владелице и она приободрилась. Капля крови упала на страницу и на бумаге начали проявляться буквы - эльфийская вязь. Капля за каплей падали на страницы дневника, проявляя секреты старого Вирма.
      Лэйн торопливо подобрался к остальным и с интересом наблюдал за процессом. Что тут и говорить - все эти некроманты и прочие чёрные маги очень часто использовали собственную кровь для различного волшебства, зачастую не подозревая о том, что их по-иному настроенные родственники смогут обратить их магию. Лэйн взглянул на проявляющиеся эльфийские символы и попытался сходу разобрать их, но, к сожалению безрезультатно - не хватало знания языка. Поэтому оставалось лишь подождать завершения этого ритуала и послушать, что скажет бард.
      Фьерн подошёл к Эвели и мягко поддержал её.
      - Умница, - он взял её ладонь и осторожно перевязал куском чистой ткани. - И что у нас тут? - Сам колдун не глянул в текст, пересилив своё любопытство. Все же тайна должна была принадлежать эльфийке. - Я даже немного удивлён, что эта книжица лежала на виду. Если принимать во внимание эффектность сюрприза сверху.
      Эвели поморщилась от боли, когда Фьерн перевязывал руку, но ей была приятна его забота и она поцеловала колдуна в щёку.
      - Знаешь, я не особо удивлена, - тихо ответила она. - Наверху книги и свитки были защищены от обычных воришек, а этот дневник смогла бы прочесть только родная кровь. Дед всегда считал себя бессмертным и вряд ли всерьез думал о том, что кто-то из нас - Ланвен или я, унаследуем его вещи, так что защита в виде взрывов ему тут была не нужна. Это его дневник, сомнений нет. Но читать здесь довольно много, и нужно вчитываться... Предлагаю покинуть этот мерзкий подвал и углубиться в лес, где можно будет согреться у костра чашей с подогретым вином, а я тем временем изучу записи.
      Девушка осторожно убрала книгу в сумку и окинув взглядом подвал, указала на дверь, ведущую в сад.
      Плутовка первой двинулась к выходу, радуясь возможности покинуть негостеприимный подвал. На всякий случай оглядев дверь, Зои осторожно ее распахнула, прислушиваясь к звукам снаружи и осматривая тот участок сада, что открылся ее взору.
      Койрэ не был удивлен, что загадка Вирма оказалась столь простой для Эвели, ведь несмотря на ее нелюбовь к деду, в ней текла его кровь, а значит, они все равно были близки, как бы не хотели отдалиться друг от друга.
      - Ладно, я предлагаю переночевать в лесу, - протянул Койрэ. - В доме мы все равно не останемся, верно?
      Выйдя в сад, друид уверенно направился в чащу. Вскоре эльфу приглянулась уютная поляна, расположенная под кронами трех могучих дубов.
      - Думаю, здесь мы и переночуем, если нет возражений, - предложил друид. Он задумался о том, насколько близко к ним подобрались Элдрет Велуутра, поскольку сам эльф их сейчас не замечал.
      Лэйн был очень рад, что старый подвал со своей мрачной и давящей атмосферой, как собственно и весь заброшенный особняк, наконец, остался позади. Почти весь путь до поляны, генаси провёл в раздумьях касательно своего договора с дриадой. Дневник был найден, а значит, был сделан ещё один шаг к цели... Голос Койрэ прервал его мысли.
      - Да, место вполне хорошее, - несколько равнодушно сказал шаман, оглядевшись, когда они добрались до живописного вида поляны, и скинул с плеча свою походную сумку.
      На выходе из сада к Фьерну выбежал встревоженный, перепачканный пылью Иней. Колдун поднял питомца на руки и принялся снимать с него пыль и паутину. Кот, словно не замечая манипуляций мага, смотрел на него пронзительным взглядом разных глаз. Фьерну снова стало не по себе. Они шли вглубь леса и чувство тревоги, что колдун ощущал ранее, усиливалось.
      Лунная эльфийка была так поглощена происходящими вокруг событиями и находкой книги, что не заметила тревогу Фьерна. Ей не терпелось поскорее впитать в себя новый источник информации. Почти не обращая внимания на окружающих, девушка устроилась на поляне, постелив скатку на траву и раскрыв страницы дневника. Она была намерена провести за чтением всю ночь, чтобы к утру уже точно знать, куда направиться.
      Койрэ решил отдохнуть, но, само собой, перед тем, как друид погрузился в сон, его потревожила вездесущая Анастрианна.
      «Браво, все идет как нельзя лучше. Надеюсь, долгая медитация тебе не понадобится! Помни, мы не должны оставлять Эвели без внимания. Для нас главное сейчас - это не отступать! Ни шагу назад, милый, помни это...»
      Эльф отлично все помнил. И поэтому с огромными сомнениями погрузился в сон.
      Зоилит была рада, что ее опасения насчет особняка не подтвердились, и они оказались на вполне уютной поляне. Бросив сумку под дерево, девушка занялась костром - после того мрачного подвала очень хотелось погреться у живого пламени. Она надеялась, что огонь поможет успокоить тревожные мысли ее спутников, которые отражались на их лицах. Если она не ошибалась, то виною тому была атмосфера особняка, не иначе. Она хотела поговорить с Койрэ, но пока девушка возилась с костром, тот уже успел погрузиться в медитацию. Не решившись тревожить друида, плутовка завернулась в плащ и села поближе к костру. Глядя на огонь, Зои ела яблоко и просто отдыхала, стараясь ни о чем не думать.
      Несмотря на все случившиеся сегодня события, этот день, который уже остался где-то за горизонтом, был куда спокойнее, чем предыдущие, и Лэйн едва ли чувствовал себя уставшим. Расположившись под огромной кроной одного из дубов, он поначалу пытался заставить себя заснуть, но, к сожалению, безрезультатно - духи сновидений настойчиво не желали пускать разум шамана в своё царство, и какое-то время он просто сидел, навалившись на ствол могучего дерева, наблюдал за остальными, да прислушивался к шорохам и звукам ночного леса. Заметив Эвели с книгой в руках, генаси вспомнил о найденных им самим в особняке книгах. Ну а поскольку сон окончательно улетучился, то он решил тоже изучить свои находки, и, прихватив сумку, подобрался поближе к костру.
      - Что-то совсем не спится, – генаси кивнул и улыбнулся Зои, и тоже расположился возле огня, достав при этом первую попавшуюся на ощупь книгу, в кожаном переплёте, с истёртой тёмно-зелёного цвета обложкой. Название, которое Лэйн довольно неоднозначно перевёл как «Исход» или «Начало», было довольно туманно и мало что говорило о содержании, и генаси с уже разгоревшимся интересом перевернул обложку, и в дрожащем свете пламени принялся изучать пожелтевшие от времени страницы.
      Как-то незаметно, но стремительно на поляне потемнело и стало зябко. Возникло ощущение чьего-то присутствия. Кого-то дикого, злобного, от чего волосы на руках и на затылке становились дыбом. А потом из леса послышался вой. Угрожающий, протяжный. Фьерн вскочил, выхватив копье, всматриваясь в чащу. Иней зашипел, ощетинился... На поляну выполз запах смерти. Нежить...
      Эвели удивлённо вскинула голову, отводя от лица длинные пряди темных волос. Видимо этой ночью будет не до чтения. Девушка быстро закрыла дневник, не обратив внимания на то, что его страницы будто бы продолжали жить своей жизнью, по эльфийским рунам пробегали светящиеся искорки, слова постоянно менялись и складывались в новые фразы.
      - Неужели дед оставил в наследство несколько мертвяков? - она хмыкнула, поднимаясь на ноги и всматриваясь во тьму. На поляну наползал волглый туман, оседая капельками на одежде, коже и волосах.
      Койрэ поднял голову, почувствовав сквозь приближающийся сон что-то могильное и темное. Друид поднялся на ноги, вглядываясь в наползающий густой туман. Нежить. Самая настоящая. Койрэ прищурился, чтобы разглядеть, кто именно ведет этот отряд мертвых, и он удивился, когда узрел ответ.
      Мигом отбросив плащ и вскочив на ноги, полуэльфийка подхватила арбалет и, взведя его, принялась вглядываться в густой туман. И то, что она разглядела, ее не слишком порадовало.
      Чуть позади нескольких отвратительно пахнущих трупов медленно двигалась женщина. Бард сразу узнала это существо, хотя до сих пор ей не доводилось встречаться с ними лично. Дьяволица-баатезу. Огненно-красные волосы соблазнительно красивой женщины густыми локонами падали на ее плечи. На голове сплетались устрашающего вида рога, а в глазах пылало жестокое кровавое пламя, танцующее в такт с барабанами Войны Крови. Несмотря на потрясающую красоту, в женщине ощущалось нечто отвратительное, словно она несла с собой ауру тлена, разложения, крови и кошмарных мук.
      - Вот и настало время для моей части договора, - промурлыкала женщина и от ее голоса у всех присутствующих по позвоночнику побежали мурашки страха. Иней выгнулся и зашипел, загривок котенка сильно встопорщился, а хвост распушился. – Вор пришел за тайным знанием, и я могу забрать себе двоих. - Женщина окинула взглядом поляну и хищно улыбнувшись, провела языком по губам.
      Взгляд Зои скользнул по женскому телу, и она чуть скривилась, обнаружив, что красивые ноги женщины заканчиваются копытами. Плутовка никогда не сталкивалась с обитателями Преисподней раньше, но читала о них мало приятного. Девушка оглянулась на своих спутников, не зная, что предпринять - нападать или убегать?
      Никто не успел ничего сделать - женщина прочитала безмолвное заклинание Замедления Времени и все на поляне застыли, а затем секунды растянулись, словно вязкий кисель и женщина по очереди рассмотрела каждого. Когда она увидела Фьерна, глаза ее расширились, она потянула носом воздух, и даже слегка приоткрыла рот, словно не веря в свою удачу.
      - Ледяной колдун невероятной мощи, - прошептала баатезу, пристально разглядывая человека, - Госпожа Тиамат будет довольна.
      Заклинание прекращало свое действие, сначала на эльфах, затем на всех остальных, и Эвели услышала слова дьяволицы. Лунная эльфийка вскрикнула, и спустила тетиву, уже вскинутого на изготовку лука. Стрела пронзила тело одного из мертвецов, заслонившего свою тёмную госпожу, но он всё ещё продолжал двигаться.
      - Вирм обещал мне пленников, - повторила женщина и, указав по очереди на Фьерна и Лэйна, добавила: - Маг воды мне тоже пригодится.
      Эвели отчего-то сильно испугалась и не могла сообразить, какое заклинание или песню использовать, чтобы помочь колдуну. Ударить магией или стрелой в баатезу она не могла, потому что человек застыл между ними.
      «Потрясающе. Эта баатезу, кажется, из тех, кто всегда получает все желаемое. Она достойна уважения. Нам повезло...» Лепет Анастрианны был почти неслышен, так как Койрэ не мог отвести взгляд от происходящего. На его лице, на одно мгновение, появилась улыбка, пока он не увидел страх, который застыл на лице Эвели. И стоило бы друиду порадоваться, но... это было так... ему сделалось не по себе.
      Баатезу произнесла несколько резких слогов заклинания, открывая телепорт. Два скелета, стоящих поблизости от Лэйна и Фьерна, втолкнули ошеломленных заклинанием мужчин в магический проход. Бард сделала шаг вперед, но после заклинания, ноги были будто вата. Она заметила белую тень пушистого кота, прыгнувшего в портал, прежде чем тот захлопнулся. Дьяволица и ее приспешники тоже исчезли - она получила свои предназначенные по договору жертвы и больше ничто в этом мире ее не интересовало.

0

10

Глава 9.
      Эвели бросилась к тому месту, где еще секунду назад находился Фьерн. От портала остался лишь выжженный след на примятой траве. Страх накатил на эльфийку удушливой волной, а сердце будто сжала стальная рука. Она виновата... утратила былую реакцию, слишком поддалась воздействию дома, медлительной эльфийской крови. Все произошедшее настолько ошеломило ее, что бард едва не потеряла сознание от шока. Нервы девушки были на пределе, думать стало тяжело, и она сжала все еще находящийся в руках лук так, что казалось, он может переломиться. Она медленно осела на траву, закрывая лицо руками. От боли в сердце так перехватило горло, что не было сил даже на слезы. Не единожды они попадали в серьезные переделки, и каждый раз каким-то чудом удавалось выбраться. Эвели наивно считала, что так будет продолжаться и дальше.
      «Что делать? Как мне найти его теперь? При чем здесь Тиамат? Почему? Ну почему именно Фьерн? Ведь взломщиков было несколько, она могла бы забрать Зои или Койрэ... Дед... Он мстит мне даже из могилы...»
      Какое-то время лунная эльфийка сидела, спрятав лицо в ладонях. Тягостные мысли не давали сосредоточиться, казалось, что голова от них просто лопнет. Наконец, почувствовав, что больше не может здесь находиться, бард резко встала и, не замечая ни Зоилит, ни Койрэ, пошла по направлению к сиреневому саду.
      Зоилит проводила эльфийку взглядом, искренне сочувствуя ей, но, пожалуй, лишь примерно представляя, что она может чувствовать. Самой плутовке было очень грустно из-за всего случившегося, грустно и одиноко, несмотря на то, что Койрэ был все еще здесь. Она тихо подсела к огню, обняв колени и время от времени подбрасывая ветки в пламя, чтобы разгорелось посильнее. Спать ей не хотелось, да и вряд ли она смогла бы уснуть там, где недавно произошли такие события. Плутовка думала о том, что успела пережить с того момента, как покинула Врата Балдура и пыталась представить, что будет дальше. Она все еще надеялась, что ее подозрения насчет Койрэ были безосновательными, и все сложится хорошо. Время от времени Зоилит кидала взгляды на друида, который сидел, склонившись над найденным дневником.
      Койрэ чувствовал себя крайне неуютно, но голос в его голове не унимался.
      «Не смей расслабляться, малыш. Ты помнишь, что мы должны кое-что сделать? Фьерн теперь не проблема, поэтому осталось только одно... Я должна получить тело эльфийки. Да?»
      - Да... - полушепотом ответил друид, посмотрев в темноту деревьев, за которыми скрылась Эвели. Койрэ думал о том, чему предстояло случиться. Стоит им добраться до Источника, как бард погибнет. Останется только ее прекрасно тело. И вернется Анастрианна. Эльф на мгновение подумал, что, быть может, теперь у него есть шанс, и что не нужно потакать властной дриаде, но, вспомнив, что она постоянно находится у него в голове, Койрэ поспешил прогнать бунтарские предательские мысли. Теперь уже было поздно отклоняться от плана. Он с головой погряз во лжи, и путь назад давно стал невозможным. Ана замолчала, и друид был искренне рад этому. Он раз за разом перелистывал дневник Вирма, пытаясь понять логику в его письменах. Наконец, после третьего раза его осенило. Конечно!
      - «Я никогда не боялся сжигать прошлое, потому что в этом и есть ключ к будущему», - прочитал Койрэ. Как он сразу не понял?! В дневнике не было описано пути к Источнику, путь был скрыт в самой тетрадке! Писанина деда Нерреля - это прошлое, и только огонь приведет их к будущем, к Источнику. Вскочив со своего места, Койрэ направился к разведенному рядом костру. Вздохнув и понадеявшись на свою смекалку, эльф кинул дневник прямо в огонь.
      Полуэльфийка тоже вскочила с земли, сделав несколько шагов назад. От этого, так сказать, артефакта можно было ожидать чего угодно.
      - Что ты задумал? - спросила она, глядя на друида.

      Стремительно промчавшись в сторону заброшенного дома, Эвели вновь оказалась в сиреневом саду. Остановившись возле заросшего лилиями пруда, девушка уставилась на воду невидящим взором. Она лихорадочно пыталась придумать, что ей делать дальше. Вспоминала все, что знает о жителях Преисподней, о баатезу и танар’ри, о Тиамат – злобной королеве драконов. Но думалось плохо, перед глазами проносились сцены из совместного с колдуном прошлого. Взгляд упал на руку, которую Фьерн недавно перевязал бинтом, и бард крепко, до боли стиснула ладонь. Эвели было невыносимо думать, что она может больше никогда его не увидеть. Опустившись на берег прудика, девушка подтянула колени к груди, и опустила голову, уткнувшись в них лицом. Страх и горе, наконец, вылились в слезах.
      Когда первое потрясение прошло, она отправилась обратно на поляну. Горе тупым ножом застыло в сердце барда, но она постаралась взять себя в руки. Нужно было действовать, а не рассиживаться, теряя время. Магия Фьерна ее больше не защищала, а самому колдуну грозила смертельная опасность. Сердце болело и так сильно билось в груди, словно хотело вырваться и устремиться к тому, кто унес с собой ключ от него. Но Эвели осознавала, что она понятия не имеет, куда именно баатезу могла утащить ее жениха. Сейчас бард была уже близка к Источнику, и необходимо было довести это дело до конца. Девушка чувствовала, что именно этого хотел бы практичный Фьерн.

      Страницы дневника медленно тлели, съёживаясь, поглощаемые огнём, который пожирал мрачные тайны рода Неррелей. Когда последний листок дневника превратился в пепел, на месте кострища возник портал, мерцающий багровым пламенем. Было неясно, что находилось по другую его сторону. До рассвета оставался ещё примерно час, вокруг царила непроглядная тьма, которую до сих пор разгоняло лишь пламя костра. Небо, затянутое тучами, скрывало звёзды, луна тоже спряталась, и поляну теперь освещало лишь слабое, бордовое свечение, исходящее от портала.
      Друид посмотрел на Зоилит, которая была не то смущена, не то немного напугана.
      - Разве не видно? - с улыбкой ответил вопросом на вопрос Койрэ. - Кажется, я нашел Источник!
      «Не кажется, а так и есть! Я чувствую его по ту сторону. Совсем рядом... Вот и пришло время поставить все на свои места. И вернуться! Раз и навсегда!»
      Эльф сделал два шага по направлению к Зоилит, преодолевая расстояние между ними. Его ладони легли на плечи полуэльфийки, а глаза воодушевленно заблестели.
      - Что бы не случилось по ту сторону портала, знай, что... - Койрэ на миг опустил взгляд, но тут же пересилил себе и вновь заглянул в глаза Зои. - ...я изменил свое мнение. Ты... действительно прекрасна. И прости меня за все, что было...
      «...и будет, да?»
      Друид осторожно и аккуратно чмокнул девушку в губы. Это не был полноценный поцелуй, но его подобие. Почему Койрэ сделал это? Он и сам не понимал до конца. Зоилит замерла, глядя на него, и ее губы не ответили на поцелуй.
      - Зачем ты говоришь об этом сейчас? Тебе ведь Эвели нужна, а вовсе не я. Не надо меня терзать, заставляя верить в то, чего нет, - голос полуэльфийки затих, ее сердце билось быстрее обычного, и в душе царило смятение, но она не сдвинулась с места, не сбросила рук Койрэ со своих плеч. Просто стояла, глядя на него, и лишь мерцающий свет портала освещал ее лицо. Девушке казалось, что тот друид с удивительными глазами цвета солнечного янтаря, который помог ей в порту Врат Балдура, уже давно исчез, уступив место кому-то другому, порой пугающему. И сейчас это ощущение только усилилось.
      Взгляд Койрэ резко изменился, став каким-то холодным и отстраненным. Эльф отодвинулся от девушки и сделал несколько шагов, пятясь назад. Ладони друида тут же сжались в кулаки, а затем Койрэ тихо, но все же разборчиво добавил:
      - Нет. Больше не нужна.
      Зоилит недоуменно взглянула на Койрэ, не понимая, что заставило его так сказать. Ведь все это время он добивался Эвели всеми возможными и невозможными способами. А теперь, когда Фьерн исчез, и дорога была свободна, вдруг такое.
      - Ты странный... - проговорила она. «Но это мне в тебе и нравится», - мысленно добавила полуэльфийка, отбрасывая с лица прядь волос и почти незаметно проводя кончиками пальцев по губам, которых только что касались губы Койрэ.
      Эвели прекрасно видела даже в полной темноте и, тем не менее, не сразу обратила внимание на то, что за деревьями мерцает багровое пламя, поначалу неосознанно считая его отблеском костра. Девушка вышла на поляну, окидывая взглядом место, которое изменило столь многое. Равнодушным взглядом скользнула она по оставшимся спутникам и, заметив портал, вздрогнула в тщетной надежде. Но тут же поняла, что он не имеет отношения к Фьерну. Она подошла ближе, изучающе глядя на магический проход, но как бард ни силилась, разглядеть что-то в его глубине ей было не под силу.
      - Странно, а портал стабильный. Сильная магия, - как бы про себя тихо произнесла эльфийка и обернулась к парочке. - Это вы его создали?
      Друид резко обернулся, погруженный в свои мысли, он и не заметил, что бард была уже рядом. Койрэ нахмурился, а затем безразлично ответил:
      - Я сжег дневник твоего деда. И появился этот портал, вот и все.
      «Да, ты мне не нужна». Внезапно Койрэ понял, что любил иллюзию, эльфийку, которую придумал сам. Он больше не замечал в ней ни страсти, не беззаботности, ни игривости - сейчас он видел лишь оболочку, как ему казалось, лишенную чувств. Друид подумал, что это дьяволица уничтожила Эвели, утащив неизвестно куда того, кто был так дорог эльфийке. Но у Койрэ не было сил, чтобы спасти барда. Было поздно. И он был связан... кольцом.
      Плутовка изучающе смотрела на Эвели. Казалось, та окружила себя стеной холода и равнодушия. Наверное, так ей было легче справиться с горем. Зои перевела взгляд на портал, гадая, что может лежать по другую его сторону.
      Лунная эльфийка посмотрела на Койрэ и глаза её на мгновение блеснули гневом:
      - Кто позволил тебе распоряжаться этим дневником? Я хотела прочесть его, там была моя история!
      Не дожидаясь ответов, ведь всё равно они были уже бесполезны, девушка принялась собирать вещи в сумку. Койрэ рассмеялся, наблюдая за ней.
      - Кроме описаний ужасных опытов твоего полоумного деда, там ничего не было! - отрезал он, тут же ловя себя на мысли, что раньше он никогда бы так не сказал. Так что же на него нашло? Эльф и сам не знал.
      «Ммм, кажется, кто-то разбивает скорлупу вокруг себя? Вот это мне уже нравится...»
      Друид зажмурил глаза. Да, это Анастрианна изменила его. И изменила очень сильно. Неужели он скоро избавится от нее? Да. Только придется пожертвовать Эвели. Койрэ глянул на эльфийку. Она всегда была к нему холодна, порой даже жестока. Просто играла, но всегда ненавидела... Или он заблуждался? В любом случае, он был готов убить ее, чтобы спасти себя. Такова была цена. И ему придется заплатить.
      Зоилит переводила взгляд с Эвели на Койрэ и обратно, не встревая в их беседу. Сейчас ей хотелось только одного - выбраться из этого места. И желательно всем вместе. Их и так осталось всего трое... Полуэльфийка побаивалась того, что могло лежать по ту сторону портала, тем более что Источник - а, вероятно, именно он и находился там - был предназначен для чистокровных эльфов. Но если ее спутники пойдут туда, она последует за ними.
      Эвели могла бы разозлиться, если бы как прежде ощущала свою драконью кровь, но поскольку та молчала, девушка лишь раздражённо отвернулась от спутников и шагнула в портал. Конечно, было немного страшновато ступать в неизвестность, но в то же время, она чувствовала странное равнодушие с одной стороны и желание испытать судьбу - с другой. Проход сквозь портал занял всего лишь несколько секунд. Эвели показалось, что воздух вокруг неё накалился до предела, а затем резко стал прохладным.
      Она вышла с другой стороны магического пути и оказалась на каменистой площадке, окружённой вековыми деревьями. Эвели сделала несколько шагов вперёд, осматриваясь - она стояла на склоне холма, нет... горы. Внизу зеленели верхушки огромных деревьев, клубился предрассветный туман, а горный воздух наполнял лёгкие, вызывая небольшое головокружение. Площадка с порталом находилась примерно посередине пути к вершине горы, и дорога, змеей обвившая гору, терялась за поворотом.
      Койрэ последовал в портал прямо за Эвели. Он был рад, что небольшой спор не затянулся и прервался, не успев толком начаться. В последнее время все было слишком плохо, поэтому немного молчания явно не помешало бы. Сам скачок в пространстве произошел очень быстро, друид даже не успел опомниться. Оглянувшись, Койрэ попытался сообразить, где он находится, и вывод был не самый приятный, потому что нигде поблизости он не видел даже что-нибудь отдаленно напоминающее Источник.
      «Кажется, старый хрен не хотел, чтобы все было так просто. Не волнуйся, Койрэ. Все в порядке».
      - Я пойду, осмотрюсь, - заявил эльф, спускаясь вниз по тропе. - Не уходи никуда.
      Он не боялся, что она убежит, потому что Источник был близко. И даже если девушки скроются, Анастрианна все равно сможет его отыскать.
      На несколько мгновений Зоилит замерла перед порталом, вглядываясь в его мерцающую пелену, не решаясь шагнуть вслед за Эвели и Койрэ, затем зажмурилась и сделала несколько шагов вперед. Свежий прохладный воздух подсказал ей, что портал пройден, и полуэльфийка открыла глаза. Очередной прекрасный пейзаж предстал ее взору, и девушка невольно улыбнулась, радуясь смене обстановки. Хотя, конечно, эта безмятежность могла быть обманчивой.       Портал так и остался висеть в нескольких сантиметрах над землей и, судя по всему, не собирался исчезать. Эвели стояла в нескольких шагах от Зои. Глянув вниз по склону, плутовка заметила удаляющуюся спину друида.
      - Куда он? - спросила она у эльфийки. - И где мы, как ты думаешь?
      Бард обернулась к Зоилит и вяло пожала плечами, на которые словно навалился невыносимо тяжелый груз.
      - Не знаю, если честно. Судя по окружающей природе, на севере от моего дома. Но намного дальше, - девушка присела на большой буро-серый валун, не обращая внимания на то, что он покрыт влажным мхом. – Надеюсь, Койрэ догадается поймать какую-нибудь дичь. Тоже мне друид, никакого толку от него. Надоело питаться сухарями и вяленым мясом. А ведь когда-то он выращивал для меня малину, - эльфийка кривовато улыбнулась точёными губами. - Вообще... тебе не кажется, что он так сильно изменился, словно им овладел злой дух? Ничего общего с тем милым мальчиком, которого я встретила на корабле. И он как будто болен... или постарел.
      Зоилит была только рада поделиться своими соображениями. Садиться ей не хотелось, и она прошлась по площадке, пока не остановилась рядом с Эвели.
      - Он изменился с тех пор, как на его руке появилось кольцо. Ну, после встречи с Анастрианной, - полуэльфийка нахмурилась, вспоминая те события. - Стал другим... чужим. У него глаза изменились. Раньше были похожи на янтарь, а теперь - на желтые топазы, красивые, но холодные. - Зои перевела взгляд вниз, в ту сторону, куда ушел Койрэ. - Но... мне кажется... он иногда пытается вернуться, - тихо добавила она.
      Эвели едва удержалась, чтобы не фыркнуть, услышав романтическое описание глаз Койрэ. Сама-то она такого давно не замечала, в последнее время барда никто кроме Фьерна не интересовал.
      - Мой совет тебе, Зои, не верь Койрэ. Возможно, что-то в нём и осталось положительного, но он растерял весь свой нейтралитет, а значит, не мог бы прибегать к магии друидов. Следовательно, нечто другое даёт ему силы и это меня настораживает.
      Зоилит пожала плечами.
      - Койрэ как-то не давал повода доверять ему, - сказала она. - Да и вообще... - полуэльфийка привычным жестом отбросила прядь волос назад, - не встречала я еще мужчины, которому могла бы довериться. А Койрэ... я боюсь того, что может случиться дальше. Кто знает, зачем он идет к Источнику. - Девушка помолчала немного, глядя себе под ноги. - Как думаешь, могла в этом кольце остаться какая-то сила Анастрианны? Или ее полностью уничтожили тогда?
      - Сила Анастрианны? - Эвели задумчиво примолкла, накручивая чёрный локон на палец. Она вспоминала всё, что с ними происходило у дриады, казалось, это было так давно. - Конечно, в нашем мире нет ничего невозможного. А магия друидов очень близка к магии дриад. Ты подкинула мне мысль, которая требует тщательного рассмотрения. Ведь если ты права, то Источник будет представлять для него... огромный кладезь энергии. Кто знает, что он может пожелать? Койрэ хитрее, чем кажется, и к тому же - стал совершенно непредсказуемым, мы должны быть начеку.
      В ожидании друида с добычей, лунная эльфийка достала мандолину и принялась наигрывать, как в старые времена, помогая своим размышлениям и напитываясь энергией мелодии. Она прикрыла глаза и сидела, то ли глубоко задумавшись, то ли медитируя.
      - Мне все еще не верится, что я собралась выйти замуж, и в какой-то мере привязать себя к мужчине. Но прошлое никак меня не отпустит, словно кто-то или что-то в этом мире не хочет, чтобы я была счастлива...
      - Мне очень жаль, что так получилось с Фьерном, - искренне сказала Зоилит. - Я еще не видела, чтобы между людьми возникали подобные чувства, как было у вас. Я даже немножко завидовала, - чуть помедлив, призналась девушка. - Но теперь ты сможешь излечиться и начать новую жизнь! - взмахнув руками, сказала Зои.
      Эвели сжала губы, удивленно посмотрев на Зоилит. Неужели плутовка решила, что бард оставит все как есть, думая теперь лишь об Источнике и не попытается отыскать Фьерна?
      Полуэльфийка присела на камень напротив Эвели. Камень был причудливой формы, чем-то напоминающий вазу. Он весь порос голубоватым мхом, на нем даже сидеть было мягко.
      - Как думаешь - Койрэ догадывается, что мы что-то подозреваем? Или думает, что своими уверениями в том, что все в порядке, он нас убедил?
      Возвращаясь, эльф услышал последние фразы разговора, и они, если быть откровенным, совсем не порадовали друида. Койрэ немного напрягся, вслушиваясь в слова девушек. Кажется, они уже сомневались в нем... И намного сильнее, чем он думал.
      «Выходит, они не полные идиотки. Я поражена. В таком случае, предлагаю прекращать миндальничать. Знаешь, как мы поступим?..»
      - Ммм, девочки, я смотрю, у вас очень интересная беседа, - с легкой ухмылкой протянул эльф, возникая у них за спиной. – Ух, простите, что без добычи, но я думаю, что немного вы потерпите. Потому что Источник совсем рядом. Я знаю, где он. - Койрэ указал ладонью в сторону спуска.
      Не успев ответить Зоилит, эльфийка посмотрела на него, слегка прищурившись. Друид, казалось, совсем забыл про свою ручную волчицу, не призывал её, не выпускал погулять и поохотиться, возможно, боялся, что она его не признает? Эльф всё больше напоминал одержимого, а лихорадочный блеск его глаз не вызывал сомнений, что его организм на пределе.
      - Пойдём, - она протянула руку воровке, помогая подняться и шепнула: - будь начеку.
      Зоилит обернулась на Койрэ, и в ее глазах на мгновение мелькнул страх, но она быстро взяла себя в руки, делая вид, что ничего такого особенного они тут не обсуждали. В ее голове билась мысль - сколько он успел услышать? Судя по его реплике, он услышал достаточно, чтобы понимать, что они с Эвели его подозревают. И то, как он это сказал... ну совершенно было на него не похоже. Она едва заметно кивнула эльфийке, поднимаясь с камня.
      - Значит, не придется долго плутать, - сказала она друиду. - Это хорошо.
      Койрэ пошел впереди, ощущая взгляды девушек, буравящие его спину. Эльф понимал, что он слишком близок к цели, чтобы отступить. Осталось только добраться до Источника и загадать желание, чтобы в теле убитой Эвели поселилась Анастрианна. И тогда он убьет сразу двух зайцев. А Зоилит... А что Зоилит? Ей, вероятно, придется умереть. Или принять его сторону, ведь на самом деле Койрэ не желал ей зла. У него был зуб только на одну из спутниц. Да и то лишь по той причине, что Анастрианна пустила корень зла слишком глубоко в голову и сердце парня.
      - Смотрите внимательнее по сторонам. Чувствуете, какой сладкий и нежный здесь воздух, как будто пушинки скользят по коже? Вокруг царит сильнейшая магия. Источник совсем близко, - сообщил эльф.
      Во время спуска по широкой тропе, Эвели неосознанно старалась держаться подальше от края. В ней до сих пор говорил страх высоты и потеря возможности летать. Девушка не могла не согласиться с друидом, воздух вокруг действительно казался... вкусным. Будто его напитывали тысячи горных ручьёв, цветочная пыльца и запахи хвои. Поворот следовал за поворотом, и в голове барда крутились строчки из песни: "Вниз, вниз, вниз, вниз, кружи меня, кружи быстрее..." Она размышляла о том, чего хотела достичь и зачем отправилась на поиски Источника, но в водовороте мыслей неизменно возникал образ Фьерна, обрывки слов, осколки фраз, рисунки прикосновений. Она пыталась понять, что ей делать дальше, если... если, она сумеет разобраться с Источником и выжить.
      Шагая вслед за Эвели и Койрэ, Зоилит почти не обращала внимания на окружающий пейзаж, и не ответила друиду, хоть и ощутила то, о чем он говорил.
В ее душе царил хаос. Она боялась того, что ждало впереди. Если Койрэ и в самом деле решил убить их с Эвели, смогут ли они противостоять ему? В том, что он задумал что-то плохое, у полуэльфийки сомнений не было. Зачем она тогда вообще шла за ними? Источник ее желания все равно не примет. Выживать в дикой местности она умела. Можно было незаметно приотстать - пусть эльфы сами разбираются со своим Источником. Но она понятия не имела, где находится. Да и вообще - если уж начала какое-то дело, доведи его до конца. Эвели могла понадобиться помощь. А, может, и Койрэ... Вероятно, его тоже еще можно спасти.
      Тропа привела трех путников к пещере, которая тоже углублялась вниз. Стоило эльфу спуститься во тьму, как перстень на его пальце вспыхнул ярко-алым сиянием, освещая все вокруг. Койрэ почти никак не отреагировал на это, уже свыкшись с магией дриады. Эльф просто шагал вперед, доверяя силе, которая притягивала его. Хотя, друид понимал, что магнитом был не он сам, а дриада, прочно засевшая внутри кольца.
      «Совсем близко... Ты чувствуешь? Наш триумф приближается... Осталось чуть-чуть...»
      Когда Зоилит спустилась вслед за своими спутниками в пещеру, ее глаза не сразу привыкли к темноте. Впрочем, это и не потребовалось, когда кольцо на пальце Койрэ засветилось тревожно-красным светом. Глядя на его отблески на стенах, Зоилит чувствовала все большую тревогу.
      "Не надо туда идти. Поверни назад" - билась в ее голове пугающая мысль. Но ноги упрямо шагали вперед. Нужно дойти до конца.
      Темнота пещеры, пришедшая на смену яркому утреннему солнцу, показалась Эвели слепящей, но эльфийские глаза быстро адаптировались к перемене освещения, и девушка спокойно продолжала идти вперёд. Пещера оказалась короткой, вернее это был переход, уводящий на другую сторону горы. Выскользнув из отверстия в пещере, которое больше походило на сотворённую искусными руками арку, чем на природное явление, бард оказалась в долине. Как только глаза девушки снова привыкли к свету, она сделала несколько шагов вперёд и ахнула от восхищения. Это было одно из самых прекрасных мест, в которых ей довелось побывать. Небольшая, окаймлённая по кругу горами долина, покрытая нежно-изумрудной травой, в которой качали печальными головками соцветия асфоделей, и фиалок, а тонкорукие ивы склоняли свои ветви, усыпанные зелёными листочками к бегущим по земле горным ручьям. Эти потоки искрились на солнце ярко-бирюзовым, неестественно прозрачным блеском, стекая из невидимых расщелин в горах, они сходились в одной точке в центре долины - у каменной чаши, из которой фонтаном бил Источник.
      Полуэльфийка замерла у входа, не решаясь идти дальше, и просто впитывала в себя эту волшебную красоту. Койрэ, как друид, тоже не мог не обратить внимания на потрясающий пейзаж, вот только сейчас куда больше его заботила не красота местного ландшафта, а нечто другое.
      «Да! Скорее! Я уже готова... Стоит только загадать желание! Ну же, Койрэ! Подойди поближе... И просто скажи, чего ты хочешь на самом деле...»
      Но не успел эльф сделать и шаг вперед, как в проходе раздался шум. Это была незнакомая ему рыжеволосая эльфийка, которая, по всей видимости, шла за ними следом. Ее кожа была бледна, как мрамор, а ярко-зеленые глаза гневно изучали всю компанию.
      - Неррель... Ты должна умереть. Ты знаешь почему. Сколько зла ты причинила Элдрет Велуутра. Ты должна заплатить, - прошипела она, доставая роскошный лук, покрытый искусной резьбой. Одно мгновение, и тетива уже натянута.
      Эвели, размышлявшая в этот момент над возможным желанием, пытавшаяся разобраться в себе, была настолько обескуражена внезапным появлением незнакомки, что сумела лишь отступить на полшага назад, от пещеры. Рядом как назло не было даже дерева, за которым она могла бы укрыться. Стрела рыжей девчонки была направлена в сердце барда, и ей показалось, что время вокруг них замерло. Второй раз за сутки.
      Как ни была плутовка очарована прекрасным пейзажем, инстинкты не дремали. Ее взгляд уловил блеск наконечника стрелы даже раньше, чем она смогла рассмотреть ту, что держала лук, разум оценил, какую опасность стрела представляет для Эвели. Не раздумывая, Зои с места прыгнула вперед, пытаясь сбить барда с ног. Стрела просвистела прямо над головой Эвели. Эльфийка осталась жива только благодаря Зоилит. Девушки кубарем покатились прямо в изумрудную траву, и от удара о землю у Эвели потемнело в глазах.
      Но рыжая бестия не собиралась отступать и уже потянулась за новой стрелой. Койрэ, удивленный, и немного испуганный, резко вскинул руку вперед, надеясь, что магия сработает сама. Все заклинания, как назло, позабылись, и эльф инстинктивно обратился к дриаде. Сила природы, усиленная могуществом Аны, сыграла свою роль. Лук рыжеволосой эльфийки, сделанный из дерева, не мог не повиноваться "жрецу природы". Он тут же лопнул в самом центре, разламываясь на две части. Однако убийца не расслаблялась. Она отбросила свое поломанное оружие в сторону и, выхватив кинжалы, кинулась на Эвели. Но девушка успела перевернуться на спину как раз в тот момент, когда рыжая налетела на нее с клинками наголо. Бард выставила ногу и со всей силы ударила мыском под подбородок незнакомки, голова которой запрокинулась, а зубы клацнули так сильно, что она явно прикусила язык. От боли девица выпустила кинжалы и прижала руки ко рту, Эвели была уже рядом, она достала собственное оружие и вонзила один из кинжалов в сердце девушки. Приспешница Элдрет рухнула на землю как подкошенная, из её рта потянулась тонкая струйка крови.
      - Спасибо Зои, - Эвели отёрла кинжал о траву и убрала оружие в ножны. – Надеюсь, она была одна. Ты не ощущаешь присутствие других живых существ, Койрэ?
      Зоилит поднялась с земли, потирая ушибленное плечо.
      - Я рада, что успела, - ответила она Эвели. Потом склонилась над нападавшей. - Откуда она здесь? Я думала это место почти никому неизвестно... А она не только добралась сюда, но еще и знала, кто ты такая. - Полуэльфийка осторожно подняла кинжал рыжеволосой эльфийки, покрутила в руках, изучая, потом перевела взгляд на сломанный лук. - Я думала, он превратится в цветущее дерево, - сказала она Койрэ, - а не сломается как сухая ветка...
      - Что за глупости? Какая разница? Главное, что она не убила Эвели, правда? - эльф перевел взгляд на барда, параллельно готовясь к ответу на ее вопрос. - Нет. Никого... не чувствую.
      Друид сделал несколько шагов в сторону Источника. Он ощущал встревоженность Анастрианны. Койрэ знал, что дриада волнуется, потому что, несмотря на все ее могущество, она всецело зависела от его решения. Он мог снять кольцо, и тогда ни его, ни Аны уже никогда не будет. Он мог загадать, что угодно и всю жизнь слышать ее гневные возгласы о предательстве и глупости... Но он знал, что сделает все, как нужно. Потому что только так он сможет отомстить и получить все, что желает. Только так... И, тем не менее, Койрэ испытывал сочувствие. И оно было таким сильным, что распирало грудь. Эвели... прекрасная Эвели... Первая и, возможно, последняя его любовь. Однако ее смерть все исправит. А Зоилит? Такая милая, нежная, в чем-то даже наивная... Очередная невинная жертва, которая падет из-за темноволосой эльфийки.
      - Идите, - уверенно произнес Койрэ. - Сначала ваши желания.
      Эльф не знал, исполнится ли то, что загадает Зоилит, да и желания Эвели могли остаться лишь желаниями, если миф об Источнике на самом деле просто миф... Пусть они получат то, чего хотят. И потом упокоятся с миром.
      Эвели быстро обыскала убитую, но не нашла ничего интересного, за исключением нескольких монет, лечебных зелий и амулета - символа ячейки Элдрет Велуутра. Она показала их Зои и подарила воровке, в конце концов, та была её спасительницей. Зоилит рассмотрела вещицы, которые отдала ей Эвели, и кинула их в сумку вместе с кинжалом - потом еще пригодятся. Она задумчиво наблюдала, как лунная эльфийка идет к Источнику, но не торопилась идти вслед за ней.
      - Но Источник только для чистокровных эльфов. Ты сам это говорил, - сказала она Койрэ. - Вдруг для полукровок вроде меня вода окажется ядом? Я не стану рисковать, - полуэльфийка помотала головой.
      - Дело твое, - произнес Койрэ, пожав плечами. Действительно, он предоставил ей шанс, а она сама отказалась.
      Наконец снова можно было подумать о цели их путешествия, и бард направилась сквозь густую траву, к центру долины. Она уже столько раз ломала голову над возможным желанием, что сбилась со счёта. Начальной целью было избавиться от тягостного воздействия драконьей крови, но колдун своей ледяной магией сдерживал ее кипучий натиск, и эльфийке уже казалось, что кризис миновал, так стоило ли теперь жертвовать своим наследием? Тем более что сила может понадобиться ей в ближайшем будущем, когда она отправится на поиски человека. В последние несколько недель бард решила, что загадает долгую как у эльфа жизнь для Фьерна. Но что если без его морозной ауры, она не выдержит? С другой стороны, если не подарить ему долгую жизнь, то слишком мало времени будет отведено им вместе, и к чему тогда переживать о том, что кровь может сделать с ней.
      Койрэ и все остальные были уверены, что бард избавится от своих сил, дарованных кровью, друид потому и увязался за ней, ещё до того как влюбился, он был помешан на равновесии. Эвели усмехнулась, вспомнив Койрэ - невинного и краснеющего, во время плаванья на корабле. Сейчас, если он получил какие-то дополнительные силы, помутившие его разум, эльф был опасен как никогда, и не задумываясь, убьёт её, если поймёт, что она решила сохранить свою драконью магию. Впрочем, желание не обязательно было произносить вслух, нужно было лишь действительно хотеть, чтобы это случилось.
      Эвели осторожно переступала через ручьи, приближаясь к Эльфийскому Источнику и подойдя к нему, заглянула в глубину. Глубокая чаша фонтана казалась обманчиво мелкой из-за изумительной прозрачности бирюзовой воды. Следовало загадать желание и сделать глоток.
      "Я желаю, чтобы Фьерн Маррун обрел эльфийское здоровье и долголетие..."
      Глоток прохладной, абсолютно безвкусной воды. Со стороны никто ничего не заметил, но девушка почувствовала, как подвеска лунного камня на ее груди стала вдруг холодной, словно льдинка. Бард поняла, что ее тело снова излучает жар, и кровь дракона начала свой стремительный бег по венам.
      «Интересно, Фьерн, где бы он ни был, тоже почувствовал что-то необычное?»
      Она очень надеялась, что ее желание сбудется.
      Реакция Эвели на магию Источника оказалась более, чем неожиданной. Это была магия многих поколений ее предков, и она привела разум и чувства барда в равновесие. К эльфийке приходило радостное понимание, что теперь она может контролировать свою необычную кровь. Девушка застыла, услышав, как словно с самого дна Источника, раздался глубокий и радостный мужской смех. Внезапное осознание и божественная экзальтация, накатили волной на разум лунной эльфийки.
      «Эреван-Хамелеон? Это ты создал Источник?»
      Смех продолжал звенеть в голове барда, вознося ее над окружающим миром, и Эвели словно раздвоилась, пребывая в двух измерениях одновременно.
      Койрэ как завороженный наблюдал за тем, как Эвели совершала ритуал. Со стороны все выглядело так просто, так... обыденно. Как будто это место было простым источником, а не вершиной магического искусства. Хотя, эльф не был уверен, какова природа этого места... Был ли он создан вместе с миром, либо кто-то божественный приложил к нему руку? Он двинулся следом за эльфийкой, подходя к Источнику.
      «Койрэ, милый... Мы на пороге вечности... Только сделай то, что нужно, и мы будет отомщены. Ты будешь отомщен. А затем весь мир будет нашим. Я уже имела все, что хотела, теперь и ты можешь получить это!»
      Кольцо становилось все горячее и горячее. Койрэ чувствовал, что Анастрианна изнемогает от желания вернуться в мир живых, и что вся ее сила как раз сконцентрирована на этом. Эльф знал, что он может избавиться от дриады раз и навсегда. Он довел Эвели до конца, как и обещал, а теперь... он может быть свободен. Совсем. Раз и навсегда. Возможно, он и правда сможет попасть в вечность, но другим путем. Для этого не обязательно жить вечно...
      «Вспомни все, что я тебе обещала, любовь моя... Ты единственный, кто мне нужен! Я одарю тебя всем, чем только смогу. Ты знаешь это, Койрэ. И ты не оступишься...»
      - Действительно. Я не хочу оступаться, - произнес эльф, склоняясь над Источником. - Я и так совершил слишком много дурного... Из-за тебя. И я не хочу стать твоей тенью. Нам с тобой не по пути.
      «Что? Ты спятил?! Мы так долго шли к этому! Мы с тобой всегда будем вместе, Койрэ! Разве не этого ты хочешь? Только представь! Мы будем повелевать всеми лесами! Могущественнейшая бессмертная дриада и ее бравый друид!»
      - Я не знаю, - прошептал Койрэ. В его глазах заблестели слезы, но ни Зои, ни Эвели не могли их увидеть. - Я ведь совсем не такой. Ты изменила меня...
      «Неправда! Я сделала тебя таким, какой ты есть на самом деле! Я просто уничтожила все рамки, которые сдерживали тебя! И ты мне нужен таким, какой ты есть... Вспомни, как относилась к тебе Эвели!!! Она ни во что тебя не ставила, и не ставит! Ей плевать на тебя. Если ты умрешь, она даже бровью не поведет. Ты для нее - ничто. А для меня - все!»
      Друид сжал зубы, застонав. Пальцами другой руки Койрэ обхватил кольцо. Нужно просто снять его и все будет кончено... Раз и навсегда. Не будет больше Анастрианны. Не будет драконов. Не будет добра и зла. Не будет Эвели. Не будет Зоилит. Не будет Акхи...
      «Нет, Койрэ. Нет!! Одумайся! Мы с тобой одно целое. Ты не позволишь погибнуть нам! Зачем тебе это? Ты мог убить нас и раньше, а теперь? В чем смысл? Зачем отказываться от победы, которая уже в наших руках? Стоит только загадать желание. Одно».
      Друид повернулся к девушкам. Ему было наплевать, что в это мгновение он выглядел ужасно жалким и беспомощным. По его лицу покатились слезы, а тело невольно согнулось от боли и осознания собственного естества. Койрэ посмотрел на Эвели, затем на Зоилит. В это же мгновение у ног эльфа возникли тонкие серебристые линии, сплетающиеся воедино и образующие силуэт Акхи, любимой волчицы Койрэ и его единственной подруги. Волчица скулила и терлась мордой о ноги друида. Эльф упал на колени, обнимая Акху, и пытаясь собраться с мыслями, которые заглушал гремящий голос дриады.
      «Не отказывайся от самого себя, Койрэ! Тебе рано уходить. Слишком рано! Ты нужен миру...»
      - О чем ты? Я жалок, - прошептал эльф. Со стороны он казался безумцем, обращающимся к самому себе, но это было совсем неважно. - Я даже не смог сохранить себя... Ты меня раздавила.
      «Нет! Сколько раз повторять! Я совершенствую тебя! Ты станешь еще лучше! Еще сильнее...»
      - Мне не нужна сила, понимаешь? - выдавил эльф, пытаясь остановить слезы. Голова раскалывалась от боли, Койрэ с трудом понимал, что вообще происходит. - Я всего лишь хочу покоя и гармонии... Как и раньше...
      «Неправда! Это все вина Эвели!! Она заставила тебя стать тряпкой! Соберись!! Немедленно».
      - Нет. Прощай, - прошептал Койрэ, начиная медленно стягивать кольцо с пальца.
      Эвели всё так же стояла возле Источника, вглядываясь в его прозрачные глубины, и на её изящных губах играла довольная улыбка. Бард вновь вернулась в свое тело, обретя тайное знание. Она обернулась на шум, издаваемый Койрэ, и с любопытством наблюдала за его муками. Наконец-то друид догадался призвать свою верную волчицу, было видно, как животное соскучилось по хозяину, который разговаривал словно бы сам с собой. Догадки Эвели об одержимости полностью подтвердились. Сейчас, ощущая себя как никогда сильной, здоровой и счастливой, лунная эльфийка не могла решить, какой частью этого могущества воспользоваться - сладкими речами барда склонить Койрэ на свою сторону и заставить его принять её сущность как должное, или же убить эльфа, пока он не начал сопротивляться. Конечно, была ещё Зои, от неё можно было ждать проблем, если Эвели захочет причинить вред друиду, но вряд ли воровка смогла бы сразиться с ней на равных.
      Зоилит в ужасе смотрела на мучения Койрэ. Видя, что он словно беседует сам с собой, девушка поняла, что догадки барда об одержимости друида были верными. Полуэльфийка задумалась о том, что должен был пожелать друид, повинуясь воле духа, заточенного в кольце, и почему он только сейчас решил воспротивиться этому велению. Девушка посмотрела на лунную эльфийку, и та показалась ей спокойной, прекрасной, даже величественной, полной осознания своей силы - видимо, это были последствия загаданного желания.
      Бард не успела принять решение насчет Койрэ, когда произошло сразу несколько событий. Кольцо, находящееся на пальце друида вспыхнуло ослепительно-алым светом, и с такой силой сжалось, что любое другое украшение уже могло бы лопнуть, но это - раскалившееся докрасна, словно впилось не только в плоть парня, но пронизало болью всю его сущность, заставляя подчиниться последней, судорожной воле ведьмы-дриады. В тот же самый миг, на поляну выскочили несколько живых существ, среди них можно было различить эльфов всех мастей – кроме дроу, хотя лица некоторых были скрыты масками.
      Эвели увидела трех магов с посохами, а четверо воинов с разномастным оружием бросились к Источнику. Стрела вонзилась в каменную чашу в том месте, где только что стояла серебряная эльфийка - девушка успела обогнуть Источник и укрылась за ним. В мгновение ока плутовка юркнула за камень, одновременно выхватывая арбалет и надеясь, что ее не успели заметить - ведь она стояла довольно далеко от Источника.
      Кольцо продолжало сжимать палец эльфа. Друид и не ожидал, что избавиться от Анастрианны будет легко. А дриада, похоже, решила все сделать сама, без участия Койрэ. Его тело сковала невыносимая боль, затем Койрэ, сам того не желая, начал биться в конвульсиях, не чувствуя свои руки и ноги. Ана управляла им, подобно марионетке. Наконец, друид согнулся над Источником, а голос ведьмы вновь прозвучал у него в голове:
      «Давай... Всего лишь несколько слов или хотя бы мыслей, и все закончится...»
      Койрэ был словно в тумане, но он знал, что только так он будет свободен. И только так станет снова самим собой.
      - Хочу, чтобы величайшая из всех ведьм, дриада Анастрианна, снова обрела тело. И чтобы она вновь вернулась из мира духов в мир живых... - желание было сказано, глоток сделан и магия вот-вот должна была свершиться.
      На желание Койрэ Источник отреагировал совсем иначе. Вместо мягкого света он начал искриться алыми молниями, хаотично бьющими вокруг. Солдаты Элдрет замерли, глядя на происходящее. Кольцо дриады тут же соскользнуло с пальца Койрэ, как будто было на несколько размеров больше. Друид упал на колени, чувствуя, что он свободен. Совсем. Никаких голосов, никакой тяжести на душе, а, главное, он был жив.
      - И все?.. Не сработало? - прошептал Койрэ, не обращая внимания на стрелы, свистящие вокруг. Жестокие эльфы были в смятении, некоторые все также смотрели на сверкающие молнии, другие хотели убить троицу приключенцев.
      Наконец, Источник затих. Койрэ поднялся на ноги, чтобы как-нибудь помочь Зои и Эвели, но его внимание привлекло нечто странное - тело соратницы Элдрет, рыжеволосой убийцы, дрогнуло. Ее правая ладонь сжалась в кулак, а огненные волосы, подобно змеям, стали извиваться и путаться друг с другом. Израненная и неприглядная она начала подниматься на ноги, и это получалось у нее довольно хорошо. Тогда эльф понял, что это была она... Ана.
      - Кажется, все вышло не так, как мы планировали, - произнесла рыжеволосая, раскрывая глаза. Ее изумрудный взор остановился на Койрэ. - Я ведь не в теле Эвели, не так ли?
      - Нет, - прошептал друид, вспоминая боевые заклинания, чтобы дать дриаде отпор.
      - В любом случае, это лучше, чем быть запертой в кольце, - спокойно заметила она. Койрэ даже не верилось, что Ана может быть такой хладнокровной. Но это определенно была она.
      - Чертовы раны, - прохрипела Анастрианна в своем новом обличье, отхаркивая кровь. - Залечишь мне их, когда покончим со всеми.
      Элдрет Велуутра все до единого, смотрели на Ану. Они не понимали, что вообще происходит, почему их погибшая соратница восстала из мертвых и ведет себя... так странно.
      - Вот вы-то мне и нужны. Все, - с улыбкой добавила ведьма, вскидывая руки вверх. - Вы и ваши никчемные жизни...
      - Вот дьявол, - выдохнула Эвели, и принялась тихо перемещаться, аккуратно огибая Источник. Она не отрывала взгляд от восставшей из мёртвых рыжей зомби. - Фьерн сделал меня мягкой и слабой, следовало убить Койрэ, когда он ещё ползал без сил. А теперь...
      Вспоминая, сколько потребовалось усилий и жертв, чтобы победить дриаду, бард чуть было не пала духом. Но, в конце концов, её неугомонный характер снова взял верх и она принялась разрабатывать план. А ведьма, обретшая тело, тем временем принялась убивать врагов Эвели, напитываясь их живительной силой.
      - Зои, пристрели её, скорее! - лунная эльфийка надеялась на меткий выстрел воровки, но и сама тем временем пыталась сконцентрироваться на вновь пылавшей в ней силе.
      На несколько мгновений Зоилит замерла, ошарашенная происходящим. Со своего места она не слышала, что именно загадал Койрэ, но судя по всему - дух из кольца, дух дриады, - переселился в убитую рыжеволосую эльфийку. Значит, вот, что хотела Анастрианна от друида! И если бы здесь не оказалась эта эльфийка, тогда что - дух дриады переселился бы в тело барда? Но размышлять было некогда. Услышав призыв Эвели, Зоилит прицелилась и отправила острую стрелу прямо в голову восставшей из мертвых. Сосредоточившись на мгновение, полуэльфийка отправила следом цветной призматический луч, надеясь оглушить или ослепить находящихся на поляне врагов. Заряжая арбалет новой стрелой, Зои скрылась за камнем, чтобы в следующее мгновение выглянуть, оценивая обстановку.
      Стрела Зои разлетелась на щепки, даже не успев долететь до Анастрианны. Тоже произошло и с призматическим лучом, который рассеялся примерно в метре от рыжеволосой эльфийки.
      - Так непривычно ощущать себя смертной, - добавила бывшая дриада, продолжая подпитываться энергией от членов Элдрет Велуутра. Вероятно, именно это заклинание не дало атакам Зоилит причинить Ане вред, поскольку специально ведьма не концентрировалась на том, чтобы отбить ее удары.
      Койрэ стоял чуть в стороне, не понимая, что вообще происходит. Он был уверен, что после того, как он предал Ану и отказался исполнять ее желание, она вряд ли оставит его в живых, но, по всей видимости, у Анастрианны были другие планы, которые никак не укладывались в его голове.
      - Ну вот и все, - Ана отряхнула руки после того, как с эльфами-расистами было покончено. Но что-то смутило ведьму. Она повернулась к лесному эльфу, а затем, как ни в чем не бывало, сказала: - Конечно. Все логично. Сил все меньше и меньше... Чем дольше я нахожусь в этом теле, тем больше я становлюсь эльфийкой и меньше дриадой. Надо прикончить Эвели, пока я окончательно не превратилась в простую смертную. Эвели, радость моя, ты где?! - Ведьма оглянулась, пытаясь найти взглядом черноволосую девушку-барда, которая так долго была ее целью. И Ана заметила ее. - Наконец-то мы увиделись по-настоящему, да, Эвели? Конечно, я всегда была рядом, пока рядом был Койрэ, но так приятно вновь видеть тебя своими глазами. Ну ладно, не слишком своими, но я привыкну и к этому телу, - Ана хищно ухмыльнулась. - Хотя рассчитывали мы с Койрэ на твое...
      Друид бросился в сторону бывшей дриады, чтобы нанести ей удар, но Анастрианна отбросила его на несколько метров одним мановением руки.
      - Не мешайся, мой дорогой. Это наши с Эвели бабские разборки. Ничего больше.
      Теперь, когда лунная эльфийка снова была одна, ей не за кого было переживать, не за кого бояться, кроме себя. Это придавало ей уверенности, помимо тех сил, что сумел пробудить Источник. Она выступила из-за камня, на который опиралась, стараясь сконцентрировать в себе энергию магии и крови. В отличие от Анастрианны это было её родное тело, её живая и горячая кровь эльфийки и алого дракона струилась по жилам, зажигая багровые искорки в глубоких синих глазах. Эвели поняла, что находится в гораздо более выигрышном положении, чем израненная дриада в смертном теле, та ведь сама дала ей подсказку. Вдохновлённый вид барда, действовал и на её спутников, вселяя отвагу в их сердца. Просто для проверки, девушка создала в ладони огненный шар, пульсирующий, очень горячий и швырнула его в дриаду, в теле рыжей эльфийки. Это вышло легко, несмотря на то, что бард никогда не учила это заклинание.
      Зоилит медлила спускать очередную стрелу, не зная толком, стоит ли ей ввязываться в эту битву. Вряд ли ее сил хватит, чтобы тягаться с дриадой, пусть и заключенной в тело смертной. Хотя... может быть, как раз сейчас и стоило попытаться, пока Анастрианна не собрала силы? В ее арсенале было одно заклинание, которым она не очень часто пользовалась, потому что оно было довольно сложным, но которое являлось весьма полезным, если требовалось убрать особо увертливого персонажа. Сосредоточившись, Зои произнесла слова заклинания Удержание Гуманоида, направив его на дриаду, затем прицелилась, готовясь выпустить стрелу, едва Анастрианна замрет на месте.
      Ана довольно ловко увернулась от шара Эвели, но магия Зои ударила прямо в нее. Ведьма попыталась сделать шаг вперед, но ее тело было связано сотнями тугих незримых веревок. Она бросила умоляющий взгляд на Койрэ, который был растерян еще больше, чем прежде. Ведь, даже после его предательства, Анастрианна не отвернулась от него, не бросила... А Эвели... Ее смерть, как минимум, восстановит равновесие, поскольку огненный шар был явным признаком того, что эльфийка не отказалась от своей драконьей крови, вдобавок получив новые силы. Конечно, раньше, когда любовь Койрэ к Эвели застилала ему глаза, он мог бы смириться, но теперь, когда он уже не один раз убедился в ее бессердечности и жестокости... И ему показалось, что Анастрианна... она действительно лучше. И, в отличие от Эвели, действительно имеет право на второй шанс. Поэтому друид вскинул руки, призывая одно из самых сильных сковывающих заклинаний, которое он только знал. В это же мгновение тугие стебли начали опутывать руки и ноги Эвели, а воздух вокруг нее словно стал более тугим и плотным, мешая эльфийке пошевелиться. Совсем. И даже если бы она прибегла к своей мистической силе дракона, она не смогла бы сразу справиться с оковами. Затем Койрэ захотел атаковать Зои, но понял, что есть другой, более гуманный способ показать полуэльфийке, что она не права.
      - Зои, что ты делаешь? - спросил он, подбегая к ней. - Зачем ты лезешь в эту битву? К чему? Анастрианна ничего тебе не сделала! И она не тронет тебя, поверь, просто не нужно мешать... - Эльф взял Зоилит за руку, заглядывая в ее глаза. - Эвели всегда пренебрегала нами, ты не видишь? Я уверен, что она пожертвовала бы тобой или мной, если бы ей это вздумалось, - короткий взгляд на обездвиженную эльфийку, - а Анастрианна... Она никогда не нарушает свои обещания и заботится о тех, кто ей верен. Вспомни друидов из Искаженной Рощи! Посмотри на меня! Я не хотел возвращать ее, но она не убила меня, она даже не разозлилась! Разрушь свое заклинание. Позволь ей закончить начатое, и все будет хорошо... Я обещаю. И она обещает!
      Эвели, казалось, совсем не была смущена происходящим, она рассмеялась, глядя на Койрэ и Зоилит:
      - Да, конечно, доверься дриаде, которая свела с ума целую рощу друидов, заставив их уродовать свои же владения, а потом высосала весь разум из Койрэ!
      Лунная эльфийка могла бы освободиться от оков друида, всего лишь повысив температуру тела и спалив стебли растений, но ей было интересно, какой выбор сделает плутовка и поэтому девушка спокойно застыла, не двигаясь с места, но стараясь не спускать глаз с Анастрианны. Впрочем, стебли, опутывающие её ноги, уже начали съёживаться от постепенно нарастающего тепла.
      Зоилит резко выдернула свою руку из руки Койрэ, в глазах полыхнуло синее пламя, так нехарактерное для нее.
      - Я никогда, слышишь, никогда не забуду, что она сделала с Ивсаром! И тебе не стоит забывать, как жестоко она поступила с теми друидами! - проговорила полуэльфийка, отворачиваясь от Койрэ. Ее рука едва заметно шевельнулась, спуская стрелу, которая устремилась в неподвижную дриаду. В следующее мгновение плутовка отпрыгнула в сторону, оказавшись в недосягаемости Койрэ, и ее арбалет теперь был нацелен прямо на него. - И я тебе не верю! - крикнула она. - Ты обманывал все это время, пока кольцо было на твоем пальце. Все твои слова - ложь! Твои поцелуи - неправда! Я больше не верю тебе!
      Девушка тяжело дышала, но руки, державшие арбалет, были тверды как никогда. От Анастрианны ее загораживал камень, и она не видела, достигла ли ее стрела цели, но она надеялась, что Эвели дальше сама разберется. Но вот Койрэ... Нет, Зои не хотела его убивать, просто не видеть его больше никогда в жизни.
      Стрела Зоилит поразила ведьму в плечо, пробив руку насквозь. От болевого шока Анастрианне удалось разрушить сдерживающие ее чары, но девушка даже не закричала. Видимо, будучи дриадой, Ана научилась терпеть любую боль, поэтому оказавшись в теле обычной эльфийки, ей было все равно.
      - Койрэ, я готова была ее пощадить, если она одумается. Теперь, должно быть, ты понимаешь, что ее надо прикончить. Мешается, как мошкара, - слова Аны прозвучали холодно и отрешенно. Тут же она разломила стрелу, торчащую с обеих сторон ее руки, и по очереди вытащила обе части.
      Друид, тем временем, уже начала обращаться в земляного элементаля. Его кожа лопалась и обнажала холодный серый камень. Наконец, эльф окончательно принял обличие трехметровой каменной глыбы, обмотанной корнями, на которых висели куски ссохшейся земли.
      - Прости, - раздался его гулкий, измененный голос. - Я пытался тебе помочь и спасти... Но ты выбрала Эвели, а не себя. И зря. Она бы так никогда не поступила...
      - Верно, - включилась в беседу Ана. Она не видела Зои, но это было неважно. - Ивсар был никем, пустым местом! Ты, девочка моя, достойна большего. Что касается друидов... Что я сделала с ними? Дала свою защиту и могущество? Если бы вы не вмешались, они бы и поныне жили в роскоши и достатке, в гармонии со своим миром. Послушай меня, Зоилит! Я готова простить тебе, что ты спуталась с Неррель. Она убийца, воровка, обманщица! Она - зло, которое отлично маскируется... Дай ей отпор, не поддавайся чарам барда! Я предлагаю тебе это в последний раз!
      Койрэ, в обличье каменного духа, смотрел на Зои, надеясь, что она сделает правильный выбор. В ином случае, ему просто придется убить девушку, раздавить, уничтожить.
      Как любой истинный бард, Эвели наслаждалась представлением, стараясь сохранить в памяти каждую мелочь - застывший вокруг них благоухающий ароматами воздух, валяющиеся вперемешку трупы её врагов, волшебный Эльфийский Источник, даровавший ей надежду, и драму между своими спутниками и новым препятствием. Очередным. Растения, оплетавшие её тело, совсем пожухли и горсткой упали к ногам лунной эльфийки. Девушка запела Погребальную Песнь, посвящая её своим врагам - погибшим и ожидающим смерти. Сильный, нежный голос проник в их сознание, лёгкими мурашками по телу, переходящими в покалывание, пробирающий до костей, отбирая ловкость, силу и затрагивающий душевное равновесие своим заунывным мотивом.
      Зоилит в ужасе отступила на несколько шагов, глядя на трансформацию Койрэ. Она никогда не видела, чтобы эльф или человек превращался в трехметровую глыбу. Особенно, если это знакомый эльф, с которым вы общались столько дней. Впрочем, она быстро взяла себя в руки, кинула почти незаметный взгляд по сторонам, оценивая обстановку.
      - Да никого я не выбирала! - воскликнула она, опуская арбалет. - Я просто хочу остаться в живых, ясно? А все эти превращения, источники, духи, восстание из мертвых - меня это пугает, не хочу иметь с этим ничего общего! - Песня Эвели скользнула по ее сознанию, но показалась не более чем печальной. Прекрасный голос лунной эльфийки как нельзя лучше подходил для подобных песен. В другое время Зои с удовольствием бы послушала ее. - Зря я вообще сюда пошла, - проговорила полуэльфийка. - Разбирайтесь сами. Моих сил явно недостаточно, чтобы тягаться с вами.
      Едва договорив, плутовка в мгновение ока оказалась у прохода в горе и скрылась в нем, надеясь, что вход окажется слишком маленьким, чтобы преображенный друид мог за ней последовать.
      Эвели пожала плечами, глядя в след Зоилит - плутовка никогда не была дурочкой, поступила как все мудрые воры - смылась подальше от горячей (и в прямом смысле слова тоже) точки, не принимая ничью сторону.
      Анастрианна дрожала от песни барда, сжимающей ее новое эльфийское сердце, заставляя его обливаться кровью. Однако, несмотря на навалившуюся апатию, уныние и бессилие, Ана пыталась сконцентрироваться на Эвели. Несколько обессиленных, но еще живых воинов Элдрет Велуутра пытались сбежать, но дриаде было уже все равно.
      - Эта девчонка не так дурна. Не преследуй ее, мой верный рыцарь. Она правильно сделала, что сбежала, потому что у меня нет желания убивать тех, кто ни в чем не виноват. А Эвели виновата, - сурово заметила ведьма.
      Койрэ тут же принял свое нормальное обличие. Оставаться элементалем ему было не нужно, потому что биться с бардом он не собирался. Это была их с Аной битва. К тому же, скорбь и печаль охватили его, и его члены стали слабеть.
      - Ну что, Эвели, я думаю, что ты напелась вдоволь. Я так понимаю, что эти погребальные мотивы есть твое прощание с миром? Я буду рада убить тебя быстро, если ты согласна, - благосклонно заметила Ана. - Ты слишком прекрасна, чтобы умирать в муках. Но... от смерти тебе не уйти.
      Рыжеволосая эльфийка взмахнула рукой, призывая заклинание Потустороннего Луча. Фиолетовый мерцающий столб света устремился в сторону барда, готовый сбить ее с ног и лишить сил. Эвели резко упала на колени, склонившись к земле. Чёрные волосы заслонили её лицо от Койрэ и Анастрианны. Она прикрыла глаза, даже силы дарованные Источником были не безграничны, и девушка почувствовала, как все её мышцы сковала одновременно боль и тяжесть. Из-под пушистых ресниц выкатилась прозрачная слезинка, на несколько секунд бард позволила себе эту слабость, чувствуя себя ужасно одинокой.
      Анастрианна, несмотря на страх и скорбь, которые все сильнее овладевали ею, направилась в сторону Эвели. Ведьма слышала какие-то стоны вокруг, вероятно, это было последствием песни Эвели. В любом случае, сейчас это ее мало волновало. Нужно было прикончить барда. И чем скорее, тем лучше.
      - Ты даже ничего не скажешь мне, Эвели? Умрешь молча? - дриада подобрала меч какого-то элдрета, чей труп валялся в нескольких футах от нее. Занеся клинок над головой лунной эльфийки, Анастрианна натянула на свое новое лицо торжествующую улыбку, хотя ее рука слегка дрожала. Не так она представляла себе этот миг. Все было слишком прозаично и вовсе не эпично.
      - Погоди, - воскликнул Койрэ, отвлекая Ану. - Я хочу сказать кое-что Эвели...
      Анастрианна удивленно смотрела на друида, но лезвие так и не опускала. Это значило, что она не была против нескольких слов, прежде чем Эвели отправится в небытие.
      - Я даже не знаю рад я тому, что встретил тебя или нет, - произнес друид, глядя на Эвели. Он не видел глаз девушки, но так было даже проще. - Но ты научила меня любить. Может быть, мне пригодится это... Спасибо. И прощай...
      Ана улыбнулась, а затем снова сконцентрировала внимание на клинке. Удар. Всего один удар, и она будет отомщена, и придет время начать новую жизнь.
      Меч стремительно опустился, рассекая воздух, лесная ведьма явно нацелилась перерубить эльфийку пополам. Лезвие коснулось плеча барда и... отскочило. Возможно, в глубине души лунной эльфийки и таилась печаль, но не таков был её характер, чтобы впасть в беспросветное уныние. Даже эти минуты бездействия Эвели сумела обернуть себе на пользу. До Койрэ донёсся её тихий смех, словно серебряные колокольчики прозвенели и затихли.
      - Простите, друзья мои, но мне обещали свадьбу, замок и собственный фургон для путешествий. Какая же девушка откажется от этого?
      Она вскинула голову и улыбнулась, поднимаясь с колен. Её плечи и руки, до этого скрытые длинной завесой волос, уже покрылись блестящей, матово-переливающейся алой чешуёй. Именно она затупила клинок дриады. Эвели раскинула руки в стороны, а за её плечами раскрылись крылья, унося девушку в воздух. Она счастливо смеялась, глядя на ошарашенные лица своих врагов. Не нужно было прощальных слов, всё уже давно было сказано, и Эвели прямо в воздухе обернулась в драконицу, выдыхая горячее, обжигающее, словно лава огненное облако, полетевшее в сторону друида и Анастрианны.
      Койрэ едва успел вскинуть руки, чтобы создать перед ними бьющий ключом столб воды, который смог обратить пламя драконицы в густой черный дым. Анастрианна, ошарашенная произошедшим, не могла отвести от Эвели глаз. Она была поражена красотой и величием эльфийки, которая обратилась прекраснейшим из всех существ.
      - Драконы... Так прекрасны. Им нужна свобода. Поэтому она и не захотела остаться в моем замке, ты понимаешь, Койрэ? - завороженно произнесла Ана.
      - К чему ты говоришь об этом? - удивленно спросил друид. Он не понимал, отчего Анастрианна так спокойна.
      - У нас нет шансов. Я всего лишь эльфийка, а ты всего лишь эльф... С драконом нам не тягаться, - тихо добавила ведьма, поворачиваясь к друиду. - Это конец.
      - Что? Что ты несешь? Мы умрем? Ты ведь так хотела жить! Ты буквально заставила меня воскресить тебя! - возмущенно закричал друид, потрясая кулаками. Койрэ, начал метаться, но понимал, что убежать будет просто невозможно. У него был немалый опыт общения с драконами.
      - Разве я что-то сказала о смерти? - бывшая дриада звонко рассмеялась, вновь обращая взгляд на новую, великую и прекрасную Эвели. Да, это был конец ее противостояния с бардом. Она не получила эльфийку, она вновь сделала ее драконом... И теперь она была готова к удару и не собиралась бежать. Не в этот раз.
      Эвели-драконица, раздражённо фыркнула, выпуская из ноздрей струйку пара, и прочертила стремительный круг над головами Койрэ и Анастрианны. Ветер, который при этом поднялся, сорвал множество асфоделей и их печальные цветки закружились вокруг эльфов.
      В голове барда билась только одна мысль: «Покончить с врагами и найти Фьерна». Сейчас она ощущала себя такой сильной, обновлённой, что ей не терпелось, как следует испытать свои вернувшиеся умения. Эвели ринулась вниз, набирая больше воздуха в лёгкие, и выпустила новый, более мощный поток огня и на сей раз магия друида не успела ответить ей. Зато ответили могущественные силы, питавшие Анастрианну, они получили неожиданную поддержку от окружающего мира, от трав, цветов, гор и, самого Эльфийского Источника, ведь дриада была теперь в теле эльфийки. Раздался такой оглушительный взрыв, что его было слышно на множество миль, звук его ещё долго метался призрачным эхом в окружающих горах, заставляя всё живое вздрагивать при воспоминании об ужасном облаке дыма, поднявшимся над волшебной долиной.
      Когда через несколько дней на место последней битвы Эвели и её спутников прибыли приспешники Элдрет Велуутра, в поисках своих пропавших последователей, они обнаружили гигантский кратер, земля вокруг которого всё ещё дымилась. Об Эльфийском Источнике напоминала лишь груда опалённых камней, разбросанных на почерневших остатках некогда прекрасной долины. Ни одного тела так и не было найдено, что породило множество слухов о произошедшем, но никто не знал правды о том, что же произошло в момент наивысшего соприкосновения древних сил.

0


Вы здесь » Faerun: The Neverending Story » Фанфикшн » Истоки, ч. 2


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC